no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Чайной розы ядовитые шипы


Чайной розы ядовитые шипы

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Merlin х Morgana х NPC
https://64.media.tumblr.com/tumblr_lqwgkw0rSS1qkksnso1_400.jpg https://64.media.tumblr.com/tumblr_lqwgkw0rSS1qkksnso2_400.jpg
король умер, да здравствует королева

На пути к власти, Моргане удаётся обвести вокруг пальца Утера и Артура, но Мерлин не так прост, как могло показаться. Когда в королевских покоях вместо Утера он застаёт Моргану, норовящую примерить корону, у него возникают вопросы.

[nick]Morgana Pendragon[/nick][status]your fucking queen[/status][icon]https://i.pinimg.com/originals/e8/22/42/e82242fdf612b98605308a6613b34bea.gif[/icon][sign][/sign][fandom]Merlin BBC[/fandom][lz]What if magic isn't something you choose? What if it chooses you?[/lz]

Подпись автора

juli: *shares sweet hugs*
also juli: *hate this STEM world*

+1

2

В болезни короля Утера не было ничего нормального и Мерлин понял бы это, даже если бы ему не приходилось каждый день тратить время по часу у постели короля, заклинаниями поддерживая его в более-менее стабильном состоянии. Мерлин, в конце концов, был учеником Гаюса, когда-то он всерьез метил на место лекаря и хотя Артур существенно сдвинул его жизненные планы, разбираться в болезнях и способах избавления от них без помощи магии Мерлину нравилось. Это правда было тем, чему он мог бы посвятить всю свою жизнь, если бы только не оказалось, что на самом деле она посвящена Артуру.
Так что да, у Мерлина были знания и некоторый опыт и всех их было достаточно, чтобы сказать с уверенностью - внезапное недомогание короля Камелота, его стремительно ухудшающееся состояние и полная глухота к настойкам Гаюса неспроста.

К сожалению, Артур тоже это понял и понял куда раньше, чем Мерлин был готов иметь с этим дело. Чем он придумал бы, как провернуть все, не оставляя принца без присмотра и не бросая короля на растерзание страшной болезни. Но выход Мерлин найти не успел.
На самом деле, он даже не успел начать его искать. В защиту Мерлина можно сказать, что он не ожидал, что Артур сумеет сложить два и два прежде, чем Мерлин найдет решения для всей этой катастрофы. В конце концов, Артур никогда прежде не проявлял особой сообразительности, какого черта именно сейчас ему вдруг вздумалось играть в стратега и притворяться, что он способен увидеть дальше собственного носа?! И ладно, возможно, он был не слишком справедлив к Артуру, но он был в отчаянье, а собственное отчаянье его изрядно раздражало.

- Это оно, Гаюс? Оно может помочь моему отцу? - напряженно спрашивал Артур раз за разом, тыча пальцем в разворот книги, которую он принес с собой. В любой другой ситуации Мерлин был бы горд, что Артур сам читает книги и даже способен что-то из них вынести, но никак не сейчас!

Сейчас у него не было ни сил, ни настроения на гордость, он только стоял за спиной Артура и отчаянно махал головой Гаюсу, надеясь, что у того хватит предусмотрительности соврать Артуру.
К сожалению, еще до того, как Гаюс ответил, Мерлин уже видел по его глазам и упряма сведенным бровям - тот не будет врать Артуру и честное слово, Мерлин никогда не был так зол на Гаюса. Никогда!

- Да, Ваше Высочество. Это может помочь королю, - вздохнул, наконец, тот и Мерлин в ужасе вцепился себе в волосы.

Впрочем, это не имело ничего общего с тем удушающим страхом, который он испытал при следующих словах Артура. На самом деле, он почти прослушал их, он не смог бы воспроизвести их точно, даже если бы стоял на эшафоте. Он помнил только что-то вроде "как хорошо, что Моргана знала об этом растении" и  "слава Богам, что она вернулась" и как бы это не звучало на самом деле, важно было, что эти слова разбили мир Мерлина на осколки.

