no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Это просто такая игра


Это просто такая игра

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

https://i.imgur.com/R3f0tyr.png

https://i.imgur.com/iSnC9la.png

https://i.imgur.com/KKSTYLW.png

Супербиа СкуалоЯмамото Такеши

Вария, Италия. [ Лето 2005 года ]
Ямамото бы принять решение: последний год обучения, летние каникулы, а дальше — второй семестр, подготовка к поступлению.

Ямамото бы принять решение, но университет и мечты о карьере в бейсболе сейчас заставляют лишь тяжело вздохнуть, отзываются тоскливой улыбкой на губах, когда он остаётся один.

Ямамото знает какое решение должен принять, как знает, что не будет колебаться, когда придёт время. Наверное поэтому он сейчас здесь, в жаркой Италии, у ворот резиденции Варии, не зная толком языка. Ямамото предпочёл бы провести эти дни на поле, Ямамото будет рад увидеть Скуало снова: когда они последний раз встречались? Давно.

Ямамото рассеянно улыбается и ерошит волосы на затылке. Он не хочет об этом думать, отчаянно жаждет оттянуть момент, взять у отведённого времени больше, чем оно возможно.

[icon]https://i.imgur.com/kg1AV0k.png[/icon]

+4

2

[indent] - Скуу! Скуу, он приехаааал ~~~!

[indent] Луссурия юлил и скребся под дверью, как тот кот, которого выставили за баловство. Скуало лишь раздраженно цыкнул, не обращая внимания на попытки Луссурии буквально вынести эту дверь своим нетерпением. Такое ощущение складывалось, что больше всех приезду их гостя радовался именно он. Вернее, Скуало еще за месяц предупредил всех о том, что к нему едет ЕГО ученик. Он не предупреждал, не просил, мать его, отнестись с пониманием. Скуало просто ставил весь офицерский состав перед этим фактом. Если всем остальным было по хер на то, как собирался развлекаться их капитан в ближайшее лето, то Луссурия буквально загорелся, как ясно-солнышко самым настоящим энтузиазмом, желая встретить гостя в своих самых лучших традициях мамочки всея резиденции. Скуало отмахнулся от него, заявив, что его и Ямамото ждет не отдых, а тренировки, а это значит, что свои побитые тела они максимум будут возвращать в резиденцию, чтобы пожрать и поспать.

[indent] Скуало не собирался давать поблажек Ямамото. Он не его отец с теплым и уютным додзе, где можно тренироваться, делая перерыв на суши и чаек. У Варии были сотни и сотни акров лесных массивов и даже горных пересеченных местностей, где им двоим придется познать все прелести жизни дикарями. Ну это прекрасная романтика ебеней, где костер с одной спички и вытирание жопы лопухами. В настоящем бою у тебя не будет удобств, не будет додзе. В настоящем бою часто приходится, как жаба, сидеть под дождем и терпеливо ждать. И всю эту ванильную дурь Супербия собирался выбивать из парня в ближайшие месяцы.

[indent] Занзаса он тоже предупредил о том, что у них будет гость. Вернее, Скуало сообщил об этом как бы про между прочим, когда швырнул боссу отчеты на стол. Иногда ему казалось, что Занзас после проигрыша Саваде прибывал в достаточно апатичном состоянии. Лучше бы орал и ломал мебель головами своих офицеров, чем вот так с молчаливым ответным швырянием отчета в камин. Все, чем занимался Занзас - это пил и топил камин письмами из резиденции Вонголы. Скуало догадывался, что Девятый пытался достучаться до пустой башки своего сына, но получалось у него это хреново. Занзас проигнорировал новость об ученике своего капитана - для него мусором больше, мусором меньше. Скуало знал правила, что мусор может развлекаться, как ему вздумается, но не тревожа его величественного покоя.

[indent] Привести Ямамото из Японии не составило труда. Отговорки о дороговизне билетов, о запланированных тренировках и прочей лабуде Скуало не принимал. Он самолично отправил самолет и несколько крепких парней для убедительности, если придется Ямамото тащить силой до трапа этого самолета. Отец Ямамото отнесся спокойно к поездке сына. Такеши, видимо, умело мог вешать собу на уши отцу про свои тупые тренировки по бейсболу. Тренировки-то будут - тут Тсуёши никто не соврал. Уже тогда, когда самолет сел на взлетной полосе, выделенной для полетов Варии, Скуало, как настоящий хищник почувствовал добычу, что сама шла к нему в руки. Так что к тому моменту, когда Луссурия верещал под дверью, Скуало давно сменил свой протез. Он не собирался терять время, он не думал давать каких-то поблажек, возможностей, как выразился бы Лус, отдохнуть с дороги сытно откушать и выпить чая.

[indent] - Я вхожу! - громогласно объявил Луссурия, широко распахивая двери в комнату капитана. Широкую улыбку также внезапно сменило недоумение, когда он понял, что их капитана тут давно не было. И, судя по распахнутому окну, он вышел не через парадные двери, а как заправский варвар, наследив своими сапожищами на подоконниках. - Ну наиграются и вернутся!

[indent] Дверь захлопнулась за Луссурией также резко, как и открылась.

[indent] Погода стояла просто отличная, чтобы к ужину сломать пару костей в хорошем бою. Скуало пронесся по широкому парапету, перемахнул через балкон и остановился лишь всего на миг. С этого места на крыше был неплохой обзор на массивную часть каменного забора и витые ворота. Ямамото был там, улыбался, как дурак и о чем-то рассказывал не такой уж улыбчивой охране. Даже имея приглашение, он бы просто так не вошел без прямого  приказа этим придуркам.

[indent] Зачем ты решился его учить? Ведь ты знаешь, что его ждет.

[indent] Его талант не должен пропадать на кухне в суши-баре или на тупых бейсбольных матчах. Парень уже ступил ногой в это болото. Назад дороги нет, ответил Скуало своему же внутреннему голосу.

[indent] Ты знаешь, что его ждет.

