no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Letters [FFXV]


Letters [FFXV]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Lunafreya Nox Fleuret х Noctis Lucis Caelum
https://i.imgur.com/SmSv2Hy.gif https://i.imgur.com/51xvxNg.gif
NF, Britt Nicole - Can You Hold Me

This moment will be enough.

[icon]https://i.imgur.com/pjXgnwO.gif[/icon][lz]I do not fear death. What I fear is doing nothing and losing everything.[/lz][fandom]FFXV[/fandom][sign].[/sign][nick]Lunafreya Nox Fleuret[/nick][status]It's seems so long ago.[/status]

Отредактировано Sherry (2021-05-14 12:25:09)

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret

+2

2

15:2 "Надир"
Над тленной землею, под ясной звездой
Был мор, разнесенный по злобе людской.
Пресветлый король, опоясан мечом,
Сразил силы тьмы, воссиявши лучом
Предвечного света и воли богов.
Да славится род твой во веки веков.
И Камень дарован-судьбу превозмочь,
Пока не опустится вечная ночь.

Дым от ночных пожаров над Инсомнией ещё не развеялся и продолжает закручиваться в серые мрачные клубы, подхваченные потоками ветра, а блики костров ещё не слились окончательно с рассветными лучами солнца. Раскаты выстрелов и взрывов продолжают звучать глухо на фоне, и больше нет той непроницаемой прозрачной стены с серебристо-радужными бликами, защищавшей мир и покой горожан. Город погиб в тот момент, когда погиб его король, а вместе с ним и целая прекрасная эпоха. Хотя «погиб», это, вероятно, не про него. Пока там есть кристалл, пока старая стена ещё существует, пока наследие Люциев не кануло в лету, город тоже будет жить, пускай даже в виде пустынных призрачных руин, напоминая, что даже самое великое и надёжное творение легко стирается временем и человеком.

У Лунафрейи нет времени оплакивать его просторные красивые улицы, некогда наполненные светом, так же, как нет времени оплакивать короля Региса Люциса Каэлума. Её взгляд обращён не к тому, чего уже нет, а к будущему, которое ещё можно спасти. Это её судьба, к которой её готовили семья и сами боги. Чтобы всему происходящему была какая-то причина, чтобы всё это происходило не напрасно, чтобы люди не умирали зря, она должна выполнить своё предназначение, чтобы Ноктис - смог исполнить своё. Эта цель давала ей достаточно сил, чтобы не бояться даже самой смерти.

Потому что гораздо страшнее увидеть мир, поглощенный тьмой, и знать, что ты могла что-то сделать, но не сделала. Равус мог сколь угодно спорить с ней, ругать, не соглашаться, - она знает, что он пытается её защитить, как знает и то, что он не сможет её понять. Он так и остался в прошлом, с призраком погибшей матери и выжженными полями Тенебры. Она не злится на него за это, хотя ей очень хотелось бы, чтобы он понял и… не поддержал, нет, даже это не так важно. Она бы хотела, чтобы он освободился от обиды и разочарования, которые его разъедали, ядом забираясь под кожу и сковывая сердце.

Когда видишь картину в целом, то смерть перестаёт быть пугающей финальной точкой, означающей конец твоего существования, и становится переходным пунктом, одной линией, вырисовывающей узор будущей жизни всего Эоса. Пока в её руках кольцо, которое она должна передать Ноктису, она не может позволить себе проявить слабость. Ей удалось сбежать из-под контроля Нифльхейма, из-под неустанной опеки брата, из павшей Инсомнии. И она знает, что со всем остальным тоже справится. Так легко идти по дороге, когда ты видишь свою финальную цель и знаешь, к кому идёшь.

«Дорогой Ноктис, должно быть, вести уже дошли до тебя. Мы все утратили многое.
Но с нами ещё вера. Знай, что ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку.
Я надеюсь на скорую встречу в Альтиссии. Мне нужно тебе передать что-то важное.
Береги себя.
Лунафрейя.»

