Ямамото Такеши ⋯ Yamamoto Takeshi

Katekyo Hitman Reborn! ⋯ Репетитор-киллер Реборн!

ВОЗРАСТ:

15 (26) лет

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Юный мафиози, аха-ха. Хранитель Дождя десятого поколения Семьи Вонгола.

http://sd.uploads.ru/Qwt6s.jpg http://s9.uploads.ru/XbtNY.jpg http://s3.uploads.ru/Lfiuh.jpg

Когда ты чувствуешь, что застрял на одном месте,
я считаю, что лучшее, что можно сделать — изменить ритм.

Твоя история

[html]<style>
  body::before,
  body::after, .punbb::before, .punbb::after {
    display: none;
  }

.post-content .spoiler-box > blockquote {
    margin: 0 !important;
}

.content {
text-align: justify;
padding: 15px;
background: rgba(255, 255, 255, .1);
}

.content p:last-child {
margin-bottom: 0;
}

  /* Шрифты */

  .pAlegreya {
    font-family: 'Alegreya SC';
    font-size: 14px;
  }

.punbb { background: none; box-shadow: none; }

  .pItalic {
    font-family: 'Palatino Linotype';
    font-size: 16px;
    font-style: italic;
  }

  .pRight {
    text-align: right !important;
  }

  /* END. Шрифты */

 
  /* Цитата */

  .qMarks {
    color: rgba(103, 126, 160, 1);
    font-size: 16px;
  }

  .dQuote {
    position: relative;

    font-family: 'Alegreya SC';
    font-size: 14px;
    text-indent: 25px !important;
    text-align: left;

    background-color: rgba(255, 255, 255, .1);
    border-bottom: 2px solid rgba(119, 141, 173, .8);
    border-top: 2px solid rgba(119, 141, 173, .8);

    padding: 10px !important;
    margin: 12px 0 !important;
  }

  .dQuote::before {
    position: absolute;
    content: '❝';

    top: 18px;
    left: -18px;

    font-size: 40px;
    color: rgba(119, 141, 173, .8);
  }

  /* END. Цитата */

 
  /* Списки */

  .listInfo {
    margin-left: 20px;
    margin-bottom: 15px;
    margin-top: 0;
  }

  .listInfo li {
    position: relative;
    list-style: none;
    margin-bottom: 5px;
  }

  .listInfo li::before {
    position: absolute;
    content: '—';
    left: -20px;
  }

  .listInfoUl {
    margin-left: 20px;
    margin-top: 10px;
  }

  .listInfoUl li {
    position: relative;
    list-style: none;
  }

  .listInfoUl li::before {
    position: absolute;
    content: '✓';
    left: -15px;
  }

  /* END. Списки */

 
  /* Спойлер */

  .terms {
    display: none;

    background-color: rgba(255, 255, 255, .2);
    border-left: none;
    border-right: none;
    border-bottom: none;

    padding: 10px 10px 20px;

    overflow: hidden;
  }

  .tt {
    position: relative;

    font-family: 'Alegreya SC';
    font-size: 14px;
    color: rgba(119, 141, 173, 1);

    background: rgba(255, 255, 255, .1);
    height: 34px;
    border-top: 2px solid  rgba(119, 141, 173, .8);
    border-bottom: 2px solid  rgba(119, 141, 173, .8);
    border-left: none;
    border-right: none;

    margin-top: 15px;
    padding: 0 10px 0 25px!important;

    cursor: pointer;

    -webkit-transition: all ease-out .2s;
    -moz-transition: all ease-out .2s;
    -ms-transition: all ease-out .2s;
    -o-transition: all ease-out .2s;
    transition: all ease-out .2s;
  }

  .tt::after {
    position: absolute;
    display: table;
    content: '\f043';

    left: 8px;
    transform: translateY(-50%);
    top: 50%;
    bottom: 0;

    font-size: 14px;
    font-weight: 900;
    font-family: 'Font Awesome 5 Free';
    vertical-align: middle;

    margin: auto;
  }

  .tt p {
    line-height: 34px !important;
    margin-top: 0;
  }

  /* END. Спойлер */
</style>

<div class="osn">
  <div class="content">
    <p class="dQuote pRight">и чем дольше молчишь, тем больше в тебе густого<br>
      неподдельного света, звонкой искрящейся правды.<br>
      и не то чтобы слова ничего не стоят,<br>
      просто слов не надо</p>

    <p style="text-indent: 0px !important; margin-left: 20px !important;">цикад неумолимый хор звучит по-осеннему<br>
      луна украдкой заглядывает в окна<br>
      минутная стрелка лениво и со скрипом отсчитывает шаги<br> замирает на пол третьего ночи</p>

    <p>Ямамото тихо вздыхает и спускается вниз, останавливается у входа на кухню.<br>
      Так странно: сколь же сильно нужно любить кендо, не желать — или бояться? — показывать его сыну, чтобы ночью практиковать навыки в кулинарии?<br>
      Было бы смешно, если бы столь не завораживало. Лезвие ножа блестит, отражается в карих глазах отца, таких непривычно серьёзных. Интересно, что видят они, когда он берёт в руки «оружие» столь остро наточенное?</p>

    <hr>

    <p><span class="pAlegreya">«Какой же я всё-таки идиот временами».</span><br>
      Смеётся, неловко, виновато даже, улыбается, чешет затылок.</p>

