no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Бежать против ветра


Бежать против ветра

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Dino Cavallone х Superbia Squalo
https://i.imgur.com/CoMx0Ai.png

Не знаю, сколько раз меня списывали со счетов и оставляли подыхать. Видимо, когда такое случается уже с самого рождения, то сбиваешься со счёта. Так что... ничего нового ©

+4

2

- … босс, - Дино поднял взгляд на Ромарио на автопилоте и не понял ни слова из сказанного. Лицо Ромарио сделалось неодобрительным, он помолчал секунду и повторил: - Босс.

Дино недоумённо моргнул, возвращаясь из мира своих мыслей, и, опустив следом за взглядом верного помощника глаза на стол, за которым сидел, вспомнил, что уже битых полчаса ковыряет печёную рыбу на тарелке, совершенно от неё отвлекшись. Есть, впрочем, не хотелось. Хотелось выпить, но позволить себе это здесь и сейчас босс союзной семьи Каваллоне никак не мог.

Рыба от шеф-повара отеля была вполне неплоха и ничем не провинилась, а ковырять еду от волнения было до стыда по-детски. Дино посмотрел на неё задумчиво и собрал палочками несчастные ошмётки.

- Босс, я вызову водителя? - без намёка на утомлённый вздох спросил Ромарио, и Дино, криво улыбнувшись, согласился, не подумав ни секунды. Раздумья ему бы не помогли - если его мутило от бессмысленного беспокойства, пытаться отвлечься было бесполезной тратой времени. Делам, тонкой струйкой добиравшимся до босса через полмира, придётся подождать до завтра, сейчас единственным проком от них был лежащий на столе большой апельсин. Его привёз днём Сильвио, прилетевший из Италии, - парень был молодой, толковый и очень гордящийся фамильным апельсиновым деревом, с которого регулярно притаскивал боссу плоды. Плоды того стоили.

Дино всерьёз был уверен, что психует, как дурак, особенно после того, как его люди сообщили, что риска для жизни нет, но иногда он был готов признать, что не перестал быть мальчишкой. Ехать на машине по пустым вечерним улицам городка было пять минут - мог бы и пройтись, но, раз уж решил вернуться, чего тянуть. В больничных коридорах стояла гробовая тишина, обычных посетителей давно разогнали по домам, но Дино вошёл, как свой. Кроме водителя, оставшегося в машине, с ним был только один спутник, но в больнице его людей было более чем достаточно. Охранники у палаты, устроившиеся в небольшом алькове, чтобы не мозолить глаза, приметили босса издалека и коротко покивали, не двигаясь с места. Каваллоне и не сомневался, что всё под контролем - иначе ему бы давно названивали, а он бы давно ломанулся сюда, не успев попортить ужин.

Поколебавшись у двери палаты, он всё-таки стукнул - дважды, тихо и собранно, чтобы только привлечь внимание, - и открыл дверь, не дожидаясь ответа. Внутри его людей не было, он приказал им не мешаться тогда же, когда уходил сам - как только Скуало пришёл в себя. Когда думал про себя, что, по-честному говоря, сбежал, Дино не был уверен, насколько это соответствовало действительности - его пятки явно в тот момент не сверкали. Он поговорил с врачами, попытался завязать разговор со Скуало, отдал людям распоряжения и уехал заниматься делами, встречаться с Реборном и прочее. Вот только день закончился, а он так и не вернулся в больницу, зато сидел выпадал из реальности над ужином.

- Привет, Скуало, - сказал Дино от двери и широко улыбнулся, внимательными глазами оценивая состояние старого друга. - Как ты?

За его плечом верный телохранитель деловым взглядом окинул палату, зафиксировал первую реакцию пациента и бесшумно прикрыл дверь, оставшись снаружи. Дино, как будто бы не обратив на это внимания, подошёл ближе и остановился в двух шагах от кровати, глядя внимательно - беспокойство забило искренность улыбки. Замер на пару секунд, не пытаясь делать никакой вид, а потом выудил из кармана куртки тот апельсин. В обстановке больничной палаты он казался ещё рыжее и ещё больше. Демонстративно взвесив в руке, Дино аккуратно положил его на тумбочку - чтобы не помять, - и снова улыбнулся.

