Уолтер Салливан ⋯ Walter Sullivan

Silent Hill ⋯ Сайлент Хилл

ВОЗРАСТ:

24 — во время физической смерти, с тех пор — постоянно так выглядит; дата рождения — 1967 год.

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Маньяк, культист, серийный убийца, сирота, бывший студент, научившийся как правильно и красиво вырезать сердца для религиозных целей, "уже не человек" ©, "рождённый" квартирой 302.

https://i.imgur.com/Ifj0Tc0.gif https://i.imgur.com/x3W6qvY.gif

"I'm always watching you. I'm always watching you..." (c)

Твоя история

— Мальчик родился в квартире 302, почти сразу же покинутый родителями, у которых не было средств, чтобы прокормить его. Отец винил его во всех бедах, посему малыш даже специально забыл его лицо, а мать... он не помнил ничего о ней. В любом случае, своими родителями он этих людей не называл. Что он видел вокруг в этот момент? Четыре стены и потолок. Но они не давили на него, напротив — он находил в них покой. Считал их самым родным пристанищем, что было у него на тот момент. Так продолжалось, пока на крик младенца не прибежал управляющий аппартаментов в южном Эшфилде, Фрэнк Сазерлэнд. Он сразу понял — родители не смогли "потянуть" ещё и ребёнка, учитывая то, что за квартиру-то с трудом вносили деньги. Воспитывать его управляющий не мог, пришлось отдать младенца в госпиталь святого Джерома, откуда он позже попал в Дом Желаний, приют возле Сайлент Хилла. Где у безымянного мальчика появилось имя...

— Уолтер. Уолтер Салливан, записали они. Дни напролёт он учил тексты и святые писания, старался читать выразительно и не расстраивать мастеров Ордена. Своеобразных "воспитателей". Были ли они жестоки? Они так не считали. Они были справедливы, ведь "мир снаружи — гораздо хуже и вы не должны ни при каких обстоятельствах выходить за пределы приюта". Уолтер однажды вышел. И получил один удар. Два. Заточение в "круглой камере" на какое-то время. Питьё воды с пиявками. Но он не был таким одним, со всеми поступали ровно так же. Счастливчиков и любимчиков не было. Лишь те, кто выше по статусу, ниже и сломанные выброшенные дети. Молодой Уолтер не понимал причин этого. Тогда он вообще мало что понимал, кроме того, что люди — не совсем приятные существа. Однажды, в приют заявилась женщина. Далия Гиллеспи, которая тоже состояла в Ордене и поведала маленькому Уолли, что для того, чтобы увидеть мать в том месте, где он и родился, ему нужно чаще учить 21 Таинство и все писания, связанные с ним. Но так как настоящую мать Уолтер не помнил, он решил уже тогда, что Далия имела ввиду сам номер квартиры 302. Маленький мальчик садился на поезд метро и в течение каждой недели ехал до той самой квартиры в Эшфилде, стучась в дверь и просовывая записки под дверь. Пока наконец его не начали выгонять и кое-кто из жильцов не начал видеть в нём что-то надоедливо-пугающее. Впрочем, поездки в метро также сами по себе не были без происшествий. Это длилось много лет. Много лет разочарований в людях и искажения внутреннего мира Уолтера Салливана. В один из дней над его телом провели ритуал для того, чтобы впустить в него дух "ангела" Ордена, который был известен лишь как Валтиэль. Это дало ему некоторые сверхъестественные способности, но также расшатало и так не совсем прочную психику Уолли.

— 1980-ые годы. Сирота ночевал на улице, во время поездок в Эшфилд. У него была только его одежда и спальный мешок, он выживал как мог. Но человеческий мир слишком рационален и жесток, Салливан не знал этого, что впрочем и испытывал на себе. Однако, в один из дней, к молодому Уолтеру подошла маленькая девочка, протянувшая ему плюшевую куклу. Чтобы он не чувствовал себя одиноко. Однако, разговора не вышло, мать взяла её за руку и они удалились. Он был рад этому искреннему жесту? Да. Он был подавлен? Да. Увидеть то, что недоступно тебе, но в то же время он не завидовал. Благодарность этой маленькой девочки, имя которой он узнает позже, он не забудет в течение нескольких лет, так же как и куклу он будет хранить примерно столько же. Но не всё было так гладко. Была девушка, за которой сирота наблюдал издалека на станции метро десять лет, не решаясь заговорить. В один день, Уолтер пересилил страх и начал разговор и когда ему показалось, что всё начало получаться, это оказалось не так — Синтия была такой же, как и остальные девушки. Красивый образ, не более. Но Уолли не страдал по этому поводу. Лишь сделал выводы, ещё больше убедившись в несовершенности людей. Годы шли, а культист взрослел. Учение 21 Таинства глубже закрадывалось в уголки его разума и скоро он придумал план для того, как встретиться со своей "матерью". Квартирой, в которую не мог попасть. То по вине жильцов, то по вине того, что кто-то ещё жил там, то по другим причинам. 21 человек должен быть убит. Ритуально. В восемнадцать лет Уолтер уехал из приюта насовсем, а в девятнадцать заселился в Плезант Ривер, городке, находившемся неподалёку от Сайлент Хилла, вынашивая свой план, параллельно продолжая учиться, вскрывая тела и изучая анатомию и всё больше и больше ненавидя человечество.

