no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Новое небо прольётся дождями


Новое небо прольётся дождями

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Супербия Скуало х Кикё
https://i.imgur.com/F4cHS31.jpg
Всё в порядке. Я оставлю его в живых.

Иногда жизнь - она как тетрис, и люди в нём совсем даже не сложные детали. Их, в конце концов, всего семь типов, включая Небо.

[nick]Kikyo[/nick][status]cloud flower[/status][icon]https://i.imgur.com/va5XxZb.jpg[/icon][fandom]Katekyo Hitman Reborn![/fandom][lz]I'm broken[/lz]

+4

2

[indent] - Зачем ты его притащил, Луссурия?!

[indent] Вопрос был бессмысленным, сакральным и заданным в пустоту, в никуда, в глубины космоса. У Луссурии всегда был свой бзик на что-то действительно убийственно-милое. Тем более, он не мог отказать нытью мелкого Савады, пообещал, что  позаботится о таком «милом цветочке». Этот «милый цветочек» еле дышал, Скуало даже удивился, что из-за писка Савады босс настолько сжалился, что не добил бывшего Венка. Сейчас вся его жизнь зависела исключительно от сил Луссурии, а также от его жалости, которая иногда была слишком лимитированной. Не исключено, что Лусу это надоест, он сдаст Кикё вендиче, которые не будут с ним так церемониться. Странно, что они до сих пор не затребовали Кикё себе. Видимо, разгребали последствия побега Мукуро из Вендикаре, что до недобитого Венка им было мало дела.

[indent] - Делай с этим мусором, что хочешь, - ответил тогда Скуало. - Будешь сам кормить его, выгуливать три раза и убирать за ним дерьмо.

[indent] У Скуало дел было по самое горло перед возвращением в Италию. Это не считая того, как сам сказал Лус, им пришлось бросить все и мчаться в Японию спасать мелкие задницы Вонголы. Оно так и было, поэтому на ближайшие недели две Скуало потонул в бумажной волоките и разгребании всего дерьма, что осталось после битвы с Мельфиоре. Кажется, многие были не согласны с победой Вонголы, так что пришлось изрядно повозиться и исключительно методом кулака доказать, что Бьякурана больше нет. А когда Скуало вернулся назад, Луссурия налетел на него прямо с порога, неся какую-то хрень. Пришлось хорошенько его встряхнуть и потребовать, чтобы тот уже объяснил все медленно и по порядку. Пока Луссурия приводил свои доводы, выражение лица Скуало менялось с недовольного на кислое, будто бы он сожрал целый лимон.

[indent] - Ты действительно считаешь, что это охуенный план, Луссурия?

[indent] - А разве у нас не было бойцов, которых заставляли насильно работать на Варию?

[indent] Скуало вспомнил эту жабью шапку и рыбий невыразительный взгляд. И от воспоминаний его передернуло. Он до сих пор винил себя за то, что купился на этот план и выкрал Франа, потому что им ну позарез нужен был иллюзионист, а ни один из тех, кто вращался в определенных кругах мафии, даже за большие бабки не хотел идти в Варию. Потом уже Скуало понял, что Мукуро им подкинул настоящего кота в мешке, который успел заебать весь офицерский состав и, перед тем, как сбежать из дома, нагадить всем без исключения в тапки.

[indent] Опыт у них был, но его нельзя назвать хорошим, но предложение Луссурии звучало заманчиво. Вернее, Луссурия явно привязался к своему новому «избитому котику», что стремился всеми правдами и неправдами оставить игрушку себе. Скуало же понял, что сначала надо «котика» обработать, прежде чем нести благую весть боссу. Занзас никогда не занимался подбором кадров, так что в любом случае последнее слово было именно за Скуало. Занзаса надо было просто поставить перед фактом, что мусор, который две недели жопой продавливал матрас и жрал казенные харчи, может остаться с ними надолго. Но и Луссурия был прав — такой потенциал не стоило списывать со счетов.