- Мой человек сегодня привёз. Гостинец из дома.

+2

3

[indent] Скуало никогда не искал смерти. Смерть всегда шла рядом с ним бок о бок, лишь изредка касаясь щеки, будто бы намекая на то, что даже он не бессмертен. Скольку их было? Сколько было тех жалких ничтожеств, что пытались отобрать у него титул Императора Мечей? Каждый мудак, что хоть как-то держал в руках меч, пытался сделать это. А смерть была с ним еще на каждом задании. Много раз Скуало возвращался назад, волоча свои потроха, проводя невыносимые часы в реанимации, в руках врачей. Вся жизнь — это как бег по лезвию меча. И такая жизнь нравилось Скуало, потому что слишком рано он начал считать себя непобедимым.

[indent] Смерть снова прошла рядом с ним и в той проклятой школе. Тогда Скуало казалось, что это конец. А победил его простой мальчишка стилем, который сам Супербия считал никчемным, мертвым. Он собственноручно победил последнего, кто владел этим стилем. И кто бы знал, что где-то в мелком японском городке кто-то еще мог... да черт, его победил даже не школьник, а сам стиль, поставив Императора Мечей на место, указав ему на то, что он всего лишь акулий корм.

[indent] Скуало считал себя покойником. Вокруг него уже была блаженная чернота, но потом боль и яркий свет вернули его назад. Все равно, что получить сапогом по яйцам с жирным намеком, что пора поднимать свою жопу с койки и продолжить выполнять свою работу. Смерть еще не повод увиливать от обязанностей. Но встать Скуало не мог. Большая белая акула знатно его потрепала и только чудо, как выразился доктор, что она не перекусила его пополам. Представляя, что его ждет, Скуало бы предпочел, чтобы его перекусила акула.

[indent] И лучше бы сдох. Эта фраза звучала в голове, произнесенная голосом Занзаса. Но... Скуало был жив. Он долго метался в лихорадке, чувствуя, как его тело будто бы пропускают через мясорубку. Было жарко, тяжело и больно, а облегчение приносили только лекарства, которые возвращали в полузабытье и прохладная ладонь, которая то и дело касалась его лба. Какие, черт возьми, заботливые врачи в этой Японии! Ну хоть кто-то переживал за него.

[indent] Первое, что увидел Скуало, когда пришел в себя, это охрана в его палате. Такой исход был вполне ожидаемым. Нет, они не стояли над ним, как часовые, скорее то и дело заглядывали в палату, будто бы ожидали, что мечник Варии сбежит. И Скуало попытался сбежать. Он не собирался просто так сдаваться Вонголе. Вернее, он нашел в себе силы встать с койки и сделать пару жалких шагов, когда ноги подвели его. После этого его держали связанным, если это там можно было назвать. Здоровую руку какой-то неулыбчивый телохранитель приковал к больничной койке наручниками.

[indent] Скуало чувствовал себя паршиво, но понимал, что его ситуация такова, что в ней нет ничего хорошего. И лучше бы его переварила та акула. Сколько дней прошло, Супербия не знал. Врачи с ним говорили исключительно о его состоянии, медсестры, что делали с ним кучу процедур, молчали, будто бы не знали ни японского, ни итальянского. Скуало прикинул, что с ночи его битвы прошло прилично, дня три или четыре, может даже неделя. Скорее всего, их авантюра стала многим известна, а значит рано или поздно к нему заявится Койот и выдвинет обвинения.

[indent] Ради этого что ли старый козел вытащил его из брюха? Но время шло, никто не приходил, кроме врачей и того телохранителя за дверью, который то и дело проверял надежность наручников, будто бы у Супербии сейчас были силы их сломать. Ожидание выматывало больше, чем раны на теле и дурные мысли о том мальчишке с мечом, что выбил из него все дерьмо стилем, что тоже мог совершенствоваться, как и тот, кто им владеет. Если бы у него было время или шанс, он бы получше узнал этого Ямамото.

