no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » For the Fury


For the Fury

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Estinien Wyrmblood х Aymeric de Borel
https://i.imgur.com/khsb246.jpg

Пока они молоды, а дракон в пещере кажется стоящим трофеем.

[nick]Estinien Wyrmblood[/nick][status]I am Vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/bDx7G3s.jpg[/icon]

+1

2

Сегодня небо, в отличие от вчера, было бледным и чистым. Солнце упорно карабкалось к зениту, давно пора было выдвигаться, но брожение среди рыцарей, начавшееся ночью, похоже, достигло кризиса. Кому-то хватило одного трупа и одного тихо скулящего неудачника, чтобы, вместо того, чтобы закончить ловить ворон перед эйвисами, захотеть бежать обратно в Ишгард и препираться об этом с сэром Туисепоном, который командовал их отрядом.

Шёл шестой день брожения по горам Восточного Нагорья Коэртас и, вполне вероятно, сомнения в успехе миссии не были беспочвенны, но лично у Эстиниена их не было - его послали, чтобы найти окопавшегося где-то в пещере дракона, значит, он найдёт его. Не на шестой день, так на шестнадцатый или двадцать шестой. Он откровенно в полуха слушал спор - чужое мнение его волновало мало, в том числе и сэра, которому поручили отряд и который ориентировался в горах как овца в Волте. Эстиниен не рассматривал вариант, что можно оставить дракона - немаленького, судя по описанию очевидца - спокойно охотиться на пастухов.

От повышенного тона молодого труса Эстиниен скривился и оторвался от своего занятия, бросая бездумный взгляд вниз - в узкие долины, среди которых мелькали обугленные руины Ферндейла. Видение было ускользающим, но нервы натягивались в струну от каждого случайно брошенного взгляда. Ещё пара дней пути, и они окажутся над отрогами, где Эстиниен в детстве пас овец. О том, хотел ли он здесь находиться, Эстиниен не думал. Вместо этого он разматывал на плече наспех накрученную повязку - в темноте после вчерашней стычки было не до обработки, а рана была пустяковой. И всё же если бы кое-кто не ловил ворон, он бы не поймал плечом пасть эйвиса. Наплечник выдержал не всё, пара зубов в итоге проткнула кольчугу и, естественно, кожу под ней. Не худшее, что Эстиниен видал.

- Тц, - он плеснул на запёкшуюся кровь ледяной с ночи воды, стряхнул на землю алые брызги, вытер руку о рубашку и придирчиво развёл ещё не сросшиеся края. Не так уж и глубоко. Нормально перевязать и не должно помешать. В том, что бой с драконом будет его, Эстиниен не сомневался настолько, что ему даже не приходило обратное в голову. Ну если только что в очередной пещере может быть уместна ещё одна меткая стрела.

Вспомнив о драконе, который его чуть не пожарил, Эстиниен хмыкнул и обернулся на знакомое присутствие - сэр Аймерик, это имя, одно из немногих, он запомнил. Как и то, что всё ещё был должен ему кружку эля. Болтаться по тавернам было не его, поэтому он, конечно же, не поторопился отдать долг, а потом их отправили сюда.

До вчерашнего дня, собственно говоря, миссия проходила так спокойно, что Эстиниен начал сомневаться, что фермеру не померещился смертоносный змей. Ну а потом в сумерках опустился туман. К концу пятого дня прогулки бдительность шедших первым рыцарей оставляла желать лучшего, и это был идеальный момент для нападения. Три эйвиса и пара зубастых стрекоз убили одного раньше, чем он успел сказать “Халоне”, второго спасла от смерти только меткая стрела, а до третьего эйвис не добежал, прибитый к земле копьём Эстиниена. Сэр как-его-там, который возглавлял отряд, сквернословил о несчастливой случайности, но Эстиниен не тратил слух на глупости. Было очевидно, что твари их ждали, а это значит, что логово близко.

[nick]Estinien Wyrmblood[/nick][status]I am Vengeance[/status][icon]https://i.imgur.com/bDx7G3s.jpg[/icon]

+1

3

Аймерику нравился снег в горах. Его ледяная красота завораживала, скрывала недостатки ранней осени. Морозная дымка, застывшая над снежинками, скрашивала хмурое каменное окружение. А где-то далеко внизу колыхались еще зеленые равнины. Аймерик не раз ловил себя на мыслях том, что Ишгард должен выглядеть именно так, как у вершин самых далеких пиков. Холодная земля, на которой тяжело выжить. Их народ не искал легкой жизни. И, тем более, никогда ее не имел.

За спиной пробежал ропот. Уставшие и обозленные люди не прекращали пересуды. Один из рыцарей раздраженно жаловался соседу, что после вчерашней вылазки сильно пострадал. Хорошо, не умер, как тот, другой. Аймерик прикрыл глаза на выдохе и склонил голову к плечу под яростное заявление капитана о том, что они все - бесполезное отродье. Учитывая серьезность ситуации, моральное давление на отряд было ни к чему. Они еще не успели похоронить павшего.

- Сэр Туисепон, - чинно и тягуче ответил ему Аймерик. Единственный, кто решил осадить заносчивого элезена, - мы потеряли солдата. Если ваше безрассудное командование приведет к еще одной смерти, пусть наши рыцари и готовы жертвовать собой ради великой цели, я сообщу руководству о вашем промахе.

