Дерек Хейл ⋯ Derek Hale

Teen Wolf  ⋯ Волчонок

ВОЗРАСТ:

29 лет

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

В деньгах не нуждается, но работает в автоматерской, просто чтобы себя чем-то занять

http://forumupload.ru/uploads/0011/f4/ea/2/10031.gif http://forumupload.ru/uploads/0011/f4/ea/2/62680.gif

Отдайте нам Дерека. Он вам все равно не нужен. Вы заметили его вечную деперссию? Нет чувства юмора, никакой собеседник.

Твоя история

- Дереку Хейлу пять лет и он хмуро смотрит в детскую кроватку на плотно спеленутый агукающий сверток, перевязанный розовой лентой. В целом, перспектива перестать быть самым младшим волчонком в стае Дерека более, чем устраивает, но сестра... У него уже есть одна сестра, старшая, Лора, будущая альфа их стаи и Дереку Лоры хватает с головой. Лора то заставляет его играть с ней в ее игры на каких-то скучных, неинтересных ролях, то отвешивает ему подзатыльники, только смеясь, когда он огрызается, то начинает вдруг поучать и Дерек не знает, что из этого хуже всего. Так что с сестрами Дерек уже имел дело и они ему не понравились.
"Это Кора" - говорит ему возникшая из-за спины мама и улыбается, ему, нежно погладив его ласково по голове - "Она твоя младшая сестра и ты теперь должен ее защищать. Ты справишься, милый?"
И Дерек сразу же смотрит на Кору по-другому. Он... пожалуй, что хочет кого-то защищать, быть для кого-то сильнее и старше и, наверное, с сестрой это даже лучше выйдет, чем с братом. Дерек будет защищать Кору и они вместе будут дружить против Лоры, даже если однажды Лора будет их альфой. Пока-то альфа их мама, так что почему бы и нет?
"Это Кора и я буду ее защищать" - думает про себя Дерек и, наконец, улыбается сестре.

- Дереку десять, Лоре четырнадцать, а Коре пять и на самом деле она совсем не нуждается в защите. Это они вдвоем с Лорой все чаще дружат против него и Дереку это, по понятным причинам, не нравится. Кора вообще очень независимая девочка, чего нельзя сказать о Дереке, хотя Дерек и будет упрямо это отрицать. Он вообще удивительным образом сочетает в себе упрямство и ту самую податливость, которая делает его удивительно внушаемым. Дерека убедить можно, кажется, в чем угодно и все в его семье, кроме самого Дерека, в курсе этого. Даже пятилетняя Кора.
Лора убеждает Дерека попробовать собачий корм, а Кора убеждает кормить ее печеньем перед обедом, когда Талия доверяет ему младшую сестру на несколько часов. Все это, разумеется, выходит Дереку боком, вот только он совершенно не способен сделать хоть какие-то выводы, хотя и очень расстраивается, когда все понимает.
Дядя Питер, который на самом деле настолько моложе мамы, что Дерек чувствует его скорее, как друга, чем как взрослого, убеждает Дерека, что греть в микроволновке зефир между печеньем - вкусно. А еще, что баскетбол намного круче лакросса. А еще дает ему послушать группу Queen, хотя она совершенно точно для взрослых. Дереку десять лет и дядя Питер не дал ему еще ни одного плохого совета и про себя он решает, что если выбирать, то лучше будет слушать Питера, чем Лору и плевать, что Лора будет их альфой. Вот станет, тогда и посмотрим.