Она вкладывает в разворот блокнота открытку, которую купила в одном из магазинчиков. На ней изображена гряда, усыпанная, как ягодами, Ладисами – краснолиственными карликовыми деревьями, так ярко контрастирующими с бирюзой моря на фоне. Там должно быть очень красиво. Хотелось бы ей увидеть это место собственными глазами. Продавец сказал, что тут ехать всего два часа без остановок – дорога прямая и быстрая. Но Лонафрейя лишь молча поблагодарила его и ушла. У неё нет на это времени. Она должна как можно скорее добраться до Альтиссии. Если Нифльхейм найдёт её до того, как она передаст кольцо Ноктису…

Она запускает пальцы в густую гриву Прюны, довольно улыбающейся, пока её чешут, и крепит дневник к её кожаной шлейке. Ещё немного погладив любимицу, она отпускает её с надеждой, что, может быть, ответ придёт скоро. Это та маленькая ниточка, которая связывала её с Ноктисом. Все остальные средства связи прослушивались и могли выдать не только её, но и будущего короля, - хотя, уже настоящего, избранного - короля. К тому же, это была только их секретная переписка, ещё из далёкого детства. Что-то вроде, когда оставляешь маленькие записки в одном секретном дупле дерева, и там же находишь ответ через два или три дня. Или когда вы по очереди складывается туда всё самое важное и ценное: например, очень красивое стёклышко с берега моря, ракушка, цветок. Всё, что детям кажется истинным сокровищем, которое они готовы прятать от всех остальных и не променяют ни на какие деньги.

Она держалась за этот дневник так, словно он был воплощением дома. Наверное, так и было. В нём за эти годы скопилось немало воспоминаний и впечатлений. И ей важно каждое из них. Они придают ей сил.

- Неподалёку есть отель, там можно остановиться и передохнуть, - мягко упоминает Джентиана, появившаяся рядом. Её длинные рукава и полы одежды развеваются даже в безветренную погоду, словно она – само воплощение свежести, и даже в самый жаркий зной – она всегда будет той, кто дарует облегчение вместе с прохладой. Верная спутница Лунафрейи, которая помогает ей исполнить свой долг, за что Луна всегда будет испытывать благодарность. Джентиана придавала ей сил, мужества и решительности, потому что иногда, совсем иногда, ей, пожалуй, хотелось бы прожить больше спокойных деньков, как когда-то давно, в детстве, когда они с Ноктисом и Равусом беззаботно гуляли по паркам и заповедникам. Иногда та ответственность, что лежит на ней, ощущается неподъемным весом, и проступает едва заметная слабость вместе с желанием быть простым человеком и жить счастливо с тем, кто тебе дорог. Но это так эфемерно и сиюминутно. И так незначительно на фоне целого мира.

- Спасибо. Думаю, мы можем остановиться там ненадолго, - они уже несколько часов в пути. И она прошла бы ещё столько же, но со вчерашнего дня она так и не поела. Нужно было как можно скорее уйти подальше от Инсомнии и солдат Нифльхейма. У неё не было с собой денег, но она знала, что проблем с гостеприимством не будет. Она всегда платит вдвойне, исцеляя людей, а те – дарят угощения. И ей не столько важен отдых, сколько хочется смыть с себя копоть города и пепел сгоревшего человека, до сих пор оставшийся на её руке, той самой, которой она забирала кольцо.
[icon]https://i.imgur.com/pjXgnwO.gif[/icon][lz]I do not fear death. What I fear is doing nothing and losing everything.[/lz][fandom]FFXV[/fandom][sign].[/sign][nick]Lunafreya Nox Fleuret[/nick][status]It's seems so long ago.[/status]

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret

+2

3

- Может мы наконец-то остановимся в какой-нибудь гостинице, а? - возмущенно заявляет Ноктис с заднего сидения. Вечернее солнце все еще ярко освещало пустыню и отдавало свое тепло не меньше, чем днем. Даже едущая вдоль шоссе на приличной скорости “Регалия” не создавала того приятного ветерка, что мог бы скрасить путешествие. 

Принц, высунув руку за дверцу автомобиля, и, запрокинув голову назад, жадно глотает ртом воздух, в тщетной попытке отделить капельку кислорода от всей той толщи пыли и песка, что витала в воздухе. 

- Эта жара меня когда-нибудь убьет! Я больше не хочу ночевать в палатке! - продолжает принц, словно забыв, что по его правое плечо расположился Гладио, который, будучи фанатом кемпинга и всего некомфортного, не остался в стороне. 

- Прекрати ныть, принц-неженка! Кемпинг — это прекрасно, и даже не спорь!  - прямолинейно говорит он, уткнувшись в свою непонятную книгу.  Его слова тут же подхватил Игнис: 

- А еще у нас нет денег на гостиницу, ты не забыл, Нокт? - 

- Во беда! - очевидно подметил Промпто, что сидел на переднем сидении возле водителя и не отрывал глаз от объектива фотокамеры. 