Примечательно, что в ответ раздались лишь тихие ругательства. Значит, он проникся слухами, которые преследовали Аймерика как северные ветры. Слухами о его высоком происхождении.

- Если позволите, я все организую, - мягче добавил он, имея в виду похороны и печальные вести семье погибшего, - сэр Фэрроун был молод, но слыл хорошим человеком. Он не успел обзавестись собственной семьей, но его пожилые родители ждут его домой.

Аймерик отвернулся. Он предпочитал не вмешиваться в чужие дела, а спорить с начальством и вовсе казалось затеей глупой. Однако кон были поставлены человеческие жизни, допустить второй ошибки было нельзя. По правде, он успел подготовить письмо для родителей сэра Фэрроуна. Занялся этим, как только все немного улеглось. Теперь же, стараясь не смотреть в сторону палатки, где лежало подмерзающее тело, Аймерик хотел помочь живым. Он ощущал это почти как свой долг.

Их взгляды пересеклись. Аймерик ободряюще и едва заметно улыбнулся Эстиниену, чья рана не укрылась от зорких глаз. Оставив командира препираться с ропщущими, которые, нужно заметить, жаловались куда как менее оживленно, чем раньше, Аймерик подошел к Эстиниену с бинтами и спиртом в руках. Присел рядом.

- Я помогу.

Несмотря на теплоту тона и то, что они почти не были знакомы, заявление не терпело возражений. Аймерик обладал удивительным даром убеждения, какой касался каждого тянущегося к нему сердца. Даже сквернословие, распускаемое вокруг него недоброжелателями, не могло изменить его сути. Таланты Аймерика признавали, несмотря на его происхождение.

- Потерпи немного.

Пальцы бережно сдвинули повязки с плеча. Тянуться туда неудобно. Позволить помочь - рационально. Бинт, обмакнутый в спирт, прижался к краям рваной раны. Наверняка, должно очень жечь. Эстиниена сильно потрепало. И, судя по шрамам, обильно украшавшим руки и грудь рыцаря, не впервые.

- Вчера, - тихо и серьезно проговорил Аймерик, понизив голос так, чтобы не услышал никто лишний, - ты спас нас всех. Если бы не ты, лагерь бы не устоял.

Этого могли не понимать другие, но для Аймерика все было ясно, как сегодняшний погожий день. Тень, рухнувшая с неба и прибившая острием копья голову ящера к земле, была единственным, что отделило их от вечности. Невзирая на смерть товарища, Аймерик не мог не вспоминать тот миг с восхищением. Он будто наблюдал схватку двух диких зверей, в которой победил сильнейший. В то короткое мгновение его душа трепетала, видя непревзойденное мастерство рыцаря-драконоборца. Тогда для Аймерика не было на земле ничего более прекрасного и пугающего одновременно. Алая кровь росчерком пера залила белый снег. Залечить рану источника подобного вдохновения - меньшее, чем он мог отплатить.

Отредактировано Kyo Soma (2021-08-16 09:30:18)

Подпись автора

Alone for eternity

+1

4

Вероятно, Эстиниену не стоило оборачиваться. Не то чтобы ему не нравился внешний вид настойчивого сэра - он был объективно весьма хорош собой, - но обернуться было тем же самым, что прислушаться к разговору, который до сих пор он успешно пропускал мимо ушей. Эстиниен родился в семье фермеров из Коэртас - и нет, никогда не мечтал одеться в шелка и меха. Это было, пожалуй, самым большим, если не единственным, минусом карьеры рыцаря - его раздражала лживая вычурность "высокого общества" Ишгарда. Точнее, ему было плевать на это - до тех пор, пока оно не мешало ему жить. И мстить драконам.

Манера Аймерика говорить Эстиниена одновременно интересовала и вызывала боль во всех старых и новых ранах - в целом, можно было признать, что это был один из поводов его запомнить. Он говорил вежливо ровно настолько, насколько это раздражало, патетично ровно настолько, чтобы усомниться в его лицемерии, и по делу ровно настолько, что его слова можно было не пропускать мимо ушей. Очень сложное сочетание, Эстиниену такое не нравилось. И он бы явно старательно избегал встреч с этим до дискомфорта внимательным человеком, если бы не был с ним в одном отряде вот уже второй раз.

И если бы не слышал, что он говорит. Не нужно было быть придворным снобом, чтобы знать, что никого другого, кто мог не только бестолково гавкать на капитана, в этом отряде не было. И сэр как-его-там капитан, надо сказать, ничего толком не ответил, просто проглотив отнюдь не скромное высказывание. В глубине души Эстиниен рассчитывал на бесплатное зрелище конфронтации, особенно учитывая, что по существу плана действий ничего не изменилось - они всё равно не повернут назад, и Эстиниена это более чем устраивало.

Хоть он и молчал, достаточно оказалось посмотреть, чтобы привлечь внимание. Сэр Аймерик, бросая недовольных вяло заканчивать спор, улыбнулся ему и направился ближе. Эстиниен глубоко вдохнул и медленно выдохнул, приметив в руках пузырёк и бинты.