[indent] Именно по этой причине Скуало зашел в комнату, которую переоборудовали под палату, нарочито-громко хлопнув дверью. Кикё спас сном Белоснежки, только его принц в боа из перьев вертелся сейчас за дверью, ожидая вердикта капитана. Капитан оценил идею Луса, но был от нее не в восторге. Вария действительно нуждалась в Хранителе Облака — кольцо давно пылилось в столе у босса. Он даже представил, как это кольцо швырнут Кикё в морду, если тот согласится. В последнее Скуало верил с очень большим трудом. Венки, как героиновые наркоманы, следовали за Бьякураном, как за дозой наркотика. Таких снять с иглы веры в божество было трудно. В любом случае у Кикё было всего две дороги из желтого кирпича. Вопрос был в том, что он выберет — Варию или Вендикаре.

[indent] - Харе притворяться, что спишь, Кикё. У меня нюх на симулянтов. Ролевые игры в Спящую Красавицу будешь с Луссурией устраивать. Разговор к тебе есть, - Скуало схватил стул, крутанул его и сел, облокотившись на спинку, внимательно глядя на Венка, который даже бровью не повел — так и лежал с закрытыми глазами. - Знаешь, мусор, как в том приколе, для тебя есть два стула.

+3

3

[indent] Пистолет, приставленный к виску, был последним, что осознал Кикё перед тем, как провалиться в черноту. В том, что он хотел из этой черноты когда-либо вернуться, уверен он не был. Если бы у него был выбор между этим светом и тем, он бы, скорее всего, выбрал "ту" сторону. Но, к сожалению, роскоши выбора человеческая жизнь не предоставляла.

[indent] Когда он впервые очнулся, это было уже в особняке Варии в Италии. Честно говоря, Кикё было довольно всё равно, где он, так что, немного посмотрев в невыразительный потолок сквозь золотистую завесу пламени и послушав кудахтанье их павлина, Кикё вернулся в темноту, но, на этот раз, всего лишь сна. По логике вещей ему должно было быть небезразлично собственное будущее, но он был истощён Гостом и подстрелен Занзасом и, чтобы начать интересоваться чем-либо, ему нужно быть живым более, чем одну треть. Он был способен подумать об этом, когда проснулся раз во второй или в третий, и это было уже неплохо. Так он решил, и позволил себе и дальше делать вид, что его тут нет.

[indent] В том, что он до самого конца придерживался этого плана, вскрылся только один очевидный минус - это закончилось тем, что о его будущем кто-то подумал раньше него. Кикё глубоко вздохнул, поморщившись от неприятных ощущений в груди, и открыл глаза. Перед ним сидел Супербия Скуало - впрочем, он и так узнал голос. Если быть с собой честным, Кикё знал, что однажды день, когда к нему придёт командование, настанет. Всё его "я слишком ранен, чтобы думать" было всего лишь побегом. Побегом от решения, которого не было.

[indent] Ну и, кроме того, он был не настолько чёрствым, чтобы не понять, что у Луссурии есть на него какие-то виды. И не настолько наивным, чтобы рассчитывать, что эти виды ему понравятся.

[indent] - Ты меня действительно разбудил, - проговорил Кикё, скривившись от собственного отвыкшего от использования осипшего голоса. - Два стула? Замечательно. Включая тот, на котором ты сидишь?

[indent] Он опустил взгляд, указывая на стул, который подложил под себя заместитель босса Варии уже в процессе искромётного вступления. Мысль о том, что успел прийти в себя достаточно, чтобы нормально реагировать, была первым позитивным моментом в сомнительном продолжении его биографии. Подумав об этом, Кикё развил успех, подсунув руку под затылок и устраиваясь на кровати удобнее. Если бы не был способен нормально ответить, Кикё ощущал бы себя ещё большим ничтожеством, чем ощущал и так. И да, он действительно проснулся от шума, созданного появлением в здании Супербии. Пропустить такое событие было довольно трудно при всём делании.