    <p>Наверное, у каждого так бывает хотя бы раз в жизни: когда всё осточертело и жизнь теряет всякий смысл.<br>
      Наверное, то не более чем юношеский максимализм и чистейший эгоизм, но.<br>
      В один момент Ямамото чувствует, как собственные — ха-ха — таланты душат его, неподъёмным грузом ложатся на плечи, заставляя прогнуться. Выше головы не прыгнешь. Собственные показатели не то что не улучшаются — падают. Ещё немного и то единственное, что по-настоящему было в радость останется позади, воспоминанием, да и только. Пятнадцать лет — много ли то или мало? Ямамото кажется, что достаточно, чтобы понять: всё что у него есть — красивая обёртка от конфеты. Ямамото улыбается и смеётся, он знает: надуманные сомнения не принесут победы, не успокоят отца. Ямамото улыбается и смеётся, точно то могло бы смыть все тревоги и волнения проливным дождём, забирая всё и не оставляя после себя ни следа.</p>

    <p class="pAlegreya">«Скажи, Цуна, как ты думаешь, а?»</p>

    <p>Невольное откровение кажется ещё более глупым, чем в мыслях. За него почти стыдно, за него стоит извиниться. Просто кажется, что <span class="pItalic">ему</span> сказать можно. Просто нужно, почти необходимо, услышать то, что ты говоришь сам себе раз за разом, от другого, от того, кого уважаешь и кому доверяешь.</p>

    <p>Ямамото смеётся, смеётся, <span class="pItalic">смеётся</span>.<br>
      Боль от перелома не чувствует, но чувствует себя полнейшим идиотом. Последняя стена треснула обречённостью в унисон сломанной кости: и какой, в конце концов, во всём этом смысл?</p>

    <p>А~аахаха, <span class="pItalic">так</span> будет лучше.</p>

    <p>Решимость и упрямство. Глухой рык в подкорке сознания: «Что делаешь ты? Неужели и правда настолько слаб? Что и кому докажешь ты этим, придурок?»</p>

    <p>Удивление и спутанные эмоции, когда опоры под ногами и правда больше не чувствуешь — стремительное падение выжигает кислород, взглядом цепляешься за фигуру Савады Цунаёши: глупее ситуации быть не может.</p>

    <p>Вдох, обжигающий воздухом лёгкие, осознание, хлёстко бьющее пощёчиной: ж и в.<br>
      Благодарность другу, обещание самому себе — <span class="pItalic">никогда больше</span>.</p>

    <p>Наверное, у каждого хоть раз в жизни бывает так, что он позволяет себе слабость.<br>
      Наверное, нужно просто вдохнуть поглубже и выдохнуть медленно, возвращая себе концентрацию, способность трезво мыслить. И улыбнуться так, как никогда до этого не улыбался, смеяться громче, обнимать друга крепче и говорить, не держать в себе, давая обещание и уверяя: «Ну-ну, всё же отлично!» — всё проще, чем кажется, всё может быть отличной забавой — сыграем же вместе, так куда веселее.</p>

    <hr>

    <p>Когда смешной ребёнок в смокинге говорит, что он наёмник семьи Вонгола и что Ямамото тоже будет частью Семьи — Ямамото смеётся. Ямамото говорит:</p>

    <p class="pAlegreya">— Разве ты так не делал, когда был маленьким? Не играл в полицейских и бандитов?</p>

    <p>Когда малыш говорит, что глава Семьи — Цуна, Ямомото думает, что это хороший выбор. Ему нравится такой расклад: Цуна кажется наиболее подходящим кандидатом на роль «босса мафии», Цуне он доверяет и не столь важно, что то не более чем игра. Ямамото думает, что даже такие детские забавы сближают, что это — весело. Ямамото говорит:</p>

    <p class="pAlegreya">— Тогда позволь мне тоже стать частью семьи Вонгола. </p>

    <p>Когда «наёмник Семьи» говорит, что для начала нужно пройти тест на вступление — Ямамото улыбается. Ямамото смеётся, снова, и с лёгкостью соглашается с условиями этого маленького ребёнка. Раз то цена на вступление, то почему бы и да? Разве это — не весело?</p>

    <p>Ямамото нравилось. Нравилась игра, разделённая на нескольких людей. Наверное, рядом с ними он чувствовал себя по-настоящему счастливым.</p>

    <hr>

    <p class="dQuote">Это внешкольная ролевая игра в мафию, да?</p>

    <p>Наверное, именно в момент нападения на учеников Намимори, Ямамото впервые подумал о том, как далеко могут зайти их игры. Наверное, именно тогда он впервые почувствовал что-то схожее со злостью, а привычное добродушие сошло на нет, искажая мягкие черты лица неприкрытым желанием отомстить за друга.<br>
      Ямамото всё ещё не верит в мафию, для Ямамото всё то лишь детская игра, с не-детскими сражениями. Стычки между школьниками — такое случается. И он совершенно не чувствует страха, когда ему говорят, что он — следующая жертва, что как с ним разберутся, то убьют остальных. Ямамото привычно смеётся. Всё это было куда увлекательнее, чем он мог себе представить. Всё это было удивительно правдоподобным и реалистичным. Он не боится боли, но помнит о приближающемся турнире по бейсболу и так легко перегрызенная бита, подаренная ему малышом, не может оставить равнодушным: что ж, правила игры ему более чем ясны. Ямамото не боится, удивительный допинг его противника восхищает, а «битва» кажется интересной, но: Ямамото не хотелось бы лишний раз подставляться под удар, рискуя пролететь в предстоящем матче и подставить команду.</p>

    <p class="pItalic">Но.</p>

    <p class="dQuote">Ой-ой, дай мне передышку Цуна. Разве я раньше не говорил? После того, как ты тогда спрыгнул с крыши, человека, считающего, что бейсбол важнее друзей, больше нет.</p>

