Риен Лавеллан ⋯ Rhean Lavellan

Dragon Age ⋯ Век Дракона

ВОЗРАСТ:

23 года (на 9:41 ВД)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

воплощение надежды людской и милости Создателя, Вестник воли Пророчицы, глава Инквизиции, судья и ответственный решатель всех глобальных проблем Тедаса на данном промежутке истории

https://forumupload.ru/uploads/0012/04/67/2/308727.png

...the sky tears open, demons everywhere — to ordinary folks, these are the end times. The only hope they have is you. You're the sign that somebody might hear their prayers. That maybe they're not abandoned, after all.

Твоя история

Долийский эльф как он есть — помимо ушей, торчащих из пшенично-русой копны волос, за принадлежность его говорит бледно-зеленая татуировка в виде переплетающихся травянистых стеблей на пол-лица, в которой только другие долийцы и опознают символ пути Силейз, Хранительницы Очага; всему этому вторит лук с расписанным эльфийскими узорами древком за спиной и колчан стрел на поясе. Но нет, яд для них делается совсем не из крови человеческих младенцев, ничего подобного. Хотя даже сейчас, когда нагрудный щиток его брони сияет выбитым на зеленовато-золотом эверите символом Инквизиции, а народ при встрече предпочитает почтительно склонять головы и расступаться, найдутся за спиной шептуны, которые будут увлеченно вещать вам обратное.

В своей семье Риен второй ребенок, с братом Ллином у него разница в четыре года. Тот с юности уверенно выбрал путь охотника и шёл по нему, Риен же... долго не мог определиться, бодро хватаясь за всё подряд. Лет до двенадцати помогал матери-травнице, пока та не взяла себе в ученицы девочку из другого клана — прекрасно видя, что при всём послушании и миролюбии Риена в рамках этого пути мальчишке уже становится скучно. Как правильный долийский юноша, он учился и рыбачить, и крыши чинить, и пути в лесах прокладывать, и добывать и свежевать зверя — но всё это были только средства, а вот цель...  Всё то обыденное, понятное и естественное, что предлагала жизнь, его не устраивало, никак не ложилось на сердце. Годы шли, а Риен продолжал с надеждой смотреть в будущее в ожидании перемен. Вот только какие перемены могут быть в устоявшейся, надёжно вкатанной в колею жизни клана, где всё подчинено правилам выживания в настоящем и сохранению прошлого? А не обретению будущего...

Из торговых связей клана с небольшими людскими поселениями, на ярмарки в которых он не раз с удовольствием подряжался сопроводить мастеров-ремесленников, Риен знал, что мир намного шире и богаче всего того, что наполняет его повседневность. И знание это не давало ему покоя. Ему было уже двадцать два, давно пришло время завести свою семью — но, глядя на брата и его пример, Лавеллан понимал, что это совсем не то будущее, которого он так ждал. Не та дорога, по которой он хотел бы пойти. И хотя у него были всё возможности сделать этот шаг, оставить глупые метания и согласиться с тем, что уже предложила судьба, Риен медлил, колеблясь в принятии решения. А времена шли нелегкие, мир людей захлестнули беспорядки, эхо которых шумело даже в далеких лесных кронах. И события эти сделали выбор за него.

Даже в мыслях отвернуться от привычной жизни, от своего места среди родных и близких, от своего дома, от всего, что он любил и что берёг — было трудно. И, покидая клан летом 41-го года, чтобы отправиться на другую сторону Недремлющего моря и посетить Конклав в высокогорном храме — от одних только слов этих захватывало дух! — Риен всё равно, даже глядя с палубы за вечерний горизонт в немом восторге перед открывающейся красотой и простором перспектив, был уверен, что вернётся домой. Что будет снова и снова возвращаться, что хоть это путешествие его и есть дверь в новую жизнь, в то будущее, которого он так ждал, — но от клана своего, от истока он неотделим и всегда будет его частью.

Он и правда вернётся туда, в леса на севере Виммарских гор — почти два года спустя, победителем, лидером, в регалиях и военной броне; вернется не один — в компании близких соратников, вернётся ненадолго — и снова уйдёт. Понимая, что непоправимо перерос эту жизнь, ставшую для него миниатюрно-игрушечной, но чётко зная, что клан всегда будет занимать часть его сердца... всем своим существованием.

