no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » А грехи у нас с тобой одни


А грехи у нас с тобой одни

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Felix Yusupov х Fyodor Basmanov
https://i.postimg.cc/66Y6Bh30/photo-2021-07-05-00-16-12.jpg
ost

Вальпургиева ночь 1968 года. Великий бал у Сатаны, на который впервые является его сиятельство князь Феликс Юсупов, почившей в прошлом году в Париже. Это его первый выход в свет после смерти, в то время как Фёдор Басманов уже потерял счёт всем тем скучным балам, которые он успел посетить за эти долгие годы по ту сторону бытия.

[nick]Felix Yusupov[/nick][status]Ай эм из князь. [/status][icon]https://i.postimg.cc/sDqnWtxg/PSX-20210704-213708.jpg[/icon][sign]Яркий луч засиял мне из пошлости тьмы (с)[/sign][fandom]Григорий Р.[/fandom][lz]Сердце усталое
Счастье узнает вновь.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-07-04 23:34:45)

Подпись автора

Да, сколько в силах наших, я хочу
Сегодня возвеличить Диониса (c)

+1

2

[nick]Fedor Basmanov[/nick][status]Прекрасен лицом, гнусен душою[/status][icon]https://i.postimg.cc/3RMsj50F/3240-A59-E-3395-4-C6-E-92-A3-8-B3-A33-F062-B0.jpg[/icon][sign]А вы там не мёрзнете, на вершине ваших моральных устоев?[/sign][fandom]Князь Серебряный[/fandom][lz]Бан за то, что опричник и содомит, и что в летнике бабьем перед царем пляшет [/lz]

Каждый год на Вальпургиеву ночь, в тот самый миг, когда природа меняет маску весны на обличие лета, Великий Князь Тьмы устраивает бал. Место проведения разнится год от года, но неизменно одно — в эту ночь происходят грандиозные преображения. Крохотные комнатушки оборачиваются огромными многоколонными залами, размахом коих могут позавидовать храмы древних цивилизаций. А души умерших, томящихся в загробье, вновь обретают свои тела и могут насладиться коротким возвращением к жизни земной. Ни один живой не ждёт так какого-либо из своих праздников, как ждут обитатели адских глубин этого часа.

По законам людским бал длился всего одну ночь. Но для гостей эта ночь была будто бы длиною в несколько дней. Не только пространство, но и течение времени послушно менялось по мановению руки Мессира. Каждый из умерших и не переступивших жемчужных врат мог вкусить наконец радости и восхвалить Покровителя на роскошном пиру, появившись в наиболее любимом своём обличии из жизни прошлой, и после  вдоволь предаться земным увеселениям.

Это был примерно четырехсотый выход Феди в свет. Надо признать, бывший  опричник уже сбился со счёта. Поначалу он жаждал этого события как глотка ключевой воды. Хоть ненадолго почувствовать себя вновь живым, сменить тлен на плоть и вернуться в свой лучший облик, и вновь увидеть его. Своего сокола, месяца своего ясного — царя Иоанна Васильевича. Но монарх был неизменно холоден и ни взгляда не бросил в сторону некогда дорогого сердцу приближенного.

Первые сотню лет Басманов ждал бала и надеялся, что в этот раз всё изменится, и царь одарит его вниманием. Но нет. Шли годы, века, и ни разу не был удостоен Фёдор даже колкости, не то что тени былой любви. Никакие наказания ада не могли сравниться с пыткой ожидания и обманутых надежд. Нет, ни пламя, ни лёд, ни вилы, которых так боялись живые, были самым страшным испытанием на свете. Воистину — отринь надежду всяк сюда входящий. Но душа человеческая может расстаться с чем угодно, кроме надежды. Она дарит предчувствие искупления, но и она же отнимает всё это в миг, оставляя лишь горький привкус слёз в горле, да пересохшие губы. Вечный изгой. Вот оно — наказание. Быть рядом и всегда быть отвергнутым. Отвергнутым единственным, чьего внимания хотел. Дьявольская ирония крылась в том, что захоти Басманов, он мог бы по щелчку пальцев получить обожание любой персоны в этих залах. Но нет. Он хотел лишь одного.

Так и в эту ночь — Фёдор  стоял, опершись на колонну, и держал наполовину осушенный кубок с кровью, что на вкус была как терпкое сладкое вино. Одет был бывший царёв фаворит в  красный расшитый кафтан. Чёрные волосы его были увенчаны васильками, чья синева оттеняла белоснежное лицо. Сегодня Басманов казался бледнее обычного, и тени, залёгшие под глазами, были особенно резки. Это не портило его красоты, наоборот, только подчеркивало изящество черт. Печально наблюдал он за гостями, так и не вступая в танец ни с кем, лишь с тоской искал глазами знакомый силуэт.

Скучно. Всё одно. Фальшивые кипение страстей, иллюзия праздника жизни. Прах овитый плотью, только и всего. Но погодите! Кажется, грядёт запоздалый гость. Один из каминов чухнул золой, и тлеющие полена вспыхнули голубоватым пламенем. Длинные языки огня поднялись до свода камина, а затем рухнули, явив взгляду белоснежный скелет. В один миг он оброс мышцами, будто алыми лентами, а следом наросла и кожа. Зрелище могло изумить любого, однако Фёдор привык к такому за почти четыре века.  Еще пара мгновений, и в зал шагнул статный молодой мужчина, одетый по моде шестнадцатого века.  Но кто же это? Басманов знал всех людей своей эпохи. За столько лет успел он изучить лица не только знати, но и простолюдинов. Да и странно было бы первый раз явиться на бал спустя столько лет. Нет, то был верно гость из другой эпохи. Но почему же тогда  платье незнакомца было столь похоже на придворные одежды его современников?  Фёдор не мог оторвать взгляда от благородного лица. Кто ты такой? И почему ты так одет? Незнакомец же с любопытством и блеском в широко распахнутых глазах озирался по сторонам, скорее изучая окружение, нежели  пытаясь выцепить кого взглядом.