    <p>То ничего не стоит, если в <span class="pItalic">его</span> сражении может пострадать друг.</p>

    <p>Да, конечно: тело — его главное оружие в бейсболе.<br>
      Да, конечно: нужно быть осторожным.</p>

    <p>Но Ямамото улыбается, подкидывая камень в руке. Ямамото улыбается, но взгляд серьёзный и цепкий, но тут и думать не о чём: он не колеблется — победить в этой игре очень просто.</p>

    <p>Ямамото подставляет правую руку и чувствует, как чужие не-игрушечные клыки смыкаются на ней, раздирая плоть так просто и легко, что Такеши не сомневается: сомкни он их сильнее и кость будет раздроблена. Один удар рукоятью в висок, чтобы того вырубить — этого достаточно. Ямамото не жалеет, улыбается: с такой раной он сможет играть.</p>

    <hr>

    <p class="dQuote">Уровень вашей силы сейчас не принесёт ничего, кроме беспокойства.</p>

    <p>Ладно, чёрт, это было обидно.<br>
      Проиграть вот так, не успев ничего толком и сделать.<br>
      Ямамото казалось, что это ничего, что у него совершенно нет никаких навыков мечника.<br>
      Ямамото казалось, что он сможет справиться, ему хватит его собственных умений, скорости и реакции.</p>

    <p class="pItalic">Не хватило.</p>

    <p>Всё заканчивается так же быстро, как и началось.<br>
      Он совершенно не понимал, что происходит и, по началу, это казалось не более чем случайной стычкой, в которой он так позорно продул. Он просто не мог пройти мимо и хотел помочь.</p>

    <p class="pItalic">Не смог.</p>

    <p>Кольцо в почтовом ящике вызывает лишь недоумение и восторга Гокудеры Ямамото не поддерживает, когда Реборн начинает объяснять. Да, игры в мафию это весело и интересно, но он, в первую очередь, бейсболист и не может позволить себе украшений на руках, да и не хочет, если уж быть совсем откровенным. Ямамото не очень (совсем) не понимает о чём говорит малыш и думает отстранённо, что у этой игры слишком много подводных камней, что она всё меньше становится похожей на простую забаву. Ямамото говорит прямо, что не может оставить у себя кольцо и уже собирается отдать его, но.</p>

    <p class="pAlegreya">«... если вы их оставите, у вас появятся проблемы!!! Этот длинноволосый парень снова нападёт на вас!»</p>

    <p>Ямамото понимает: он не готов так просто смириться с проигрышем. Если то залог встречи с ним, то...</p>

    <p class="pAlegreya">«И ещё, он придёт только через десять дней!»</p>

    <p>... десяти дней достаточно будет, чтобы стать сильнее.<br>
      Десяти дней достаточно, чтобы обдумать всё и улучшить свои навыки фехтовальщика.</p>

    <p>Ямамото знает, кто сможет ему в этом помочь.</p>

    <p class="pAlegreya">«Но, не забывай, Такеши: меч для меня, как для тебя твой бейсбол».</p>

    <p>Ямамото на самом деле не ожидал, что отец так серьёзно отнесётся к тренировкам.<br>
      Ямамото на самом деле не подозревал, что его отец <span class="pItalic">настолько</span> сильный.</p>

    <p>Но в этот раз Ямамото был настроен серьёзно. В этот раз, на эти десять дней, он забудет о бейсболе, он будет тренироваться столько, сколько понадобится. Впитывать каждое движение отца, каждый вздох, не теряя ни минуты, ни мгновения, что можно уделить отработке приёмов. Чтобы это вбилось в сознание, чтобы запомнило тело. Чтобы в следующий раз — не ошибиться.</p>

    <p class="pAlegreya">«То, что во время войны бросало многих людей во тьму. Меч убийств».</p>

    <p>Это врезается в памяти и затихает, выжидая момента: «Убийство? .. что это такое?» — Ямамото не собирался убивать, он здесь не для этого.</p>

    <p class="dQuote">Разве мы всегда не спасаем других?</p>

    <p>Ямамото улыбается, как обычно. Смеётся всё так же беззаботно и непринуждённо. И обязательно приходит на каждую битву: поддержать, быть рядом — ничего не упустить. Но тренируется каждый день, каждую ночь и чувствует, как тянет в груди в нетерпеливом предвкушении. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь у него будет вызывать подобные эмоции не бейсбол — встреча с сильным противником, где залог победы в навыках мечника.</p>

    <p>Ямамото не видит правым глазом, чувствует, как рубашка прилипает к коже, мокрая от воды и его собственной крови. Холодный камень неприятно впивается под лопаткой, шум воды и чужой голос воспринимаются фоном. Он на самом деле верил, что на этот раз сможет победить.<br>
      Ямамото отстранённо думает, что отец даст ему взбучки за то, что он проиграл. Ямамото думает, что это даже немного обидно, а ещё, что Скуало восхитительно силён: слухи не врали. Ямамото не хочет оправдывать себя тем, что у него меньше опыта, он просто хочет <span class="pItalic">победить</span>. Он просто, наверное, переоценил себя или недостаточно много тренировался.</p>

    <p>Ямамото не боится.</p>

    <p>Он прекрасно понимает, что в этот раз ставка — его собственная жизнь. Даже если кто-то победит, не убивая: едва ли проигравшему позволят так просто уйти — прошлые битвы прекрасно дали понять, чем всё может всё закончиться.</p>

    <p class="pItalic">Мафия, да?</p>

    <p>Ямамото не боится, но чувствует лёгкую горечь, понимая, что и восьмую форму Скуало с лёгкостью обойдёт.</p>