[indent] Скуало знал, что ждет и его самого. Пусть он и удачливый акулий мусор, как его не так давно окрестил Занзас, эта самая удача не всегда будет на его стороне. Скуало помнил и те миссии, после которых в реанимации его собирали буквально по кускам.

[indent] Настанет день, когда удача отвернется от тебя. И тогда мальчишка унаследует твой титул.

[indent] И тогда они все придут за ним. Те, кто имел наглость бросать вызов второму Императору мечей. Они придут, чтобы проверить силу ученика. Каждый из них снова и снова будут бросать Ямамото Такеши вызовы. И, если Скуало не прогадал, то никто из них не уйдет живым. Скуало был жадным живучим ублюдком. Как мастер боя, он поглощал всех этих людей, все эти жалкие стили, чтобы совершенствовать свой. И тот, кто превзошел его в бою, должен стоять рядом с ним, как равный.

[indent] Стань сильнее или умри от моего клинка.

[indent] - ВРООООООЙЙ!!! ТЫ ЧТО СОБРАЛСЯ ТУТ КОРНИ ПУСТИТЬ У ВОРОТ?! - Скуало несся по широкому каменному забору в сторону ворот. - НИКОГДА НЕ РАССЛАБЛЯЙСЯ, даже если думаешь, что ПРИЕХАЛ НА ЧАЙ СЮДА!

[indent] Прыжок. Резкий взмах меча.

[indent] Отражай удар, мальчишка!

+3

3

[indent] Отец спрашивает, что Ямамото думает делать дальше, но тот лишь беспечно пожимает плечами и улыбается, говорит, что усердно тренируется и тому не о чем беспокоиться. Он, в общем-то, не лукавит: на самом деле тренируется много и долго, больше нужного, жадно вбирая последние минуты, мгновения беспечных школьных дней — он знает, что так не может продолжаться вечно, как знает, что не сможет и дальше прикрываться тем, что всегда хотел стать всемирным бейсболистом, игроком, который был бы одинаково хорош в любой позиции. То, что он хотел — не сходится с тем, что есть сейчас. Сейчас он «играет» в мафию. Сейчас он — Хранитель сильнейшей семьи.  Ямамото не жалеет о своём выборе, но это не значит, что ему не грустно, когда он взглядом спотыкается о биту. Наверное, это то, что называют чувством тоски: путь, к которому он шёл пятнадцать лет, не имеет ничего общем с путём, который он выбрал в итоге. Ямамото знает — чтобы защитить то, что по-настоящему ценно сердцу, необходимо отдать что-то хоть сколь равноценное взамен. За всё надо платить. Некоторые решения трудные, но их нельзя избегать — последствия не заставят себя ждать, будут необратимы. И всё же, Ямамото бежит, хочет урвать момент, запечатлеть его, сохранить. Ямамото хотел бы, чтобы так было всегда. Чтобы они могли собираться вместе и беззаботно смеяться, не думать о том, что их ждёт впереди и что нужно быть готовым в любой момент отразить вражеский удар. Знает: это сущие детские мечты, но он ведь ещё ребёнок, да? Девятнадцатилетний ребёнок.

[indent] Ямамото кажется, что отец понимает, всё видит, когда он говорит, что поедет в Италию на летние каникулы: «Это хороший шанс для меня, я смогу стать ещё лучше, отточить свои навыки!» — говорит Ямамото, отец кладёт руку ему на плечо и смотрит слишком серьёзно, так же, как смотрел, когда впервые обучал его Шигуре Соэн Рю, отвечает: — Главное слушай своё сердце, Такеши, и тогда ты примешь правильное решение.

[indent] И за это Ямамото по-настоящему ему благодарен.

[indent] Сколько он ещё сможет цепляться за ускользающий из-под пальцев призрак былого? Ничтожно мало, знает, как знает, что не может подвести Цуну. Как знает, что принятое решение — самое правильное, сколь бы сильно не щемило в груди. Ямамото берёт с собой спортивную сумку — в конце концов, у него же очередная нелепая легенда о том, что он отправляется на спортивную тренировку, — кладёт туда шинай и замирает, рассеянно улыбаясь. Правильно ли его брать с собой, если Ямамото летит не куда бы там ни было, а в саму резиденцию Варии, к Скуало? Выдыхает и застёгивает сумку, улыбаясь увереннее. Он помнит: Шигуре Соэн Рю был создан для защиты близких людей — не для убийства, — и это, вверенное ему отцом, не запятнает кровью никогда. Сколь бы суровым учителем Скуало ни был, но есть принципы, которые никогда нельзя переступать. Ямамото думает, что лжёт сам себе, но лишь наполовину: разница только в оружии, которым заносишь руку — там, где он не нанесёт решающий удар Шигуре Кинтоки, рано или поздно, он сделает это просто другим клинком. Наверное, это лицемерие с его стороны. Но об этом Ямамото думать не хочет. Незачем. Не сейчас точно. Сейчас — в этом нет необходимости, а значит и беспокоиться ему не о чем.

[indent] Ямамото удивлённо присвистывает, когда видит самолёт, и беспечно смеётся, махая рукой в знак приветствия людям, которых отправили, видимо, для сопровождения. Ахах, а Скуало забавный! Не стоило так о нём беспокоиться: что с ним случится за время перелёта? Он наблюдает через иллюминатор, как отдаляется всё больше земля, как город превращается в игрушечный, пока и вовсе не скрывается за облаками, думает, что совсем не волнуется. У него нет причин для этого. Ямамото на самом деле искренне будет рад увидеть Скуало — он за многое был ему благодарен, уважал его, восхищался его непоколебимыми принципами. Ямамото знает, чего хотел от него Скуало, как знает, что едва ли сможет оправдать его ожиданий. Он не считает своё фехтование талантом, талант у отца, у него — просто получается. Но он бы соврал, если бы сказал, что его это совсем не захватывает: он помнит тот трепет и то счастье, когда смог повторить и идеально выполнить первую технику Шигуре Соэн Рю, — просто сердце его принадлежало другому. Можно ли любить что-то равнозначно сильно? Сложно сказать, когда ради одного нужно пожертвовать вторым.