[indent] О чём бы конкретно ни собирался говорить с ним Скуало, это в любом случае должно было касаться его будущего. То, что Дождь Варии не выложил свои планы с порога, давало Кикё незаменимый шанс перестать прятать голову под подушку и успеть подумать себе в лицо, в каком положении он находится.

[indent] Бьякуран-сама мёртв. До этого момента каждый раз, когда эта мысль пробиралась в сознание, ни о чём дальше Кикё уже не думал. В этом, по сути дела, не было никакой необходимости. У Кикё не было никакого прошлого и, теперь, никакого будущего. Всё, чем он был, - Погребальный Венок, и теперь это всё обращено в прах. Остальные Венки мертвы, Бьякуран-сама мёртв, Мельфиоре, наверняка, успели за это время превратить в призрак прошлого. Не осталось ничего - и, главное, не осталось желания.

[nick]Kikyo[/nick][status]cloud flower[/status][icon]https://i.imgur.com/va5XxZb.jpg[/icon][fandom]Katekyo Hitman Reborn![/fandom][lz]I'm broken[/lz]

+2

4

[indent] - А ты угадал, Кикё. Я пришел к тебе с заманчивым предложением. Вопрос только в том, что для себя выберешь ты. Я слышал это дерьмо про другие миры, где ты был охуевшим королем. Считай, что сейчас жизнь в этом мире подкидывает тебе козырные тузы.

[indent] Скуало хищно улыбнулся — разговор предстоял быть весьма и весьма интересным. Вернее, мечник и не ожидал, что бывший Погребальный Венок после предложения Варии бросится к нему в ноги, будет целовать сапоги и благодарить за проявленную милость к его распрекрасной жопе. Вообще, если бы не Луссурия, который умеет быть дотошно-крикливо-убедительным, Скуало бы не пришла в голову столь «гениальная идея». У них уже много лет был устаканившийся офицерский состав. Потеряли они только Маммон, которую, пусть и неудачно, но заменили. Справлялись же они все эти годы без Хранителя Облака. Тем более, если судить по тому же Хибари, те, кто являл собой атрибут пламени облака были настолько темпераментными сучками, что их хотелось придушить на месте.

[indent] - Твой босс мертв, а мы добили остатки семьи Мельфиоре. Если кто-то и остался, то ушел в подполье или в поисках милости других семей, - будничным тоном произнес Скуало, нарушая тишину, как будто в этой комнате, что Луссурия превратил в палату, они пили чай с тортиками и обсуждали последние новости в мафиозном мире. - Если ты ждал, что тебя вытащат отсюда, то я пришел разбить твои фиалковые мечты. Твоего мира больше нет. И тебе решать, как жить в этой суровой реальности.

[indent] Вот сейчас у Скуало действительно чесались руки схватить Кикё за его патлы и пару раз приложить о стену, чтобы выбить из голоса всю эту надменность и спесь. Но Скуало сдержался. И не потому что у него именно сегодня было хорошее настроение. И не потому, что он обещал Луссурии поиграть в «хорошего и плохого копа», а сейчас он как раз «хороший коп». Скуало просто понимал, что из себя представляет Кикё. Бьякуран не набирал в армию жополизов тех, кто не порвет на груди последнюю рубаху и не бросится с единственной гранатой под танк. А это был хороший план — вывести из себя варийского мечника и дождаться момента, когда тебя отправят на тот свет просить аудиенции у Бьякурана. Вот чего Кикё не дождется, так это подобной милости.

[indent] - Ты не дурак, Кикё и знаешь, что тебя ждет. Но говорят в Вендикаре неплохо кормят.