- Я справлюсь, - брякнул он в ответ на "я помогу" так быстро, как будто готовился заранее, но сразу понял, что возражения пропадут втуне - и не двинулся, следя взглядом за садящимся рядом рыцарем. То ли у него был убедительный голос (это было так), то ли бинтовать одной рукой было не очень удобно (это тоже было так), но мешать Эстиниен не стал, только, прищурившись, наблюдал за движениями, как недоверчивый зверь, - пока мокрый бинт не коснулся плеча. Спиртом на открытую рану - действенно против заразы, но, Халонэ, как же больно. Сжимая зубы, чтобы не заскулить в ответ на мягкое "потерпи немного", Эстиниен удержал себя на месте силой воли, только мышцы жгутами натянулись в окаменевшей руке. От напряжения, конечно же, выступила кровь. - Хуже, чем ещё раз под зубы подставиться, - прошипел он и выдохнул, когда жжение прошло - и, всё-таки, посмотрел Аймерику в лицо.

Да, да, он слышал слухи, которые, как пена в грязном ручье, постоянно откуда-то всплывали. Естественно, Эстиниен бы их не запомнил. Единственной причиной, по которой он их знал, было то, что рыцарю, о котором в них шла речь, он был должен жизнь за его меткую стрелу. Меткая стрела - это повод помнить имя, остальное ерунда. В том числе кто у кого отец. Но, это Эстиниену всё о человеке говорили его поступки и меткость лука, а вот от пересудов других Аймерику отмыться будет сложно. Неважно, нагрешил его архиепископ или бездетная пара нашла в капусте, слух захватил умы дураков и честолюбцев. Как их нынешний капитан как-его-там.

- Судя по вчера, похороны бедолаги - напрасная трата времени. Если пара эйвисов равна паре жертв, остальных хоронить будет некому, - почти так же тихо ответил Эстиниен и расслабленно вытянул ноги, но по глазам было видно, что слова Аймерика он выслушал серьёзно. - Особенно если так же идиотски шататься по округе, как до сих пор. В ранних сумерках снова будет туман. - Эстиниен перевёл взгляд с лица рыцаря в светлое небо. Вообще-то, он знал эти места и чувствовал погоду, не нарваться, как вчера, было не трудно. Но почему-то только Аймерику повернулся язык сказать об этом. - Я… мда, знал эти горы. - не сдержав короткую дрожь напряжения, нарушившую ровный тон, он отвёл глаза, снова уставившись в тёмное пятно среди зелени долин.

+1

5

- Прости.

Аймерик сделал виноватое лицо. Уголки губ опустились, следя за напряженными мышцами, синие глаза обратились к острому лицу рыцаря, который всеми силами пытался не двинуться. Подобное самообладание заслуживало похвалы, но отчего-то вызвало легкую улыбку. Эстиниен напоминал нахохлившегося от мороза кота. Очень важного, которому совсем никто не нужен, но какой отчего-то, пусть и нехотя, принимает предложенную еду.

Голоса за спиной стали громче, кто-то вскрикнул. После капитан махнул руками и зло всех разогнал. Люди двинулись к своим палаткам. Вместе с тем, как они отходили, приходила тишина. Звенящая пустота разряженного воздуха, ее можно встретить лишь в горах. Становилось прохладнее. Не исключено, что холода добавили следующие слова Эстиниена.

- Значит, жертв могло быть меньше...

Задумчивый голос отпустил фразу на одной приглушенной ноте вместе с тем, как пропитанный заново спиртом бинт коснулся кожи. Малая расплата за содеянное. Аймерик нахмурился, держа ладонь на ране. Его взгляд скользнул за спину: туда, где стояла та самая палатка с уже не живым. Сколько таких им придется еще поставить?.. А если это будет сам Аймерик? Разобьет ли кто-то палатку для него или назовут всего лишь "бедолагой, похороны которого - трата времени?"

- Если бы, - негромко сказал он, - его место принадлежало мне, я был бы рад, если бы кто-то обо мне позаботился.

Фаланги скользнули с кожи на выдохе. Аймерик мягко улыбнулся, прикрыв глаза. По правде, он никогда не испытывал чужой заботы на себе. Он не был уверен, что отцу будет дело, если он умрет здесь, в снегах. Возможно, тот даже не прочтет доклад.

Аймерик старался не думать. Нет смысла размышлять о пустом, если нельзя это исправить. Нужно сосредоточиться на действительно важном, что прозвучало в словах Эстиниена и всколыхнуло в душе робкую надежду. Аймерик посмотрел через плечо на разбитые палатки. Он не мог себе позволить потерять еще больше людей на этой миссии.

- Мы могли бы, - немного осторожничая, проговорил он, - если ты уверен, заняться этим вдвоем.

Чуть помолчав, дав осознать сказанное и предложенное за рамками прозвучавшего, Аймерик вновь устремил взгляд на рану. На секунду он задумался, в праве ли просить рисковать Эстиниена жизнью ради других, но после оборвал сомнения на корню. Этот человек был сделан из другого теста. Он не умрет.

- Сегодня я в патруле с середины ночи и до рассвета. - Он свернул грязные бинты и наладил чистую повязку поверх руки Эстиниена. - Лучшее лекарство от холода и одиночества - кружка бодрящего эля. Ни один солдат на посту не может ей воспротивиться. Ах, как был бы я счастлив, если бы кто-то вернул мне долг в такое неспокойное время.

В его глаза закрались смешинки. И, хотя они говорили совсем не о веселых вещах, Аймерик рассмеялся и дружески хлопнул хмурого рыцаря по плечу. Только со своим последующим "ох" осознав, что сделал это прямо по бинтам.