Подпись автора

http://forumupload.ru/uploads/001b/0a/fd/10/t600687.jpg
Венере назло

+1

3

Он не ждал, что по ту сторону будет так. Его всегда учили, что для грешников существуют лишь муки, и Феликс верил в это, что, впрочем, не мешало ему грешить. Но пробудившись от сна смерти, он ощутил совершенно другое. Жажду. Но не вина, воды, или же иного напитка требовало его тело. Нет. Лишь впечатлений, страсти, огня веселья, кои князь так любил при жизни, и, которых, оказался лишён здесь. В этом и заключалось его наказание — маяться словно в тисках, не имея возможности напиться вволю того, чем с рождения он был окружен. Шутка Фортуны. Фатум. Наваждение.

Но были и милости, хотя, казалось бы, их не может быть для него — убийцы, гордеца и распутника. Его лицо и тело вернули прежнюю красу. Казалось, что Феликс сейчас стал ещё краше, чем был при жизни. И он, самовлюблённый, упивался этим. Время от времени, собственная прелесть приводила его в отчаяние, ибо зачем всё это, коли некому глядеть, некому говорить тебе сладкие слова. Но всё же, теперь князь Юсупов, по крайней мере, был куда более счастливым, нежели чем был те несколько месяцев перед смертью, когда он, уже немощный, покрытый морщинами старик, ожидал прихода неизбежной.

Феликс надеялся встретить Дмитрия, но тот, умерший раньше, не желал показывается ему на глаза. Должно быть даже сейчас, по ту сторону бытия, был обижен и раздосадован за его поведение. Шокирован тем, с какой лёгкостью Феликс пережил ту роковую ночь. И это была ещё одна мука. Куда более нестерпимая, нежели чем встречи с тем несносным мужиком, благодаря которому, собственно, князь Юсупов и очутился в аду. Что и требовалось доказать — никакой Григорий Ефимович не святой, а лжец, иначе бы не оказался тут, взглядами своими смущая всех да каждого. Отчего-то каждый раз, когда князь встречал старца — на прогулке ли, или же видя издали, сердце его наполнялось злорадством. И то было почти единственным развлечением.

Поросший высокой травой сад перед покинутым, пустынным дворцом, где скользили души — князь вернулся в Архангельское, и оно было почти таким же, каким он его помнил. Вот только не ощущал он ни вкуса, ни запаха, не видел ни солнечного света, ни вдыхал прохладный воздух полной грудью. Всё было серо, пусть и привычно. Соседствовал с ним князь Николай Борисович Юсупов — пыл коего, казалось, не остудила даже смерть. Вначале они посвятили долгие ночи одним беседам — князь Николай находил своего праправнука прекрасным рассказчиком, но потом и эти разговоры приелись.

Но вот в один из бесконечных, похожих один на один день, князь Николай получил приглашение. Великий Князь Тьмы устраивал бал на Вальпургиеву ночь. Желали видеть и Феликса. О, сколько радости, сколько ликования зажглось в его глазах, когда он услышал об этом! Он тут же помчался к себе в покои, чтобы выбрать лучший костюм. Остановился на наряде старорусского князя, коим когда-то поразил в самое сердце англичан. Не прощён ли он? Или, быть может, ему дарована особая милость? Увидит ли он Дмитрия? Сможет ли поговорить с ним? Столько вопросов и ни одного ответа.

В назначенную ночь они с Николаем Борисовичем отправились на бал. Феликс всё еще не привык к своему новому телу, вернее — к тем формам, которое оно принимало. Но это не помешало ему, очутившись в бальной зале, встретить с достоинством направленные на него взгляды. Быстрый, кокетливый взор сквозь ресницы — привычно, он выцепил парочку знакомых лиц. С ними, когда-то он встречался в Петербурге. Но взгляд одного молодого мужчины заставил Феликса слегка улыбнуться. Красавец в красном расшитом кафтане, с черными кудрями и венком из васильков, был настолько притягательным, что князь Юсупов невольно ощутил укол ревности, который, впрочем, почти сразу же потушил огонь интереса и волнения — кто таков? Почему не сводит с него взора? Ему желалось увидеть Дмитрия, но позже … Он позже поищет его, такого желанного и такого неприступного. Пока Феликс лишь шагнул в ту сторону, где прислонившись к колонне стоял незнакомец, и взял кубок, полный алой густой и пьяной крови. Стрельнул глазами, чуть кивнув и улыбнувшись чернокудрому дьяволу.
[nick]Felix Yusupov[/nick][status]Ай эм из князь. [/status][icon]https://i.postimg.cc/sDqnWtxg/PSX-20210704-213708.jpg[/icon][sign]Яркий луч засиял мне из пошлости тьмы (с)[/sign][fandom]Григорий Р.[/fandom][lz]Сердце усталое
Счастье узнает вновь.[/lz]

Отредактировано Henry Winter (2021-07-13 21:27:02)

Подпись автора

Да, сколько в силах наших, я хочу
Сегодня возвеличить Диониса (c)

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » А грехи у нас с тобой одни