no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Однажды, жарким днём в Италии


Однажды, жарким днём в Италии

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ЗанзасЯмамото ТакешиСупербиа Скуало
https://i.imgur.com/ZzNeliv.png

Когда-то там в Италии, потом придумаем.
Италия встречает его ночной прохладой и дурманящим запахом, совсем не похожим на родное Намимори. Ямамото нравится.

Италия встречает его гамом и, честно, Ямамото понятия не имеет, как оказался в баре! Быть может, зря он решил лететь более привычным для простых людей способом, потому что, кажется, заблудился. Но Ямамото, определённо, родился под счастливой звездой, потому что не нужно искать дорогу до Варии — Вария находит его сама.

Ямамото широко улыбается и взмахивает рукой, не чувствуя страха и неловкости, в миг оказывается подле Занзанса. Слово за слово, смех, разбитые бутылки, мебель, чей-то нос. Ямамото не очень понимает, как так вышло, но горло обжигает спиртное, он где-то оставил свою ветровку,  ему жарко и он совсем забывает о том, что должен был быть на месте часа так три назад.

[icon]https://i.imgur.com/KcMUx8J.png[/icon]

+3

2

[indent] Любое жаркое сицилийское солнце рано или поздно утонет в закате, угаснув где-то на горизонте в море. И на место жгучей шаре придет прохлада, остужающая разогретый под солнцем камень, пыл итальянцев и итальянок, самого Занзаса. Ночной средиземноморский бриз окутывал его, на террасе было пусто, темно – так как лампа над входом освещала всё вокруг на последнем издыхании, а сам Занзас, словно, совсем не замечая прохладного ветерка стоял и курил полураздетый. Ну как... брюки и ботинки на нем конечно были, но белоснежная рубашка, застегнутая на три нижние пуговицы, мало что прикрывала, скорее наоборот. Мужчина смолил уже вторую сигарету, почти до фильтра скурив её. К сигаретам притрагивался Занзас редко, далеко не каждый день и даже неделю, но зато, когда руки до них доходили, порой выдувал сразу две, а иногда и три за раз, дымя при этом как паровоз.

  [indent] Не сказать, что связанные приступы никотиновой зависимости были связаны, но в последние дни он именно так старался привести разрозненные мысли в порядок и сейчас это помогало. У старика со здоровьем дела в очередной раз не ладились, того и гляди скоро совсем с постели перестанет вставать. И как бы этого лживого мудака Занзас в свое время не проклинал, увидеть его настолько слабым, и самое главное потерявшим былую собранность... гармонию, явно выбивало из седла. Инсульт произошел несколько дней назад, и на встречу с главами северных кланов, какой бы важной она не была, дон Тимотео точно не мог прийти. А потому, внезапно, даже для самого Занзаса, именно его попросили заменить дона на встрече. К удивлению многих в Вонголе, Занзас провел встречу спокойно и продуктивно, за обедом в мишленовском ресторане в Палермо. Говорили в основном за экономику, логистику и торговые границы. Самого Занзаса это напрямую совсем не касалось, и не изучи он заранее собранную папку, вряд ли бы хоть что-то из слов этих офисных крыс с калькуляторами что-то понял. Но заранее прописанные важные сведения его спасали. Хотя и не спасли его мозг, тот может не расквасился в желе окончательно, но начинал уже разжижаться, а потому почти сразу после встречи мужчина отправился колесить по городу. Встречный ветерок при скоростной езде на кабриолете остудил его, но недостаточно, а потому найдя бар не самой потрепанной наружности, припарковался.

[indent]  — Фалько, отгони машину с... — недовольно прищурившись, не нашел особо ярких опознавательных вывесок об улице или номере дома, чертыхнулся, плюнул и посмотрел на бьющую в глаза неоном вывеску паба White. — Паб White на побережье, по звонку пригоните для меня тачку. — ... — Мусор, не заебывай вопросами, знал бы, сказал тебе время... — и мужчина, матерясь, спрятал телефон в кармане брюк и отправился в увеселительное заведение. Размеренная музыка напоминающая джаз уже в душе радовала его, значит – не совсем рассадник местной молодежной движухи, где на фон как заезженную пластинку пускают треки одного диджея за другим, слишком сильно похожие друг на друга. Занзас не любил подобное, предпочитая классику и джаз, и атмосфера здесь была соответствующей, расслабляющей и помогающей подумать о всем самом важном.

[indent]  Бутылка виски. Одинокая стопка и в закуску слайсами нарезанное мясное ассорти. Для восстановления сейчас ему этого действительно могло хватить. В очередной губительной волне размышлений об отце его прервала девица, светло-русая, сероглазая, ни разу не напоминающая ему никого, Занзас усмехнуся, совсем ни разу.