А до этого будет многое — он очнётся в цепях, враг и опасность для всех, включая себя самого, потому что в ладони бьётся, словно пульсирующей артерией соединяя с Брешью в небе, осколок потустороннего света, единственная сила, способная обратить вспять катастрофу, разорвавшую саму Завесу между реальностью и миром духов. Он справится с этой силой, но снова пролежит в беспамятстве несколько дней, пока молва будет разносить слух о его божественной ниспосланности, и одни люди начнут молиться на него, как на последнее спасение, а другие — проклинать и презирать, считая плевком в лицо богу. Он станет знаменем и козырем, сердцевиной сил Инквизиции, вместе со всеми поклянется восстановить порядок в сошедшем с ума мире — а затем выйдет в штормящую зимнюю ночь навстречу дракону и древнему монстру, чтобы, оказавшись погребенным лавиной в ущелье, вернуться и повести людей сквозь горы в новую обитель. И это будут только первые витки легенды, правда за которыми станет всё дальше и дальше расходиться с тем, что будут знать и думать об Инквизиторе по всему Южному Тедасу — и далеко за его пределами...

Но зачем пересказывать всё то, на что можно взглянуть своими глазами?..

Решения Инквизитора (состояние мира)

• Не отрицал, что Андрасте причастна к его спасению, оставляя людям их право верить и надеяться. Только ближнее окружение было осведомлено, что Инквизитор по-прежнему чтит только своих долийских богов... по крайней мере, чтил до лета 44-го.

• Инквизиция в лице Вестника и его спутников навела порядок во Внутренних землях Ферелдена, зачистила лагеря отступников и храмовников-ренегатов, остановила разгул бандитов и контрабандистов, активно помогала беженцам.

• Инквизиция вмешалась в договор магов с представителями тевинтерской Империи, и подчинила их своей власти. Не доверяя нынешнему руководству магического сообщества в лице Фионы, Инквизитор предпочёл изъять это препятствие из цепочки командования.

• Целью деятельности Инквизиции была объявлена необходимость остановить Корифея

• Разрыв в озере Крествуда был закрыт, в регион вернулась хорошая погода. Крепость Каэр Бронак на Имперском тракте перешла под контроль Инквизиции.

•  После победной осады крепости Адамант в Западном пределе, Инквизиция пощадила выживших Серых Стражей и обязала их до конца войны отрабатывать своё спасение помощью людям. После победы над Корифеем Серым Стражам было возвращено право распоряжаться собой самостоятельно.

• На балу в Зимнем Дворце был раскрыт заговор против Императрицы Селины. Она осталась на троне Орлея, приблизив к себе Бриалу, новоявленную маркизу Долов, и казнив Гаспара. Козни герцогини Флорианны были обличены Инквизитором перед всеми присутствующими, а сама она приговорена сотрудничать с Инквизицией в меру своих способностей под бдительным присмотром Жозефины.

• Испить из Источника Скорби Инквизитор предпочёл самостоятельно.

• Верховной Жрицей невидимой рукой Инквизиции избрана Лелиана.

• На Священном совете летом 44-го Инквизиция была сокращена до размеров личной гвардии Верховной Жрицы и приняла статус миротворческой организации под началом Церкви. К середине осени 44-го Скайхолд покинут основными силами организации и превращён в нейтральный мемориал и место паломничества.

Возвышение под инквизиторским "троном" — парадным креслом из подвалов Скайхолда, которое Лавеллан отказался на что-то менять из нелюбви к излишней помпезности, — было невелико, всего шесть широких, невысоких ступеней, но этого хватало, чтобы поверх голов собравшихся в зале людей отлично видеть входные двери, распахнувшиеся — и к заметному недовольству собравшихся впустившие в зал дуновение зимнего холода. Прищурившись, Риен колко дёрнул уголком рта. Одна из шпионок Лелианы буквально только что донесла ему о новом госте Скайхолда — пока сама мастер тайн спешила навстречу давнему другу. Она задержит его ещё на минутку, давая Жозефине время донести до ропщущей знати, что на сегодня со всеми обращениями, предложениями и выступлениями покончено. Разойтись, впрочем, никто не успел... а увидев гостя — пожалуй, большинство и передумало. Пораженные вздохи и ахи пронеслись по пестрому сборищу, словно ветер всколыхнул траву. Лавеллан неторопливо поднялся со своего места, спускаясь навстречу явившемуся герою сквозь поспешно расступившуюся по сторонам толпу, не сводя с него взгляда. Совсем не радостного взгляда — скорее, раздражённого.

