no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » [Narnia]дорога лучше всего измеряется не в милях, а в друзьях.


[Narnia]дорога лучше всего измеряется не в милях, а в друзьях.

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Aravis х Shasta
https://i.postimg.cc/SxLSMRBm/2.jpg

Шаста и Аравита, а также Игого и Уинни добираются до Ташбана, великую столицу Калормена, где их встречают не только новые впечатления, но и внезапные приключения.

[nick]Aravis[/nick][status]Tarkheena[/status][icon]https://i.postimg.cc/zvP9ZFZJ/robert-pattinson-water-for-elephants-premiere-565berlin-04.jpg[/icon][fandom] The Chronicles of Narnia[/fandom][lz]Если ты останешься жить, ты еще будешь счастлива, а мертвые — мертвы.
[/lz]

Отредактировано Beverly Marsh (2021-08-12 20:37:26)

+1

2

Солнце ещё не встало и в ночном сумраке, что едва-едва начал светлеть, трудно было разглядеть лицо Аравиты. И это было прекрасно, потому, что благодаря тому, что вечер и ночь в этих землях густо черны, никто из собравшихся не заметил, как трахина нервно покусывала губы, ожидая Шасту, который отправился за одеждой для неё; как она наморщила нос, когда получила старую мальчишескую рубаху, висящую на ней сейчас словно мешок; как, в конце концов, она нервно оглядывалась через плечо. На город — сияние тысячи огней, через который они должны были вот-вот пройти.

Лошади переговаривались друг с другом, обсуждая дальнейший план действий. Путники пройдут через город, спрятав одежду и оружие в тюки. В густой толпе никто и не подумает обращать на них внимание. Аравита было возразила, что Игого вряд ли сойдет за вьючную лошадь, но в итоге вынуждена была согласиться с остальными — деваться было всё равно некуда, так как все прочие варианты были ещё опаснее. Оставалось только молиться Таш, чтобы ничего не случилось в городе.

За все то время пока они путешествовали бок о бок, Игого и Уинни нашли друг с другом общий язык, чего нельзя было сказать об их хозяевах. Аравита по прежнему держалась с Шастой несколько заносчиво, и пусть даже, в какие-то моменты уже научилась сдерживаться, этого все равно не хватало для того, чтобы избежать мелких стычек. Но несмотря на это даже трахина не могла не признать, что решение двигаться дальше вместе — было удачным. По крайней мере мысль о том, что ты не один перед лицом опасности, удивительным образом поддерживала.

— Извини, — Аравита болезненно поморщилась, когда дернула Уинни за хвост слишком сильно. В целях конспирации было принято решение подстричь хвосты лошадям, но делать это ятаганами было не очень-то и удобно. Когда, наконец, с горем пополам всё было готово, они двинулись в путь.

— Держимся вместе, — наставлял компанию Игого, — Помните, что если нас разлучат, то встретимся на старом кладбище.

Сердце Аравиты сжалось. Она боялась старого кладбища, пусть даже делала вид, что нисколько не боится. Она отлично умела это делать — притворяться спокойной или бесстрашной тогда, когда единственным желанием было рыдать или трястись от ужаса. Потому на слова нарнийского коня она лишь кивнула, и искоса глянула на Шасту — ей не хотелось, чтобы тот — понял встреча на старом кладбище её нисколько не прельщает. Кто знает, что на уме у этих северян — может быть он только прикидывается простачком, а на самом деле куда хитрее тархистанского визиря.

Торжественный трубный звук разрезал тишину утра. Путники шли возле белых стен через которые свешивались густые ветви деревьев, всё ещё под впечатлением от увиденного. Ташбаан, который Аравита и Шаста увидели со склона, напоминал круглый пирог, украшенный засахаренными фруктами и цветами. Остров, на котором стоял город, с двух сторон обнимала река. На крышах зеленели сады, всюду переливались всеми цветами радуги купола минаретов, острые шпили и покатые с одной стороны и плоские с другой крыши, выложенные цветным стеклом. Этот город потрясал своей красотой, потому, когда ворота открылись и Аравита со спутниками двинулась вперёд, она ощутила взволнованный трепет в сердце. Впрочем, очень скоро, этот трепет уступил место раздражению — в каком плачевном виде она посещает столицу. Это просто позор! Надувшись, она лишь сердито повела плечами, когда Игого шепнул ей о том, что она слишком высоко держит голову для рабыни.

— Конечно ... Меня должны вносить сюда в паланкине, в вместо этого я плетусь в хвосте, как вьючная лошадь.

Не самый лучший пример в беседе с конём.

Аравита недовольно поджала губы и встретилась взглядом с Шастой.

