Хибари Кёя ⋯ Hibari Kyoya

Katekyo Hitman Reborn! ⋯ Репетитор-киллер Реборн!

ВОЗРАСТ:

16 / 26

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Глава Дисциплинарного Комитета средней [старшей] школы Намимори, глава Организации "Дисциплинарный Комитет Намимори", хранитель Облака семьи Вонгола.

https://i.ibb.co/nsCCv1D/2.gif https://i.ibb.co/kBTFDmf/3.gif https://i.ibb.co/TrQwrNb/1.gif

Твоя история

Силен телом и духом, быстр и вынослив. Высокообучаем. Хорошо обращается с холодным оружием, предпочитает модифицированные тонфа; также использует одноразовые кольца, "Porcospino di Nuvola" (Облачный Еж Ролл обычной и улучшенной версии Х Вонгола), игольчатую сферу двух версий, силу Распространения, браслет Облака версии X, облачные наручники Алауди и традиционный радар из Пламени. Водит мотоцикл. Берсерк. Повелевает армией Хибердов. Не лишен исследовательской жилки, в силу некоторых (глубоко личных) причин разбирается в иллюзиях и иллюзионистах.


Мир Кеи населяют хищники и травоядные. Кея во цвете лет – асоциальный элемент, гроза нарушителей порядка и лидер Дисциплинарного Комитета, подмявшего под себя практически весь город. Имеющие власть да прислушаются; непослушные и те, кому не посчастливилось не понравиться главе ДК – причиной может стать что угодно, начиная с опоздания на урок и заканчивая формой бровей – санкционируются по обнаружению. В редких случаях прекращает преследование неугодных, если те способны внести материальный вклад в развитие Комитета.

Неистовый почитатель Дисциплины, он сделал все, чтобы Намимори знавал только мирные времена и это единственная причина, по которой Хибари не арестовали. Руководствуясь философией естественного отбора, не гнушается использовать свое положение и живет по собственным правилам, подчиняя им всех, кто подвернется под руку или тонфа. Для любителей интриги: иногда правила выдумываются на ходу и наказание за нарушение зависит исключительно от настроения Хибари.

Раздражителен и нетерпелив: нередко срывается на подчиненных и тех, кто его раздражает (на всех). Самый толерантный из всех хранителей: Кее, игнорирующему законы мафии, неважно, кто перед ним — мужчина, женщина, ребенок или старик — умирают они одинаково. В свои шестнадцать одержим боем, говорит исключительно на языке насилия и владеет им очень хорошо. Руководствуется простейшими причинно-следственными связями – если избить Саваду Тсунаеши и его стайку, появится тот малыш, пробуждающий травоядную силу – и ненавидит все усложнять. Отсутствие воображения компенсируется первобытной жестокостью, умением усваивать информацию на лету и применять знания на практике. Лишь ее и признает.

Не любит: скопление людей (может вызвать физическую аллергическую реакцию и приступ бешенства), шум, неподчинение, алкоголь, иллюзионистов, сакуру, объяснять причины своих действий и быть должным. Любит: Намимори, мелких животных, птиц, бифштексы с кровью и когда ему должны. Симпатии: Хром Докуро, несмотря на то, что в ее теле паразитирует другой иллюзионист, Реборн и остальные аркобалено, за исключением Черепа и Верде. Странным образом ладит с Сасагава Рехеем и надоедливым конем, обожающим капать на мозги на тему долга, чести и того, через что должен пройти настоящий мужчина (по версии Дино: на благо "Семьи"). Предпочитает одиночество и сон на крыше, обожает свой город и учит канарейку исполнять гимн школы, что нравится только Дисциплинарному Комитету (до слез) и его бессменному главе. Ключ "слабости" к иллюзионистам  — первое поражение, полученное от Рокудо Мукуро. Унижение, которое Кея не забудет никогда, даже вынужденно работая с хранителем Тумана плечом к плечу.

Спустя десять лет хранитель Облака практически не изменился. Школьную форму, гакуран и повязку Комитета сменили кинагаши или классический европейский костюм, в зависимости от того, где находится Кея. Беспорядочную и неутомимую страсть к бою — отбор соперников. Кольцо Облака Вонголы – одноразовые кольца, потому что обычные не выдерживают. Отсутствие привычки думать перед боем и жестокость мясника — опыт и непредсказуемость.

«Не с ними» и всегда в стороне, разделив базу Вонголы на две части.

Всегда в курсе происходящего.

Деятельность Хибари в мафии можно сравнить с внешней разведкой, исполняющей свои функции когда того захочется хранителю. К своим двадцати шести исследовал все семь чудес света, время от времени доставляя отчеты Десятому и укрепляя свое влияние (и семьи, но личность Хибари в приоритете) далеко за пределами Японии и Италии. Консерватор на сто процентов, смотрит шире лишь на те возможности, что делают могущественнее, и даже спустя десять лет язык силы остался основным. Травоядное — нет, мелкий хищный зверек, временами пугающийся собственной силы — в критический момент доверился именно молчаливому и бесстрастному Кее.

Хибари принимает Вонголу как часть своей жизни, и принимает Саваду Тсунаеши как босса, пока тот ему интересен.

Но однажды обязательно загрызет.

Минуло три года с обещания Реборна показать ему океан, интересных рыбок, которых можно выловить и пристани, которые следует таранить, чтобы лайнер "Вонгола", наконец, обрел причал. Всегда в ладах с собой, с собой же и пришлось сражаться — то оказалось самой тяжелой битвой. Кёя несколько секунд смотрел на повязку Комитета дисциплины, прежде чем на долгие годы задвинул ящик. Достал костюм, затянул галстук. Погасил пламя кольца.

