Shigaraki Tomura | Shimura Tenko ⋯ Шигараки Томура | Шимура Тенко

Boku no Hero Academia ⋯ Моя геройская академия

ВОЗРАСТ:

21

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Лидер Лиги Злодеев в прошлом, командующий Фронтом Паранормального Освобождения и просто хороший отвратительный бесчувственный бессердечный мудак.

https://i.pinimg.com/564x/76/28/4c/76284cdc3fbe2c19b9db23ca7c3079f5.jpg
Насилие порождает лишь большее насилие.

Твоя история

Мальчик, который выжил, но лучше б не.


Слёзы, слёзы, боль, слёзы. Крики, истерики, снова боль. Дикая жгучая где-то в области правой щеки. Кажется, выбит зуб. Во всяком случае, кровь потекла изо рта. Он уже не чувствует собственных рук, не может кричать. Сил хватает лишь забиться в угол и не послушными руками пытаться вытереть обжигающие щеки слёзы.

«‎Никчёмный! Жалкий! Убогий! Какой из тебя герой?»‎

Шигараки резко дёргается и едва ли удерживается на стуле, в последний момент цепкими пальцами уцепившись за край барной стойки. Заметив на себе взгляд Курогири, который он счёл за обеспокоенный, Томура приподнял уголки губ, изображая на лице слегка глуповатую улыбку, бросил, что всё в порядке, после чего привычно полез в карман за рукой отца.

Он ненавидел такие моменты. Особенно, когда замечал, что кто-то обращает на него внимание. Всякий раз он снова и снова прятал лицо за чужой рукой. Так Шигараки чувствовал себя спокойнее; ему было проще игнорировать взгляды, а людям — сложнее наблюдать за его эмоциями. Он становился сильнее. Может, и не внутри, но снаружи точно. Томуру накрывало часто, и в эти моменты он практически не замечал ту тонкую грань между реальностью и прошлым, словно оно протекало единым потоком с той лишь разницей, что в прошлом он был ничтожеством.

Многое в детстве воспринимаешь так, как тебе это представляют взрослые лишь из-за того, что не знаешь, как правильно на самом деле. Тенко не понимал, за что отец поднимает на него руку, но искренне думал, что заслужил это. Тенко чувствовал, как ноет всё его тело, и мог думать лишь о том, чтобы однажды отец почувствовал всю ту же боль, что испытывает он. Почувствовал и перестал обижать сына. Тенко заслужил всю эту боль за каждую скверную мысль, посетившую его голову. Он не понимал, почему желание быть героем считается постыдным в его семье, но принимал это, потому что любил свою семью. Сейчас он стерпит ту боль, что причинял ему отец, а завтра его причуда проявится, и он даст отпор. Он станет настоящим героем для своей семьи и растопит лёд в их сердцах. Они вновь протянут к нему свои руки.

Чего добивается отец?

Маленький несмышлёный мозг не понимал этого. Мальчик искал ответы у семьи, но те словно не слышали его всякий раз, когда он задавался вопросами. Они делали вид, что всё в порядке. Что всё так и должно быть или, что ничего не было вовсе. Тенко просил маму спасти его, а потом его с силой хватали за руку и тащили в угол. Он кричал, брыкался, плакал — всё было бесполезно. Всякое сопротивление с его стороны сопровождалось ещё большей болью.

«Выбить дурь из головы!»

Томура разжал пальцы, осознав, что всё ещё мёртвой хваткой держится за стойку. Шигараки тряхнул головой и попросил Курогири налить ему чего-нибудь выпить. На этом присутствие Томуры в реальности вновь оборвалась. Слегка наклонившись вперёд, он застыл над стойкой и перестал подавать признаки жизни. Казалось, даже его грудная клетка перестала вздыматься. Словно его поглотил временной парадокс, оставив на месте лишь телесную оболочку. Это длилось не больше минуты, после чего шумный вздох Шигараки заполнил собой всё помещение. В это мгновение все как один стихли и оживились лишь после того, как Шигараки начал дышать относительно ровно. Томура вновь расплылся в улыбке, края которой были заметны даже за скрывавшей лицо рукой. Он не думает о том, что все вокруг столь же внимательны, как и Курогири, чтобы заметить, что их босс не дышал с минуту. Это лишь совпадение.