Моргана. Конечно, он должен был догадаться. Потому что правда была в том, что если какие-то боги и стояли за ее возвращением, то это были злые, безжалостные боги. Такие же, как то, чем теперь была Моргана.
Теперь Мерлин это знал, хотя еще полчаса назад, до прихода Артура, он пытался в этом сомневаться.

Он все время пытался сомневаться в том, что Моргана вернулась врагом Камелота, как и предсказывал Килгарра. Мерлин больше всего в своей жизни раскаивался за то, что сделал и не сделал с воспитанницей Утера. Что бы не говорил Килгарра, как бы не увещевал Гаюс, сколько бы мудрая, рациональная часть не напоминала Мерлину, что у него не было выбора, он знал, что на счет Морганы принимал одни только неверные решения. Ее глаза в тот момент, когда он отравил ее, в тот момент, когда она поняла, что он предал ее, без обвинения и злости, с одним только отчаянным недоверием все еще стояли в его памяти и Мерлин так сильно раскаивался, даже если продолжал держаться с ней, новой, напряженно и подозрительно.
Он не должен был слушать Килгарру тогда.
Он не должен был еще раньше слушать Гаюса.
Он должен был честно ответить ей, когда она однажды ночью в комнате лекаря задала ему свой вопрос. Он должен был помочь ей, рассказать про магию, поддержать, что бы Гай там не говорил.
Как жаль, что он принял столько неверных решений и теперь ничего не могло их исправить.

Но, даже если он все еще и раскаивался во всех своих неверных решениях, теперь, когда Артур отправлялся в одиночку в Гиблые Земли за растением, которое могло стать его погибелью, Мерлин смотрел на одну только Моргану и думал о том, что пришло самое время окончательно и полностью смириться с тем, что воспитанницы Утера, великодушной и отважной, какой она была когда-то, больше не существует. Эта Моргана была злом, она могла была быть убийцей, возможно, она уже практически стала причиной смерти Утера. И, быть может, возможно, Артур тоже...
Нет, об этом Мерлин не позволил себе думать. Он поклялся очень серьезному, более открытому, чем когда-либо прежде Артуру, что не оставит Утера, что будет помогать Гаюсу приглядывать за ним и не мог нарушить это слово. По крайней мере, не тогда, когда он точно знал, что в самом деле поддерживает жизнь в Утере при помощи магии и если он только уйдет из дворца, он приговорит короля к смерти. Быть может, Артур и простит когда-нибудь Мерлину его магию, если узнает о ней, но если он узнает, что его отец умер по его вине, этого Артур Мерлину не сможет простить никогда. Поэтому Артур уходил один, Мерлин вынужден был остаться, а Моргана провожала принца спокойной, довольной улыбкой.

Какое-то время все было спокойно, хотя Мерлин теперь и не спускал с Морганы куда более внимательного, намного более враждебного взгляда. Без короля и Артура, она исполняла обязанности правителя Камелота, она восседала во главе Совета, она принимала прошения, она отдавала приказы, она велела Гаюсу поменьше беспокоить короля и, на самом деле, Мерлин видел к чему все идет.
Он видел, как все будет, если Артур не вернется, он только не позволял себе ни на одно мгновение усомниться в том, что Артур вернется.

Но день сменялся днем, от Артура не было вестей, Моргана все увереннее себя чувствовала, а Мерлину становилось все сложнее и сложнее не думать о самом ужасном развитии событий.
А потом, когда он в очередной раз украдкой от стражи пробрался в покои Утера, - им с Гаюсом было запрещено появляться там чаще, чем проверить короля на несколько минут утром и вечером, - чтобы прочитать над ним заклинания и подпитать его силами, он застал там то, к чему, вопреки всему, готов не был.