- Дереку пятнадцать, он здорово играет в баскетбол, у него в школе своя компания, а Лора поступает в университет и ей совершенно и абсолютно не до него. Дерек считает, что это, наверное, и есть самое счастливое время в жизни, о котором все говорят. И, видимо, чтобы окончательно убедить его в этом предположении, Судьба знакомит его с девочкой.
Девочку зовут Пейдж, она играет на виолончели и совершенно не впечатлена Дереком и это будет в нем что-то, чего он раньше в себе не знал. Дядя Питер называет это охотничьим инстинктом, а еще говорит, что это его, Дерека, первая любовь. Дерек сначала смеется над этим, смущенно и неловко, а потом прислушивается к себе и вынужденно признает - Питер снова прав, а Дерек без ума от Пейдж. И Дерек не сдается, хотя поначалу Пейдж точно бы вовсе не хочет давать ему и шанса.
Пейдж быстро передумывает на его счет и вот тогда-то Дерек на самом деле становится счастливым. И остается самым счастливым человеком во всем Бейконн Хиллс, если не во всей Калифорнии до тех самых пор, пока ровно через три недели, четыре дня и, наверное, примерно одиннадцать часов Питер не заговаривает с Дереком о его будущем с Пейдж. О его будущем с обычным человеком, который ничего не знает про стаи и оборотней. Дерек, на самом деле, ни в какое будущее еще не заглядывал, ему пятнадцать лет, он играет в баскетбол в школьной команде и влюблен без памяти, но Питер говорит так убедительно, а Дерека все еще так легко в чем-то убедить...
Он бы не справился сам, один и никогда бы такого даже не придумал, но у него есть дядя Питер, а у дяди Питера есть свои связи, а еще он готов на многое пойти ради счастья Дерека и Дерек, снедаемый ужасом и упрямством, не знает, чего он хотел бы больше, чтобы однажды его альфой стал Питер, а не Лора или чтобы Питер жил бы где-то на Аляске и Дерек знал его только по рассказам матери.
И тем не менее, Дерек тот, кто говорит "да, Питер". И кто говорит "я готов на все, Питер". И кто упрямо твердит "я хочу быть с Пейдж всегда, Питер". И он тот, кто приводит Пейдж ночью в школу, чтобы другой, чужой альфа вонзил в ее тело свои зубы. Другой альфа, которого Дерек совсем не знает, которого Дерек видел только мельком, от которого веет опасностью и звериной, веселой злобой. И только слыша крики Пейдж Дерек понимает, наконец, какую непоправимую ошибку он совершил.
Он всегда все понимал с опозданием, но до сих пор ни для чего еще никогда не было "слишком поздно".
Его первое в жизни "слишком поздно" заканчивается остывающим на его руках телом девочки, которую он любит и голубыми зрачками убийцы невинных.
Глазами, которых он стыдился бы еще очень долго, если бы в скорости Дерек не подкинул себе повода для еще большего стыда.

- "Слишком поздно" должно было бы стать девизом Дерека по жизни, но и это он понимает, согласно своему девизу, очень не вовремя. Дерек очень тяжело пережил то, что с ним произошло. Или, скорее, не пережил. Он винил себя в случившемся и уверен, что все в его семье тоже винят и стыдятся его. С Питером он не хотел даже разговаривать.
Дерек отдалился от всей своей стаи, стал почти омегой при действующей альфе, родной матери, стал плохо учиться и если бы только нашел где-нибудь в Бейкон Хиллс плохую компанию для себя, он бы с ней обязательно связался.
Вместо плохой компании он находит Кейт Арджент и это оказывается намного хуже.
Дереку было уже шестнадцать, когда он встретил ее. Взрослую, уверенную в себе, раскованную. Вокруг нее точно бы какая-то аура силы, покровительства, а Дерек так нуждается в этом сейчас. Так же, как нуждается любой волк и даже больше. Или даже больше, чем нуждался бы волк. Кейт берет на себя ответственность, а с нею точно бы получает над ним какую-то власть и Дерек только рад переложить ответственность и всего себя в чужие руки. Он следует за ней, точно домашний пес на поводке, он благодарно принимает любую ее ласку и внимание, он слушается ее преданнее, чем слушался своей альфы, которой боится даже на глаза показался и, уверен, что любил ее. Не так, как Пейдж, конечно же, он больше не заслуживает такой любви, как с Пейдж, но все равно - любит.
Кейт приводит своих охотников и поджигает их дом вместе со всей семьей. Со всей стаей Дерека, так привычно собравшейся на обычный семейный ужин. Лору спасла учеба в Лос-Анджелесе, Дерека - назначенное Кейт свидание, на которое она не пришла. Дерек ждет ее преданно, как пес, еще три часа, прежде, чем отчаяться и отправиться домой.
Все отчаянье, которое испытывал прежде Дерек, не значило ничего перед тем ужасом, который ждет его на пепелище родного дома.
Дереку еще только предстоит узнать, что такое настоящее чувство вины.