Подпись автора

Alone for eternity

+1

6

Идиотский спор наконец закончился и за спиной наступила тишина. Эстиниен слышал шаги, тяжёлое дыхание и позвякивание металла, но оборачиваться не собирался, не испытывая совершенно никакого интереса. Замолкли и слава Двенадцати, стало хотя бы слышно, как хрипит в трещинах ветер и шуршат камни. Воздух колол лёгкие на вдохе - холодало. Хорошо, что небо было ясным - только пурги им и не хватало. Для ранней осени тут и так было порядком снега.

Эстиниен бездумно смотрел в распадки среди долин, удовлетворённый тишиной. Близкое присутствие рыцаря, возившегося с раной - и ещё один раз приложившего к ней жгучий кусок ткани - не напрягало. То впечатление, что производил сэр Аймерик, когда говорил во всеуслышание, рассеивалось вблизи - Эстиниен почти забыл о нём. И слава Халонэ.

Занятый собственными мыслями, Эстиниен молча смотрел вниз, но слова рыцаря слышал - и поднял подбородок, расправляя плечи, прежде чем обернуться. Задел словами? Эстиниен много кого задевал, но редко замечал в ответных словах чужую точку зрения. Аймерик был близко - развернувшись, Эстиниен посмотрел прямо глаза в глаза и, замерев на мгновение от непривычной близости, сузил глаза, разглядывая выражение лица. Он бы ожидал страха смерти - он уже насмотрелся на него, им были пропитаны лица, палатки, глухие рыцарские шлемы и, наверное, сами стены казарм. Боялся не каждый, но смерть за тысячу лет впиталась в Ишгард. Смерть, огонь и следы от когтей.

Каждый второй, открывавший рот на тему посмертных почестей, боялся этого до дрожи, в этом не было ничего удивительного. Но в глазах Аймерика не было страха. Он смотрел мягко, как будто разговор вообще был не о том, сколько стоит жизнь рыцаря под огнём дракона.

- Если я окажусь на этом месте, это будет значить, что я просто кусок дерьма, оказавшийся ни на что не годным. И мне плевать, что дальше будут делать с моими останками. - Эстиниен сжал челюсти, бросив взгляд на палатку с мертвецом. - Если не сумею отомстить Нидхоггу, остальное не имеет значения.

Одного упоминания твари было достаточно, чтобы всколыхнулось тлеющее пламя ненависти. В глазах блеснула сталь, как отблеск огня, руки непроизвольно сжались в кулаки. Он никогда не забудет этого, он не забывает об этом даже на час. Только древко копья в руках драконья кровь способны хоть на время остудить это. Он никогда не остановится, и он не умрёт. Ни за что.

Когда он перевёл взгляд на Аймерика вновь, ловя следующие его слова, ожесточённое лицо всё ещё не потеряло напряжения, но другая тема отвлекала от бесконечности мести. Занятый собой, Эстиниен нахмурился, пытаясь уловить логику. Ночью… До ночи ещё нужно дожить. И где он должен взять в снегу эль?

- Не понял, что ты предлагаешь сделать вдвоём, - хмуро и резче, чем нужно, бросил Эстиниен. - Выследить тварь? Объяснить капитану, как не нужно себя вести в двух шагах от логова? Объяснить, чем запад отличается от востока? - замолчав на секунду, он посмотрел на аккуратные пальцы, укладывающие чистую повязку на плечо. - Ладно. Если нас не сожрут за день, я при… Тц.

Хлопок со смехом по больному плечу чуть было не обрушил репутацию сэра Аймерика в глазах Эстиниена, но, открыв на секунду зажмуренные от боли глаза, Эстиниен невольно улыбнулся в ответ. Ночной привал уже точно подходил к концу. Пора было выдвигаться, пока они не намозолили здесь глаза. Умелым движением вернув на место доспех, Эстиниен подобрал ноги, поднимаясь, и подхватил копьё. Оставалось сложить палатки.

Он успел сделать только шаг, когда порыв ветра заставил его замереть. Что-то в воздухе было не так.

+1

7

Аймерик поддается: он не отбивает колкие слова и позволяет им снежинками падать между ними. Злость Эстиниена так же горька, как и понятна. Драконы унесли многие жизни, но у одних забрали больше, чем у других. Такие, как Эстиниен, никогда не смогут залечить пустоту в душе. Их рана навсегда останется кровоточащей.

И все-таки, несмотря на жесткость ответа, Аймерик чувствовал отклик. Дело было не в том, что они в кой-либо мере похожи или разделяли бы схожие убеждения, вовсе нет. Здесь было скрыто нечто гораздо более интимное и важное: у них была одна цель. Только шли они к ней разными путями. Смотря на горделивого рыцаря, которому, казалось, не нужен был рядом никто, Аймерик восхищался им. Его смелостью, его духом и свободой. В то время как сам был связан по рукам и ногам своим происхождением. Он не мог позволить себе лишнего слова, дабы не запятнать честь отца. В то же время, был обязан превзойти все его ожидания. Таков путь.

Эстиниен поднялся первым. Аймерик проводил его взглядом и посмотрел куда-то далеко вперед на равнины. Они представлялись призраком покоя в этом суровом мире. Зыбкий изумрудный туман горизонта ощущался в заснеженных горах чем-то совершенно нереальным и неправильным.

