no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Возврату не подлежит


Возврату не подлежит

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Возврату не подлежит.
take him back

https://i.ibb.co/m8JknYq/sql.png

wish you weren't here
but no we could go anywhere

Италия. на каникулах. squalo | fran

Опасайтесь, когда мечты сбываются. Серьезно, порой нужно было более прозрачно намекать, что первоначальное желание подобрать иллюзиониста — больше неактуально. Что прошлый раз был ошибкой. Что спасибо, нет, больше не надо. Скажем, что ты больше НИКОГДА БОЛЬШЕ НЕ ХОЧЕШЬ ЕГО НА СВОЕМ ПОРОГЕ. Иначе могут случаться некоторые несостыковки.

[nick]Fran[/nick][status]с головой, да в омут[/status][icon]https://i.ibb.co/9nDKVXH/fran-2.png[/icon][fandom]Katekyo Hitman Reborn![/fandom][lz]гордый представитель сильного и независимого семейного отряда (само)убийц;[/lz]

Подпись автора

здесь был Бельфегор

▲ океан в конце дороги
▽ when the fire starts
теплым ветром

научись летать
люди глядят как самоубийцы
consumable.

+2

2

Прошлый раз Фран помнит плохо, но ему понравилось. Было не страшно, не взаправду страшно, ну, по большей части. Больше забавно. Хотя, все-таки, так подумать, то они такие сумасшедшие. Будь его детская психика менее гибкой, у него вполне могла остаться психологическая травма, а это, между прочим опасно не только для него, но и для окружающих. Так или иначе, психологическая травма осталась скорее не у него. Наверное, они жили в ожидании дня, когда все повторится. Может быть.

— Семпай, — тянет он уже в пустоту, больше для себя, чем для наставника. Больше даже для тех, кто, он знает, уже бежит приветствовать или хотя бы наблюдает. Если Маммон дома, то они, наверняка, побеспокоили какую-то защиту. Или нет. Фран лениво думает, что с Мукуро нельзя быть уверенным наверняка почти ни в чем. И вместе с тем так просто спрогнозировать,

Людей вообще настолько проще предугадать, когда они раздражены.

— Я даже не успел собрать вещи, — жалуется в воздух, не то уверенный, что его услышат все равно, не то просто на инерции заканчивая нытье. Не постановочное: он, правда, не успел. Он, правда, толком и не начинал. И не собирался. Но это можно назвать мелочами. А еще его бросили одного. Между прочим, ему нет и восьми. Впрочем, в том, что Мукуро не удосужится остаться, чтобы заявить о своем решении вслух и что-то объяснить, а оставит его разбираться со всем самостоятельно — он не сомневался.

Его мнение не то что бы кто-то спрашивает, но Фран и не собирается отказываться от предложения пожить в отдаленном уголке Италии с отбитыми на голову наемниками. Пока семпай решает какие-то свои взрослые вопросы (семпа-й, вам не надоело надоедать Хибари-сану?). Еще, он бы не отказался проявляй окружающие больше интереса к его мнению, но у него все-таки категорически неподходящее окружение. Но вместе с тем, все это окружение его определенно устраивает. И он бы не менялся на чье-то еще.

Фран поправляет лямку детского рюкзака и запрокидывает голову, смотрит на небо. На него никто не бежит с копьями, вилами, и, честно сказать, это даже немного обидно. Но природа тут замечательная, погода не хуже. И как-то подозрительно тихо.

Вария никогда не пустует в полной мере, но все-таки будет обидно приехать под конец какого-нибудь веселья или когда большая часть разъехалась на задания. Ну, знаете, если вдруг тебя оставили черт знает где, и все, кто хоть немного в курсе, почему его не надо убивать на месте — в отъезде.

Немного неловко, — думает Фран, запоздало размышляя о подобном варианте. Немного неловко, что, в принципе, критерий «не хотели бы его убить на месте» — достаточно расплывчат. Пожалуй, правильнее, помнят о нем из воспоминаний будущего. Заинтересованы в нем, как в боевой единицы. Желали бы прибить куда больше простых рядовых, — вот, он подобрал.