    <p>Ямамото улыбается.</p>

    <p>А потом понимает. Наконец-то понимает, что именно имел в виду отец, когда говорил, что стиль Шигуре Соэн Рю — безупречный, сильнейший и непревзойдённый. И этого достаточно, чтобы снова подняться на ноги. Да, у Ямамото совсем нет опыта — это его первый серьёзный бой. Да, Скуало потрясающий мечник, уверенный в своих силах, прошедший не одну битву, но сейчас Ямамото это только на руку, но сейчас — то его, Ямамото, козырная карта. И он не упустит её. Если шанс на победу застать врасплох — он этим воспользуется. Если шанс на победу пойти дальше, переступая выученное — он это сделает. Ямамото признаётся честно, с улыбкой, так по-детски беспечно: это всё, что он знает, у него больше нет атак, которые можно было бы противопоставить Скуало. Ямамото умеет немного, чтобы так, серьёзно, чем занимался бы с упоением, но нет никого, кто любил бы бейсбол больше него. Но стиль, что так любит отец — несокрушим. </p>

    <p class="pAlegreya">— Уцуши Аме.</p>

    <p>То, что так любит он и что так любит отец.<br> Произносит на выдохе, подцепляя остриём меча цепочку с кольцом на чужой шее.</p>

    <p>Улыбается широко и открыто, точно не он весь истекает кровью, точно не было ничего: <span class="pAlegreya">«Я победил».</span></p>

    <p>И злится, когда Скуало буквально отпинывает от себя, не позволяя вытащить, но позволяя акуле закончить то, что не закончил Такеши.</p>

    <p>Такие правила игры ему совершенно точно не нравились.</p>

    <hr>

    <p class="dQuote">Я думаю, это хорошо, что мы пришли сюда. Мы сами делаем наше будущее своими руками.</p>

    <p>Битва Колец заканчивается хорошими вестями: все живы.<br>
      Битва Колец заканчивается вечеринкой и громким смехом.</p>

    <p>Всё вернулось на круги своя и Ямамото, улыбаясь, ступает на бейсбольное поле: десять дней — на десять дней он запретил себе даже думать об этом. Бита привычно и приятно лежит в ладони, Ямамото замахивается...</p>

    <p>Хлопок.</p>

    <p>... вместо бейсбольного поля — трущобы.</p>

    <p>Гокудера кричит — <span class="pItalic">хорошо, что нашёлся!</span> — Гокудера срывает голос:</p>

    <p class="pAlegreya">— Убирайтесь отсюда сейчас же!!!</p>

    <p>Ямамото думает: <span class="pAlegreya">«Где мы?»</span></p>

    <p>Гокудера взволнован, сверху незнакомый голос. Ямамото не разбирает слов, но чувствует опасность. Рядом с ним: И-Пин, Хару и Ламбо.</p>

    <p>Ямамото думает: <span class="pAlegreya">«Я должен...»</span> — и закрывает их собой, заставляя лечь на землю, принимая удар на себя.</p>

    <p class="dQuote">— Ямамото из будущего не достиг тесной связи между мечом и кольцом Дождя. Он использовал меч, который не трансформировался. Но связь между Шигуре Кинтоки и кольцом Вонголы ещё неизученный фактор. Тебе решать, как его лучше использовать.
      <br>
      <span style="margin-left: 20px;">— ... понятно. Я беру его с собой. Всё-таки я унаследовал технику Шигуре Соэн Рю от моего отца.</span></p>

    <p>Ямамото никогда не хотел знать о будущем. Но сейчас он рад, что смог оказаться здесь, на почти-десятилетие вперёд.</p>

    <p>В этом будущем нет места, где можно было бы чувствовать себя спокойно. В этом будущем взгляд у Цуны болезненно-тяжёлый, Гокудера взвинчен больше обычного, девочки прячут тоску в готовке и играх с детьми.</p>

    <p>Оно пахнет пылью, отчаянием. Кровью.</p>

    <p>В этом будущем нет малыша.<br>
      <span style="margin-left: 20px;">Нет Цуны.</span><br>
      <span style="margin-left: 20px;">Отца — тоже нет.</span></p>

    <p>Ямамото впервые в полной мере понимает сказанные тогда, в прошлом, отцом слова. Они эхом в голове, его голосом: <span class="pAlegreya">« ... бросало многих людей во тьму, меч убийств».</span><br> Ямамото впервые думает, что он мог бы...</p>

    <p>Ямамото рад, что он оказался в будущем.</p>

    <p>Он улыбается привычно тепло и крепко сжимает рукоять Шигуре Кинтоки: это будущее — он его изменит.</p>

    <p class="dQuote">Во время урагана дождь превращается в ливень.</p>

    <p>Битва с Гаммой — второй его проигрыш.<br>
      Но это поражение не несёт за собой горечь: это поражение дало куда больше, чем отняло. Да, они до постыдного слабы в этой эре. Да, возможно, даже Ямамото было страшно. Страшно, от того, что он, будущий он, позволил всему этому произойти. Страшно, от того, что он прекрасно осознавал свой предел. Страшно, потому что Гокудера — не доверял настолько, что становилось не по себе. Чего они стоят, если не могут даже прикрыть спину друг друга? Страшно: потому что он понимал Гокудеру, как никто другой.<br>
      Но это поражение заставило стену между ними треснуть, помогло просто — поверить; снять напряжение и выдохнуть наконец, принимая действительность.</p>