[indent] То, что это спас его не Койот и не люди Девятого Скуало узнал спустя сутки своих размышлений о том, как его в этих бинтах потащат в Вендикаре. В палате появился Ромарио, который избавил Скуало от наручников и отчитал охрану, которую сам же потом усилил. Вроде бы и не связан, а все равно даже помочиться без посторонних глаз было нельзя.

[indent] А потом в его палате появился Дино собственной персоной. Если большую часть времени, не желая общаться с Ромарио или врачами, Скуало притворялся спящим или немым, то тут уже не увильнуть. Вообще Супербия уже успел сделать выводы о том, кто его спас. Неужели такой правильный Дино решил нарушить правила? Это был неплохой козырь на самом деле, если битва пойдет не в пользу Варии. Надо было только выбраться из этой палаты, вернуться к Занзасу, потому что их собственный план был полным безумием и трещал по швам. Тот мальчишка Савада, он обладал силой, интуицией Вонголы. Занзас в своей бессильной ненависти просто этого не замечал. Как только они узнают... если, конечно, уже не узнали.

[indent] Если бы здесь был не Дино со своими людьми, если бы из брюха акулы его достали люди Койота, все было бы намного хуже и сквернее. Не исключено, что его бы в бессознательном состоянии накачали наркотой и выпытали все, когда организм был слишком слаб, чтобы сопротивляться. То, что с ним пока такого не сделали, гарантом выступал Дино.

[indent] Супербия фыркнул, глядя на апельсин. Жрать ему не хотелось, а беседа их начиналась скверно после стольких месяцев молчания. Скуало предпочитал не думать сейчас о последствиях. Дино был до скрежета зубов таким заботливым, а ведь, как только правда всплывет, он сам же передаст побитое тело мечника Вонголе. Таковы правила, что требовали от семей в Альянсе полного подчинения. А Дино никогда не идет против правил, защищая своих людей. Не будет же он прятать Скуало всю жизнь в этой чертовой палате? Стоит только набраться сил, встать на ноги, а двери Супербия потом легко и сам найдет. Но было ли у него время отлеживать бока и набираться сил?

[indent] - Сколько дней уже прошло? - голос был хриплым, горло першило то ли от того, что Скуало практически все это время молчал, то ли от трубки, что запихивали ему в горло. - Чем закончилась битва за кольца?

[indent] Что с Занзасом? Этот вопрос вертелся на языке, но Скуало не решился его задать, понимая, что Дино не даст никогда ему прямого ответа. Вопросы надо было задавать аккуратно, тянуть из Дино нужные ответы. И то Скуало был не уверен, что их получит. Занзасу, как и тогда нужна была его помощь. Еще раз он не отдаст его Вонголе, но все к этому шло.

[indent] - Занзас победил?

+2

4

Взгляд Дино скользнул от апельсина к бледному лицу Скуало, как только зазвучал его голос, и выражение в глазах Каваллоне начиная с этого момента было иным. Ровным. Внимательным. Расчётливым. С того момента, как Скуало сказал первые слова, ум Дино снова стал ясным.

Можно себе позволить психовать, как в 14 лет, сидя в отеле за ужином, когда между одним критически важным делом и другим, которое решит судьбу мафиозного мира, есть полчаса на никому не нужную трапезу. Но, как только посмотрел в глаза тому, из-за кого испортил блюдо, психовать уже поздно. Дино не был тем, что восемь лет назад, как и Скуало. Дино был успешным боссом одной из сильнейших семей Альянса – и дело было сейчас не в статусе. Дело было в том, сколько крови за это он пролил и сколько выпил. Он хорошо знал цену тому, что имеет – и знал, сколько стоит любое неосторожное слово.

Он быстро выучил правило того, как выживать в мире мафии, не имея ни силы, ни намерения выбивать себе место оружием – всё решают слова. Даже если теперь потягаться с силой его семьи могли немногие, поначалу это было совершенно так. Теперь же это больше пригождалось для баланса отношений с Альянсом.

Конечно, верный союзник Вонголы не мог спрятать недобитого предателя, чтобы он избежал наказания и допроса. О чём вы.