Закрыв на секунду глаза, Аймерик представил бесконечные морозные просторы. Снег укрывает полотном горы и холмы, ледяные иглы расцветают под пустотами Ишгарда. Что-то в этой картине привлекало его. Он словно видел ее с четкостью, будто она существовала на самом деле. Пугающая и вдохновляющая одновременно.

Он выдохнул, слегка качнул подбородком, улыбнувшись сам себе. Какое страшное и нелепое чувство! Его следует гнать прочь. Потянулся, встал, размяв ноги.

- В таком случае, я могу ожидать...

Нечто случилось. Аймерик еще не осознал, что именно, но понял это по напряженной спине Эстиниена и холодному ветру, запутавшемуся в кипенно-белых волосах. Что-то изменилось.

Считанная доля секунды растянулась в вечность. Второй порыв ветра выбил прядь из-за уха Эстиниена, она белым пером расчертила воздух. Лишь одними глазами Аймерик проследил источник. Раньше, чем тот оказался в поле зрения, пришел звук. Насыщенный и сухой хлопок могучих крыльев.

Во вторую секунду Аймерик развернулся, вскинул руку в неосознанной попытке защитить палатки, хотя не имел при себе оружия. Колкий морозный воздух заполнил легкие.

- Тревога! На нас напали! - крикнул он.

Не моля судьбы о пощаде, он встретил серую точку, за пару секунд обернувшуюся чешуйчатой тварью, лицом. Он знал, что не успеет увернуться или броситься за оружием. Оттого замер, преисполненный уверенности в своей кончине.

В яростных глазах твари не было ничего, кроме злости. Вспомнив о сэре Фэрроуне, Аймерик мыслями обратился к тому, с кем недавно разделил излишне суровый диалог: "Возможно, он все-таки позаботится обо мне". Несмотря на прозвучавшие тогда в ответ жесткие слова, отчего-то в этом Аймерик не сомневался.

Отредактировано Aymeric de Borel (2021-09-14 20:33:38)

Подпись автора

Alone for eternity

+1

8

То, что произошло, было слишком быстрым. Даже для него. Он заметил, что что-то не так, - и не успел даже оглянуться. Второй порыв ветра бросил волосы в лицо и, словно время застыло, всё стало понятно в один миг. Дракон. Двойной взмах крыльями на толчке принёс этот ветер, ничто другое. Хлопок кожи по коже лишь подтвердил то, что и без того уже было ясно.

Он развернулся рывком - мотнул головой следом за стремительной тварью, отбрасывая выбившиеся из-за уха волосы, и крутанулся на пятке, вскидывая легко зажатое в ладони копьё. Как молния - можно было считать личным рекордом, но толку от него было чуть. Слишком медленно, слишком неуклюже для той напасти, что стрелой взлетела из-под ног. Что толку развернуться, если не знаешь, что делать? Сердце застряло комом в горле, спина взмокла от холодного пота. Эстиниен испугался, нечего было врать себе. Но в этом и есть весь смысл непрерывных тренировок. Он становится понятен только в этот момент - даже видя глаза огромной твари, Эстиниен не потерял способность соображать.

Если бы это ещё помогало. Ноги импульсивно дрогнули, выдавая первое инстинктивное желание тут же прыгнуть в воздух, но Эстиниен успел остановить себя. Ошибётся или тварь окажется слишком быстрой - и укатится вниз по склону. Если и не разобьётся, уже не сможет ничего больше сделать. Нужно подпустить, дать оказаться над землёй, и тогда…

Вот только стоил ли удобный план единственного, но веского "но"? Если ящерица долетит - пожнёт свою жатву. Их отряд даже не был в пути! Эстиниен и кружки эля не поставит на их боеготовность. Не говоря о…

"Какого демона встал?!" - проговорить эти слова Эстиниен бы не успел. Он успел только, довернувшись, поймать взглядом стоящего с расправленными плечами сэра Аймерика, пустой рукой закрывающего от ящера лагерь. Не до того было совершенно, и всё равно Эстиниен заметил и запомнил именно это - рыцаря, защищающего не себя, а людей за спиной, в тот момент, когда смерть уже смотрит яростью в глаза.

В следующий раз этот рыцарь отдаст жизнь за своё благородство. В следующий. В этот Эстиниен, наконец, понял, что делать. Если можно назвать долю секунды и отсутствие колебаний решением. Он просто бросился вперёд, сбивая Аймерика с ног в волоске от широко раскрытых когтей, чиркнувших краем по его кольчуге.

"Успеть бы!"

Увернуться, перекатиться и прыгнуть на спину. Успеть бы, и они будут на шаг впереди, но сделать это сложно. Ещё сложнее, если упасть на землю раненым плечом об камень. В глазах потемнело, и на мгновение Эстиниен подумал, что не встанет и в зубах окажется сам. Он почувствовал ритм бьющегося сердца Аймерика где-то под холодной кольчугой, в которую упёрся лбом, и собственное сиплое дыхание. Но потом до изнурения тренированное тело подчинилось - он рывком перекатился, выталкивая себя ногами в стоячее положение, и увидел, что опоздал. Промахнувшись мимо добычи, тварь пропахала когтями землю, в клочья порвав подвернушуюся палатку, и, помогая себе крыльями и гибким хвостом, моментально развернулась, снова взмывая в небо. Второй заход. Это точно не конец.