[indent]  — Не угостишь ли даму выпивкой, красавчик? — щебетала она действительно как птичка, улыбалась мило, то и дело играя глазами, в ожидании подцепить дурака как можно быстрее, дабы не распыляться на какие-то иные умасливающие фразочки. Но Занзасу особо было всё равно на этот цирк.

[indent]  — Прости, синьорина, но стопка у меня одна, так что делиться просто нечем, — он шало оскалился её перекошенной от удивления роже и едва не засмеялся в своей любимой манере – громко, едва ли не гавкая, как какой-то пес, зато от всей своей черной души и задорно. Хоть его шрамы и поубавились, после долгой работы над самоконтролем, кажется, отметины льда его почти покинули, но все равно напоминали о себе при любом срыве Ярости, привлекал он женщин, словно магнит как тогда, так и сейчас хорошо. Но не тот сегодня день, чтобы искать утешение под чьей-то юбкой, или в чьей-то глотке. А потому опустошив половину бутылки решил сделать перекур и через пятнадцать минут вернуться.

[indent]  ... Но к его удивлению, вернувшись в зал, Занзасу посчастливилось приметить нечто иное, но всё равно до боли знакомое. Слишком часто эта морда мелькала рядом с одной низкорослой Бедой, по имени Савада Тсунаёши. И этот высокий хмырь всё с тем же чернявым ёжиком на голове только отдаленно напоминал пацана, который когда-то сумел разгромить его правую руку в поединке один на один.

[indent]  — Не ожидал тут встретить Вонгольский Дождик... — мужчина хлопнув японка по плечу, полностью развернул его к себе лицом, изогнул бровь внимательно оглядывая его в далеко не классическом для мафии «костюме тройке», да еще и со спортивной сумкой Nike через плечо. Никак с самолета только? — Не заблудился ли ты тут часом, Дождик? — с нескрываемой издевкой в голосе обратился он к пацану, затем глянул на бармена, щелкнул ему и показал на свой стол, без лишнего шума требуя еще одну стопку. — Ну давай, делись, какая бедовая тебя на этот раз в Италию притащила?

Подпись автора

Стреляй на убой, дай крови патронам
Пусть по нулям твоя станет обойма

[хронология]

+3

3

[indent] Бывать в Италии каждые школьные каникулы — кажется, это становится традицией. Ступая на борт самолёта, Ямамото даже чувствует вину за это, но понимает, что то не столько прихоть, сколько необходимость. То не было спонтанным решением, как не было никем навязанным: каждый из них хотел стать сильнее, надёжной опорой для Цуны, каждый — делал всё, что было в его силах, тренируясь в свободное время. Если раньше они могли позволить себе беспечность, то сейчас понимали, что будущее, которое они выбрали для себя, не терпит не_серьёзности; если они хотят сохранить мир, за который столько сражались, друг друга — им, каждому из них, нужно стать сильнее. Всё это не более чем весёлая игра в мафию, говорит Ямамото, смеётся беспечностью, снимая напряжение чужое и собственное, и покупает билет в Италию, теперь уже сам, а не как обычно, оставляя всё на откуп Скуало. Даже обычная игра не позволит пройти дальше по уровню, если не решить очередную загадку, не прокачать собственные скиллы. Здесь так же: чтобы дойти до финала, нужно отточить свои навыки, подняться так высоко, насколько это возможно, пройти всех боссов. Ямамото знает: когда Цуна станет Десятым Вонголой официально — нужно будет готовым ко всему. Ямамото даже посмотрел несколько фильмов про мафию, ну, ту — настоящую. Ну как посмотрел... уснул почти сразу, но все же!

[indent] Ямамото обещает друзьям, что в этот раз вернётся раньше, и не потому что считает, что стал в столь короткий срок достаточно умелым — иногда ему кажется, что он никогда не будет достаточно удовлетворён собственными навыками, — а потому что не хочет провести последние совместные каникулы без них, хочет разделить их, хочет, как раньше, когда солнце сядет за горизонт, вместе со всеми смотреть на фейерверки. Потому что потом — последний семестр, а Ямамото всё ещё не знает, что должен делать дальше. Поступать? Куда? Сможет ли хоть один из них, в конце концов, закончить обучение? Почему-то казалось, что нет. Новое место и новые знакомства, которые с почти сто процентной вероятностью, рано или поздно, придётся оставить. Ямамото не питал слепых иллюзий насчёт будущего, но правда в том, что и чётко не видел того, что их ждёт, как и чем они будут жить. Пожалуй, в этом была главная проблема. Он не мог пойти с этим вопросом к Цуне, знал, что тот хотел бы для них другой жизни, не простит себя, если решит, что кто-то из них отказался от своего будущего, перспектив из-за него. Понимает ли он, что и есть будущее, которого они хотели? Быть рядом, быть способным подставить плечо и протянуть руку, когда это будет необходимо. Быть может глупо говорить за всех, но Ямамото сделает все, чтобы сохранить небо ясным, чтобы чужие идеалы остались нерушимыми и, рано или поздно, могли осуществиться, стали реальностью; для него и для всех них. Ямамото не может пойти с этим и к Гокудера: он знает, что тот скажет, для Гокудеры всегда было важно быть подле Цуны, достойной правой рукой. Стоит ли ему спрашивать Реборна? Ямамото не знает и безвольно откладывает решение вопроса до последнего. 