[indent] Вария встречает его угрюмостью и недружелюбием, но Ямамото это не смущает: тяжело, наверное, стоять тут постоянно, да сторожить ворота, — он даже предлагает им выпить, доставая из сумку бутыль с водой, но те отказывается. Ямамото думает, что если бы они так легко согласились, то, наверное, получили бы выговор — нельзя же верить на слово первому встречному, когда ты член невероятно известного, независимого и элитного отряда убийц! А раз так, то и пускать Ямамото внутрь они не имеют права. Это ничего, ему не трудно подождать. Он склоняется, чтобы убрать воду назад, но тут же подбирается, чувствуя угрозу, выхватывает оружие из сумки и блокирует удар — бита разбивается в щепки и только в этот момент Ямамото понимает, что, по привычке, взял не то, что должен был. Ох, жалко, придётся покупать новую.

[indent] — Скуало! — Ямамото не сдерживает широкой, лучезарной улыбки и даже не пытается скрыть собственной радости от встречи с учителем, он отскакивает назад, подхватывая сумку, отступает ещё дальше, чтобы не задеть охрану ненароком и только потом достаёт шинай, смеётся счастливо, — хорошо выглядишь, Скуало! Я уж было решил, что ты забыл про меня, — смешливо замечает и легко, но быстро взмахивает рукой, обращая шинай в острый клинок. Он бы, конечно, и в самом деле предпочёл выпить чаю, но едва ли Скуало разделяет его желание, и не бегать же теперь от него по всей округе? Что ж, это будут весёлые каникулы.

[nick]Yamamoto Takeshi[/nick][status]a-ha-ha. ~[/status][fandom]Katekyo Hitman Reborn![/fandom][icon]https://i.imgur.com/kg1AV0k.png[/icon][lz]Это такая игра?[/lz]

Подпись автора

AU:
Inside the Fire [BNHA]
Пранк вышел из под контроля [BNHA]
And here we are [SK]


BREAKING THE SILENCE [BNHA]
You're Going Down [BNHA]

Сюжет:
не пугай меня адом, я в нем живу;

Личная тема:
— элегантный бомж-алкоголик;

Фэндомка, сюжет каста:
даби вынеси мусор

+3

4

Чтобы человек стал мудрее, его надо эмоционально раскачать.
А раскачать его можно только на весах: огорчение — радость.
Других весов нет. В состоянии, застывшем в одной из этих крайностей,
он думать не будет. Просто не пожелает думать.
© Дмитрий Емец


[indent] Не смей приближаться к нему.

[indent] Первое, что услышал Скуало, когда его плавающий в мареве из лекарств и притупленной боли организм пришел в себя. Ощущение было, что пропустили через мясорубку или желудок акулы - один хрен чертовски больно. Рядом с ним суетились молчаливые и исполнительные врачи, о чем-то говорили - тихо очень - Скуало не мог расслышать. Мир был похож на густой эфир, где яркими вспышками прояснялось сознание. Но этот голос он услышал отчетливо. В интенсивной терапии не место посторонним, если ты только не купил всю эту клинику с потрохами. Дино сидел рядом на стуле, практически у стены и просто смотрел. Чтобы увидеть Каваллоне нужно было повернуть голову или приподняться на локтях, приложив к этому максимум усилий, но Скуало даже не пытался. Ему не хотелось сейчас видеть рожу Дино или кого-то из его подчиненных. Итак было больно и тошно.

[indent] Он выжил. Опять. Чертов везущий сукин сын!

[indent] Скуало понимал, что из брюха акулы собирались спасать не его бренное тело. Просто повезло, что не знали исхода боя, просто повезло, что не бросили там. Но они все еще были друзьями, так ведь, Дино? Спасибо Скуало говорить не собирался. Вернее, он не собирался обманывать бога смерти. Просто так вышло. Этой фразой уже можно описать всю его жизнь. Сейчас, когда он открыл глаза, боль физическая притупилась другой болью. И, чувствуя его настроение, Дино сказал эти слова достаточно громко и отчетливо, игнорируя разговор двух врачей и медсестры у его койки.

[indent] Скуало даже если бы хотел найти своего противника, сейчас не смог бы физически. Ощущение было таким, будто бы заново родился или тебе в драке перебили ноги, превратив кости в самую настоящую кашу. Скуало не покидала мысль, что его пичкают транквилизаторами, иначе другого объяснения этому жалкому состоянию не было. Сбежать Супербия из больницы действительно пытался. Но сил у него хватило разве что встать с койки и сделать пару титанических шагов к окну. Последствия он помнил плохо, а в сознания пришел уже прикованным к ненавистной постели. С тех самых пор его охраняли лучше.

[indent] Скуало ничего не говорил. Он не желал с кем-то говорить, даже с врачами и медсёстрами, которые то и дело справлялись о его самочувствии. Скуало знал, что к нему сюда никто не придет. Для Занзаса он стал акульим кормом, а Ямамото... Дино, который пришел через пару дней и общался с ним, как с заправским приятелем, к которому забежал на чай с песочными пряниками, ни слова не говорил о том, как проходят сейчас бои. Каваллоне нес какую-то чушь про погоду, про дела в Италии, про его раны и про то, что скоро его могут выписать. Скуало злился, но гордость не позволяла спрашивать за Занзаса, за битву и уж тем более за того парнишку. Он просто молчал, делал вид, что Дино рядом нет.

[indent] Скуало не собирался мстить и искать боя с Ямамото Такеши. В этой больнице, зарабатывая пролежни на койке, у него было много времени подумать. Выспаться он мог и на том свете. Его победил не мальчишка-дилетант, который всего несколько дней назад взял в руки меч, а стиль, который превзошел все его ожидания. Но сейчас не это волновало Скуало. В голове была каша из мыслей, от которых просто хотелось орать на всю палату, пытаться сорвать с себя наручники и просто двигаться вперед.

[indent] А еще его волновал тот мальчишка с таким простым и необычным взглядом карих глаз.