Теперь Эстиниен успел разглядеть. Это была виверна. Огромная, с сизыми в подпалинах крыльями и короной коротких рогов на голове. Они не дышат огнём или холодом, но вёрткие и быстрые, их трудно достать, а когти и клыки узкие и длинные как иглы. От такого не защитит ни один доспех. У любого, до кого дотянется, нет шансов.

- Прикрой меня! - крикнул он, не оборачиваясь, но даже не заметив, что обращался к совершенно конкретному человеку, и бросился к скалам, твёрже перехватывая копьё. Склон уходил вверх, двумя пиками рассекая небо над их стоянкой. Эстиниен толкнулся и взмыл вверх, в три прыжка оказываясь наверху. Затормозил чуть неловко, покачнувшись на острие, и замер, ища глазами тварь. Отсюда он сможет атаковать. Вот только им не убить здесь виверну. Он не справится один, объективно. Отогнать от лагеря на время, где рыцари как овцы на пастбище, а потом настигнуть. Это лучший план.

+1

9

Говорят, в момент смерти перед глазами проносится вся жизнь. Аймерик не видел ничего, кроме разъяренных глаз чудовища и распахнутой пасти, полной острых зубов. Даже звуки, бушевавшие кругом, слились в воронку и словно стянулись в один протяжный гул, пока он не стал чем-то отдаленным и пустым. Пустота - это слово подходило лучше всего. "Вот так?"

- Ха...

С губ сорвалось белое облачко на выдохе. Синие глаза широко распахнулись, когда чужая хватка вдруг вырвала из кокона забвения. Грубо, больно, горячо. После он будет вспоминать этот момент, и лучшим описанием станет то, как небо обернулось спасительным серебром. Белоснежные волосы полностью затмили его. Спутанные и царапающие кончиками щеку.

В спину врезалась земля. Камни вдарили по доспеху, в ушах поселился звон, перемежавшийся с криками. Пальцы инстинктивно вжали чужое плечо: такое отрезвляюще-человеческое. Аймерик очнулся от почти смертельного сна.

К миру вернулись краски, звуки. Жуткое хлопанье крыльев, не менее леденящие душу людские крики. Осознание: кто-то уже умер. В той палатке за его спиной кто-то наверняка был. Кто же?.. Ленивое перебирание списка имен, пока на груди бушует чужое дыхание. Это неожиданное тепло представляется единственной реальной вещью в безумном приключении. А потом виверна взлетает над головами, заходя на второй круг. И Аймерик окончательно приходит в себя.

Он спешно подскакивает на ноги, лишь вскользь бросая взгляд на тех, кого уже не спасти. Темные брови тяжело сходятся на переносице. Аймерик не медлит, как и Эстиниен. Они поговорят об этом позже, он успеет поблагодарить своего спасителя. Пока же не время и не место. Сейчас есть только битва.

Два шага, прыжок - в ладонь ложится верный лук. Аймерик опускается на колено, успокаивая дрожь в ногах хоть так. Один его промах может стоить слишком многого. Пока за спиной люди мечутся в безумии, он не медлит. Благодарит Халоне за то, что колчан рядом, кладет стрелу на тетиву. Прицеливается легко, будто только что не был в одном шаге от смерти, отпускает.

Эстиниену не нужно говорить, Аймерик понимает его и так. Когда одинокая фигура взмывает на самую вершину склона; стрела, упоенная сражением, догоняет. Острие отклоняется ровно настолько, чтобы сбить с пути виверну, заметившую цель. Та машет крыльями исступленно, ревет. Уклоняется от второй стрелы. Одна из палаток спасена, но чудовище заходит на второй круг. Дела складываются не лучшим образом.

Аймерик смотрит вверх на горделивую фигуру Эстиниена. Есть пара мгновений для решения. Аймерик думает так, но его тело уже действует. Он посылает третью стрелу и кричит виверне, будто она понимает человеческую речь:

- Чудовище! Сразись с достойным соперником!

Ему одуряюще страшно. Но рука не дрожит. Стрела вскользь проходит по жесткому крылу, вырывая из пасти протяжный визг. Достаточно, чтобы обратить на себя внимание. Аймерик ждет, пока грозная тварь яростно сорвется в его сторону, и пускается бежать. Он слышит за спиной все приближающееся хлопанье крыльев, знает, что скорость виверны во много превышает его. Но у Аймерика есть джокер в рукаве, на которого поставлена жизнь не только его, но и всех его соратников. Аймерик бежит дальше от лагеря. И, одновременно, ближе к Эстиниену.

"Твой ход, мой друг", - сбивчиво думает он. Аймерик уверен, что не прогадал.

Подпись автора

Alone for eternity

+1

10

Здесь, наверху, дует ветер. Невидимые потоки толкают в спину и рывком подхватывают волосы, бросая из стороны в сторону. Точно также они рвут и хватают звуки - крики боли и крики отчаянных команд то несутся вверх звенящим как издевательство эхом, то глохнут, смешанные в месиво, как мокрая глина. Эстиниен смотрит вниз, и отсюда как на ладони видит всё. Каждого человека. Каждое пятно крови.