[indent] Италия встречает его ночной прохладной, запахом взлётно-посадочной полосы, морем и стойким ароматом цитрусовых. Совсем не похоже на Намимори. Ямамото нравится. К этому невозможно привыкнуть. Здесь всё другое, по другому пахнет, другой менталитет. Иногда он думает, смог ли жить здесь __постоянно,__ но понимает, что по тоска по дому всегда останется, но понимает: дело даже не в этом — смог бы он оставить отца одного? Вспоминает будущее, где Цуна построил базу в Намимори: то было только лишь необходимостью или?..

[indent] Ямамото растерянно улыбается, замирая посреди удивительно оживлённой для такого времени суток улице. Телефон безнадёжно разряжен, и только сейчас он понимает, что совершенно не знает, как добираться до Варии своим ходом. Как там говорят? Инициатива наказуема. Он сам настоял на том, чтобы в этот раз добрался самостоятельно, но вот детали совершенно упустил из виду. И что ему делать теперь? Едва ли имеет смысл спрашивать похожих. А может, для начала надо добраться до штаба Вонголы? Что тоже, впрочем, звучит как абсурдная мысль. Даже если ему посчастливится встретить знающих, скорее всего закончится тем, что его примут за врага и даже думать об этом не хочется... Скуало явно будет не в восторге. Но у Ямамото ведь нет выбора, да? А проблемы решаются по мере поступления. 

[indent] Ямамото толкает дверь первого попавшегося заведения и растерянность сменяется неловкостью. Музыка, громкая и нетрезвая речь на итальянском, запах алкоголя. Интересно, он успеет спросить хоть что-то, прежде чем его выпрут отсюда, как несовершеннолетнего? Со скольки лет вообще в Италии можно находиться в подобных заведениях?

[indent] Ямамото выдыхает, взглядом окидывая помещение, чешет затылок, пытаясь понять как вообще начать разговор и к кому лучше подойти. Как вообще может выглядеть человек, знающий за мафию? Вспоминая всех, кого он знает — ничего особенного, в общем-то, да и сам он разве эталон тех, про кого снимают фильмы? Едва ли. И только Ямамото хочет сделать шаг к мужчине в деловом костюме, которого успел заприметить, как чувствует крепкий хлопок и слышит до боли знакомый голос. Да быть того не может...

[indent] Кажется, сегодня удача на его стороне, раз он умудрился зайти именно туда, где коротал свободное время никто иной, как Занзас. Нет, серьёзно, это же сам босс Варии! Если не знаешь, как найти Варию — Вария сама найдёт тебя. Ямамото тянет губы в широкой, до неприличия счастливой улыбке, встречая чужой взгляд, отливающий в тусклом освещении багряным, и смеётся, полностью игнорируя издёвку в голосе, кажется, что даже не замечая её.

[indent] — Взаимно, Занзас, — Ямамото говорит легко и непринуждённо, будто они старые знакомые, хорошие друзья, будто Занзас не тот, кому лишний раз стараются на глаза не попадаться (он часто видел эту картину, когда бывал в резиденции Варии), не то что заговорить, — честно говоря, я и правда заблудился, — легко признаётся и мнётся какое-то время, после чего всё же следует за ним; скидывает сумку на пол и опускается на стул, — тренировки, как обычно, — улыбается, рассеянно наблюдая за тем, как бармен ставит рядом с ним стопку и тут же уходить, думает, что ему же нельзя ещё пить, да? Думает, что Занзаса едва ли устроит такой ответ — интересно, сколько он вообще выпил? Кажется, что достаточно, — и, наверное, ничего, если он составит ему компанию. В конце концов, никто не говорит, что он должен опустошить весь бар, в конце концов — без Занзаса он точно не доберётся до Варии и не ему диктовать условия, а уговорить босса Варии сделать то, что ему надо... ох, даже Ямамото это будет не под силу, остаётся лишь подыграть и понадеяться, что Занзас поймёт всё сразу и не будет откладывать это надолго, — неловко вышло, ахах,  я сказал Скуало, что в этот раз доберусь сам, но... понятия не имею куда идти. — Ямамото снова смеётся, снова — улыбается, и неопределённо взмахивает рукой в воздухе, — надеялся, что тут смогу узнать что делать дальше и, кажется, не прогадал. Поможешь? — он улыбается ярче, смотрит прямо и складывает ладони вместе, просит.

+5


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Однажды, жарким днём в Италии