- Дереку семнадцать лет и они с Лорой едут в Нью-Йорк. В другой штат, на другой край континента, туда, куда призракам прошлого за ними не угнаться, но на самом деле все бесполезно. Дерек берет всех призраков с собой, куда бы не шел и каждого из них он знает по именам. Да и как не знать, если это имя отца и матери, имя его младшей сестры или первой любви, наивной и светлой? Дерек виновен в каждой смерти, лично и косвенно и эта вина тяжким грузом лежит на его плечах. Питер остался где-то за спиной, в больнице Бейкон Хиллс, Лора сверкает алым взглядом альфы и повторяет Дереку, что он ни в чем не виноват, но она и сама в это не верит. Или Дерек уверен в этом.
Дерек самый послушный бета, какого только можно вообразить. Он ходит, куда скажет Лора, делает то, что скажет Лора и ни в чем не перечет, словно бы это может как-то искупить его вину. А еще он много занимается спортом, бегает, отжимается, делает множество упражнений, приводя себя на грань истощения, что для волка не так уж и просто. Только тогда у него нет сил на сожаления. Только тогда у него нет сил ни на что.
Это не слишком помогает. Даже если Дерек ничем не напоминает вчерашнего себя-подростка, внутри он все тот же щенок.

- Дереку двадцать один и Лора не возвращается из Бейкон Хиллс. Лора не отвечает на смс и не берет телефон и Дерек уверен, если бы она захотела избавиться от него, она бы просто его прогнала. Она бы не сбегала, обрубая все концы. Она альфа и ей хватило бы стержня сказать все ему в лицо.
Лора не берет телефон и Дерек на стену лезет от беспокойства. Он держится неделю, а потом еще одну, потому что он привык быть послушным и во всем слушаться своей альфы, но Лора не возвращается и Дерек очень боится, что альфы у него больше нет.
Что у него больше нет сестры. Но узнать это он может, только если ослушается ее.
И он ослушивается.
Собирает рюкзак с немногочисленными вещами, звонит Лоре в последний раз и идет на вокзал покупать билет до Бейкон Хиллс, чтобы встретиться со всеми своими призраками глаза в глаза. Или чтобы вернуть их домой? Он едет и не знает.

- Дереку все еще двадцать один, но жизнь его круто меняется, хотя и, как всегда - трагически. Он похоронил Лору или, вернее, то, что от нее осталось. Он привез всех своих призраков домой и поселился вместе с ними в обгоревшем и полуразрушенном доме, который когда-то был их стайным логовом, он видел смерть Кейт и он убил Питера, теперь совершенно точно последнего своего родственника.
Его глаза светятся алым, он сам себе стая и сам себе альфа, а вокруг него обгорелый дом, призраки прошлого, навязчивые подростки и абсолютная растерянность. Дерека никто никогда не готовил быть альфой, он понятия не имеет, как это делать и уж тем более, как быть альфой без стаи. Он не готов к этому, он не знает, как быть и что делать, но эти идиотские подростки все время крутятся вокруг и Дереку очень стыдно показать им свою растерянность и он делает вид, что у него все под контролем. Он делает вид, что ему все нравится. Он делает вид, что это как раз то, чего он и хотел.
Он понятия не имеет, что делать дальше, кроме одного - ему нужна стая.