Шигараки заметно оживился и сообщил о том, что не намерен пить в одиночку, и угощает всех. Он упрямо гонит прочь призраков прошлого, заводя непринуждённую беседу с Тогой. В беседе не кроилось абсолютно никакого смысла, но она была единственной возможностью зацепиться за настоящее. Превозмогая усталость и подступающий к горлу ком, сформировавшийся из ненависти и боли, он разговаривает с Химико о каком-то ток-шоу, которое та смотрела в детстве. Интерес к девчонке и её болтовне у Томуры пропадает быстро, а, может, его изначально не было. Она отвлекает его, как может, но это не работает. Тога, видимо, почувствовав отсутствие интереса, задаёт Шигараки весьма очевидный вопрос.

«Что мы будем делать дальше?»

Томура с силой сжимает стакан в руке и вновь уносится в прошлое.

Что он будет делать дальше? Теперь, когда он полностью свободен, когда получил то, что хотел, когда остался совсем один. Тенко вдруг осознал, что какая-то часть его не хотела, что бы это случилось, не желала, чтобы он в один миг лишился всего, это угнетало и причиняло ему ещё большую боль. Эта часть его с невиданной жестокостью заставляла его осознавать, что то, что он сделал — неправильно. Но они заслужили. Они, все. Сколько раз он молил их о помощи, о спасении, о прощении. Никто не слышал его, никто не желал помочь. И вот чем это обернулось для них. По щекам нескончаемо текли слёзы. Тенко кричал в пустоту. Его терзали острые грани различных чувств, которых оказалось слишком много на одного маленького мальчика. Он не хотел, чтобы от его рук пострадали все. Они нужны были ему, даже если он не нужен был им. Голову мальчика начали посещать яркие кадры из прошлого, на которых он был с мамой и сестрой, на которых он улыбался и был счастлив.  Слёзы обжигали щёки. Сколько бы раз отец не бил Тенко за его разговоры о героях, боль никогда не была настолько сильной, как сейчас. Больно было внутри. Невыносимо больно.

Мальчик, который всего лишь хотел внимания и...

Реакция сработала безупречно. Стоило Тоге коснуться плеча Томуры, как тот тут же хватает её за запястье и отводит её руку в сторону. Ему тяжело дышать. Рука отца лишь усугубляет ситуацию, но Шигараки не может снять её. Не здесь, не сейчас. Сердце попускает удар. Он выпускает руку Химико из своей и косится на её запястье, убеждаясь, что не оставил на девушке повреждений. Он требует не прикасаться к нему впредь, замечает, что ей повезло, что она ещё не распылилась, нервно сглатывает подступивший к горлу ком и отворачивается от Тоги.

Её вопрос всё ещё витает в воздухе, отчего Шигараки становится не по себе. Он устал. Ему было совершенно не важно, что они будут делать, к каким методам и целям прибегнут, дабы достигнуть поставленной им цели. Но им нужен был чёртов план. От него. Ему самому не помешал бы этот план.

Всемогущий.

Томура скрипит зубами. До чего же ему противна эта личность. Символ мира, дающий надежду. Вот, вот кто ничтожен, кто заслуживает быть стёртым с лица Земли, быть побеждённым Томурой. Шигараки должен доказать миру, что Всемогущий на деле не так уж и всемогущ. Они все — герои, будущие герои, гражданские — так восхищаются им, но он не заслуживает этого. Не заслуживает быть признанным.

Шигараки улыбается своей самой дикой и безумной улыбкой. Где был Символ мира, когда маленький потерянный мальчик нуждался в помощи?

Ведь всё, что было нужно — это протянуть руку.

Тенко вырос под присмотром Учителя. Человека, который стал для него ближе, чем вся его семья. Единственный, кто всецело уделял внимание последнему Шимуре. Тенко перенял все его взгляды на этот мир и по сей день оставался верен и предан своему Учителю. С тех пор, как он лишился всего, он перестал быть один. Боль внутри него разрасталась, как паутина в заброшенном склепе, но всего один человек смог заполнить пустоту этого склепа. Больше никто не поднимал на него руку за желание стать героем, но огонь, горевший внутри Тенко, погас и теперь тихо тлел где-то в закромах его памяти. Тенко Шимура стал фениксом и переродился.

Шигараки медленно снимает руку отца с лица. Всё его лицо мокрое от слёз, но он больше не прячет этого, не стремится быстрее утереть сопли, чтобы никто не видел их. Он поймал себя на том, что хочет быть честен со своей семьёй. Томура и так скрывает от них слишком многое. Фундаментом их взаимоотношений изначально была ложь. Это он не мог изменить никак, но он мог хотя бы попытаться стать ближе к ним? Перестать относиться к ним, как к кучке отбросов — сам он от них не сильно отличался — и воспринимать, как часть неотъемлемую часть Лиги?