- Три дня. Большая удача, что ты так скоро очнулся. Тебя еле вытащили с того света, - он снова улыбнулся, и эта улыбка не скрывала того, сколько в действительности потребовалось усилий, чтобы вытащить Скуало с порога. Она не говорила только о том, сколько в этом было не только работы врачей, но и связей семьи Каваллоне.

Для того, кто чуть больше суток назад метался в лихорадке, пытаясь решить, жить или нет, Скуало выглядел неплохо. И это было очень хорошо – по всем причинам. Вне зависимости от обстоятельств ближайшего будущего, сейчас не то время, когда у него будет возможность спокойно валяться в постели.

Прежде чем сказать что-либо ещё, Дино выпрямился, вздохнул и после секундного раздумья сел на край кровати Скуало, убедившись, что не задевает какую-нибудь его перебинтованную часть. Впрочем, свободных от бинтов частей на Скуало на данный момент было очень мало.

- Ты зря отвергаешь апельсин. Твоему организму нужны силы, - «при том, сколько в тебя вкачивают лекарств, чтобы ты поднялся на ноги» Дино добавлять не стал. – Хочешь, почищу?

Почистить сам Скуало сейчас вряд ли мог, поэтому Дино, не дожидаясь ответа, занялся этим. Кожица у спелейшего плода была тонкой, а запах мгновенно наполнил пахнувшую до сих пор лекарствами палату. Разделив апельсин на дольки, он протянул Скуало половину. Естественно, он понимал, что Скуало ждёт не апельсин, а ответа о результатах битвы. Естественно, Дино не отвечал, потому что тянул время и взвешивал, как лучше сказать.

- Битва ещё не закончилась, - проговорил он наконец, решив, что этого факта не избежать в любом случае. Он был не против поговорить со Скуало о битве. Даже больше того, это было его целью. Одной из целей. Другое дело, что, если плохо выбирать слова, вместо разговора он будет держать рычащего Скуало поперёк живота, чтоб тот не пополз к своему боссу. Учитывая, что поперёк Скуало едва не перекусила акула, и он был едва ли не сшит заново посередине. Когда Дино сообщили, что Супербия первым делом как очнулся попытался уйти из палаты, он был удивлён, даже зная Скуало. – Не думал, что Занзас до такой степени ни перед чем не остановится.

Возможно, из всех слов, какие можно было выбрать, эти Дино сказал зря. Но, с другой стороны, избегать этой темы точно также не было смысла. Дино достаточно повзрослел, чтобы не поднимать тему преданности Скуало Занзасу – кроме того, он практически не сомневался, что Скуало и сам её поднимет, хочет Дино того или нет.

- Но я думаю, что не стоит шутить так с кольцами, - добавил он, глядя на Скуало спокойно и серьёзно. Былая эмоциональность, часто звучавшая в словах Дино, не была искусственной – но такое спокойствие было большей открытостью, и Дино отдавал себе в этом полный отчёт.

+2

5

[indent] - Я  не просил меня спасать. Это был мой выбор, как проигравшего, Дино.

[indent] Скуало раздраженно фыркнул. Он даже спорить не хотел, ибо прекрасно знал о том, что Дино от него просто так не отвяжется — прилипнет, как банный лист со своей заботой. Это он еще со школьной скамьи умел. Если понадобится, даже если Супербия будет против, начнет и с ложечки его кормить какой-нибудь безвкусной больничной кашей. Скуало не хотелось есть. Наверное, потому что его держали на каком-то медицинском дерьме, что подпитывало организм. А еще возможно он так физически выдохся, что чувствовал себя слабее новорожденного котенка. Организму не хватало сил банально двигаться, что уж говорить о том, чтобы переваривать пищу.

[indent] Есть и правда не хотелось. Все, что делал Скуало под лекарствами — это спал. Но, когда Дино почистил апельсин, в пустом желудке, где переваривались не так давно исключительно лекарства, предательски заурчало. Нет, его не накрыла пищевая ностальгия по солнечной родине. Просто апельсин сейчас обладал каким-то магнетическим эффектом, запахами, сдобренными воспоминаниями. Сколько раз они вот так еще в школе делились яблоками, конфетами и апельсинами на больших переменах? Тогда и Дино ходил за ним, как привязанный, будто бы за тощей спиной друга можно было найти защиту. Защиту-то Дино и находил. Над Скуало смеялись, что он таскал за собой такого никчемыша.