[indent] Скуало бросил беглый взгляд на Кикё. Он не искал на его лице каких-то эмоций типа боли, отчаяния или сожаления. Кикё итак понимал, чем закончилась эта война. Под рубахой был виден шрам. Луссурия и врачи так и не смогли вытащить из тела бывшего Венка эту коробочку. Каким надо было быть психом, чтобы согласиться на подобное. Да и если надо было бы, Скуало самолично вырезал эту коробочку из груди Кикё. Но пока что этот смазливый мудак был нужен. И не только потому, что Луссурия подкинул гениальный план. Кикё был ценным свидетелем, которого, мечник был уверен, в Вендикаре сломают очень быстро.

[indent] - Я не буду ходить вокруг да около. Мое время драгоценно, я не собираюсь растрачивать его на всякий мусор. Вария может спасти тебя от тюрьмы, Кикё. Согласись, видеть дневной свет и носить цветы на могилку Бьякурана звучит заманчивее, чем сгнить в маленькой камере, где даже не вытянутся в полный рост. Из-за дерьма в твой груди тебя может ждать даже колба, как Мукуро.

+2

5

[indent] Вырванный из собственных апатичных мыслей, Кикё едва не вздрогнул от ответа Супербии. Уж точно встрепенулся, едва не садясь на кровати, на секунду забыв, что переговоры не рассчитаны на искренность реакций. Насколько Кикё знал «тот прикол», с которого начал шумный Дождь Варии, на любой из тех стульев не особо хотелось присесть. Чего-чего, а согласия с тем, что сидит на одном из них Кикё от Скуало ожидал в последнюю очередь.

[indent] - О-хо? – Кикё ухмыльнулся и поднял брови как-то даже сочувственно. Простреленная их чёртовым боссом голова от активной мимики уколола болью, заставив тут же скривиться и посерьёзнеть, продолжив задаваться вопросами исключительно молча. Кикё бы, конечно, не стал молчать, но напоминание о том, что он до сих пор не вполне цел, дало лишний повод дать удивительно многословному Дождю договорить.

[indent] Возвращаясь к вопросу о стуле, Кикё не отказался бы узнать, имел ли Супербия в виду своё мнение об удобстве мебели в этом особняке или, вместо идиотского прикола, отвечая, имел в виду иной смысл стула, принадлежащего Варии. Признаться, второй вариант удивлял больше первого. Кикё не ожидал такого поворота событий, но, судя по словам, которые тем временем продолжал излагать Скуало, было похоже именно на это.

[indent] Супербия Скуало пришёл предложить ему место в Варии.

[indent] Хм.

[indent] Заинтересованность в нём Луссурии можно было бы без труда трактовать именно так ещё дни назад, если ли бы Кикё только не прятал голову в песок всё это время. Он скептически склонил голову набок и подтянул одно колено к груди. Как удобно, что он ничего не потерял, пустив собственную жизнь на самотёк. Скуало, однако, похоже, экономил собственное драгоценное время, идя в атаку на его, Кикё, потенциальное сопротивление ещё раньше, чем он сам мог открыть рот и как-то выразить своё отношение.

[indent] Вместо того, чтобы мешать, Кикё слушал его со всем вниманием и думал про себя, говорит ли это поведение о том, что у Вонголы мало проблем не стало отнюдь, поэтому Вария, много лет просуществовавшая без хранителя Облака, стала в оном активно заинтересована. Или же это его предсмертное, так скажем, обаяние? Или ловушка? Что он получит, присоединившись к элитному отряду убийц? Что, если за этим стоит цель сломить остатки сопротивления Мельфиоре? Если есть ещё кто-то, кто скрылся достаточно хорошо, чтобы не попасть в челюсти Вонголы, но при этом достаточно опасен, наличие бывшего Венка в рядах Вонголы может нанести удар по ним. А может и не нанести. Его просто посчитают предателем и выживальщиком.

[indent] - Ты как будто думаешь, что я в райских кущах среди херувимов жил до сих пор, - Кикё опёрся локтем на колено и подпёр щёку, прямо глядя в лицо Супербии. – Единственным исключением из суровой реальности был Бьякуран-сама. Что он мёртв, я знаю.