В доме светло: восточный пейзаж панно, оттягивающий внимание от плетенной отделки стен, застывшие на матовом стекле стебли бамбука. Сакура отсутствует. Хибари раздражает Италия, жаркая и вычурная, нарывающаяся одним своим существованием, и он хотел бы запретить Италию, но та не собиралась сдаваться.

Раздражает обилие жителей и туристов, особенно когда они претендуют на статус гостя в святая святых.

Через несколько часов пришлось впустить Каваллоне, сообщив, что ему тут все еще не рады, и молча выслушать то, что оказалось сказано после. Ямамото Такеши. С потенциалом, но все же травоядное — на таких у Хибари не поднимается рука, за исключением задушевных бесед в прошлом, — тех что в кабинете Комитета, с явным и весьма болезненным намеком: бейсбольной команде средней школы Намимори лучше победить.

— Хороший выбор, — на безрыбье. И последнее уточнение, оно же причина, по которой хранитель Облака согласился подписаться под чужим приговором. — Интересный.

Ямамото мыслит глобально, видит все поле и бьет точечно, здесь стиль обоих весьма схож. До сих пор, по инерции, бережет правую руку, и Кёя, свободно владеющий обеими, беззвучно хмыкает. Ему знакома эта стойка — нацелена на продолжение — и нездоровый блеск в глазах, который Хибари не видит, но чует, тоже знаком. Хранитель Дождя и его конформистская философия прямо противоречат тому, что на них пытаются навесить, поэтому Кёя всматривается в темноту, заранее готовый к тому, что выкинет Такеши в расстроенных чувствах.

Долго ждать не пришлось.

Зрачки, и без того жадно улавливающие остатки света, расширились и Кёя отпрянул назад, чтобы через секунду, пользуясь разницей в росте, блокировать удар. Запястье дрогнуло под неожиданно сильным напором. В иной ситуации он бы с удовольствием продолжил: несостоявшийся противник умел как уклоняться от удара, так и открываться ему. Сила — всё, но теперь только её недостаточно. Ямамото предстоит много работы.

— Всё еще слишком медленный, — произнес, чуть сощурившись от всполоха, когда один металл соприкоснулся с другим металлом. — Это чужая кровь?
Хорош он сейчас: взъерошенный, широко раскрывший глаза с алчным блеском на самом их дне, окровавленный и все еще продолжающий давить катаной. Острой её стороной. Впервые за долгие годы, — если хранитель дождя был в состоянии воспринимать окружающую действительность и мог поверить своим глазам, — Кёя улыбался, не опуская руку с тонфа.
Но стоило тому моргнуть, и видение рассеялось.
— Рад видеть тебя настоящего, Ямамото Такеши.

Спустя несколько минут Хибари молча ожидал, когда второго убийцу погрузят в багажник другой машины. Удостоверившись, что тот достаточно упакован, направился к своей. Добыча Ямамото упокоилась в ближайшей свежевыкопанной яме, что вскоре придется закапывать людям Кусакабе, но оставался последний, а с ними всегда проблемы — избавляться от тела приходится самостоятельно. Подземный бетонный куб, отдающий сыростью и вместивший все необходимое — стул в комнате три на четыре, большего и не требуется — встречал гостей так, словно здесь до них никого не было. Дино знал местоположение комнаты переговоров, Кёя все равно прибыл сюда первым.

— Он долго жил в Японии, но не японец, — необходимое уточнение; различить то, что когда-то было лицом, уже не под силу. Первый вопрос прозвучал до прибытия этих двух и на родном языке. Судя по выражению лица и недостаточно ошарашенному молчанию, второй киллер прекрасно его понял. Хибари взглянул на чужие перебитые пальцы, припухшие в области кутикулы и раздробленных пластин ногтей — тех, что еще оставались на месте. Капала кровь, медленно вымывая комочки земли. Единственное, на что тот сгодился и от заражения точно не умрет. — Следил за Савадой Тсунаеши около месяца. Имя хозяина сказать не успел.

Наследнику везло: малыш оберегал существо, нареченное боссом клана, даже здесь, в Италии, видимо сочтя, что у Десятого и его компании есть дела поважнее. Или приберег задание для угасающей звезды бейсбола, как знать. О ходе мыслей Реборна Кёя мог только догадываться; его решения — поддерживать по мере желания или, что случалось все реже, игнорировать. Младший Савада — ошибка создателя, изначально разделившего своих детей на две категории, некий мутировавший ген, природу которого Кёя так и не смог раскусить. Ямамото же всегда читался с первого взгляда.

Или нет.

— На этом все? — вопрос, адресованный Дино. Не дождавшись ответа, шагнул в сторону двери, повернув ключ в замке еще раз. — Тебе десять минут, — взглянул на широкую спину хранителя Дождя перед собой и оперся о стену, упрятав одну руку в карман. — Не намерен смотреть на вас обоих дольше положенного.

Наверное, этот тоже предназначался Ямамото, но перспектива носиться с ним по горам, полям, весям или домам в традиционном тосканском стиле для "подстраховки", навевала уныние. Коротко взглянув на Дино — о том, что самодеятельность запрещена, уговора не было — Хибари посмотрел на наручные часы и не сдержал зевок. Что-то подсказывало: прибирать придется Организации.

СВЯЗЬ:

Я сам выбираю средство связи.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Я сам выбираю, что мне сыграть.

Отредактировано Hibari Kyoya (2021-07-01 16:55:41)