[indent] Тогда в детстве все воспринималось по-другому и даже потом, когда наступила такая бурная молодость, Дино был всегда больше, чем просто друг. От Дино всегда веяло чем-то родным, похожим на дом, местом, где действительно можно было бы чувствовать себя в безопасности, рассказать о куче бредовых идей или вместе сбежать куда-нибудь в ближайшую чащу. Когда-то Дино был большим, чем просто друг. А что потом? Потом они просто оба очень стильно изменились, взвалили себе на плечи кучу обязанностей за чужие жизни.

[indent] Сейчас Скуало был слабаком, который вынуждено прятался за спиной друга. Сколько он тут пролежит, пока Вонгола не узнает? А может уже все знала? Каваллоне будет вынужден сдать его с потрохами. Единственная надежда только на план Занзаса, каким абсурдным он бы ни был. Скуало протянул дрожащую руку, на миг осознавая, какой бледной тенью он стал за эти три дня. Непереваренный акулий корм, которого и куры лапами загребут. Он должен был умереть там во время боя, как проигравший, ибо зачем такой слабак теперь нужен был Занзасу?

[indent] Пальцы Дино были теплыми, что на миг Скуало ощутил себя действительно живым мертвецом, которого судьба заставила после смерти смотреть на то, как все вокруг него рушится, как карточный домик. Словно пытаясь заесть дурные мысли, Скуало сунул в рот несколько долек и, поморщившись прожевал. Нет, апельсин был сладким, болели только потрескавшиеся губы, видимо, от жара или тех трубок, что пихали ему в горло. Говорят, что еда приносит облегчение, прогоняет дурные мысли. Но сколько бы Скуало не жевал проклятый апельсин, легче ему не становилось.

[indent] - Не закончилась, значит? Мне просто показалось, что я лежу уже здесь целую вечность. И на чьей стороне успех?

[indent] Скуало, расправившись с апельсином, наконец посмотрел на Дино. Ему явно сейчас не было дела до того, что происходит за стенами больницв. Дино переживал за него, а сам Скуало думал о том, что же творится там с Варией. Ему даже показалось, что информацию придется тянуть из друга клещами. И может так оно и было, если бы Дино не заговорил о Занзасе. Скуало усмехнулся. Никто и никогда не понимал мотивов босса Варии.

[indent] - А что бы ты сделал на его месте, Дино? Ах, да.... ничего! Тебе в жизни больше повезло. Когда-то я пришел в Варию и взял свое. Сейчас Занзас забирает у какого-то приблуды из Японии то, что по праву рождения принадлежит ему.

[indent] Супербия даже удивился, как за последние годы стала легко даваться ложь. «По праву рождения» громко было сказано. Но были вещи, которые Скуало поклялся унести с собой могилу. Были в этом списке и секреты Занзаса. И Скуало просто наделся, что столь желанная победа заставит замолчать любую правду.

[indent] - Девятый сам заварил эту кашу. Ты же знаешь характер Занзаса. Малой кровью такие решения бы не обошлись.

+2

6

От звучания собственного имени в сиплом голосе Скуало углы губ Дино дрогнули – он не улыбнулся, но потеплели глаза, а ведь он только настроился на серьёзный лад. Лад никуда, конечно, не делся – Дино давно научился не терять хватку ни в какой ситуации, и, если честно, несмотря на всё, через что он прошёл из-за Реборна, чтобы стать достойным боссом, он был своему учителю бесконечно благодарен. И у него была ещё масса вещей, которым он хотел бы у Реборна научиться – но тот отправился в Японию, делать босса из другого никчёмного мальчишки.