[indent] О том, что ни минуты не предполагал, что кто-то попрётся его вытаскивать отсюда, Кикё говорить не стал. Они, Погребальные Венки, помимо всего прочего, всегда были достаточно далеко отделены от остальной семьи Мельфиоре. Они были основным тузом в рукаве Бьякурана-сама и едва ли светились. Хотя сам Кикё принимал большее участие в жизни остальной «семьи», чем некоторые другие. Теперь это не имело значения. Единственным, помимо суровой реальности, для него всегда был его босс. Бьякуран улыбался, смеялся и ел сладости. Он был безжалостным, но у него были для этого основания. Кикё был обязан ему жизнью и ни минуты не сожалел о чём-либо, что делал именем Бьякурана. Бьякуран вполне мог бы быть богом, и Кикё простил ему даже их смерть. Они тоже были картой, хоть и козырной. Да, он разменял их. Это было больно, но Кикё не сказал бы, что был потрясён. Бьякуран готов был положить всё для создания иного мира. Всё, от себя до самого мира. Какая разница, был ли он прав?

[indent] - Спасти, значит… - протянул по-прежнему сипловато Кикё, дослушав до конца. Если проигнорировать то, что его уж слишком сильно уговаривали, из Варии и Вендикаре, он бы вряд ли выбрал Вендикаре. Оставшись в Варии он в любом случае, чего бы ни решил добиться в будущем, имел намного более свободные руки. – Каковы условия?

[nick]Kikyo[/nick][status]cloud flower[/status][icon]https://i.imgur.com/va5XxZb.jpg[/icon][fandom]Katekyo Hitman Reborn![/fandom][lz]I'm broken[/lz]

+1

6

[indent] - Горделивое, мать его, Облако, одиноко плывущее по небу, - фыркнул Скуало и усмехнулся, - которое в трудные минуты встает на защиту семьи. Не любит группы и толпы, как этот мудак Хибари, и прочее, прочее, прочее... Только Вария не семья. Мы - солдаты, которые подчиняются общим правилам, поэтому Облака у нас нет. Никто не любит индивидуалистов.  Но это не значит, что мы не заинтересованы в хранителе Облака, чье кольцо пылится в ящике стола босса. Делали ведь комплект на заказ.

[indent] Скуало не врал. Вария никогда не считала себя «семьей», скорее сброд, мусор, который прибило к одинокому берегу. Они больше были похожи на хищников на маленьком острове, которые в любой момент могли занять место под солнцем, если кто-то из них оступится. Скуало знал, что никто не будет его оплакивать, если найдется мудак, что выпустит ему кишки, скорее, передерутся за должность капитана, как гиены за кость. Скуало не предлагал Кикё райских условий и тот должен был понимать, что ему предлагают стать хищником среди таких же монстров. Даже тот же Луссурия, который ради своей игрушки исходил елеем, был заботливой мамочкой, лучшим доктором на свете... Скуало видел Луса и с другой темной стороны, о которой не знали очень многие.

[indent] Кикё не вел себя, как заключенный, как тот человек, которому повезло выжить чисто случайно. Занзас в плохом настроении не промахивается, а Мильфиоре и все Венки давно сидели в его пропитой печени. Исключительно любопытство и своеобразная доброта Луссурии дали шанс Кикё выжить тогда после выстрела. У Луссурии вообще была своя «слабость» на израненных красавчиков. Сам Скуало привык к выкрутасам Луса и закрывал на его игрища глаза, если они не касались его покоя и личного пространства. Но он и Луссурия давно съели свой пуд соли на пару и научились просто работать вместе, не обращая внимания на личную вкусовщину.