Кровать короля была пуста, белье было перестелено и покрывало аккуратно застилало его, словно бы ожидала кого-то другого, кого-то нового. На самом деле, все покои были намного более пустыми, здесь было куда как меньше вещей, чем обычно, стол не был завален свитками, а на тумбочке у кровати не было кубка с водой и склянок с лекарствами. Но даже если этого было мало, даже если бы это не говорила о большем, чем Мерлин хотел бы знать, все по местам расставляла застывшая у зеркала Моргана. В роскошном платье, с распущенным водопадом волос, в драгоценной королевской короне она смотрелась великолепно и величественно, она в самом деле была невероятно красивой, но сейчас Мерлин не находил в себе сил оценить ее красоту.
Он так и застыл у двери, все еще сжимая на ручке пальцы и, невольно сглотнув, хмуро уставился на женщину, которая уже видела себя королевой Камелота.

- Где король Утер? - наконец, с каким-то невероятным усилием, словно бы сквозь скрежет в ушах хрипло спросил Мерлин, словно бы это имело сейчас самое большое значение.

[icon]https://i.imgur.com/ijJoZnI.png[/icon]

+1

3

[nick]Morgana Pendragon[/nick][status]your fucking queen[/status][icon]https://64.media.tumblr.com/b0015a31a151e042c73c9a093777da22/758666575589b191-9f/s400x600/6187207c5c9a4df3c3ce308fbb1ee459cd3f6be5.gifv[/icon][sign][/sign][fandom]Merlin BBC[/fandom][lz]What if magic isn't something you choose? What if it chooses you?[/lz]

Если посадить семя, рано или поздно из него прорастёт растение, корни которого внедрятся в почву, простая всё глубже в недра. Когда-то Моргана была невинна, её помыслы были чисты и направлены лишь во благо. Ей искренне хотелось творить добро во благо людей Камелота. И Моргана делала всё, что было в её силах, для того, чтобы обеспечить лучшее будущее для народа.

Но где-то глубоко внутри себя она понимала, что отличается от Утера и Артура. Она старалась быть с ними за одно, всячески поддерживать их в их начинаниях, всегда быть рядом, служить отрадой для очей своего отца и поддержкой для брата. Однако они никогда не были семьёй по-настоящему. Моргана чувствовала это фибрами своей души, но не могла объяснить причину.

Она была чужой среди своих. Как бы она ни старалась ощущать себя частью семьи, всякий раз просыпаясь ранним утром, Моргана чувствовала неладное. И дело было не только в её раде провиденья. Он казался ей безобидным, но и его она старалась скрывать от отца, зная о его отношении к магии. Возможно, именно тот момента, когда она впервые увидела недалёкое будущее, и послужил для неё началом конца. А она лишь всячески пыталась оттянуть неизбежное.

Когда-нибудь Утер всё равно узнал бы о том, что его дочь — ведьма. У Морганы сжималось сердце от боли, когда она представляла то, как король отреагирует на эту новость. Меньше всего ей хотелось разочаровывать своего отца. Долгое время она не спала ночами, опасаясь, что стоит ей погрузиться в сон, она вновь узнает о том, о чём ей знать не следовало. Моргана понимала, что может использовать свой дар во благо, но способна ли она — или вообще кто-либо — убедить в этом короля?

Она стоит возле окна в покоях Утера и задумчиво смотрит на улицу, обнимая руками плечи. Моргана не помнит всех событий того дня, когда она узнала всю правду о себе, но отчётливо помнит те эмоции, что испытала тогда. Боль, страх, разочарование и ненависть сплелись воедино, формируя внутри девушки новый внутренний стержень, благодаря которому она изменилась. Она, наконец, могла стать собой. Могла использовать свой дар, не опасаясь мнения того, кто лгал ей всю её жизнь.

Она предпочла забыть о той Моргане, которой хотела стать ради семьи и Камелота. Теперь у неё была возможность кардинально изменить свою судьбу, перестать быть приёмной дочерью короля, она могла стать королевой.

Ты совершил ошибку, когда пригрел змею на своей шее, Утер. — Прошипела Моргана, не отрывая взгляда изумрудных глаз от сгущающихся сумерек. — Так жаль, что ты из окон своей темницы так и не сможешь увидеть настоящий восход Камелота. Но знаешь что? Мне плевать. Увести его.