[indent] У Скуало были сотни противников. Не так давно он сам вырвал себя из привычного мира, сбежал в поисках самого себя. На своем пути к совершенству первое время он встретил дни поражений, но снова и снова возвращался к отправной точке и перешагивал через проблему и противника. Сейчас же Скуало этого не мог... или просто не хотел. Мальчишка, который взял в руки меч, чтобы защитить друзей. Мальчишка, который бил тупой стороной меча, не желая причинить вред тому, кто стремился его убить. Мальчишка, через которого Скуало собирался переступить, как через никчемный мусор.

[indent] Ты не вернешься назад Скуало. Ты не сможешь после поражения посмотреть в глаза Занзаса.

[indent] Но Скуало тогда уже смотрел в другие глаза - глаза глупого мальчишки, который пытался вытащить проигравшего с поля боя. У Скуало был старый друг, которого он часто игнорировал. И Дино тоже пытался "тащить" Скуало из всего этого дерьма, быть голосом разума. Но то, чего не смог сделать тот, кто знал его, как облупленного, сделал тот, кто стал для Скуало тем самыми милостивым дождем.

[indent] Чертова Япония! Чертовы кольца! И Чертов босс!

[indent] Скуало все еще ненавидел себя. А еще он снова хотел увидеть Ямамото.

[indent] Уже по пути в Италию Скуало принял для себя это решение. У него было достаточно времени, чтобы взвесить за и против. Сейчас, когда под ударом его спаты бейсбольная битва разлетелась в щепки, Скуало знал, что не ошибся. Впервые за долгое время он чувствовал себя по-настоящему живым. Его стиль боля был, как хищная акула, который просто поглощал другие стили и двигался дальше. Теперь же его меч пел от предвкушения.

[indent] - На хрена ТЫ притащил СЮДА эту деревяшку?! - Сквало отскочил, широко взмахнув лезвием спаты, от чего охрана у ворот попятилась в сторону. Вслед за сломанной битой в руках у Ямамото появился его меч. - Забыл? ХА! Я дни считал, когда смогу снова увидеть, чего ты добился во владении этим бесполезным мечом!

[indent] Скуало двигался лениво. Он прекрасно видел, что, несмотря на весь лучащийся заряд позитива, Ямамото был уставший. Смена часовых поясов могла кого угодно выбить из колени. И да, Скуало чертовски не терпелось сразу же приступить к "занятиям", проверить насколько выросли таланты Ямамото. Ведь он сам позвонил ему тогда - раздобыть информацию о хранителях Савады было очень просто. Скуало не стал размусоливать и прямо с порога озвучил Такеши свою позицию. Его предложение  было, как ультиматум. Скуало не собирался принимать отказ. И подтверждением этому ультиматуму был сейчас танец двух мечей. Они оба двигались у ворот, сражаясь в пол силы. Скуало не собирался ломать кости полусонному ученику, а Ямамото просто подстраивался под ритм его движений, полуоборотов, финтов и прямых ударов, как и прошлый раз, в основном защищаясь.

[indent] - Пфф! Тебя сейчас и куры лапами загребут! - резюмировал Скуало, опуская свой меч.

[indent] Ему даже показалось, что охранники, вжавшиеся в витые ворота резиденции, испустили вздох облегчения. Видимо, их не сильно радовало то, что сейчас два мечника прямо тут и сейчас могут пойти в разнос. Да и Скуало затылком чувствовал, что Луссурия маячил где-то у окон, махая руками и явно привлекая к себе внимание.

[indent] - Так уж и быть, - снисходительно добавил Скуало. - Сегодня не будет тренировок. Пошли, Луссурия там вроде приготовил тебе с дороги пожрать!

[indent] Ворота им открыли - не пришлось даже давать команды. Скуало шел впереди, не оглядываясь. Черт возьми, ему  уже доводилось быть в роли няньки. Но почему-то в этот раз все было по-другому. Ямамото не такой, как Бельфегор. Ямамото - человек, вырванный из другого мира. Сейчас он просто как несчастная добыча в логове хищников. Назад уже дороги не будет. Скуало поставил перед собой цель. И мотивацией тому было не только увидеть того, кто так давно не шел из головы по множеству причин.

[indent] - Эй, Такеши, - тихо произнес Скуало, не оборачиваясь к парню, - ты не жалеешь, что согласился? Раз ты тут, я не позволю тебе отступить назад. Это не твой тупой спорт, где можно взять тайм-аут или уйти с поля из-за растяжения.

[indent] Конечно, Скуало не оставил ему шансов, когда орал в трубку и фактически требовал немедленно притащить свою задницу в Италию. Ямамото мог отказаться, мог вычеркнуть крикливого итальянца из жизни. Но его вперед вело что-то совершенно другое. Его отец  дал ему азы владения мечом. Сейчас Такеши был похож на необработанную руду. Раньше сплавы получались при нагреве железной руды и древесного угля в горне. В результате такого воздействия руда сжималась до ноздреватой массы, покрытой окалиной, которая состояла из металлических примесей и золы. Эту массу вынимали из горна еще раскаленной добела и били тяжелыми молотами, чтобы очистить ее и добиться затвердевания железа. Иногда, по случайности, в результате использования такой техники получалась настоящая сталь. И Скуало собирался взять в руки этот характер и закалить его до состояния смертоносной стали, способной сохранить большую часть души.

+2

5

[indent] Скуало, ожидаемо, не очень был рад тому, что Ямамото, помимо прочего, принёс с собой биту. Ямамото думает, что это он просто никогда в бейсбол не играл, думает: у Скуало вообще были такие дни, спокойные, без сражений, не на поле боя? Почему-то кажется, что нет. Кажется, что даже дни без заданий в Варии — ураган и громкие эмоции, сложно было представить его в спокойной обстановке, без раскатов грома чужого голоса и суматохи вокруг. Ямамото смеётся, искрит беспечностью, легко прокручивая катану в ладони и подбираясь, готовый в любой момент отразить атаку.

