no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом [KHR!]


Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом [KHR!]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Hibari Kyoya х Rokudō Mukuro
https://i.imgur.com/sMDEV7C.jpg

Саваду Тсунаёши подставили, и за тяжёлое преступление, которого он не совершал, Виндиче забирают его в тюрьму.

Подпись автора

[хронология]

+4

2

Лауреат испытания харизмы, он же причина сбора и белый флаг между и между, умудрился выбить Хибари из равновесия даже находясь в Вендикаре. В первый раз - после долгих лет - Хибари неприятно видеть это лицо. Игнорировать неловкую паузу. Не замечать попыток Ямамото почесать затылок - читай, намекнуть на свой непревзойденный стиль, который пойдет в дело, если хранители вновь не сойдутся во мнении, кто должен упасть первым. Наблюдать снисходительное и безмолвное: не сейчас, Кёя.

Когда на чужой шее смыкается железный ортез, взгляды и принципы меняются. Даже время выглядит иначе. Течет быстрее, ставится менее безразличным, более хаотичным. Хибари не нравятся изменения извне и необходимость угадывать, что случится завтра: кто умрет, кто предаст, кто станет врагом, а кто - союзником.

Не нравится сам факт возникновения слова "союзник" в лексиконе.

Хибари молча выслушал присутствующих, пропустив мимо ушей все, что включало "долг" и производные, и выскользнул из этой части базы.


Травоядные скучковались в Италии. В этом было сразу два положительных момента: никто не нарушал покой в Намимори и отсутствовала необходимость пересекать треть земного шара. Как не тяжело признавать, хранитель Тумана нужен как воздух: фонд никогда не интересовался делами виндиче. Что уж говорить о географическом положении, познания о которых ограничивались локацией северной Европы (почти половина суток пути, остальное на совести спутника).

- Я согласился на это только потому, что в обратном случае у всех будут большие проблемы.
Всегда есть место цикличности. Бесконечно повторяющиеся боевые тактики - с небольшими изменениями; одна и та же модель мира, подходящая любому из них - с небольшими допущениями; слова, которые уже не прозвучат в не случившемся будущем.
Прозвучали ранее.
- Что движет тобой, мне не интересно.

"Мне нужно его тело".
"Мне нужно его кольцо".
Диалог предсказуем до зевоты. Мукуро все равно солжет.

- Твоя задача: показать, куда идти и где находится нужный уровень, - проинформировал Кёя, упрятав одну руку в карман и развернувшись в сторону машины. Савада-старший дал координаты, что не отменяет небольшой проверки. - И не мешать.

Всем известно, что к Мукуро стражи питают особую привязанность. Вернуться после неудачных переговоров, оставив иллюзиониста в качестве залога - исход не самый привлекательный. Сколько времени Хибари гоняется за этим призраком - не поддается подсчетам. Полагал - ошибочно, как оказалось, - что придется приложить достаточно усилий, разрываясь между "загрызть здесь и сейчас" и "подождать, когда тот восстановит силы".
Странное открытие: когда хранитель Тумана возникает неподалеку по своей воле, привнося в черно-белый мир путаницу синих теней, десны чешутся не так сильно.

- Если не хочешь провести еще десять лет в консервной банке, - пожалуй, второе, что Кёя не сможет ему простить.

В Организации есть целый отдел, который занимается только Рокудо Мукуро. Расползся по трем континентам, контролируя каждый аэропорт и каждую гостиницу неподалеку. Если хотя бы часть из того, что сумел раскопать Хибари - правда, иллюзионисту не поможет и статус хранителя Тумана Вонголы. За ним числились такие дела, на которые не закроет глаза даже Десятый, узнай он и выберись из колбы. Умрет во сне и не заметит. Под неумолкаемые сожаления половины хранителей, конечно же.

Разумеется, Кёя не мог этого допустить. И не мог допустить утечки. Предпочитал наблюдать издали, собирая все ниточки, которые неизменно вели к одному человеку. Дожидаться, когда нити станут прочнее, а тот кто дергает за них, наконец, проявит себя, безмолвно намекая: теперь можно. Никто не оберегал тайны Мукуро так, как это делал Хибари. Никто, включая самого Мукуро.

- Девять часов езды. Потом придется добираться пешком. Дверь.
Если Мукуро и успел дернуть рукой, то поздно - облачные наручники приковали запястье к ручке передней двери намертво, оставляя на коже отпечаток пламени.
- Без фокусов, - редкий момент, когда Кёя пояснил свои действия, заводя чудо японского автопрома. - Сиди тихо или выметайся отсюда.
Подробности касательно того, что случится с тощим иллюзионистом, когда он пропашет своей тушкой борозду с пару километров снаружи, оставил на растерзание чужой фантазии.