    <p class="dQuote">Когда наша тренировка закончится, я бы хотел, чтобы ты продолжал улыбаться. Как я и обещал. Я расскажу тебе свой секрет.</p>

    <p> Им всем нужно было стать сильнее. И тем, кто решил тренировать Ямамото, был Реборн. Ямамото ждал этого с нетерпением.</p>

    <p>Малыш был по-настоящему удивительным.<br>
      Малыш был первым, от кого Ямамото почувствовал настолько сильную ауру убийства и, неловко признаваться даже самому: по началу он решил, что это кто-то другой. Будь то реальный бой — у Такеши не было бы и шанса выжить. Пропасть между их силой была слишком велика. Но то — восхищало. Заставляло кровь течь по венам быстрее. Это совсем не было похоже на бейсбол, но так же затягивало. И Ямамото искреннее был благодарен малышу за эти тренировки. И, конечно же, Скуало — за видео, что тот снял для него. Удивительно, не правда ли? Скуало все свои бои снимал, чтобы научить Ямамото!<br>
      Ямамото понимал: у него нет такой любви к фехтованию, как у Скуало. У него — совсем другое. Но Ямамото был благодарен. На самом деле. Он чувствовал, как становится сильнее с каждым днём. Он чувствовал уверенность: <span class="pAlegreya">«Я справлюсь».</span></p>

    <p>Не справился.</p>

    <p class="pItalic">Проиграл.</p>

    <p>Так нелепо. Зазнавшийся, не приняв достаточно серьёзно противника.<br>
      Да, та битва единственная, когда он по настоящему почувствовал страх: аура убийцы у Генкиши была сильнее, чем у Реборна на их тренировках, но. Ямамото казалось, что он достаточно сильный, чтобы победить его. Что ему хватит того опыта, что он получил:<br>
      Одну позицию сменяешь другой, парализуешь его, прекрасно зная — на собственном опыте зная — насколько это мощная атака. И... не принимаешь во внимание самое главное: Генкиши — Туман. А Туман всегда обманывает, в битве с ним нельзя верить собственным глазам.</p>

    <p>Ямамото проигрывает.</p>

    <p>И то могло стать роковой ошибкой, если бы всё изначально не было заковыристым планом Ирие Шоичи.</p>

    <p class="dQuote">Знаешь, когда я дрался с Генкиши... я был уверен, что смогу выиграть... что обязан это сделать, чтобы вернуться домой. Но разница в силе была ужасающей — меня избили. Моё зазнайство исчезло и я решил, что преодолею себя... я не воспринимал серьёзно стиль невидимого меча — я опозорил Шигуре Соэн Рю.<br>
      И всё это...<br>
      Я не знаю, что лучше. Я хочу что-то сделать ради остальных.<br>
      И я не сразу это понял.<br>
      И я прекрасно знаю, что это опасно, но.</p>

    <p>Ямамото больше не колеблется.</p>

    <p>Ожидание было утомительным. Битва с Бьякураном — лишь отсроченное, отложенное на десять долгих-коротких дней. Каждый тренируется с наставниками, Ямамото — один. Девчонки устраивают бойкот, а потом...</p>

    <p>До боли знакомый голос оглушает и Ямамото не может сдержать улыбки.</p>

    <p>Ямамото только и успевает, что произнести его имя — Скуало встречает его чередой ударов, бьёт до тех пор, пока Такеши не теряет сознание.</p>

    <p>Лучшего тренера сложно найти. Без шуток.</p>

    <p>Ямамото смеётся, когда они сидят у костра. Ямамото говорит как есть: что чувствовал тогда, проиграв, что чувствует сейчас, о чём думает. Поражение — тоже опыт. И дважды он не наступит на одни и тежи грабли. И сейчас, пока они здесь: он больше не будет колебаться и, если надо, он будет полностью, всецело и всей душой предан мечу — не бейсболу.</p>

    <p>В нём больше нет страха.</p>

    <p>Его больше ничего не сдерживает.</p>

    <p>И он может снова, встречаясь лицом к лицу с противником, улыбаться привычно-непринуждённо, совсем неуместно. И он может казаться не-серьёзным, но: второй раз он ему не проиграет.</p>

    <p>Ямамото Такеши всё ещё — <span class="pItalic">всегда</span> — не любит проигрывать.<br>
      А стиль, который ему передал, доверил отец: всегда совершеннен и безупречен, пределен и непобедим.</p>

    <p>Ямамото побеждает Генкиши.</p>

    <p>Но — не убивает.</p>

    <p>Это делает за него Бьякуран.</p>

    <p>Впору смеяться: каждый норовит закончить за ним то, что сам Ямамото не делает, точно так желая осквернить то, что столь дорого Цуне — <span class="pItalic">они не убийцы.</span></p>

    <p>Вот только в этот раз чудесного спасения не будет.</p>

    <p>Впору смеяться: Ямамото снова не хватило сил — нужно было только разрушить барьер, от цели его отделял один чёртов барьер, но Ямамото на это понадобилось слишком много времени.<br>
      Нет, Ямамото не сокрушается над этим и не впадает в депрессию, Ямамото просто понимает — ему нужно быть сильнее, ещё сильнее, если он хочет быть надёжной опорой для друзей.<br>
      Ямамото не любит проигрывать. Но умеет принимать поражения и улыбаться позже так же, как и раньше, точно ничего серьёзного и не случилось.</p>

    <p class="dQuote">Если бы не Скуало, то от нас остался бы лишь пепел. Ничто не сравнится с умениями Варии.</p>

    <p>Один из Венков находит их слишком быстро, Скуало рычит и прогоняет их. Скуало говорит:</p>