Они и были этой неотъемлемой частью. Томура собрал команду лучших. Отбросами были те, кого Шигараки использовал при первом своём нападении в Зоне Ненастоящих Катастроф. Они были действительно жалкими – не могли дать достойный отпор первогодкам. Те же, кто был рядом с Томурой сейчас, действительно были достойны называться злодеями. И пусть не в каждом из них он сразу разглядел нужную ему искру, но у него была возможность убедиться в том, что она есть.  Они нужны были ему. Шигараки снова испытывал острую нужду в ком-то помимо себя, но на этот раз он не мог потерять кого-то. Тем более от собственной руки. Он дорожил ими, но вряд ли когда-то признается в этом им.

Шигараки подносит стакан с подозрительной мутноватой жидкостью к губам и залпом выпивает его содержимое, пару секунд корчится и отставляет стакан в сторону. Как бы сильно не возмущался Томура, что алкоголь, который подсовывает ему Курогири, слишком крепкий, он всё равно признавал, что градус приводит в чувство и упорядочивает мысли.  Шигараки скосил взгляд и заметил,  что в его сторону не без интереса смотрит не только Химико. Одним движением Томура вытер рукавом лицо и развернулся к Лиге.

Они ждали от него ответа на вопрос, что задала Тога. Томура мысленно поблагодарил Химико за то, что она не спросила про руки, и непривычно дёрнулся, словно внезапно получил разряд электрического тока. Это была искренняя благодарность. Лицо Шигараки стало серьёзным буквально за мгновение. План был прост, поэтому на этот раз Томура изложил его так же лаконично, как и все предыдущие. От предыдущих план отличался лишь своей чёткостью и структурированностью. Совладать с хаосом в голове не так просто, как кажется. Томура, движимый лишь собственными желаниями, пренебрегал детализации своих планов и упрощал их до примитивного «вижу цель – не вижу препятствий». Но сейчас он нёс ответственность за других.

Сложно. Как же это сложно. Почему нельзя просто взять и изничтожить их всех? Я могу, я же… могу.

… стать героем.

Тенко Шимура мог стать выдающимся героем, быть может, в другой жизни. В той, где его отец не ненавидит героев, где маленький Шимура восхищается Всемогущим и гордится своей бабушкой. Где он мечтает о том, чтобы стать героем номер один, спасать людей, улыбаться им и получать улыбки в ответ. Где его желание сопровождается поддержкой со стороны близких.

В этом мире нет ничего идеального.

Так, те, чьи мечты когда-то разбились о скалы, становятся не на тот путь. Путь, который настолько въелся в жилы, что отступить от него невозможно даже, если случиться переосмыслить свою жизнь полностью. Потому что люди не поймут, не примут.

Или?

Маленький Тенко лежал на крыше и разглядывал звёздное небо. Черепица больно упиралась ему под рёбра, но мальчик не обращал на это внимания. Как он ни пытался, занять более удобную позу не получалось, а, если он то и дело будет возиться, их услышат. Тенко крепко сжимал руку сестры в своей и, затаив дыхание, слушал её рассказы о звёздах, удивляясь, как много Хана вычитала из книг о тех далёких мерцающих камнях, располагающихся на иссини-чёрном полотне неба.

«Я стану героем и буду так же сиять, как эти звёзды!»

… и он сиял.

Да что с ним сегодня не так, –  в усталом голосе, что доносится до Томуры откуда-то издалека, не слышится вопросительной интонации. Даби всё равно, что не так с Шигараки, его устроит, если тот возьмёт себя в руки и прекратит привлекать к себе излишнее внимание.

Шигараки тоже устроило бы, если бы он не привлекал к себе излишнего внимания.

День – дерьмо, – передёргивая плечами, отвечает Томура, несмотря на то, что ответа от него не ждали.

Он прячет руку отца в карман и сползает со стула. Взгляд намеренно упирается в грязный пол бара, который, вопреки всем усилиям Курогири, невозможно оттереть от грязи. В Шигараки острыми когтями впивается отвращение, и отнюдь не к полу и тем более не к Лиге.

Шигараки ненавидит этот день, но переживает его из года в год. И каждый раз не в силах справиться с болью, которая никак не желает притупляться и выпирает наружу чересчур явно. Это даже хуже, чем день рождения.

День, когда их не стало.

СВЯЗЬ:

@dzzenn_9

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

всё, что угодно.

ЛЗ:

Я правда существую только для того, чтобы разрушать.