Маленький тесный лагерь можно превратить в круг крови на белизне гор за одну атаку. Всего один меткий удар, и не осталось бы никого - то, что им удалось сбить первую атаку, было уже удачей. И всё равно, ужас и паника внизу были густо окрашены кровью. Совершенно холодным взглядом Эстиниен нашёл среди мечущихся людей фигуру сэра как-его-там. Он что-то кричал, потрясая мечом, и его команды собачьим лаем терялись в рваном воздухе, но рыцари под его окриками один за другим хватали оружие и готовились к бою, оттаскивали раненых, суетились вокруг лёгкого гарпуна.

Попасть из него в виверну Эстиниен не взялся бы.

Интересно, почему этот отряд послали в горы за драконом без сопровождения драгуна.

Вероятно, чтобы разменять пару десятков юнцов на какой-то политический трюк.

Имело ли это значение? Да Эстиниену было насрать на чьи-либо подковёрные цели с пика гор. Это было лишь мгновение на постороннюю мысль. Секунда, чтобы очистить голову от животного страха перед смертельной опасностью. Здесь, наверху, он словно был в другом пространстве. Здесь дул ветер и пахло свободой. Возможно, здесь был мир драконов - в таком случае это значит лишь, что здесь он на шаг ближе к цели.

Виверна заложила большой круг, разгоняясь, и во второй раз зашла над лагерем. Прямо над головами - прямо перед Эстиниеном. Нужно было только выбрать момент. Рассчитать прыжок, чтобы тварь не увернулась. Здесь, в это мгновение он ощутил себя таким же свободным в полёте, как дракон. Их взгляды встретились - и Эстиниен знал, что больше не чувствует страха. Он на волос сместил центр тяжести, готовясь к прыжку. Танцевать с драконом в пещере это одно. В небе всё совсем иначе, и ему даже было плевать прямо сейчас, сколько у него шансов выжить. Вот так, лицом к лицу с рождённым в небе.

И в этот момент дракона со свистом нагнала стрела. Тварь с рёвом бросилась в сторону, уклоняясь, и ещё раз. Ясный голос снизу долетел в небо без искажений, и Эстиниен ухмыльнулся, бросая взгляд. Рука сэра Аймерика действительно лёгкая - в голосе звон сжатого в кулаке страха, но стрелы пущены точно в цель. Бежать от виверны - ничем не лучше, чем танцевать с ней в воздухе. У Аймерика есть только несколько мгновений.

И у Эстиниена есть ровно они же. Одни на двоих, можно сказать. С каждым следующим положение дракона удобнее. Главное не пропустить то самое, за волос от гибели. И не промазать.

Эстиниен втягивает носом воздух и толкает себя вверх. Ему нужен весь вес, чтобы пробить шкуру твари. Это так, здесь не о чем спорить. Вот только именно из-за этого камень с шорохом срывается из-под ноги. Траектория Эстиниена не испорчена - но в последнее мгновение виверна замечает звук. Тварь оборачивается в воздухе с раздирающим уши воем. Медленно, словно время покрылось льдом, Эстиниен падает вниз, видя, как тварь всё дальше выворачивается из-под лучшей точки для удара.

Если сместит угол удара, раненое плечо не выдержит. Эстиниен знает это. Но ещё он знает, что второго шанса не будет. Выбирать не из чего. В последнее мгновение он смещает остриё, уворачиваясь от зубов и лёг на времени крошится от удара. Тварь вопит от боли, сталь вгрызается в шкуру, упирается в лопатку и съезжает, пропарывая спину по рёбрам. Неистово бьются крылья, земля несётся навстречу, а плечо отказывается держать удар. Тупая боль глушит чувства, Эстиниен сжимает до скрипа зубы, пытаясь удержаться и довести удар, а потом в мгновение понимает, что зубы виверны щёлкают в ильме от рук. Узкая длинная шея изгибается ещё больше, и Эстиниен понимает на уровне рефлекса, что нужно уходить. Отталкивается от сизой чешуи, оскальзываясь на крови, выдирает из шкуры копьё собственным весом и наощупь переворачивается в воздухе, ища ногами низ.

Прыжок кажется безумием, он держит копьё раненой рукой, другой цепляясь за камни, с трудом удерживая равновесие при приземлении. Что там с виверной, он в этот момент понимает плохо. Уверен только, что рана смертельной не вышла. Нужно было пробить позвоночник, тогда бы вышло. Но дракон слишком большой, ещё и заметил его слишком рано. Но, всё равно, он ранен. И это значит, что сейчас улетит, оставляя им кровавый след. Хреновая победа, но не смерть.

- Сойдёт, - хрипло заканчивает Эстиниен вслух и выпрямляется на ватных ногах, оглядываясь.

+1

11

Когда легкие сводит огнем от перенапряжения и страха, Аймерик оборачивается. Лагерь бушует, приходит в себя. Раздаются боевые крики тут и там. Только им не совладать с ящером, это ясно как день. Все они вместе не стоят и пальца человека, от которого сейчас зависят их жизни.

Аймерик вскидывает голову: дракон уже не летит за ним. Он сошелся в смертельной схватке с Эстиниеном, кто победитель - еще не понятно. Все происходит молниеносно, времени переживать не остается. Аймерик только смотрит, затаив дыхание. Он не может оторвать глаз от битвы.

Быстрый удар вспарывает чешую, вонзается в плоть. Даже снизу Аймерик видит: рана не фатальна. Эстиниен падает вниз, но в последний момент отыгрывает ситуацию в свою пользу. Он приземляется на ноги. Это уже победа. То понимает и израненная тварь. С горьким криком она покидает место боя. Разведчики еще бегают бестолково, рыцари шумят. У них нет настоящего чутья, оттого они не в силах осознать, что опасность миновала, пусть и ненадолго.