[nick]Aravis[/nick][status]Tarkheena[/status][icon]https://i.postimg.cc/zvP9ZFZJ/robert-pattinson-water-for-elephants-premiere-565berlin-04.jpg[/icon][fandom] The Chronicles of Narnia[/fandom][lz]Если ты останешься жить, ты еще будешь счастлива, а мертвые — мертвы.
[/lz]

Отредактировано Beverly Marsh (2021-08-14 09:02:14)

+1

3

В этом было что-то до простоты волшебное. Шаста делал все, как нужно, будто тело двигалось по себе. Вот, он "позаимствовал" одежду из соседней деревни, а вот подрезал Игого хвост. Шаста подумал, что вышло неплохо, но Аравита тогда раздраженно отметила, что спутать боевого коня с крестьянской клячей может только дурак. Пусть даже конь и ходит с таким хвостом.

Шаста сконфузился. Он совсем не разбирался в таких тонкостях и выдавать свое невежество в очередной раз не хотел, потому промолчал. Рядом с Аравитой он вообще больше молчал и часто думал, что лучше бы им и дальше идти вместе с Игого. С тех пор, как к ним присоединилась Уинни (против которой Шаста совсем ничего не имел!) и ее девочка, Игого разговаривал, в основном, с ними. Шаста изысканной беседы поддержать не мог, оттого все больше унывал.

Потому, когда речь зашла о возможной встрече на старом кладбище, Шаста повеселел. Аравита его явно побаивалась, поэтому мальчик поспешил заявить, что он-то призраков вообще не пугается (он в них не верил) и так почувствовал себя лучше.

***
От вида Ташбаана захватывало дух. Шаста словил ртом воздух и одновременно сильно втянул его через нос, что грудная клетка чуть не лопнула от нахлынувших чувств. Никогда еще в жизни Шаста не видел подобной красоты!.. Город предстал пред ними во всем своем рассветном великолепии: белокаменные стены сплошь усыпала зелень, с ветвей деревьев свисали тяжелые зрелые плоды, которые и не собирали вовсе. Река, опоясывавшая город, казалась рубежом в новый мир, полный прекрасного.

"Так вот, как выглядит рай, - подумал Шаста, - вот, где живет Тисрок!" С усилием Шаста не прибавил: "Да живет он вечно", вспомнив наставления Игого. Которому, к слову, зрелище города не понравилось. Он опустил голову и пробубнил что-то про то, что поскорее бы им добраться до Нарнии.

Скосив глаза, Шаста отметил, что и Аравита недовольна. Но когда он спросил ее, в чем дело, она только буркнула, что ее должны вносить сюда в паланкине. Шаста же подумал, что Аравита избалованная девочка и что все это очень глупо. Он сам был счастлив просто созерцать это место и не мечтал оказаться внутри.

Однако его восторг поубавился, стоило им пройти ворота. Солдаты кинули в Шасту морковкой, сразу признав боевого коня под поклажей, а потом еще и двинули в ухо. Хорошо, не стали останавливать, так что Шаста даже не заплакал. К обычным тумакам и синякам он давно привык.

Расстроило его зрелище, открывшееся внутри. Сначала в нос вдарил запах помоев и гнилых овощей, морковки и чеснока. Потом пришел людской пот и жир. Люди были везде. Грязные, они сновали туда-сюда, пихались локтями и жались к обочинам. Шаста со всей силы вцепился в поводья Игого и, наклонив голову низко, повел маленькую процессию вперед по улице. Хотя честнее сказать, что их вел Игого, качая головой в нужную сторону, а Шаста следовал за ним. Аравита и Уинни шли в конце.

Они не разговаривали. Кони не смели подать голос в толпе, а Шасте было бы слишком хлопотно шепнуть что-то отстающей Аравите. То и дело их прижимали людской волной к стенам, давая проход тарханам и тархиням, визирям и просто важным гостям Ташбаана. Глашатаи всегда выкрикивали громко их имена и звали посторониться.

Улицы удлинялись, обрастали зеленью и свежестью, появлялись статуи богов и великих людей, но толпа меньше не становилась. На одном из таких возгласов Шасту толкнули так сильно, что он упал в грязь, выпустив поводья из пальцев. И вместе с этим услышал хриплый возглас какого-то торговца рядом:

- Вот ты где! - вскричал мужчина. - Мой хозяин тебя обыскался! А ну пошел, плохой конь, тебя ждет двадцать ударов за твою пропажу!

Шаста лишь краем глаза успел увидеть, как коренастый мужчина схватил Игого за удила. Тот брыкнул головой, силясь противиться, но к торговцу подключилась его охрана. Они вдарили по хребту упирающегося коня плетью, Игого горестно заржал, но не посмел подать настоящий голос. Только прощально глянул на Шасту, а тот отполз к самой стене, боясь, что его посчитают за вора. И полетит тогда его голова с плеч.