[icon]https://i.ibb.co/QpypMGX/images.jpg[/icon]

Отредактировано Hibari Kyoya (2021-07-19 00:39:32)

+3

3

Когда за Тсунаёши приходят, Гокудера Хаято находится на другом конце страны и понятия не имеет, что происходит с его драгоценным Десятым. Вся эта ситуация — сплошная ирония в чистом виде: Тсунаёши теперь преступник, Мукуро просто стоит и наблюдает, как кого-то другого, для разнообразия — не его, заковывают в цепи, а Правая рука узнаёт обо всём последним.

Кто-нибудь другой, возможно, ощутил бы трепет, глядя на символ преступного правосудия; ощутил бы страх или даже панический ужас. Мукуро чувствовал лишь удовлетворение: у Виндиче ничего на него нет. Нет с тех самых пор, как, трудами Тсунаёши, он вышел на свободу. Мукуро понятия не имел, как Тсунаёши этого добился, какой ценой и какими средствами, и не собирался об этом спрашивать. Ему всё равно. На нём нет долга, сколько бы Хаято ни причитал на эту тему. Вешать на себя новые цепи он не станет.

Ещё он чувствовал азарт. Он знал: Тсунаёши не виновен, каждое из выдвинутых обвинений — абсурдно. Это знали все, кроме, разве что, Виндиче. Виндиче недосуг шевелить мозгами, их удел — выносить приговор и приводить его в исполнение, не давая права на защиту. Тсунаёши мог бы нарушить Омерту, если бы на кону стояли по-настоящему важные вещи, но до этого ещё никогда не доходило. А раз его так крупно подставили, выпустят его нескоро. В том, что он не проведёт всю жизнь в застенках, Мукуро не сомневался: за него есть, кому поручиться, да и его кристально-чистая репутация говорит сама за себя. Тсунаёши поступал до отвратительного неправильно, не так, как должен поступать дон одной из самых влиятельных семей преступного мира. И именно поэтому Мукуро вытащит его — сам. Снова оставит Виндиче ни с кем и не даст Тсунаёши месяцами гнить в четырёх стенах без связи с внешним миром. Не из-за долга и не из чувства благодарности. Если в мире и было что-то, что Мукуро ненавидел больше, чем мафию, это — её составные части. Особенно — Виндиче. Винтики в машине насилия, безжалостные и бескомпромиссные. Это даже не тьма — это грязь. Грязь, которую Мукуро до сих пор иногда чувствовал налипшей на пальцы.

Натягивая на руки перчатки из тонкой кожи, и краем уха слушая пустую болтовню М.М, Мукуро искоса взглянул на телефон, сообщивший о входящем сообщении. Плана у него не было. Он никогда не строил планов сложнее, чем две точки на плоскости: начало и конец. Между этими точками он предпочитал прокладывать непроходимые лабиринты случайностей, везения, хитрости и экспромта. Кольцо Вонголы было у Наги, у ней и останется. Она слишком прикипела душой к этой так называемой семье, кольцо её по праву. Для того, чтобы справиться с Виндиче, Мукуро хватит и того, что есть — собственных сил и двух колец Ада. Их самоубийственная мощь, готовая поглотить с головой любого, кто переоценит свои силы, опасна лишь для глупцов, не знающих границ собственного разума и способных поддаться силе фантазий. Туман — само по себе Пламя самоубийства. Ни одно другое не способно уничтожить своего владельца с такой высокой вероятностью.

Сообщение было от Ямамото Такеши; Мукуро проигнорировал его и, оставив телефон лежать на комоде, а М.М. — препираться с Кеном, покинул их временное обиталище.

Напарники Мукуро были не нужны, и уж тем более он не соглашался работать с Хибари Кёей — это животное испортит всё, не сходя с места. Впрочем — Мукуро улыбнулся одними уголками губ, глядя на напряжённое лицо отца Тсунаёши, — это может оказаться забавным.

Мешать Кёе играть в главного и общаться с самим собой Мукуро не стал. Все эти пустые, безликие фразы и попытки оправдаться мало его трогали. Мукуро не волновал внутренний конфликт Кёи, или что там творилось у него в голове — пусть разбирается сам. Хотя он мог посоветовать Кёе засесть на нижнем уровне Вендикаре на ближайшие года четыре — кромешная темнота и безмолвие укрощают характер.

Что-то щёлкнуло, и Мукуро, опустив взгляд, без особого удивления заметил на своём запястье полоску металла, окутанную густым маревом лилового Пламени. Он скептически изогнул бровь. Какая безвкусица. Можно подумать, это удержит его вернее цепей Виндиче. Кёя почти мил в своей зашкаливающей, ничем не обоснованной самоуверенности.

— Не думал, что ты настолько по мне соскучился, Кёя~

Подпись автора

[хронология]

+3


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Если к дверям не подходят ключи, вышиби двери плечом [KHR!]