Аймерик бросается к Эстиниену, на ходу отмечает искалеченную еще сильнее руку и то, как пошатывается рыцарь. Тот прыжок забрал все его силы, но лишь отсрочил время сражения. Настоящий бой им только предстоит. Пока же следует залечить раны, сосчитать умерших и возблагодарить богов за живых.

- Это было безрассудно.

Не спрашивая и не уговаривая, Аймерик подставляет Эстиниену плечо, вынуждая облокотиться на себя. На доспех падают крупные капли крови, оставляют ржавые подтеки. Аймерик надеется, что это драконья, но чтобы быть уверенным, нужно провести осмотр. Между тем, в его словах нет укора. В них сквозит восхищение и, одновременно, призрак хорошо запрятанной тревоги.

- Сколько у нас времени?

Он позволяет перенести вес на себя с копья, но не смеет прикоснуться к чужому оружию. Аймерик уверен, что Эстиниен знает. Он знает про драконов все, он ими одержим. Однажды они станут его погибелью - об этом Аймерик старается не думать. Сейчас важно понять, чем они располагают, и приложить все усилия к устранению угрозы. Скорбеть и сожалеть они будут после, когда все успокоится. Еще рано сдаваться.

Кровавый след теряется в горах. С каким-то щемящим и отчаянным чувством Аймерик принимает суровую правду: их единственная надежда на победу в руках израненного человека, который едва стоит на ногах. И все, что Аймерик может, это подставить ему плечо. А потом... (от этой мысли ему становится холоднее) ...потом отправить на смертельный поединок вновь. У него просто нет иного выхода.

Подпись автора

Alone for eternity

+1

12

Эстиниен должен был не спускать глаз с дракона. Нельзя выпускать противника из поля зрения - этому правилу учат самых зелёных новобранцев. Но, вместо этого, ошалелый взгляд успел перехватить только гибкий шипастый хвост, скрывающийся за скалой. Если бы виверна не отступила, а продолжила атаку, Эстиниен вполне вероятно уже валялся бы грудой костей. И он отлично понимал это.

Что вёрткая виверна и неравномерные пики скал, и каменистая тропа внизу, совершенно не то же самое, что тренировка. Он и так это понимал, не дурак же. Но у него как будто - ладно выбор, - время было, чтобы подумать об этом! У него были здоровая тварь, полный лагерь вопящих консервов с мясом и рыцарь, который не был бесполезным, зато был безрасс…

- Ха?.. - Эстиниен перевёл до черноты потемневший взгляд на подставившего плечо Аймерика и моргнул. Сиплый голос мало чем отличался от выдоха, но изумление передавал в полной мере. - Это я-то?..

У Эстиниена даже в голове посветлело. Не считая плеча, он был в полном порядке. Просто прыжок смешал небо с землёй и вышиб воздух из лёгких. От него сердце стучало в горле и ноги не слушались - но это только на ошалевшие несколько минут, а потом он вспомнит ветер в небе и поймёт, куда в следующий раз толкаться, чтобы вес тела сам развернул его ногами к земле.

- На себя посмотри. Тобой бы пообедали сейчас. Бессмысленно причём. Если бы я промахнулся. - рваные слова становились увереннее по мере того, как дыхание восстанавливалось и сердце проваливалось обратно в грудную клетку. Запрокинув голову, Эстиниен втянул холодный воздух с запахом крови и выдохнул облачко пара. И тогда, почувствовав наконец землю под ногами и твёрдое плечо рядом, удобнее подвинул окровавленную руку и улыбнулся. Застывшие мышцы лица не сразу вспомнили, как это делать, но, глядя в льдисто голубые глаза, Эстиниен думал, что момент стоит того.

Вопли из лагеря не утихали. Судя по приближению поспешных шагов, кто-то там догадался, что у этого дня есть герои. Эстиниен прикинул, что никакой формы внимание со стороны капитана его сейчас совершенно не впечатлит. Что ему мог сказать тот, кто типа по идее должен был вести отряд? "Спасибо"? Хах. До пошёл он к демонам. Эстиниен было перенёс вес с ноги на ногу, собираясь двинуться в лагерь, но что-то перехотел. Вместо этого он ещё раз втянул воздух, как принюхивашийся зверь.

- Я думаю, завтра тварь вернётся за местью. Рана недостаточно глубокая, чтобы она залегла на дно, - следом за напряжением боя наваливается усталость, но с этим Эстиниен совладает. Он перехватывает оседающее в руке копьё и встаёт ровнее, замечая, насколько повис на чужом плече. - Думаю, ты теперь тоже задолжал мне кружку. А то и две.

В лагере кричали и бегали, с руки Эстиниена на камни медленно капала его собственная кровь, с копья - драконья, но прямо сейчас Эстиниен мечтал о кружке эля. А потом можно затянуть бинты на располосованной руке и идти по следу. Потом он не остановится.

- Ладно, пошли. Посмотрим, скольких ещё стоили интрижки командующих. - Эстиниен сболтнул это, вспомнив мелькнувшую наверху мысль, но, естественно, не обратил внимания на то, поймёт ли её товарищ.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » For the Fury