[indent] — А разве не должен был? — Ямамото искренне удивляется, на самом деле, в глубине души, надеялся, что у него и правда получиться выкрасть момент, чтобы позаниматься и бейсболом, понимает, конечно, что — нет. Понимает, что времени на это с каждым днём у него становится всё меньше, ничтожно мало. То, чем когда-то он занимался с упоением, теряя всякий счёт и не обращая внимания на усталость, тренируясь до тех пор, пока не будет уверен, что сделает всё правильно и идеально, пока это не станет так же легко, как дышать, выработанным рефлексом. Ямамото жаль, по-настоящему жаль, что всё это, с каждым днём, обращается в прошлое. Тем мечтам не суждено осуществиться, те мечты остаются позади, уступают место другому, тому, что куда тяжелее в своей важности. Ямамото отчаянно хочется ухватиться за ускользающий момент, закрыть глаза на то, что он должен делать, с головой уйти в то, что хочет. Ямамото так и делает, но неизбежность — порочный круг, ей остаётся только улыбаться с той же лёгкостью, что и всегда. Не задумываться, не останавливаться, просто делать ещё один шаг.

[indent] — Вот как? — Ямамото улыбается, блокируя чужой удар, но не спешит контратаковать — всё ещё, до сих пор, — Ямамото знает, что он стал сильнее с их последней встречи. Знает, что стал сильнее не без помощи Скуало. Но то памятью и вбитыми навыками, пронесёнными через будущее, этого для Скуало недостаточно. Для самого Ямамото недостаточно тоже, если он хочет быть способным отразить любой удар, что целится в самое небо. Придёт момент, когда он будет вынужден уходить не в защиту — наступление. Придёт момент и наивные иллюзии разобьются и осыпятся осколками к ногам, не оставив ничего, кроме жестокой реальности. К тому моменту Ямамото будет готов. В тот момент, Ямамото будет способен улыбнуться так же легко и спокойно, как и всегда, не смотря ни на что, потому что сохранить улыбку на чужих — близких ему людей — губах, спокойствие в чужой душе и уверенность в завтрашнем дне для него важнее. Важнее всего на свете.

[indent] Ямамото блокирует удар за ударом, по правде — устал: хотелось спать, но он уверен, что он не смог бы уснуть, даже если бы лёг, — но виду не показывает, изредка нападает, неизменно переворачивая лезвие катаны кромкой в последний момент. В конце концов, это тренировка — какой смысл атаковать иначе? У Ямамото нет намерения ранить Скуало, он знает, что это не более чем разминка, что Скуало просто не может по другому. Ямамото думает, что это даже хорошо — помогает отвлечься, сгоняет сонливость. Ямамото знает, как никто другой, на что он на самом деле способен. Отступает всё дальше от ворот, но маневрировать сложно, когда лезвия искрят, сталкиваясь, когда воодушевления у Скуало — через край. Ямамото смеётся почти виновато, когда Скуало опускает меч, ерошит волосы на затылке, вслед за ним опускает катану, что превращается обратно в шинай. Беспечно пожимает плечами:

[indent] — Именно поэтому я здесь, да? — ему не зазаорно признать, что он недостаточно способен и что его навыки мечника не так хороши, как хотелось бы того Скуало. Ямамото знает, что ему не сравниться с ним по силе и, как бы самому ему не хотелось оттянуть этот момент, благодарен Скуало за то, что он тратит на него своё время. В любом случае, это тоже может быть весело, разве нет?

[indent] — Ох, я и правда проголодался, — он смеётся легко и непринуждённо, подхватывая сумку, следует за Скуало и запрокидывает голову, оглядывая  резиденцию Варии, думает, что она выглядит даже внушительнее дома Каваллоне, где он побывал однажды. Думает, что она, будто сошедшая из сказок: замок в самой глуши леса, такой же мрачный и столь же завораживающий. 

[indent] — Что? — он удивлённо моргает, закидывая шинай на плечо, и рассеянно улыбается, любопытно оглядываясь по сторонам.

[indent] — Знаешь, Скуало, у тебя предвзятое отношение к спорту, — он смеётся, замолкая на какое-то время, на самом деле просто не знает, что ответить: был уверен, что ответ очевиден и без того — он ведь здесь, уже, разве это не красноречивее всех слов? Ямамото не жалеет. Ему не о чём жалеть. Ямамото всегда знал, что, рано или поздно, ему придётся окончательно отказаться от бейсбола, выбрать меч, вместо него. Он делал так уже, в будущем, и уже тогда понимал, что в следующий раз едва ли сможет вернуться к тому, за что всегда держался. В следующий раз у него не будет права делать шаг назад. Ямамото знал: это необходимость, которую нужно просто принять. Ямамото пообещал себе, что сделает всё, и это обещание он не нарушит. Как знать, быть может, потом, они будут вспоминать об этом с улыбкой и смехом, делиться своими историями и громко смеяться над ними. Уверен, так оно и будет. Ямамото улыбается:

[indent] — Другого я от тебя и не ждал, Скуало! — он смотрит на него, на самом деле не жалеет, кажется, воспринимает всё и правда как очередную игру, не более, — я бы хотел понять, за что ты так любишь «путь мечника», — он негромко смеётся и думает, что на самом деле понимает какой-то частью себя, просто это для него самого никогда не было главным. [icon]https://i.imgur.com/kg1AV0k.png[/icon]

+3

6

[indent] - Спорт, Такеши, это херня для тех, кто рано или поздно, прельстившись славой, заканчивает свою жизнь в дешевом мотеле с героиновой ломкой в компании кучи шлюх. спорт для слабаков, что ищет мнимой славы. Спорт не защитит то, что тебе действительно дорого.