    <p class="pAlegreya">— Пора подымать мне мой собственный ураган, чистый и безмятежный...</p>

    <p>И если Скуало говорит, что с ним всё будет в порядке — Ямамото ему верит. У него нет причин не-верить. Но когда база взрывается, Ямамото готов ринуться обратно, наплевав на всё, <span class="pItalic">переживая</span>. Спасибо малышу, что его останавливает. Спасибо дяде с лапшой, что помогает им укрыться. Но, в конце концов, Ямамото, с небольшой командой, всё равно отправляется на место взрыва и успевает как раз во время, уже со Скуало, на подмогу.</p>

    <p>Цуна удивительный. Цуна справляется с Бьякураном, что казался слишком-сильным, непобедимым, снимая оковы с колец, позволяя принять им истинную форму. Даруя возможность дышать свободно, полной грудью: всё закончилось.</p>

    <hr>

    <p>Прошлое встречает их всех ярким солнечным днём, воспоминаниями о будущем, сувенирами из будущего: кольца с их животными.<br>
      Прошлое встречает их новыми друзьями, предательством и очередными битвами, но.</p>

    <p>Ямамото больше не проиграет.<br>
      <span style="margin-left: 20px;">Ямамото больше не будет недооценивать врага.</span><br>
      <span style="margin-left: 20px;">Ямамото знает всю ужасающую мощь носителя атрибута Тумана.</span></p>

    <p>Ямамото меняется незримо, но безвозвратно: беззаботному мальчишке знакомо желание убивать — оно может скрываться за мягкой улыбкой, оно в каждой атаке, точно выверенной, во взгляде, легко читающем чужие движения.</span>
    </p>

    <hr>

    <p class="dQuote">Если совершишь ошибку — лучше сразу рассмеяться.</p>

    <p>Ямамото добродушен и прост. Прост настолько, что становится сложно. Ямамото кажется наивным и легкомысленным, легко прощает обиды и крайне редко выходит из себя. Ямамото много смеётся, всегда — улыбается. Мягким дождём смывает печаль и тревоги.</p>

    <p>И если Небо охватывает всё и всё видит, являясь опорой, то Дождь — его слёзы: яростным ливнем он может стереть всю грязь и все невзгоды, расчищая дорогу.</p>

    <p>Ямамото не говорит лишних слов, но всегда поддержит:<br>
      <span class="pAlegreya" style="margin-left: 20px;">«Не хочешь возвращаться домой? Приходи ко мне».</span></p>

    <p>За теплом улыбки — внимательный взгляд, понимающий больше нужного.</p>

    <p>Ямамото — прирождённый убийца.<br>
      <span style="margin-left: 20px;">Талантливый и бесстрашный «бейсбольный придурок».</span></p>

    <p>Ямамото — истинный хранитель Дождя:<br>
      <span style="margin-left: 20px;">Он тот, кто может смыть всю кровь, стабилизируя бой, но вместе с тем — дарует умиротворение.</span> Лёгкий на подъём, он создаёт впечатление беззаботного и непринуждённого парня.<br>
      Он тот, на кого всегда положиться, кто примет с улыбкой, не задавая лишних вопросов. С кем можно посидеть в тишине или порубиться в приставку.</p>

    <p>Ямамото — олицетворение спокойствия и добродушия.</p>
  </div>

  <div class="content">
    <ul class="listInfo">
      <li>смеётся в любой непонятной ситуации;</li>
      <li>чешет затылок от смущения или чувства неловкости;</li>
      <li>хорошо готовит;</li>
      <li>есть своя небольшая квартира в Италии, о которой почти никто не знает;</li>
      <li>имеет права на вождение и собственный мотоцикл, о чём так же особо не распространяется;</li>
      <li>фанат бейсбола и один из ведущих в нём игроков;</li>
      <li>новые знания впитывает, как губка: достаточно раз увидеть, чтобы повторить.</li>
    </ul>

    <script type="text/javascript">
      function view(n) {
        style = document.getElementById(n).style;
        style.display = (style.display == 'block') ? 'none' : 'block';
      }
    </script>

    <div class="tt" onclick="view('t1'); return false">
      <p>Оружие и техники.</p>
    </div>

    <div id="spoiler_container">
      <div id="t1" class="terms">
        <p><span class="pAlegreya">Ранг пламени:</span> А.</p>

        <p><span class="pAlegreya">Оружие:</span> Шигуре Кинтоки — шинай, что превращается в катану только при использовании стиля Шигуре Соэн Рю.</p>

        <p class="pAlegreya">Существует две Камбио-формы:</p>

        <ul class="listInfo">
          <li>Четыре неправильных меча Асари Угецу.<br>
            Коджиро соединяется с Шигуре Кинтоки и принимает форму более длинной катаны, что полностью окутана пламенем Дождя.<br>
            Гарда приобретает форму ласточки, с выгравированной в центре цифрой «I», что символизирует связь с Первым поколением. Вдовесок, появляются три коротких меча, но вместо лезвий — чистое, концентрированное пламя. Использует их как для атаки, так и для более мобильного перемещения.</li>
          <li>Версия Х.<br>
            Помимо того, что приобретает две катаны (Джиро и Коджиро), так же меняется одежда на традиционную в кендо.<br>
            Одна катана может чувствовать присутствие, запах противника и передавать полученную информацию другой.</li>
        </ul>