Он лениво качает ногой, затем другой, шагает те последние метра до входа перескакивая невидимые для чужого глаза трещины, развалы, выбирает безопасную дорогу и превращает это во что-то более увлекательное. И потом стучит в дверь мыском ноги, прежде чем хватается за ручку, пробираясь внутрь, и вместе с вопросом спотыкается о кого-то незнакомого. Не один — уже замечательно. 

— Эй-ей, есть кто-нибудь?

— Я к вам на каникулы, — поясняет, натыкаясь на ошалевший взгляд.

В том, чтобы быть ребенком, все-таки есть немало плюсов. Фран поправляет шляпу, снова наехавшую на глаза: блекло апельсиновую, той же формы. Самое то, чтобы приехать к отряду убийц. Намного лучше лягушачей. Хоть, честно говоря, он по ней немного скучает. Не настолько, чтобы когда-либо признать это перед семпаем или возвращаться к ней в обозримом будущем. Можно было бы добавить, что это был бы слишком толстый очерк о том, что он все вспомнил, с другой стороны, иногда Фран сомневается, что до старых новых (?) знакомых дошло бы, даже спляши он танец о том, что память вернулась. А говорить прямо — слишком скучно.

В шапках удивительных форм до сих пор есть свое настроение. К тому же, это отличная маскировка для иллюзиониста. Носит же учитель прическу в форме ананаса — кто начнет воспринимать такого иллюзиониста всерьез. Добавляя что-то от себя, он искренне пытается скопировать учителя. Не забывает тому в этом признаваться. Регулярно. С безопасного расстояния.

— Крикливая фея или принц — дома?
Он не уверен сколько продлятся импровизированные каникулы или как скоро его выставят за ворота, в смысле, как скоро он понадобится Мукуро (он все-таки надеется, что тот его здесь не оставит навсегда) (но определенно догадывается, что тот не не воспользуется шансом отдохнуть от него подольше. who is he to judge). Но не сомневается, что времени предостаточно. Но сейчас главное пройти самого первого босса (необязательно напрягать Занзаса) и получить официальное подтверждение каникул в итальянской мафиозной деревне.

— В смысле, капитан Скуало, — поправляется, после короткой заминки, но достаточной, для того, чтобы можно было сложить два плюс два и осознать сказанное. Касается языком зубов и не уверен, что произнес "л" достаточно твердо, но так даже лучше.

[nick]Fran[/nick][status]с головой, да в омут[/status][icon]https://i.ibb.co/9nDKVXH/fran-2.png[/icon][fandom]Katekyo Hitman Reborn![/fandom][lz]гордый представитель сильного и независимого семейного отряда (само)убийц;[/lz]

Подпись автора

здесь был Бельфегор

▲ океан в конце дороги
▽ when the fire starts
теплым ветром

научись летать
люди глядят как самоубийцы
consumable.

+1

3

[indent] - В смысле, Луссурия, ему нужна баба?

[indent] - В прямом, Ску! Дон Антонио Росси предпочитает заключать контракты исключительно в женском обществе! Общение с мужиками за бокалом шампанского его не устаивает!

[indent] - Ну и где я ему сейчас возьму бабу? Маммон нет для того, чтобы...

[indent] - Ничего не знаю! Босс сказал «выкручивайтесь, как хотите»!

[indent] Скуало швырнул мобильник в стену, как будто разлетевшийся на куски гаджет мог решить кучу его проблем. Вообще в последние дни проблем было слишком много. И основная проблема — этот Росси. Занзасу вот край как надо было заключить с ним контракт на поставку оружия. А Росси, понимая, что Вария ну уж слишком в нем заинтересована, отрывался на полную катушку. Сначала он потребовал, чтобы контракт непременно заключали на каком-то элитном курорте недалеко от Генуи, на яхте подальше от берега. Потом туда же потребовал какого-то элитного шампанского. А теперь Росси туда еще и бабу заказал, чтобы та тонким пальчиком указывала старому обмудку, где надо поставить свою подпись.