[indent] Спорт - это несбыточная мечта, которая, была у каждого в юном возрасте. У Скуало тоже были увлечения до того, как он взял свои первые уроки фехтования. Когда меч становится продолжением твоей руки, когда ты чувствуешь танец клинка, все остальное превращается в прах и уходит на второй план.  Меч стал для него идеей, увлечением и мечтой, каким был бейсбол для Ямамото. Именно с этой целью Скуало отказался от всего, что его на тот момент связывало с семьей и миром мафии, отправился в путешествие, чтобы узнать о своем увлечении как можно больше. Он стал просто путником, бродягой, коих было полно на дорогах Европы, подрабатывавших в забегаловках, на заправках, путешествующих автостопом. Ему не нужны были деньги семьи, он не жаловался на жизнь, даже тогда, когда приходилось ночевать в дороге или питаться раз в три дня в дешевых "рыгаловках" для дальнобойщиков. Каждое такое путешествие приносило Скуало больше, чем сидение на жопе в школе или в библиотеке, изучая давно мертвые стили фехтования, которые на страницах книг описывались всего тремя строчками и приблизительными картинками.

[indent] Мир меча был совершенно другим. Скудные учебники по фехтованию и так называемые "учителя фехтования" не знали и половины того, что узнавал Скуало. Может быть, если бы этот мир стали не увлек его настолько сильно, он бы, как и Ямамото в какой-то момент стал мечтать о карьере фехтовальщика, который в элегантных и красивых финтах разбирал бы противников на спортивной арене. Но это было слишком скучно для того полиглота Скуало, каким он был примерно в возрасте Такеши. Если бы знали те снобы, что давали ему азы владения мечом, сколько мастеров клинка действительно знал современный мир! Многие из них передавали свои знания тайно, выбирая только избранных учеников, кто-то предпочитал стать последним владельцем таких знаний, чтобы похоронить стиль, который выпил столько крови, вместе с собой.

[indent] С каждый из них Скуало столкнулся в бою.

[indent] Больше всего Скуало покорил мир Востока. Бывшая Маньчжурская Империя знала слишком много мастеров клинка. В какие-то моменты Скуало даже жалел, что родился не в ту эпоху. Ему нравились отдаленные горные провинции, где время замерло, но сказало нет достижениям цивилизации, походы в горы, местная кухня, беседы со стариками. Его захватывали истории о восстании тайпинов, их красные повязки, как символ неповиновения правительству, а буйное воображение рисовало сражения, где конь был продолжением всадника, а умелое маневрирование позволяло биться двумя клинками, снося головы врагов.

[indent] Но весь этот восторг мерк перед одним очень важным обстоятельством - ради чего и ради кого ты решил превзойти все стили, Скуало?

[indent] Ямамото, ты ведь тоже взял в руки меч для одной-единственной цели.

[indent] Скуало искоса смотрел на новоявленного ученика, которого подписался учить со своей собственной инициативы. Наблюдал за неким детским восторгом, с которым тот осматривал резиденцию Варии, которая для неискушенного японского школьника была похоже на сказочный дворец. Учитывая нынешний офицерский состав, только стараниями Луссурии это место не превратилось в полуразрушенную мужскую берлогу.  Меч для Ямамото пока что не обязанность, скорее, такой же интерес к нему, как и к бите - возможность узнать что-то новое. Скуало сбежал из дома не в поисках приключений, не для того, чтобы, как истинный вундеркинд, узнать намного больше о "любимом хобби". Когда Скуало отрубил себе руку в том бою, он уже знал, что путь меча - это путь крови. Как бы ты не старался бить тупой стороной меча, рано или поздно прольется кровь, рано или поздно жизнь тебя загонит в тиски, а тогда у тебя уже не будет выбора. Ты поймешь, что это путь крови, с которого тебе уже никогда не сойти назад. А пока... пока пусть радуется жизни и воспринимает все это, как игру. Жизнь рано или поздно сделает финт и нанесет удар, но к тому моменту Ямамото будет готов.

[indent] - Эй, я хочу, чтобы ты понимал, что это не игра, щенок! - Скуало  отвесил легкую затрещину парню, чтобы тот перестал считать ворон, разглядывая замок. - Как в спорте, Такеши. Мне нужна максимальная отдача. Я хочу, чтобы твой сырой стиль стал сильнее. И только тогда я смогу бросить тебе вызов снова!

[indent] Скуало не терпелось начать тренировки как можно скорее. Но он прекрасно понимал, что еще пару часов в заботливых руках Луссурии  с его сытными трапезами, и Ямамото превратится в сонного хомячка, которого будет интересовать только диван или подушки. И уж точно не наставник и битвы на мечах! А овощ на тренировках ему был не нужен. В любом случае перелеты и смены часовых поясов сказывались на многих - не всегда же жить на адреналине и желании совершенствоваться без перерывов на завтрак, обед и ужин. Это время Скуало потратил с пользой. Он знал, что тот аркобалено Реборн уже устраивал подобные тренировки для всех мелких вонголят, так что не видел ничего такого, если они покинут резиденцию на пару дней. Так было даже удобнее - им никто не будет мешать. Уж Скуало знал, сколько любопытных им может помещать! С собой мечник не собирался брать ничего лишнего, что могло бы создать мнимые удобства и расслабить до состояния лени. Луссурия пытался пропихнуть в большой рюкзак что-то из еды, уверяя, что им надо будет лучше питаться, так как активные тренировки сжигают много калорий, но в неравной битве за пищевой паек Скуало победил, заявив, что питаться они будут тем, что проявит наглость и заявится в их лагерь к костру.

[indent] Ямамото Скуало разбудил в саму рань - в тот момент, когда солнце еще не встало, но начало окрашивать горизонт в бордовый цвет, а поганые птички за окном вместо будильника начали раздражать своим первым пением. Именно тогда Скуало понял, что им пора.

[indent] - Харе прохлаждаться, шкет! Досмотришь эротические сны в дороге! - Скуало пинком открыл двери в комнату и буквально потащил за собой парня, по пути схватив вещи того, которые аккуратно весели на стуле, предложив ученику одеваться по пути, а также деревянный шинай, который тот бездарно оставил далеко от собственной постели. Разве так ведут себя профессиональные мечники?! - Пожрешь в дороге! Мы итак до хрена времени потеряли!