Жестом Моргана указала страже в сторону двери. Она не бросила даже прощального взгляда в сторону короля. На её лице не отражалось ни боли, ни сожаления. Какая может быть жалость, когда она вот-вот восторжествует?

Моргана получит то, о чём все эти годы не смела и мечтать. Власть, признание, свободу магии. Теперь всем, у кого были хоть какие-то способности к магии смогут открыто пользоваться ей, им не придётся скрываться и жить в страхе. Мир, в котором магия является неотъемлемой его частью, наконец, получит своё право на полноценное существование.

Моргане не терпелось осуществить задуманное. О, как хотелось бы ей, чтобы всё обернулось иначе. Но другого варианта быть не могло. Утер не стал бы прислушиваться к её словам, вернее всего, узнав правду, тот час отрёкся бы от неё и изгнал без малейшего сожаления.

Моргана морщится. Возможно, она поверила бы в иной исход развития событий, если бы не знала всё наперёд благодаря своему удару предвиденья, если бы яд, из уст Моргаузы не был бы столь сладок, что в него отчаянно хотелось верить. Сестра. Она знала лучше, она была той единственной, кто понимал Моргану и разделял её точку зрения. Она была рядом, когда девушка отчаянно нуждалась в этом.

Сестра будет ей гордиться.

Моргана терпеливо дождалась, когда нерасторопные неуклюжие служанки покончат со своими хлопотами и покинут королевские покои. Девушка открыла окно, впуская в покои прохладный вечерний ветер и, наконец, обернулась. Покои короля ничуть не изменились, лишь опустели, но от этого стало свободнее дышать.

Теперь это были её покои. Эта мысль вызвала у Морганы гордую ухмылку. Она шла к этому моменту так долго. Ей удалось обхитрить всех обитателей замка, а кого-то и вовсе переманить на свою сторону. Она была отчаянно близка к тому, чтобы занять королевский трон.

Было лишь одно «но». Настырное и лопоухое. Способное вмиг сорвать все её планы. Мерлин был не так наивен, как Утер или Артур. И это Моргане в нём даже нравилось. Будь они на одной стороне, он смог бы достичь большего. Мог бы стать больше, чем простым оруженосцем принца. Но то, как переманить Мерлина на свою сторону для Морганы всё ещё оставалось загадкой.

Когда он появился в королевских покоях, Моргана сидела перед трюмо и примеряла на себя корону. Та была великовата для неё, поэтому фиксировалась только на ушах, отчего смотрелась довольно нелепо. Придётся ей заказать новую корону для себя. О, та непременно будет лучше и краше этой. Моргана улыбнулась. Она знала, что Мерлин явится в покои короля для вечернего осмотра, она ждала его.

Осторожно сняв корону с головы и положив её на обитую атласной тканью подушку, Моргана с гордо вздёрнутым носом, окинула взглядом собственное отражение в зеркале.

Пришлось перевести его в другие покои, — бесхитростно отвечает девушка, так и не удосужив гостя взглядом. — Здесь слишком душно для его королевского величества, ему становилось только хуже, поэтому пришлось обеспечить ему более достойное место пребывания. И я не думаю, что отныне ему понадобится ваш уход и ваши снадобья, Мерлин. Вы губите его!

Девушка мастерски изобразила отчаяние на своём лице. Она ещё помнила, как искренне беспокоилась об Утере и его здоровье и сейчас для неё не составляло труда столь же убедительно отразить те же эмоции, что она испытывала ранее. Вот только кто-кто, а Мерлин вряд ли поверит в её искренность сейчас. Но Моргане то было без надобности. Куда важнее, чтобы её слова были услышаны прислугой за дверью и разнесены по всему замку.

Подпись автора

juli: *shares sweet hugs*
also juli: *hate this STEM world*

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Чайной розы ядовитые шипы