-  Двадцать четыре года. С днём рождения, Уолтер Салливан. За десять дней было убито 10 человек, на частях тела которых было вырезаны числа от 01121 до 10121. Скрытность была лишней. Салливан не скрывал следов преступлений, но отпечатков найдено не было, что добавляло преступлению ореол тайны, которое позже окрестили "Делом Уолтера Салливана" или "Десять Сердец", потому что у каждой жертвы было в пределах хирургической точности вырезано сердце. Но долго так не могло продолжаться и Уолтер всё же был пойман и предан суду, хотя приговора ему удалось избежать. Как? В тюремной камере он воткнул суповую ложку себе в сонную артерию. Быстро, просто, эффективно. Но это было лишь начало. Первый куплет песни. Прошлый жилец квартиры 302, Джозеф Шрайбер, утверждал, что полиция могла поймать не того или что на самом деле, убийца не умирал вовсе. Оно и понятно. Иначе как объяснить пустой раскопанный гроб с цифрами "11121" вырезанными на его крышке и дальнейшие жертвы? В полицейском отчёте из показаний, что дал Салливан указывалось, что он винил себя. Что "это сделал он, но не он". Винил во всём красного дьявола. Полиция так и не догадалась в чём было дело, ведь о Валтиэле, Ордене и прочих делах в приюте они и не слыхивали в подробностях. Но вот что было ещё более странным — очевидцы видели в аппартаментах Эшфилда длинноволосого мужчину в плаще, тащившего что-то и опасения, что это был Уолтер оказались вполне реальными. Джозеф Шрайбер, возможно, нашёл в своей кладовой распятый ритуально труп того самого Уолтера. Спустя семь лет после его помещения туда. И этого зрелища хватило, чтобы журналист замуровал эту часть здания, чтобы не жить в одной квартире с мёртвым телом. Это отразилось плохо на нём, морально так точно. Что было дальше? 12121, 13121, 14121 и 15121, оказавшийся тем самым Джозефом Шрайбером. Однако его тело так и не было найдено, не говоря уже об уликах. Уолтер был жив? Но как? Улики вели в тупик. Каждая. Забавной ремаркой было ещё и то, что во время всего расследования навряд ли кто-то понял, что после второй цифры следовала косая черта, а не единица. Таким образом, жертв должно было быть двадцать один. Как в Таинстве, интерпретированном убийцей.

— Убил ли Уолтер ещё людей? Убьёт? Определённо. Главный вопрос — когда, а не сделает ли он это. Время играло не такую уж малую роль, так же как и место. Завершит ли он 21 Таинство? Нельзя исключать отрицательный исход, так же как и положительный. Возможно, полиция ещё не поняла этого, но она имеет дело не с обычным убийцей и даже, не совсем человеком.

Небольшие примечания-хэдканоны-всё что заблагорассудилось:

— Уолтер не любит людей. Не ненавидит. Но в одном обществе с ними ему сложно ужиться, учитывая что он уже пережил за свои 20 с лишним лет буквально. По крайней мере, так было во время жизни в его физическом теле. Сейчас — призрак навряд ли будет делиться откровениями, но в ностальгию впадать склонен, учитывая что воспоминания у него сохранились.

— После перерождения в качестве духа, душа Уолтера разделилась и все страхи-эгоизм-боль и прочие схожии эмоции манифестировались в виде Уолли. Маленького мальчика лет шести в полосатой рубашке. Он безобиден и о 21 Таинстве не знает ровно ничего, как и о ритуалах. Чего не скажешь о двухметровом мрачном мужчине в синем плаще, заляпанном кровью, который убивает всё, что считает нужным или то, чего требует 21 Таинство. Особенно интересно то, что взрослый Уолтер это своеобразный альтруист на грани риска, делающий всё для благополучия маленького себя, в то время как маленький Уолли-эгоист не может сделать ничего и это неудивительно.

— Бессмертен и неуничтожим, независимо от полученных ран. Можно намотать его кишки на бензопилу, разрядить обойму автомата в него, но спустя время он встанет, как ни в чём не бывало. Это даже не регенерация. Скажем, у него установилась своего рода связь с тем самым Валтиэлем во время первого в жизни ритуала и остаток этой "божественной" сущности внутри души не даёт ему сдохнуть, учитывая к тому же его стремительную натуру. Впрочем, бессмертен — не значит неостановим. Обезвредить временно его можно.

— Всё, что в мире Уолтера можно увидеть — результат того, каким он видит людей в его восприятии. Это ужасает. Это кажется знакомым. Это кажется правдивым. Каждый для себя находит сравнения с реальным миром различными. Но здоровым его воображение навряд ли можно назвать. А вот ярко-выраженным — вполне.