- Не важно, сколько Дереку лет, у него все идет по пизде. Он слишком много общается с МакКолом и Стилински или, наоборот, слишком мало. В любом случае, он понятия не имеет, почему ему показалась хорошей мыслью обращать подростков. С подростками сложно, намного сложнее, чем Дерек мог ожидать. МакКол с его неугомонным дружком должны были бы заранее дать Дереку понять, какая плохая это идея, но он никогда не был хорош в стратегии и просчитывание своих ходов и вот он альфа с тремя молодыми волками на руках и "молодые" здесь можно использовать во всех возможных смыслах.
Все идет по пизде, но Дерек это понимает не сразу. Сначала он гордится собой, потому что, в отличии от Питера, он никого не кусал насильно, он всем им дал выбор и всех их убедил, они все, все трое нуждались в этом, у них была плохая жизнь, а Дерек дал им жизнь хорошую, а значит он, Дерек, наконец-то молодец. Впервые со своих пятнадцати лет он делает что-то правильно. Впервые с тех пор его жизнь делает крутой поворот и все точно бы налаживается. Быть альфой оказывается захватывающе, это дает странную, непонятную уверенность, которую Дерек не чувствовал давным-давно и ответственность, о которой он забыл с тех пор, как стало ясно, что Кора не нуждается в его защите. Быть альфой оказалось куда лучше, чем Дерек только мог ожидать и в своих мечтах от прекрасный альфа для молодых, благодарных волков.
Вот только ему никто не благодарен, а сам Дерек паршивый, требовательный, бесчувственный альфа и со временем ему достает мозгов, чтобы самому это понять. А если бы он не понял, то вот ему Скотт МакКол, омега без стаи, отщепенец, но со своим друзьями он ведет себя, как настоящий альфа. Как не может вести себя Дерек, хотя его глаза, в отличие от МакКола, светятся красным, но это, оказывается, ни на что не влияет.

- Дереку кажется, что он сам уже не помнит, сколько ему лет. Все развивается так стремительно и он очень старается за этим всем поспевать, старается учиться, старается расти над собой, но он катастрофически не успевает. И еще - постоянно ошибается. Он чуть было не убивает Джексона, хотя никто, кроме Дерека не виноват в том, кем тот стал. Дерек на самом деле вовсе не хочет больше убивать детей, но это тогда казалось ему необходимостью, а потом оказывается, что необходимостью вовсе не было.
Дерек чуть было снова не стал убийцей и раз ему помогли им не стать, значит, он опять был не прав.
Из недр Ада, или проклятого Лимба или откуда бы там еще, возвращается Питер и смотрит на Дерека глазами кота, который точно знает, что ты делаешь не так, вот только в отличие от котов, Питер разговаривает и свернуть ему шею намного сложнее. Питер видит Дерека насквозь, следует по пятам, цыкает за спиной недовольно и на каждый взгляд с невинным видом вскидывает руки: "Я ничего не говорил, племянник!" и он правда не говорит. Но от этого не легче. Дерек накручивает себя, срывается и делает новые и новые ошибки. Опять.
От него уходят беты. Просто уходят, молча, не говоря ничего, потому что он плохой альфа, а они слышали, что есть хорошие. И слышали они совершенно правильно, в другой ситуации Дерек первым посоветовал бы им сменить стаю, но не тогда, когда стая, которую бросают - его собственная. Не тогда, когда все ошибки бросают в лицо Дереку так явно и очевидно, когда никто не хочет и не будет ждать, когда Дерек станет лучше и это так невероятно обидно, он же старается, но ему даже некому жаловаться. Хуже, ему не на кого жаловаться, кроме самого себя.
А потом в Бейкон Хиллс приходит стая альф и намного хуже оказывается именно это.
В первый момент Дерек даже чувствует укол гордости, укол удовлетворения - кто-то хочет его в свою стаю, кто-то зовет его присоединиться к себе, кто-то считает, что Дерек достоин этого, хотя до сих пор Дерек доказывал только, как плохо справляется. А потом стая альф рассказывает, что к чему и это тоже в первый момент даже обидно. Почему только сумасшедшие садисты могут решить, что Дерек достоин их компании? И насколько Дерек уверен, что те на самом деле ошибаются?
Из замечательного - Дерек находит Кору.
Из хорошего - он настолько приблизился к статусу неплохого альфы, насколько только мог.
Из плохого - этого недостаточно.
Из ужасного - он все равно снова становится убийцей и кровь Бойда на своих когтях он еще будет чувствовать очень и очень долго.