[indent] Grand Cherokee уже ждал их у порога со всем необходимым скарбом, что собрал за вечер Скуало, а Луссурия стоял в дверях, махал каким-то кружевным платочком, словно провожал двоих мечников на полномасштабную войну и клятвенно обещал позаботится обо всем в резиденции. Скуало лишь криво усмехнулся, понимая, сколько бумажной волокиты его будет ждать после того, как они вернутся назад. И это не считая расхлябанности и нарушения дисциплины. Стоит только за порог шагнуть...

[indent] Место для тренировок Скуало выбрал давно. На сотни акров, что принадлежали Варии, это действительно было неплохое место с горным хребтом, рекой, что брала свое начало где-то в ледяных сопках и лесом, достаточно непроходимым, чтобы начать тренировки в реально экстремальных условиях. Сам Скуало часто бывал там. И не только для того, чтобы заняться личными тренировками, но и для того, чтобы просто поорать в никуда на всех дебилов, что его окружали, выпустить пар.

[indent] - Эй, Ямамото. Это не тренировки в додзе с отцом. Я не приму нытья, что ты устал и хочешь на диванчик, где можно уютно лежать и жрать пироженки от Луссурии.

+2

7

[indent] Чужие слова задевают, но Ямамото не перестаёт улыбаться, только взгляд на мгновение темнеет, кажется, что не видит ничего перед собой. Для Ямамото спорт никогда не был ерундой, он никогда  не воспринимал его как глупость, способ заработка или чтобы прославиться. Конечно же он понимал, что если будет достаточно хорошим спортсменом, то и возможностей в этом у него будет больше, в конце концов, раньше он был уверен, что именно по этому пути и пойдёт: высшее заведение с бейсбольным клубом, а там может и профессиональная лига. Но дело ведь совсем не в том, какие двери он открывает, дело в том, что бейсбол — это то, чем он жил и дышал; это то чувство свободы, та увлечённость, которые он никогда не смог бы описать словами. Ямамото просто не знает, как это объяснить, как можно передать то, что чувствуешь. Как часами можешь отрабатывать один удар, оттачивая стойку, взмах, скорость и силу до идеала, не замечая, что день давно перевалил за ночь, не замечая собственной усталости; не останавливаясь до тех пор, пока не добьёшься нужного результата. Удовлетворение, почти детский восторг от того, что получилось и ты смог — эти эмоции ни с чем нельзя было сравнить. Ноющие мышцы после и валящая с ног усталость в такие моменты тоже были приятны. Это просто то, что Ямамото любил на самом деле, и он думал, что уж Скуало поймёт с его одержимостью фехтованием. Ямамото ошибался, но в одном он был согласен с ним: бейсбол не защитит то, что было ему дорого. Ямамото взял в руки меч даже не столько из необходимости, сколько от того, что не мог принять поражения. Пожалуй, впервые в жизни, когда встретил Скуало, Ямамото проиграл столько унизительно легко — его просто разнесли, будто ребёнка. И пусть Ямамото был всего лишь подростком, пусть понимал, что оружия никогда в руках не держал до этого, ребёнком, всё же, он себя не считал и принять проигрыш так просто он не мог. Поэтому, когда выдалась возможность взять реванш, Ямамото не смог остаться в стороне. Конечно, всё в конечном итоге оказалось серьёзнее, но решающим фактором изначально стало именно то, что Ямамото хотел вернуть Скуало удар, заставить считаться его с собой. Ямамото никогда не думал, что способен уйти с головой во что-то ещё, кроме бейсбола, но тогда он на самом деле всего себя отдал стилю, который так любил отец, который был так для него важен, который был безупречным и непревзойдённым; совершенным. Дело ли в стремлении и чувствах отца, или потому что сам он чувствовал тоже самое, был способен перенять это, но тогда почти всё своё время он отдавал тренировкам, отвлекаясь только на необходимый отдых и чтобы поддержать друзей, чей бой был накануне: неважно что стало для самого Ямамото толчком, чтобы принять кольцо и взять в руки не рукоять биты, а меча — они все были одной командой, у них была одна цель и разделить это, участвовать и поддержать — это казалось важным.

[indent] Ямамото понял это не сразу, относился серьёзно лишь по случаю и необходимости, но — он должен стать сильнее. Он не может дальше отнекиваться, считать, что его способностей достаточно, чтобы встретить любой удар и дать отпор любому противнику. Ямамото слишком хорошо знает чего может стоить собственное зазнайство: этот урок он отлично усвоил, когда проиграл Генкиши. Тогда он был самонадеян. Тогда он думал, что достаточно подготовился, достаточно способный, чтобы не проиграть, одержать победу, двигаться дальше, уверенно, просто перешагнув через ещё одно препятствие. Ямамото недооценил противника и переоценил себя. Понимает сейчас: он не может позволить себе и дальше быть столь беспечным. Понимает, но сердце всё ещё противится, не готово заменить биту на меч. Ямамото знает: пытаясь удержать всё одновременно, он не преуспеет ни в чём; колебаясь — он может потерять слишком важных для него людей, подвести их, не способный оказать нужную поддержку. Он хочет быть для Цуны и Гокудеры, для всех них, непохожих, но оказавшихся вместе, по одну сторону, надёжной опорой, хочет быть способным защитить. И не хочет проигрывать. Пожалуй, он всё ещё из тех людей, кто не способен принять проигрыш. И если для этого нужно принять фехтование — он сделает это, пусть и оставив укромный угол для бейсбола: это ведь незазорно, правда? Это больше не займёт его настолько, что он забудет об остальном, не станет первостепенным и не помешает. Это вызывает тоску, но Ямамото улыбается. Есть вещи важнее собственных прихотей и он это понимает. И, как знать, может, в конце концов, он полюбит «путь меча» так же сильно. Наверное, это решение из тех, когда говорят, что пора взрослеть, а взрослеть всегда не хочется.