- И эта! Эта тоже наша, ну!

Из-за спины женщины, от которой дурно пахло рыбой и маслом, Шаста наблюдал, как такой же охранник схватил Уинни. Шаста не видел Аравиту, но надеялся, что тархина не станет перечить вооруженным людям. Слишком велик шанс, что их раскроют, и тогда всем несдобровать.

[icon]https://i.imgur.com/PV0rUPP.png[/icon][nick]Shasta[/nick][fandom]The Chronicles of Narnia[/fandom][status]Cor of Archenland[/status][lz]Once upon a time, not so long ago[/lz][sign]Strangers waiting[/sign]

Подпись автора

https://i.imgur.com/1oQfMqd.png

+2

4

Наверное, будь Аравита старше, она бы иначе смотрела и на свое прибытие в Ташбаан, и на отношение к собственному положению. Лучше быть свободной, чем запертой в клетке, пусть даже тебя несут в паланкине, а сама ты утопаешь в золоте и шелках. С одной стороны девочка понимала это. С другой — почти по детски разобиделась на свою судьбу. Ведь та обошлась с ней несправедливо. Гораздо хуже, чем с другими тархинами её возраста, которые жили в своё удовольствие, и совершенно не думали над тем, что им есть о чём сожалеть. Например такой была её подруга Лазорилину. Они давно не виделись — с тех самых пор, когда Лазорилину вышла замуж за богатого и обласканного Тисроком (да живёт он вечно!) вельможу. Но отчего-то Аравита даже не сомневалась в том, что подруга её счастлива. В то время, как самой Аравите вечно чего-то не хватало. Она не смогла бы жить спокойно, если бы поступилась собой и вышла бы замуж за старца, пусть даже самого богатого в Тархистане. Она не смогла бы простить себе подобной слабости. Но, одновременно, она слишком привыкла к тому, что окружало её с детства — к комфорту, почёту и благополучию, которые имели все в её кругу. И привыкать к новому, да ещё в столь сжатые сроки, было ужасно. Невозможно привыкнуть к запаху немытых тел и чеснока, к грубым окрикам стражников и острым камням под босыми ногами. Невозможно было привыкнуть к тому, что из госпожи ты в одночасье превратилась в рабыню.

Они с Шастой и лошадьми двигались неспешно к центру города. Каждый шаг отзывался у Аравиты мучительной дрожью. Ей было тяжело продираться через дурнопахнущую, плотную толпу, которая не желала расступаться перед девочкой. Наоборот — её теснили, зажимали локтями и отпихивали назад всякий раз, когда глашатай расчищал дорогу очередному тархану или тархине. Это было настолько отвратительно, что Аравита едва могла сдержаться, чтобы не начать царапаться и кусаться, силясь освободиться от столь неприятных и нежеланных “объятий”. Лишь страх привлечь к себе внимание удерживал девочку от этого опрометчивого шага.

С трудом, мало помалу, они наконец добрались до более открытой и чистой улицы. Но особого облегчения это не принесло. Людей меньше не становилось, а останавливаться, пропуская того или иного вельможу, приходилось всё чаще. Радовало только то, что воздух стал чище, да и публика пахла лучше. Но в этой метаморфозе были и свои весомые минусы — Аравита и Шаста больше привлекали внимание.

Они уже успели попасться на глаза стражникам (всё-таки, невзирая на манипуляции, Игого и Уинни не сошли за вьючных лошадей), но те, хвала Таш, ограничились лишь тем, что дали Шасте по уху. Нельзя сказать, что Аравита так уж переживала по этому поводу, однако ей всё же было неприятно, пусть даже сама она всячески старалась сделать вид, что неприятно ей из-за шанса возможного разоблачения, а не из-за Шасты. Ещё чего не хватало!

Поэтому сейчас, когда они продолжили свой путь там, где могли найтись люди способные её узнать, Аравита старалась вести себя, как можно незаметнее. Но видимо у судьбы на сей счёт было своё, особое мнение. Всё случилось так внезапно, что тархина даже не поняла, что происходит. Коренастый мужчина схватил Игого за удила и потащил за собой, а через мгновение второй, похожий на первого, как две капли воды, схватил за поводья Уинни. Аравита попыталась было удержать лошадь на месте, но получила сильный и болезненный удар локтём. От неожиданности девочка вскрикнула и разжала пальцы. Ей хотелось плакать, глядя на то, как прочь уводят её друзей, а кроме этого — все вещи могущие пригодиться в пути. Аравита оглянулась, силясь найти в толпе Шасту. И почти потеряла его, если бы её снова не толкнули, и она не налетела на мальчика едва ли не в слепую.