- В Бейкон Хиллс жизнь имеет свойство течь каким-то своим чередом, отдельным, альтернативным и сейчас Дерек задается вопросом, было ли так всегда или что-то изменилось за то время, что его здесь не было? Он слышал о местах, таких спокойных и умиротворенных, что время там течет точно бы так же размеренно и медленно, как патока и на собственной шкуре испытал непрерывную гонку такого большого города, как Нью-Йорк, когда не замечаешь, как одиннадцать часов утра оборачиваются в семь часов вечера. Но то, что происходит в Бейкон Хиллс, никакого отношения к течению времени не имеет. Здесь точно бы когда-то открылась дверь в чьи-то кошмары и то течение, которое правит здесь - течение мысли какого-то сумасшедшего режиссера хорроров или писателя-фантаста.
Дереку только-только кажется, что он приноровился, что он освоился, что он учится побеждать каких-то своих демонов и оставлять мертвых в прошлом. Он сменил разваливающийся, обгорелый дом на не слишком обжитый, но все-таки куда более пригодный для жизни лофт, он учится вкладывать деньги в недвижимость, он вновь обрел сестру, он начинает общаться с теми самыми невыносимыми подростками и в некоторой степени с ними даже дружить. Он альфа пусть и очень маленькой теперь стаи, но альфа куда лучше, чем был когда-либо.
Он снова влюбляется, на этот раз, кажется, нормально и всерьез.
Но в Бейкон Хиллс все течет по своему собственному, ужасающему пути и если тебе кажется, что все наконец-то идет правильно, ты можешь не сомневаться - ты ошибся.
Дерек ошибся абсолютно во всем. Ему давно и прочно надо сделать два вывода, запомнить их, высечь где-то в себе и никогда от них не уклоняться: не позволять себе думать, что что-либо у него может быть под контролем и никогда, ни за что, ни в коем случае не любить никого, кроме своей сестры.

- События в Бейкон Хиллс сменяют друг друга так быстро, что точно бы мельтешат перед глазами. Кажется, что еще недавно Дерек вонзил свои кости в грудь Бойда, или что еще вчера он делил постель с Дараком или что полчаса назад он работал плечом к плечу с Крисом Арджентом, в кой-то веке пытаясь решить проблему спасая кого-то, а не убивая и вот все снова несется в тартарары. Это правда все похоже на бред сумасшедшего и Дерек уже даже не удивляется этому.
Кейт Арджент снова жива и, кажется, стала еще большей сукой? Что ж, Дерек очень слабо удивлен этим.
Она похищает его, чтобы каким-то невероятным ритуалом загнать обратно в его шестнадцать лет и заставить опять пройти все круги своего личного ада? Это как раз то, что может произойти с жизнью Дерека Хейла, это очень на него похоже.
Вдруг, после всего, начать лишаться сил волка? Медленно и мучительно становиться человеком, беспомощным и слабым, изматывающимся, почти слепым и глухим без волчьих чувств? Это не то, чего Дерек мог бы ожидать и не то, как он готов жить, более того, он в самом деле в ужасе, но... Если быть откровенным с собой - это все еще похоже на его жизнь.
Он снова достаточно слаб, чтобы оказаться в этой жизни рядом с женщиной и позволить себе почти что любить? Что ж, Дерек удивится, если она не попробует его прирезать во сне.
И она его в самом деле удивляет. Брейден учит его быть человеком и учит его пользоваться человеческим оружием. Она рассказывает ему, как полагаться на те жалкие остатки чутья, которые доступны Дереку-человеку и почему-то не пытается ни убить его, ни предать. Это странно и ново, но только это помогает Дереку держаться. Только благодаря этому ему кажется, что если он навсегда останется человеком, он сможет с этим жить.

- Дерек не остается человеком. На самом деле, пройдя весь путь, последовав за стаей Скотта в глубины Мексики по следу Кейт и умирая от пули рядом с древним храмом, Дерек вдруг обретает больше, чем когда-либо смел надеяться получить. Он не просто возвращает себе волка, теперь он волк в полном смысле этого слова, такой, каким была когда-то его мать. Он больше не альфа, он пожалуй что бета в стае у мальчишки-подростка, но теперь его волк всегда с ним, куда ближе, чем раньше и Дерек сам теперь может быть волком в полной его форме. И это захватывает.
Брейден так и не предает его и Дерек решается отправиться вместе с ней на поиски Пустынной Волчицы. Просто, потому, что пока у него нет своей цели, он может попробовать разделить чужую. А еще потому, что ему кажется, что вдали от Бейкен Хиллс на этот раз у него может начать что-то получаться.