        <p><span class="pAlegreya">Инвентарь:</span>

          <ul class="listInfo">
            <li>Кольцо Вонголы, атрибут Дождя.</li>
            <li>Две коробочки атрибута Дождя:
              <ul class="listInfoUl">
                <li>Ласточка, Коджиро. Способна создавать волну пламени дождя, лёгкий дождь и даже ливень, что помогает скрыть присутствие. Помимо прочего, обладает стандартным свойством Дождя — умиротворением: замедляет всё, чего коснётся Дождь.</li>
                <li>Собака, Джиро. Охраняет три коротких меча.</li>
              </ul>
            </li>
          </ul>

          <p><span class="pAlegreya">Стиль боя и основные техники:</span></p>

          <p>Специализируется на стиле Шигуре Соэн Рю, так же известном, как «невидимый меч».<br>
            В основе стиля лежат как защитные, так и атакующие формы. Для наибольшей результативности, совмещает атаки с Пламенем и, при возможности, использует воду в битвах.</p>

          <p>Изначально перенял от отца восемь форм: четыре защитных и четыре атакующих, — позже создал ещё четыре атакующие формы и одну комбинированную.</p>

          <p>При необходимости, использует скопированный у своего учителя, Суперби Скуало, приём:</p>

          <p><span class="pAlegreya">Атакко ди Скуало</span> — использует совместно с транквилизирующим пламенем Дождя, что усиливает эффект атаки.</p>

          <p>Так же способен использовать собственное Пламя, как <span class="pAlegreya">радар</span>: распространяя на большую территорию слабо концентрированное Пламя, может почувствовать чужую атаку, что позволяет во время среагировать и продумать дальнейшие действия.</p>
      </div>
    </div>
  </div>
</div>[/html]

Небо свинцовое, кажется, в любой момент рухнет, раздавит своей тяжестью, прогнёт хребет, вторит Ямамото: буря собирается, погода не шепчет — предрекает, яркими вспышками, что ломают небо пополам, заставляя то содрогаться раскатами грома и оглушая, погружая весь мир во тьму. Вот-вот обрушится на землю дождём, проливным ливнем. Таким, что способен выбить стёкла, болезненно бьющим по коже, собирающим из ручьёв — реки, поднимающим воду в считанные секунды. Но дождя нет. Стрелка барометра кренится назад, отсчитывая гектопаскали слишком быстро, замирает на цифре девятьсот пятьдесят два, предвещая не просто дождливую погоду — шторм, но не делая решающий оборот, лишь подрагивает, будто в нерешительности.

Ямамото давно не считал, что всё это игры в мафию. Раньше, чем думают многие. Ямамото всегда неизменно улыбался. Беспечно и добродушно, будто не зная тяжести бремени, что каждый из них, ещё подростком, нёс на своих плечах. Будто, не осознавая всей серьёзности происходящего и того, как радикально переменилась их жизнь, как ветер непринуждённости сменился на опасное и удушающее: эта жизнь не для детей — эта жизнь всегда за кадром, о ней, потом, снимают кино, тяжёлые триллеры и детективы без хорошего конца. Но Ямамото улыбался. Смеялся заливисто и мягко: дождь смоет всё — все горести и всю тоску, сомнения и страхи; даже кровь — смоет. Дождь соединит небо и землю, не чувствуя расстояния, обернётся ураганом бушующим, принесёт за собой яркое солнце: всё будет хорошо, ты всё ещё можешь улыбаться, дышать полной грудью , ты всё ещё — всегда — не один, и каждый из них, Хранителей, протянет руку, поможет подняться, если споткнёшься, не отпустит и не останется в стороне.

Ямамото давно не считал, что это просто очередная увлекательная игра. Ямамото всегда осознавал, что угроза реальна. Глупо убеждать себя в обратном, когда слышишь и чувствуешь, как собственные кости ломаются, когда крови так много, что белая рубашка полностью пропитана ей: не отстирается. Проиграл? Нужно просто стать сильнее. Тренироваться усерднее. Отложить хобби и даже детские мечты на потом. Беззаботность в улыбке и во взгляде, за ней — стальная решимость, уверенность, которую, кажется, ничто не могло пошатнуть.

Ямамото всегда улыбался.
Они — всегда побеждали.
И не только потому что им везло. Каждый из них возложил на фундамент Семьи Десятого Вонголы своё детство и мирные дни. Каждый из них тренировался до тех пор, пока не оставалось сил даже на то, чтобы пальцем пошевелить. Каждый из них сражался до последнего, перешагивая свой же предел. Им было за что сражаться и ради чего: ради безоблачных дней и шумных встреч, громкого смеха и тихого счастья, фейерверков в ночном небе, школьных дней, когда ты просто ученик старшей школы, совместных встреч в «Такесуши».

Шрам на подбородке жжёт огнём и пульсирует, Ямамото сжимает пальцы на рукояти катаны до хруста костяшек, задерживая тёмный взгляд на нетронутой огнём вывеске. Ступает внутрь, тут же чувствуя удушающий запах гари, что забивается в ноздри вместе с запахом крови, раздирает горло и грудную клетку, отравляет лёгкие.

Дождь пройдёт. Тучи разойдутся и растают в небе, оставляя после себя лишь лёгкую дымку. Солнце снова взойдёт.

«Да угомонись ты, тупая корова!»

Голос Гокудеры эхом из прошлого, Ламбо забрался на стол, потешно виляет бёдрами, вытанцовывая и опрокидывая кружку с горячим чаем, разбивает её с дребезгом.

«Извини, Ямамото, я сейчас всё уберу...»

Виновато улыбается Цуна, резко подскакивая и роняя стул.

«Как правая рука Джудайме, я помогу!»

Ламбо болтается в чужих руках, не сдерживает капризного: «Глупый, глупый Гокудера! Отпусти великого Ламбо-сама!»