— О, это ты! Я так рада, что это ты, — сказала она, и в голосе её было столько волнения, сколько не было никогда, — Что нам теперь делать? Куда их увели?

Аравита говорила шёпотом, но всё же тон её срывался, звучал ломко и резко, так, что пара людей из толпы остановила на детях свой взгляд. Поймав один из них тархина схватила Шасту за руку.

— Пойдём. Спрячемся где-нибудь и всё обсудим!

[nick]Aravis[/nick][status]Tarkheena[/status][icon]https://2img.net/h/pa1.narvii.com/7053/2b9ab376139212ae3a0871f0e03a86d6cff58f98r1-258-160_00.gif[/icon][fandom] The Chronicles of Narnia[/fandom][lz]Если ты останешься жить, ты еще будешь счастлива, а мертвые — мертвы.
[/lz]

+1

5

Чувство беспомощности накатило на Шасту. Он будто бы снова оказался в маленькой рыбацкой хижине, понукаемым человеком, которого раньше считал отцом. Сейчас, смотря, как уводят его новых друзей, он лежал в пыли и грязи, чувствуя пинки под ребра, и понимал, что ничего не может сделать, чтобы спасти их.

Кое-как он смог подняться. Весь извалянный в пыли, Шаста теперь выглядел еще хуже, чем раньше. Да и его светлые волосы так извазюкались, что походили на темные оттенки южных людей кругом. Одна радость: тархина Аравита, ставшая по воле случая его несчастной спутницей, не потерялась. Людская волна столкнула их вместе, зажав между спинами мужчин, пропахших потом, и женщин, с руками, воняющими несвежими овощами.

Кожа Аравиты отличалась. Она была мягкой и нежной, даже несмотря на их долгий путь вместе, а еще не пахла грязью. Шасте было даже неловко, что девочка касалась его. Будто он был этого недостоин. Да и, по сравнению с ним, совсем мальчишкой, девочка казалась взрослой не по годам. Мудрой. "Вот, какая разница между нами и аристократами", - думал в такие моменты Шаста и предавался унынию. Даром, что сейчас для того было совсем не время.

Поспешно оглянувшись, убедившись, что люди переключили свое внимание на очередного вельможу, которому следовало уступить дорогу, Шаста поспешил за Аравитой. А стоило толпе чуть поредеть, как высвободил руку, стесняясь собственного неуклюжего тела и испачканной кожи. Наверняка ведь ей было то неприятно.

Они почти не разговаривали, пока петляли по улицам. Сначала Шаста решил, что Аравита знает дорогу, но скоро понял, что это совсем не так. Девочка двигалась наугад, и потому в один момент вперед вышел он. Если что Шаста и умел, так это прятаться. Находить неприметные места, скрываясь от побоев "отца", стало почти необходимостью для него.

С тем, как людей встречалось все меньше, становилось проще дышать. Но чаще и чаще попадалась разодетая охрана. И на двух подростков они смотрели с подозрением и сомнением. Потому, завидев дыру в зеленой изгороди, Шаста тут же туда нырнул. Быстро проверив, что рядом никого нет, он позвал с собой Аравиту.

- Давай спрячемся тут, - негромко пробормотал он.

Место, в котором они очутились, было задворками чьего-то богатого сада. Густо насаженные плодовые деревья скрывали тропинки и высокий забор. Иногда сквозь изумрудные просветы листвы можно было увидеть мраморные статуи, застывшие у маленьких запруд. Здесь дышалось легко, а шум с улицы был почти не слышен.

В животе заурчало. Только сейчас Шаста понял, что вместе с друзьями пропали и седельные сумки, а в них - весь их скраб. Хорошо, что немного денег он припрятал в карманы и вшил в рубашку на всякий случай, но не сравнить с припасами, которые остались там.

Протянув руку вверх, Шаста сорвал два апельсина с низко нависшей ветви. Один дал тархине, второй принялся чистить сам, бессовестно усевшись на траву под деревом. Липко-кислый запах защекотал ноздри.

- Беда, видит Тисрок, какая беда, - горестно вздохнул он, совсем не зная, что делать дальше. И запихнул в рот три дольки апельсина разом. По крайней мере, от голодной смерти они были ненадолго избавлены. Но что случится дальше, Шаста не мог и предположить.

[nick]Shasta[/nick][status]Cor of Archenland[/status][icon]https://i.imgur.com/PV0rUPP.png[/icon][sign]Strangers waiting[/sign][fandom]The Chronicles of Narnia[/fandom][lz]Once upon a time, not so long ago[/lz]

Подпись автора

https://i.imgur.com/1oQfMqd.png

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » [Narnia]дорога лучше всего измеряется не в милях, а в друзьях.