- Что-то у него в самом деле получается, пусть и не слишком хорошо. Например, найти свой путь и свою цель. Уходить от Брейден тяжелее, чем Дерек ожидал, но это не то "уходить", как расставание, потому что вместе они не были все равно. Им просто было по пути, а теперь Дерек находит свою дорогу и на очередной развилке они расходятся. Она продолжает свои поиски, а Дерек отправляется за волчьим аконитом, самым ядовитым и страшным из всех известных. И слава всем богам - таким же редким.
Это долгие поиски, длинные поиски. Поиски, которые заставляют его делать плохие вещи, но с плохими людьми. А еще поиски, которые приводят его на экраны радара ФБР, чего Дерек никак не мог ожидать.
Быть может он и стал старше, но ни в стратегии, ни в планировании лучше он так и не стал.
Он умудряется не попасть в настоящие неприятности с ФБР, пусть и оказывается в огромных должниках перед Стилински, что, на самом деле, до сих пор не укладывается у Дерека в голове.
А еще все его поиски ничего не значат, потому что ищет не только Дерек, но и многие другие, а еще потому что у Дерека не опять, а снова ничего не получается.
Он все еще не удивлен.

- Не удивлен он и тому, что Бейкон Хиллс все еще подвластен своему собственному сумасшествию. Он возвращается туда, потому что оказывается нужен Скотту и узнает об этом от Стайлза и это странная цепочка, которая, одна из немногих, кажется ему нормальной и даже логичной. Он возвращается, чтобы с головой окунуться в настоящую войну и чтобы после стольких неудач снова почувствовать себя нужным. И если на этот раз Дерек и не сыграл большой роли, он вдруг впервые за долгое время снова на своем месте и, на удивление, рядом со своей стаей.

- Поэтому, когда все заканчивается, он остается в Бейкон Хиллс. Это сумасшедшее место, которое каждый раз находит к своему сумасшествию все новые и новые пути, это место полнится призраками прошлого и плохими воспоминаниями, но, на удивление, Дерек чувствует, что здесь его место. Здесь - его дом. Здесь было много плохого, но теперь он может видеть здесь еще и много хорошего. А еще здесь его стая, пусть и со слишком многими из них он оказывается не знаком и те вдруг даже младше, чем Дерек мог ожидать. Что ж, разве это не значит, что Дерек может быть им нужен? И когда он будет им нужен, он будет рядом.
В конце концов, здесь его дом.

Если бы целителя Малфоя спросили, что для него хороший день, то он бы ответил, что это день, когда у господ авроров хватает такта не попадать на больничные койки. Когда весь этот отдел башенных крапов сидит на месте, не ввязываясь в серьезные авантюры и не обеспечивает господ целителей занятием на две смены вперед.
Если бы только Драко задала тот же вопрос мать, — хотя мать и предпочитала более конкретные вопросы, — и он был бы вынужден отвечать без сарказма и иронии, он бы признался, что в последнее время считает хорошим днем спокойствие дома. Когда он начинал утро с запаха свежесваренного кофе со специями, задорного, как не поутру, голоса мисс МакКой из приемника и хрутских страниц “Пророка”. Как позже он половину дня валяется на диване, с ленцой перелистывая страницы много раз пересчитанной, но от того не менее любимой книги, а на обед идет в кафе мадам Уайт, что на два квартала ниже по улице. Вечер же хорошего дня он может закончить в плетеном кресле в саду, надиктовывания Самопишущему Перу свои "Записки" или не метле над каким-нибудь лесом, так далеко, как только мог бы забраться подальше от взглядов магов и магглов. А то и вовсе за варкой зелий в лаборатории. Все это одинаково хорошо.
И чтобы на следующее утро у него обязательно была смена, потому что двух хороших дней не бывает. На второй Драко Малфой начинает скулить от одиночества и жалости к себе и спешит испортить этот день как угодно, хоть походом в людную и душную толкотню Косой Аллеи, хоть в любом приличном, пусть даже и маггловском баре, хоть в "D,L&M"ґе.  Где угодно,лишь бы не в тихом уюте любимого дома.
Если бы Малфоя спросил о том же...
А впрочем, не важно.