[indent] Понятное дело, что Занзас для таких дел не хотел нанимать какую-то левую мадам, но Маммон последнее время слишком часто пропадала по своим личным делам или на заданиях, о которых отчитывалась исключительно Занзасу, что выводило Скуало из себя еще больше. Он не терпел каких-то секретов по работе. Сейчас ее способности были позарез нужны, но... Скуало понимал, что с аркобалено, если она сама не захочет, выйти на связь было практически невозможно.  Так что ситуация была хуже некуда, хоть самому в платье лезь. Но у Скуало был не слишком женственный облик, чтобы понравится старому пердуну, который походу при заключении этого контракта выебывался, как хотел.

[indent] Надо было Занзасу для острастки пристрелить пару его мудаков и поговорить уже нормально безо всяких курортов, баб и шампанского. Но возникало ощущение, что боссу самому нравилось то, что происходит, будто бы он специально злил своего капитана, прикидывая, как тот выкрутится. Проблем было валом. И голова болела не только от того, где найти бабу, что сыграет свою партию при заключении сделки. У Варии всегда была работа, а ему, Скуало приходилось все это дерьмо тащить на своих плечах и координировать. Тем более, слишком много «работы» сваливалось именно за подписью Девятого. И каждый раз, не имея возможности сказать «нет», Скуало начинал чувствовать, что просто бесцельно копается в чужом дерьме.

[indent] Но нужно было выдохнуть и взять себя в руки. Бывали ситуации и похуже. Это не в час ночи искать для босса дорогую бутылку какого-то французского вина, особого года, выдержки и вкусовых качеств. Кстати о выпивке. Скуало с шумом выдохнул и потянулся к одному из графинов, когда у него запищал коммуникатор внутренней связи. Охранник, заикающимся голосом, как будто увидел призрака, заявил, что к нему пришли. Объяснить толком он не мог, словно бы внезапно разучился говорить на итальянском и попросил капитана «лучше выйти и самому посмотреть». По приказу Скуало «гостя проводили до порога». У капитана Варии было настолько поганое настроение, что он был готов разрубить этого гостя пополам лишь за то, что тот явился настолько не во время. Супербия распахнул двери и удивленно замер, рассматривая шапку в виде фрукта. Шапка покрутила головой, а потом посмотрела на него столь знакомым невыразительным взглядом зеленых глаз.

[indent] - Да какого хрена?!

[indent] Конечно, Скуало помнил этого мальца. И был уверен, что Мукуро тогда просто подкинул им говна на лопате, предложив забрать столь «талантливого молодого иллюзиониста». Скуало с содроганием вспоминал и ту ночь, когда он и Бельфегор тащили на собственном горбу, завернутого в плед мальца, который вместо истерики и слез, которые любой нормальный ребенок в его возрасте устроил бы, нудел о том, что играть в прятки таким образом неинтересно.

[indent] Скуало помнил этот взгляд, который не менялся даже тогда, когда перед его маленьким курносым носом Бел с плотоядной улыбкой крутил один из кинжалов. И только честное предупреждение от Скуало, что он принцу оторвет обе руки, спасло мальца от того, чтобы остаться без этого любопытного носа. Были в голове Скуало и другие воспоминания из жизни, которой он еще не жил, где Фран тоже занимал значимое место, правда в другой убогой шапке. И только факт того, что Варии после гибели Маммон, был нужен иллюзионист, спасали уши этого талантливого иллюзиониста от холодца.

[indent] Вообще складывалось ощущение, что Вария была, как детский лагерь, куда Мукуро периодически, как котенка под двери, подбрасывал этого странное чудо. Ведь просто так бы он не появился здесь, когда они сами от Франа «избавились», наивно предположив, что Мукуро заберет с собой своего ученика.

[indent] - Ну и где он? - Скуало посмотрел по сторонам, все еще надеясь увидеть этого поганого иллюзиониста в поле зрения, чтобы швырнуть в того что-нибудь потяжелее. - Где твой учитель и что ты тут забыл?

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Возврату не подлежит