«Экстремально вкусные суши, Ямамото!»

Рёхей со всей дури бьёт кулаком по столу, искрит энергией, которой всегда было — слишком, ослепляет и согревает. Влезает в перепалку с Гокудерой.

«Такеши, вот, возьми, пусть возьмут с собой».

Голос отца болью простреливает между рёбрами.

Кровь на полу. Кровь на стенах. На стойке и обугленных, выбитых окнах. Кровь сожжённая, как и всё остальное, въелась намертво в почерневшее от огня дерево. Ямамото тяжело ступает, стискивая зубы до боли в скулах, сводит брови вместе и давится прогоревшим воздухом, копотью. Тело Цуёши Ямамото не было найдено. Почему?

Ямамото задерживает взгляд на стойке и чувствует, как мелко вздрагивают пальцы: он вдруг понимает слишком отчётливо — отец больше не улыбнётся ему, встречая, отца голос он больше не услышит.

Отца больше нет.
Он мёртв.
Убит.

Осознание бьёт сильнее, чем удар врага, режет сильнее, чем чужой меч. Осознание — ломает позвоночник, сжимает сердце мёртвой хваткой, выжигает воздух из лёгких. Тучи сгущаются, ветер выбивает остатки окна, засыпая пол обугленными осколками стекла, взгляд Ямамото темнеет, взгляд Ямамото — непроглядная тьма. Он чувствует жгучую ненависть, что заглушает скорбь, он хочет — отомстить. Убить каждого, кто был к этому причастен.

Это ведь закономерно, не правда ли? Этого стоило ожидать. Ямамото сам просил отца уехать в Италию, Ямамото говорил: «Сейчас находиться в городе небезопасно». — Отец качал головой и улыбался, положив ладонь на плечо, отвечал: «Беспокоишься? Не стоит. Меня не так просто победить, Такеши!» — Ямамото, загоняя страх и сомнения глубже, не спорил, но оставил ему Шигуре Кинтоки. Это была одна из причин, почему он ходил с другим оружием. Вторая — ему так и не удалось добиться идеального баланса колец и Шигуре. Сейчас, когда ход сражений резко переменился с появлением у каждого бойца  коробочек, что даровали запредельные способности, полагаться полностью на стиль, передаваемый из поколения в поколение, Ямамото не мог.

«Но помни, Такеши... для меня фехтование — это тоже самое, что для тебя бейсбол. Это не просто игра... стиль Шигуре Соэн Рю — сильнейший, непревзойдённый и безупречный!»

Ямамото находит взглядом Шигуре Кинтоки, думает, что даже сталь его пропитана гарью и кровью, что гарь и кровь легко стереть со стали. Но от запаха — не избавиться. Ямамото кажется, что сам он — из огня, обугленный, выжженный. Ступает на обгорелые татами и запрокидывает голову, закрывая глаза. Ямамото помнит, сколь беспечен был, когда отец первый раз его сюда привёл. Помнит, что все десять дней, почти без сна, тренировался, жадно впитывая чужие знания. Гордость отца во взгляде, когда Ямамото смог повторить безупречно каждую стойку, каждый удар. Ямамото помнит каждое слово. Запах чая. Помнит, что в тот момент они стали ещё ближе друг с другом, откровеннее и честнее, помнит, как всё это казалось — неизменным и нерушимым, так будет всегда. Но всегда — сущая ложь. А он был беспечен. Первый, кто примет удар не они сами — их близкие, друзья и семья. Ямамото не было рядом. Никого не было рядом. Никто не помог. И теперь нет — ничего. Даже дома нет, лишь руины и пепелище, лишь память и только.

Звук отворяющихся сёдзи почти безмолвен, но Ямамото улавливает его и чувствует, как струны внутри натягиваются до предела, перехватывает крепче катану и шинай, медленно оборачивается. Он чувствует не пожар в груди от жгучей ненависти — такое же пепелище. Он собран, не смотря на, но рука не дрогнет, но рука — жаждет отнять чужую жизнь, жизнь того, кто повинен в этом.

Звон цепи перезвоном колокольчиков, что музыкой ветра оповещают о госте, но нет в этом мелодичности нисколько — это сжатое, мрачное, знакомое. Глухой смех застревает в горле, когда Ямамото слышит голос: и правда, кто ещё это мог быть, как не Гокудера? Вдыхает полной грудью отравленный воздух и на выдохе ступает в главное помещение, замирает на входе, привалившись к тонким створкам.

— Прошу прощения, господин, но мы временно закрыты, — Ямамото улыбается, закинув длинную катану на плечо, улыбается болезненно-привычно, будто ничего не было, как раньше, как всегда — воспоминанием из прошлого, — неплохо они постарались, а? Придётся приложить не мало усилий, чтобы восстановить всё, — его голос не дрогнет, в его голосе нет горечи, нет злости, он говорит так спокойно, почти отстранённо, словно это и не его дом вовсе, — они и правда хотят убить нас и ни перед чем не остановятся, — он смеётся тихо, но в этот раз смех насквозь фальшивый своей непринуждённостью, но пальцы на шинае сжимает так сильно, что не сразу понимает сам, что приходится заставлять себя расслабиться. Он — Хранитель Вонголы. Он уже позволил себе больше нужного, потеряв несколько драгоценных дней. Но ещё один, Цуна, дашь ли ты ещё один день, чтобы закончить всё?

СВЯЗЬ:

Даби.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Мне, пожалуйста, мафии и вот этого всего: уж больно интересная игра!

Отредактировано Yamamoto Takeshi (2021-07-06 14:59:47)