[indent] Кикё для Луссурии был всего лишь очередной игрушкой, от которой Солнышко Варии быстро бы устал, а значит отправили бы Венка в Вендикаре. Но внезапно Луссурия не остыл, а даже воспылал большим интересом, словно бы всю свою сознательную жизнь занимался кадровым подбором в Варию и разглядел настоящий самородок. Сам Скуало смотрел на этот самородок и понимал, что Кикё сейчас искал свою выгоду. В первую очередь бывший Венок искал способ увильнуть и сбежать, возможно примкнуть к остаткам Мильфиоре или выкинуть какую-нибудь дичь. Каждый уважающий себя мафиози или человек, который по жизни вращался в кругах мафии всегда имел схрон, где были деньги, вещи, оружие и поддельные документы. Стоит только почуять, как ярмо на шее слабеет, всегда есть шанс улизнуть. Но Скуало знал одно — если он взялся за это дерьмо, то крепко возьмет Кикё за жабры и оттащит его либо на поклон к Занзасу, либо к стражам тюрьмы.

[indent] - Дай угадаю, о чем ты думаешь, Кикё. Втереться в доверие и сбежать. Тут не выйдет. Ты меня знаешь. Я буду гнать тебя до самого ада, пока не принесу голову и не швырну на любимый ковер босса. Сейчас игра идет по-крупному и ставка - это твоя жизнь.

[indent] Кикё сидел так, как будто эта комната была уже официально его. А Скуало был исключительно досадливым и внезапным гостем, которого не хотели угощать даже чаем с плюшками. Рубашка не скрывала уродливого шрама на груди, где все еще была коробочка. Скуало наводил справки. Вытащить эту дрянь из тела не представлялось возможным, но, как сказали их хирурги, возможно без кольца Маре коробочка не будет работать. Не исключено, что она будет работать с кольцом класса А, если эта мощь не раскрошит кольцо в прах. Пока что Скуало не собирался выяснять, на что способна эта дурная коробочка, превращающая Кикё в рептилоида. Если вдруг и удастся его уговорить, такое оружие усилило бы Варию, если, конечно, Десятый позволил бы использовать подобную мощь снова. Но у Кикё и без этого дерьма в груди было много талантов.

[indent] - Леви не возьмет тебя в свой отряд, остальные предпочитают работать поодиночке. В целом твоя «работа» не изменится. В твоем распоряжении будут люди, как и в семье Мильфиоре, которых ты волен подбирать на свой вкус. Твоя задача — присягнуть на верность Вонголе. И тогда твою распрекрасную задницу спасут от Вендикаре. Любить меня или всю Варию тебя никто не заставляет. У нас были офицеры, что работали на Варию против своей воли. Условий я не ставлю. Будь послушным солдатом и тебе сохранят жизнь и свободу.

+1

7

[indent] «Горделивое облако»? Углы губ Кикё дрогнули, на несколько мгновений, придавая лицу настоящее искреннее выражение. Вряд ли Скуало успел бы его заметить, да и какое ему до выражений лица Кикё дело, но сам Кикё заметил. Он никогда не думал над вопросом о том, насколько искренним или нет был, но эта секунда реакции показала ему разницу. Искренним было легко стать, когда ты ничего из себя не представляешь, ничего не стоишь и ничего не защищаешь. Полная пустота, в которой нечего терять. В прошлой жизни Кикё бы, наверное, раздумывал о том, не выйти ли в окно офиса. В нынешней он был "монстром и убийцей" и, развалившись на кровати в мафиозной резиденции, выбирал между тюрьмой и отрядом убийц, не зная, что вкуснее.

[indent] Между прошлой и нынешней жизнями стоял только Бьякуран-сама.

[indent] В каком-то смысле, новая жизнь Кикё,  как монстра с оружием на месте сердца, начиналась не тогда, когда Бьякуран-сама однажды поднялся на лифте в блёклый, душный офис и пригласил на разговор за чашкой кофе в обеденный перерыв, совершенно игнорируя существование лысого пердуна коротышки, считавшего, что может вытирать об него ноги. Она началась тогда, когда собственный статус перестал иметь какое-либо значение. И это было сейчас. Кикё было плевать.