День либо был хорошим, либо нет. И конкретно этот, сегодняшний день, как не странно, был весьма неплох.

Что бы господа авроры не делали сегодня, от Мунго они ошивались максимально далеко и одно это уже было неплохо.
Неплохо было и то, что набившее оскомину "можно-мне-другого-целителя" тоже не звучало уже достаточно давно.
Хотя расколдовывая какого-то особенно клинического идиота, умудрившегося самого себя проклясть в самое дорогое, стремясь произвести на даму впечатление в постельных играх, Драко был бы и не против предрассудков на свой счет.
Увы, клинические идиоты зачастую больше прочих были склонны давать людям второй шанс и даже доверять им самое дорогое. Ей Мерлин, Драко бы пережил и без этого "дорогого".
Он потом еще не меньше двадцати минут мыл руки в уборной, хотя и не держался ни за что, кроме своей волшебной палочки.
Но даже вопреки дурацким инцидентам, день отчаянно старался быть неплохим и Малфой ценил эти его попытки.

Несколько следующих пациентов оказались весьма приятными и легкими в лечении людьми. Третий отказался от Драко сразу, стоило тому только переступить порог и Малфой только дернул бровями, улыбнулся кривой, многообещающей ухмылкой и салютнул тому двумя пальцами, чтобы удалиться на развороте, не останавливаясь.
Тафт, которая приняла на себя удар, пересказала Драко, что несчастный теперь считает, что Пожиратель Малфой собрался убить его ночью. Драко не стал ничего отрицать.

Так или иначе, время до обеда прошло достаточно бодро и Малфой теперь в весьма неплохом настроение спешил в буфет. Занятый мыслями о неплохом жаркое, которое числилось сегодня в меню и заранее содрогаясь от перспективы неизменного, но нелюбимого местного кофе, Драко привычно не обращал внимания на людей в коридоре. Каждый целитель умел передвигаться по Мунгу с той точно скоростью, тем выражением лица и той узостью прямого взгляда, полностью отключая периферическое зрение, чтобы не встречаться ни с кем глазами и ни у одного пациента или посетителя не возникло мысли, что именно этот колдомедик ничем не занят и к нему можно обратиться. Драко освоил это искусство одним из первых и очень его оценил.
Потому-то обращение к себе воспринял практически, как личное оскорбление его таланта.
Он уже поднял было руку, начав на ходу свое любимое "я сейчас занят", как сделал одну из главных ошибок — вернулся к периферическому зрению. И тут же чуть не споткнулся, замерев на месте.
Девицу, примостившуюся на подоконнике, он ожидал увидеть меньше всего. Не только в Мунго, конечно — вообще в Англии.

— Уизли?! — удивленно начал он, но тут же подобрался, нахмурился и сложил руки на груди. — Какого черты ты тут…

Он оборвался, не успев договорить, скользнув взглядом по приставленной к подоконнику трости.
Малфой захлопнул рот с такой силой, что почти услышал клацанье собственных зубов.
Не то, чтобы он испытывал сочувствие к ней. В магическом мире лечилось почти все, кроме смерти, они с Уизли никогда не были подружками, да и квиддич — жестокая игра, девчонка знала, на что шла, когда возжелала славы. Ему было бы, что ей сказать, но бить упавшего Малфой уже много лет, как отучился.
Он никогда специально не следил за послевоенной жизнью Золотого Трио и “приближенных”, но как и все жители Магической Британии, начинающие свое утро с “Пророка”, знал о них слишком много. Куда больше, чем ему хотелось бы.
А потому однажды поутру не удержался от злой, едкой ухмылки — “не все-то ты получаешь, Золотой Мальчик. Щелкнула тебя по носу твоя рыжая невеста, отчалив в Штаты”.
Но к обеду мысль забылась.
И не помнилась до сих пор.

— Тебя провести к лифту? — деревянным голосом поинтересовался Малфой, впрочем, не меняя позы и почти против воли бросив еще один косой взгляд на трость.

СВЯЗЬ:

Он же:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Я предпочитаю не слить Дерека! Больше всего я предпочитаю не слить Дерека, все остальное приложится а для того, что не приложится, есть подорожник и Мастеркарт.