— Владеет любым холодным оружием хорошо, так же как и огнестрельным. Перемещается быстро настолько, что успевает застать врасплох и долбануть трубой по затылку или выстрелить раньше в упор.

Виновен? Да. Но часть Уолтера так не считала. Ему было любопытно узнать, на самом ли деле он зарубил кого-то топором? Один раз. А потом ещё один раз, но с большей отдачей. Он не сопротивлялся препятствиям. Они были временными, как и многое в его жизни. Смертная казнь была приговором. А до этого следовал допрос за допросом. Но Уолтер знал лучше всех что произойдёт дальше. Ему нужна была только суповая ложка и сила согнуть её. Как только он добыл её, сирота согнул её между черпалом и перемычкой, после чего отломал и  резко вонзил ложку себе в сонную артерию. Знание анатомии даже здесь пригодилось, несмотря на то, что он узнал больше из книг, чем от преподавателей. Он ощущал чувство вознесения и боль. И если второе ему было хорошо знакомо на протяжении всей жизни, то первое было чем-то неизведанным. Чужим. Будто на его плечи опустились чьи-то невидимые руки и на секунду он почувствовал, что находится не в своём теле. Вне своего тела. Размытые фигуры перед глазами, резкое падение на холодный пол камеры, шум голосов... глаза закрылись и открылись ещё пару раз — под звук забиваемых гвоздей и полной темноты вокруг, а в последний момент — когда он уже расскапывал тело, казавшееся ему знакомым, но в тот же момент — не его. Оно было бледным и бесчувственным, возможно — даже не начало гнить. Для большей иронии, Салливан даже не мог вспомнить когда начал копать. Но для чего — знал. Чтобы маленький Уолли обрёл дом. Мать. Чтобы 21 Таинство завершилось. Путь лежал в Эшфилд Хайтс, тот самый "родной" город. Эти ступеньки стали такими знакомыми за эти годы... особенно на подходе к третьему этажу.

Чего остаётся бояться, когда ты уже мёртв и тащишь своё собственное тело за собой в мешке для трупов будто якорь? Впрочем, не считая ритуальных принадлежностей, это не было неудобно. Тяжесть не ощущалась. После смерти в физическом мире мало что ощущалось таким же весомым, как раньше, включая чувства. Но воспоминания проявляли себя иногда так сильно, что рядом материализовывался маленький Уолли, который лип к ним, как муха к клейкой ленте, неспособный справиться с этим никаким образом, кроме как бежать. Что же Уолтер? Он не привязывался. Время привязанностей было прекрасным, но он хорошо помнит чем закончилась та встреча в метро. Красивая и обворожительная, вот только не в ту сторону мозги работали. Смерть была бы только исцелением. Интересно, она всё ещё появляется в метро? Надо навестить Синтию. Но вместо букета цветов, душа в синем плаще возьмёт что-то металлическое и острое. Скальпели? Нож? Всё, что угодно сгодится. Даже осколок стекла в руке. Ещё одна смерть приблизила бы его к заветной цели. Но до этого момента в планах ещё предстояло дойти, как и до этой жертвы 302-ой комнате. Свидетелей вокруг вроде бы не было... по крайней мере, никто не заметил как появился Салливан здесь. Или, лучше сказать, он был здесь всегда?

Собственное тело казалось таким реальным, но в то же время таким "пустым". Его уже не наполнить хорошими воспоминаниями и не сделать для него чувства, полностью заменив старые. Стерев их, как предложение на доске в пустом классе, полном людей. Многие считали улыбку Уолтера пугающей, кто-то — раздражающей, не было людей, кто считал её милой. Может быть... всё дело в пятнах крови на его одежде и щеках? Руках, которые сочились от чего-то красного и вязкого. Или в ощущении одиночества, которое было присуще всем людям? Что ж, теперь они знают. Понимают что такое — ждать мать и бояться, что та не придёт к маленькому мальчику, который стучит в дверь утром и днём. Раздражает... Непонимание. Апатия. Всех волнуют лишь их проблемы. Таков реальный мир? Что ж, тогда в мир Уолтера этим людям лучше не спускаться. Там можно найти что-то знакомое. Мёртвое. Смертельное. Вечное. То, что некоторые люди предпочли бы не встретить в своей обыденной жизни, потому что существование этого не смогли бы объяснить. Салливана не интересовали такие условности — он умел думать, представлять и мечтать. После освобождения от телесной оболочки — мечты стали реальностью. Его реальностью.

СВЯЗЬ:

просовывать красные конверты под дверь квартиры 302 — @lonesomesoul.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Предпочтительно — фандом, но и от межфандомных игрищ и брачных эпизодов не откажусь.

Отредактировано Arthas Menethil (2021-08-08 00:48:19)

Подпись автора

Still alive.
https://i.imgur.com/UV51lQV.gif https://i.imgur.com/ryF3Ci2.gif https://i.imgur.com/NFKlaCC.gif
But with wounds that won't heal.