Дино как никто знал, что из себя может представлять такой паренёк, как Тсуна. Сколько воли лежит где-то на дне – потому что он был почти таким бесконечные годы, он стал другим и не жалел об этом теперь ни минуты. И остался в действительности самим собой. Но он Каваллоне. А Савада Тсунаёши нёс в себе волю Вонголы. Это имело значение.

Больше того, Дино уже знал, что в ближайшем будущем представления о силе в мире изменятся. Именно поэтому Вонголе был нужен преемник и именно поэтому такое значение играло кем он будет. Дино не сомневался ни в выборе Девятого Вонголы, ни в силе Тсуны – но прямо сейчас это не имело значения. Иногда Дино  думал, что в детстве, глядя на себя нынешнего, посчитал бы себя двуличным хитрецом. А потом – что такими и считал мафиозных боссов, поэтому, в каком-то смысле, не ошибался. Вот только не знал, сколько факторов нужно принимать в расчёт, чтобы защитить свою семью.

Свою семью и тех, кто был дорог. В кошмарных снах Дино иногда видел, как ему приходится выбирать, и тогда он в замедленной съёмке поднимает пистолет. Нажимает на курок, по лицу течёт кровь, и он знает, что вот теперь стал тем, чему до истерики сопротивлялся в детстве. Проснувшись, он запивал кошмар кофе, забирал утреннюю почту и старался ещё больше, чтобы стать сильнее. Чтобы стать настолько сильнее, чтобы, когда этот день придёт, найти выход.

Когда смотришь только вверх, не замечаешь, насколько поднялся. Сегодня Дино психовал о жизни Скуало, только  что одной ногой стоявшего на том свете, нервничал о Битве Неба и ждал новостей из Италии, где бушевал свой пожар, но в том, как подать Скуало Вонголе, не сомневался совершенно. Ему не нужно выбирать. Пока – нет.

- Выбор проигравшего и намерение умереть – разные вещи, верно? – Дино всё же улыбнулся, видя, как постепенно уходит колючая настороженность из глаз старого друга. – Не говоря о том, что иногда поражение – лучший толчок вперёд. Кроме того, Такеши доказал силу своей воли и своего стиля, но опыта у него ноль.

Дино почти удивился, когда Скуало протянул руку за апельсином. Или нет, на самом деле, надеялся на это. Вряд ли они когда-нибудь станут говорить в лоб о том, как когда-то закончилась их дружба – если только не напьются как по молодости, конечно, - но в пустыне, что осталась, этот апельсин был как зелёная почка на высохшей лозе. Что-то там по-прежнему жило – видно, убить это всё же не получится, ни у кого.

У него едва хватало сил поднять руку, и, придерживая его пальцы, пока передавал тяжёлые сочные дольки, Дино еле заметно хмурился, думая о том, не зря ли обдумывал свой план. Возможно, Скуало был ещё слишком слаб, несмотря на все усилия. Ещё хотя бы пара дней, и его организм начнёт набирать силы, но пока за себя он, если что, не постоит. И как бы ему не стало хуже от любых движений. Пальцы Скуало были совсем холодными и слишком непривычно лишёнными сил. Дино поймал себя на том, что слабость совершенно не ассоциируется со Скуало – до той степени, что не покидает уверенность, что, если что-то случится, Скуало подорвётся с кровати как ни в чём не бывало. И умрёт потом, наверное.

- Вчера вечером была Битва Облака, Скуало, - ровно проговорил Дино, и его брови сошлись к переносице, как только мысли вернулись к происходящему за стеной этой палаты. Одна фраза стоила ответов сразу на всё. Об успехе, о праве, о Девятом – если планом Варии было то, что творилось вчера, то карты уже были раскрыты. Голос Дино, упавший к концу короткого предложения, оставлял место для любых догадок об исходе этой битвы, но пауза не была слишком затянутой – Дино скользнул взглядом по оставшейся в ладони половине огненно солнечного плода и опустил её на горку из очищенной кожуры. Дино стоило бы своими глазами видеть произошедшее вчера, но он пропустил большую часть, уверенный, что в этом бою его поддержка Кёе не потребуется. – Кёя победил – в этом я не сомневался сразу. Но вскрыл эту машину Тсуна.

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Бежать против ветра