[indent] У него ничего не было за душой и никакого пути назад. Если так подумать, для всех Венков это было так. Бьякуран знал, кого и где искать. Он рассказывал им сладкие сказки о том, какими великими правителями и королями они были в других мирах, и Кикё и сейчас в это верил, даже прекрасно понимая, что их бог без труда мог насовать им в уши зефира. Кикё верил, потому что Бьякурану нужны были не только послушные фигуры в его партии, но Хранители, способные применить полную силу колец Маре. Но в этом мире все и каждый из них были ничтожествами. Бьякуран-сама дал им всё, что они имели - кольца Маре и смысл бороться. И то, и то было пеплом теперь. Ничем.

[indent] Вария не семья, значит... С одной  стороны, то, что так говорил второй в Варии человек, говорило о многом. С другой, Кикё не имел привычки принимать чьё-либо мнение за правду в последней инстанции. Он видел реакцию каждого из офицеров Варии на появление считавшегося погибшим Скуало, вот буквально только что. И даже несмотря на то, что в тот момент его волновало только осознание, что его жизнь и жизнь остальных Венков Бьякуран сознательно отправил в топку Госта, определённое впечатление было создано.

[indent] Но была ли семьёй Мильфиоре?  Можно было считать его романтиком, но, потеряв их всех, он считал, что да. Даже самого Бьякурана-сама… Улыбка Кикё померкла, зеркально уступив место такой же мимолётной, но искренней боли. Что бы там ни было, глупо отрицать, что он испытывал чувство потери. Венки изначально были друг другу никем, каждого из них Бьякуран выбирал сам и только с ним они были связаны. С ним и с тем, что он им рассказывал и обещал. Горделивое независимое Облако? Поначалу Кикё чувствовал себя скорее нянькой. Один пил, плавая в огненной ванне, другая плескалась в аквариуме, третий жевал плюшевого зайца, а Торикабуто был вообще странный. А ещё на его плечи ложилась тактика, исполнение в поле великих планов Бьякурана-сама и другие дела, которые с каждым днём, каждым часом привязывали всё сильнее. Его Облако и было независимым, то, наверное, только в том смысле, что было способно принимать решения. За себя и за других.

[indent] - Считаешь, что моя жизнь - такая высокая ставка? Я польщён. Думал, большее, на что я потяну, это трофей над креслом вашего босса. - сбежать, о-хо. - Вот и условия, разве нет?

[indent] Кикё поднял брови и ухмыльнулся. Это было ложью, он просто тянул время. Минуту назад ему было плевать. Кто бы мог подумать, что оценка его жизни всколыхнёт гордость? Даже если всё пошло прахом, стоит ли публично выбрасывать это? Это он знает, что не осталось ничего, пустыня. Но для мира мафии, для каждого, кто помнит имя семьи Бьякурана, это напоминание - не пустой звук. То, что делал Бьякуран-сама - не пустой звук.

[indent] - Быть послушным, присягнуть Вонголе и подобрать людей для того, чтобы делать грязную работу… Я бы сказал, что этого достаточно, чтобы назвать “условиями”. И, пожалуй, ещё раскаяться. Я угадал?

[indent] Оставить жизнь позади ещё раз - или заплатить за бессильную преданность жизнью и свободой. Кикё откинулся на подушки, глядя в безликий потолок и не видя его. Для любого ответа были причины, вопрос только в том, какие весят больше для весов жизни и смерти.

[indent] - Людей для Облака у вас в запасе нет, я верно понимаю? - Кикё снова опустил глаза на капитана Варии, и выражение в них было теперь цепким и собранным. - Работать в одиночку без сомнения будет проще. Хотя, минуту назад ты говорил что-то о том, что в Варии не любят индивидуалистов.