— Вы отстали от времени, Командор, — эльф в чёрном бархатном камзоле с золотыми наплечниками, заложив руки за спину, по-прежнему не торопил шаги. — И пропустили всё самое интересное. В том числе и радость, — добавил он, остановившись в нескольких шагах от оппонента. Айден, Айден, где ж ты был?

Где ты был, когда твой Орден нуждался в тебе? Где ты был, когда они мучились от страха и горя, слушая нежданный Зов, пришедший ко всем раньше времени? Где ты был, когда они заключали кровавую сделку с тевинтерским культом? Где ты был, когда твои братья и сёстры резали друг другу глотки, чтобы вытащить в этот мир ещё одного демона? Где ты был?..

Где бы ты ни был, с тем же успехом мог там же и оставаться. Проблема решилась и без твоей помощи, Герой.

Лавеллан сухо поджал губы. О подвиге человека, стоящего сейчас перед ним, он слушал рассказы, ещё будучи подростком. О самой быстрой победе над Мором. О первом Страже, пережившем своего Архидемона. О погибшей семье. О спутниках. Всё, что подхватывала людская молва, о чём пели барды, что пересказывали торговцы, о чём не молчали даже на Арлатвене — Мор был общей бедой. Он восхищался им — тем Айденом из рассказов. Он видел, как другие дети, младше, играют в Стражей и порождений Тьмы, как бедный хагрен Оннар становится в их играх Архидемоном. Ещё ребенком он мечтал стать для своего народа кем-то таким же славным и великим, как и все юные, в воображении своём он снимал сливки подвигов, не понимая, какой тяжелый стоит за ними труд, и как эти подвиги после всех испытаний уже не приносят радости их совершившему... Он представлял себе смело, наивно, ярко, что когда-нибудь встретится с великим героем, и тот с благородной гордостью похлопает его по плечу, представляя восторженной толпе... Создатель милосердный, какой только чуши он себе не представлял тогда.

Ну что, стал?
Ну что, встретился?

И ничего, кроме разочарования да щепоти едкого сожаления. Глядя на потрепанного временем и дорогой человека, он мог только вспоминать, только тенью мысли провожать то воодушевление, которое когда-то испытывал, и понимать, что это, как и многое другое, потеряно навсегда. Слишком много крови пролилось под Адамантом. Слишком много погибло на Конклаве — потому что Стражей никто не остановил. Не факт, что Страж-Командор Ферелдена, Герой Пятого Мора смог бы сделать это, а не поддался бы той же беде и соблазну, но... ты же герой, Айден. Глаза всего мира хотят видеть тебя только победителем и просто не верят в возможность другого исхода.

Странно смотреть на тебя глазами равного, Айден Кусланд. На тебя, призрака прошлого. Чего будет стоить миру твой шаг в будущее?..

— Что привело вас в Скайхолд, Страж-Командор Кусланд? — тоном "какого хрена? у вас разве нет примерно тысячи других важных дел в других местах?" поинтересовался Лавеллан. Что Командор не в духе, он прекрасно уловил ещё с того конца зала — но тем лучше, перед штурмующими и недовольными противниками всегда легче собраться и держаться с холодным лицом. Краем глаза Риен заметил, что первые ряды присутствующих уже проредили собой солдаты Инквизиции — но их поддержка больше требовалась толпе, чем самому Инквизитору. Левая кисть, откликаясь на напряжение, ныла под перчаткой, холодный жар метки пересчитывал вены и сосуды от кончиков пальцев до запястья. Долиец сжал ладонь в кулак, по-прежнему оставляя руки за спиной. Где-то там же Жозефина со своим безнадёжным "Мастер Лавеллан!" наверняка хотела бы срочно взять дело под контроль и запихать эту судьбоносную встречу куда-нибудь подальше от сотни глаз, но было уже поздно.

Что бы опоздавший Страж-Командор не имел теперь сказать за себя, пусть это слушают все.

СВЯЗЬ:

воронами в Скайхолд (ЛС)

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Практически всё, что угодно своим персонажем по своему фандому, включая всякие AU. Межфандом тоже. Остальное — it depends.

Отредактировано Rhean Lavellan (2021-07-26 20:54:25)