[indent] Ямамото бы сказал, что дело только в том, что то — необходимость. Дело не только в этом, дело и в том, что фехтование его, все же, интересовало. Пусть не так же сильно, как бейсбол — он взял меч из необходимости и неспособности смириться, — но ему интересно было узнать на что он способен, как далеко он может зайти, как многому может научиться. Ямамото знает, что это не то мимолётное увлечение, когда чего-то добившись, бросаешь, и от этого его решимость не отступать от принятого лишь крепче.

[indent] Ямамото удивлённо моргает, растягивая губы в широкой, неловкой улыбке и смеётся после, потирая затылок, когда Скуало возвращает его лёгким — даже удивительно, ха-ха — ударом из мыслей в реальность. Игра, да? Ох, Ямамото давно уже не воспринимает всё это как игру, впрочем, говорить об этом он не собирается: зачем отнимать лёгкую непринуждённость там, где можно не?

[indent] — Неужели мой стиль настолько плох? — он переводит задумчивый взгляд на Скуало и на самом деле не согласен с этим, потому что всё ещё, всегда: Шигурэ Соэн Рю безупречный, непревзойдённый и совершенный, — но знает, что с теми навыками, которые у него есть сейчас, не ему спорить со Скуало и пытаться что-то доказать. Ямамото в принципе не любит что-то доказывать. Ямамото знает: то, что он выиграл у него в Конфликте Колец — чистая случайность и везение; конечно он не умаляет собственных способностей, но, здраво рассуждая, их было недостаточно — недостаточно и сейчас, — чтобы победить опытного бойца, ни раз бывавшего на грани жизни и смерти, того, кого называют Императором Мечей. Ямамото игнорирует все остальные замечания, не считает нужным на них отвечать, он и правда намерен выложиться полностью, даже больше, чтобы подняться выше, отточить свои навыки, стать сильнее. Он будет это делать до тех пор, пока не укрепит в себе уверенность, что способен защитить, способен выстоять против любого. Ямамото понимает, что глупо, наверное, думать, будто он может стать настолько сильным, потому что видел сам, встречал и скрещивал с ними оружие — есть люди, чья сила была за гранью, казалась невозможной. Но он не мог, просто не мог позволить себе уступать. Ни сейчас, ни тогда, когда он чётко осознаёт будущее и своё место в нём, и это далеко не бейсбольное поле.

[indent] Ямамото не хотелось признаваться даже себе, но дорога и правда вымотала его, он уверен, что если бы Скуало захотел начать тренировки с ходу, то нашёл бы силы, но ужин в тёплом помещении, гам Варии — колыбельной, что слабостью и сонливостью растекается по телу, отнимая всякое желание двигаться. Чертовски хотелось спать и это удивляет даже самого, и поэтому он благодарен Скуало за то, что всё откладывается до следующего дня.

[indent] Ямамото не видит снов. Он просто проваливает в темноту, проходит секунда, мгновение и дверь с грохотом бьётся о стену, а окна, кажется, вибрируют от чужого громкого голоса. Ямамото даже не сразу понимает, где находится, неловко перебирает ногами, когда Скуало тащит его за собой и глупо, сонно улыбается. Точно. Он в Италии. Сегодня у них начинаются тренировки, в которых Скуало нужна от него «полная отдача». Ямамото зевает во весь рот, путается в ногах, пытаясь натянуть штаны, и смеётся, будто не замечая и не разделяя чужого настроя, но к моменту, как надевает футболку — полностью собран, не смотря на улыбку, что так и не спадает с губ.

[indent] — Извини-извини, Скуало, кажется, дорога вымотала меня больше, чем я думал, — легко признаётся, легко перехватывая шинай из чужих рук и удивляясь тому, насколько Скуало бодрый и активный даже в такую рань. И не то чтобы Ямамото не привыкать просыпать рано утром, он редко спит до обеда, но такой энергии, пожалуй, можно было только позавидовать. Рёхей был бы в восторге.

[indent] Ямамото поворачивается, идёт какое-то время спиной вперёд, когда они выходят из дома — или правильнее было бы сказать из резиденции? — улыбается широко, взмахнув рукой Луссурии на прощание, думает, что такого радушия, пожалуй, не ожидал. Хотя спроси его кто, чего он вообще ожидал, едва ли смог бы ответить — об этом не думал, просто знал, что Скуало не из терпеливых и ласковых учителей: он всё ещё слишком хорошо помнит будущее; сложно даже сказать что лучше — сами тренировки или первую встречу, выбитый зуб сложно не почувствовать было.

[indent] Когда они оказываются, наконец, на месте, Ямамото восхищённо присвистывает и не сдерживается, говорит:

[indent] — Ахах, как сказал бы Рёхей: место для экстремального пикника, — он улыбается и поворачивается к Скуало, закидывая шинай на плечо; понимает, что подобное замечание — последнее, что Скуало хотел бы от него услышать, но разве он виноват, что это место и правда идеально бы подошло? — однажды мы так заблудились в лесу... весело было, — смеётся, но что-то ему подсказывает, что Скуало знает эти места, как свои пять пальцев.

[indent] — А я не приму поблажек, Скуало, — Ямамото не перестаёт улыбаться, но взгляд — внимательный, серьёзный, но именно для этого он здесь, а не чтобы есть пирожные,  да и если уж на то пошло, Ямамото в принципе равнодушен к ним.  Ямамото знает, что он проделал такой путь не для того, чтобы сыграть в очередную увлекательную игру, как знает, что Скуало может быть беспощаден и это — лучший вариант для него, Ямамото, чтобы достичь той цели, которую он поставил перед собой. В конце концов, нет более подходящего человека, чем Скуало, который мог бы помочь ему в этом.

[indent] — Ну... с чего начнём? — он неловко повёл плечом, задумчиво оглядываясь вокруг, понятия не имеет, что должен делать и какой у Скуало был план, да и был ли вообще, к слову? Но одно он знает точно: самое время вспомнить, как выживать в дикой природе, пожалуй, он ещё не забыл, по крайней мере, в это хотелось верить.

[icon]https://i.imgur.com/kg1AV0k.png[/icon]

+3


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Это просто такая игра