+1

8

[indent] - Твоя жизнь и ломанного гроша больше не стоит, Кикё! Ха! А стоила ли она вообще, если вы были исключительно расходным материалом? Не помнишь, что сделал Бьякуран с Венками? Думаю, тебе просто повезло не пойти в расход!

[indent] Этот разговор начал утомлять Скуало. Он ходил по кругу и заходил в окончательный тупик. Жизнь научила мечника не доверять никому настолько, чтобы появилось желание повернуться спиной и как бы случайно получить смертельный удар. Дело в том, что Скуало ждал каждую атаку — будь то нападение человека или судьбы. И доверять Кикё он не собирался. И, наверное, босс будет такого же мнения. Если так случится и заветная мечта Луссурии сбудется, то будет, конечно, неплохо. Потенциал Варии должен расти. Даже если приходится подбирать объедки с чужого стола. Кикё рано или поздно захочет развернуть выгоду в свою сторону. Эта была его натура, что въелась под кожу. Кикё может быть милым, зубоскалить, разливаться тут елеем, но... нет. Скуало за ним все равно будет наблюдать даже одним глазом. Далеко ему не убежать. Вонгола настигла почти всех, кто так или иначе был связан с Мельфиоре. Прятаться Кикё было негде. А он был не из тех, кто способен залечь на такое глубокое дно, что приходилось бы дышать через трубочку, чтобы не наглотаться всего дерьма.

[indent] - Ты так говоришь, будто бы мы здесь короли, а не пешки. Вария — это тот самый дерьмосброс, куда попадают такие, как мы. Не думай, что сорвал джекпот. Тем более, тебе ведь не привыкать делать грязную работу. Какая разница, кто будет отдавать приказы? А насчет раскаяния, - Скуало усмехнулся, - ну если тебе будет легче, можешь упасть перед боссом на колени и побиться головой о паркет. Знаешь, что? Из тебя так и сочится ложь, словно яд. Но это выглядит весьма забавно.

[indent] Скуало встал со стула и крутанул его на одной ножке вокруг себя, держа за спинку. А потом пинком отправил в угол. Больше он тут не собирался сидеть и распинаться — высказал Кикё все, что хотел, дал ему ту самую пищу для хороших размышлений. Конечно Кикё не скажет «нет» — ему шкура дорога, возможно, если ему «работа» на Варию не интересна, то будет тянуть время до последнего. Но долго он в этой комнатушке не просидит. Пока что Занзасу откровенно по хер до той поры, пока у босса не случится плохое настроение. Ну и сам Скуало не собирался на «дорогого гостя» переводить казенные харчи. Все равно их разговор зашел в тупик взаимных завуалированных оскорблений. Для Кикё Вария — большая помойка, но и для Варии все эти Венки — отбросы мира всего. Кажется, идеальное сочетания дерьма в одном особняке.

[indent] А вообще, наверное, Вонголе было бы плевать, выжил бы Кикё или нет. Ну если не считать сердобольного Десятого, который, кажется, справлялся о его состоянии несколько дней назад. Достаточно было бы сказать Саваде, что Кикё живого и здорового отправили в Вендикаре, а колбочку заботливо поставили в самом лучшем уголке подземелья. Ну а на самом деле труп в это время где-нибудь прикопали. Такого нейтрального ответа было бы достаточно Саваде, чтобы умаслить собственную совесть. А все почему? Потому что Вонголе было плевать. Толку от Кикё не было. Пока что он исключительно головная боль.

[indent] - Я все тебе сказал, Кикё. Мне больше добавить нечего. Двери никто не закрывает, кабинет босса найдешь сам. Постарайся зайти так, чтобы он тебя не пристрелил!

[indent] Скуало вышел в коридор и нарочито-громко хлопнул дверью. На сегодня с него хватит работы кадровым агентом и парламентером. От этого он раздражался сильнее, чем босс и хотелось кого-нибудь придушить.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Новое небо прольётся дождями