  Принц лишь недовольно фыркнув, продолжил тщетные попытки выжить в этом адском пекле. 

Прошло уже несколько дней с момента печальных известий, что настигли Ноктиса перед самым отплытием в Альтиссию. Смерть отца. Падение Инсомнии.  Охота за головой наследного принца. . . словно вся его жизнь в тот момент разделилась на до и после. Он ощущал себя одиноким. Даже когда рядом находились четверо его друзей, что поддерживали его в эту трудную минуту, он все еще не мог смириться с тяжестью того бремени, что свалилась на него в один день. Его статус как будущего короля, обязывал его сохранять лицо, показывать всем, что он способен идти вперед несмотря ни на что. Он обязательно вернет свое королевство! 

Именно это от него хотели услышать все. Друзья. Кор. Королевские глефы. Все это его злило. Принц становился раздражительным, жаловался по каждому пустяку, словно не замечая, что тяжело не только ему, но и остальным. Он запутался в своих эмоциях, поскольку никогда не умел выражать их правильно. Он чувствовал скорбь по отцу, будто не верил, что он мог погибнуть так просто. Злился на королевских глеф, поскольку они не смогли защитить своего короля. . . Беспокоился за Луну. Все что он мог, это жаловаться на бесконечную жару. На усталость в дороге. На отсутствие комфорта. . . лишь, потому что это единственные чувства, которые он понимал, хотя и усталость эта была отнюдь не из-за дороги. 

Солнце потихоньку скрывается за горизонт, давая волю ночной тьме, в которой скрываются демоны. Игнис, не рискуя вести машину ночью, останавливается на хорошо освещаемой обочине, недвусмысленно намекая, что придется остановиться в здешних местах на ночлег. Ноктис нехотя покидает машину, оставаясь в стороне, пока его друзья готовятся ставить палатку и разводить костер. 

Взгляд Гладио, который все чаще стал выражать недовольство поведением будущего короля, тот старался не замечать, уткнувшись в экран своего телефона. Порой лишь видеоигры спасали его от той реальности, в которой он оказался. 

Вскоре все приготовления к ночлегу были завершены, а треск костра и изумительные запах, что распространился по всей округе, недвусмысленно намекал, что готовкой в очередной раз занялся Игнис (Промпто, по мере сил, старался ему помочь, но выходило не очень).   

Неожиданно, послышался звонкий собачий лай, что прервал тишину ночной пустыни.   

- Прина? - не поверив своим глазам воскликнул Нокт, завидев свою старую знакомую. Белоснежная собачка, виляя хвостом, подбежала к нему, будто изобразив улыбку на своей милой мордочке. 

- Это же Прина! Правда Прина! - послышался голос Промпто, который чуть ли не подпрыгнул от радости. Он знал, что она вестник хороших новостей. 

Ноктис не смог удержаться от того, чтобы не почесать вестницу за ушком. В тот момент он и обнаружил, что к её шлейке был привязан конверт. 

- Это от Лунафрейи!  - радостно воскликнул принц, читая надпись на конверте. 

Гладио тут же посоветовал всем оставить Ноктиса наедине. 

Пытаясь сдержать дрожь в руках, Ноктис садится возле костра, которые был единственным источником света в округе, и раскрывает конверт, внимательно вчитываясь в письмо, что было аккуратно свернуто в нем: 


«Дорогой Ноктис, должно быть, вести уже дошли до тебя. Мы все утратили многое.
Но с нами ещё вера. Знай, что ты всегда можешь рассчитывать на мою поддержку.
Я надеюсь на скорую встречу в Альтиссии. Мне нужно тебе передать что-то важное.
Береги себя.
Лунафрейя.»

Словно в один миг один из камней, которыми была прижата его душа, свалился, позволив принцу на мгновение позабыть о всем случившемся. Ведь Луна была жива! 

Он, достав листок бумаги из сумки с вещами, незамедлительно стал писать ответ, ведь это был его единственный шанс поговорить с ней. Как в детстве. 

“Лунафрейя! Безмерно счастлив читать твое письмо. 
Плохие новости из дома застали нас врасплох, но друзья рядом и поддерживают меня.   
Тяжело смириться с мыслью, что короля Региса больше нет, но твоя вера придает мне сил идти дальше.
Я благодарен тебе. Мы обязательно встретимся. 
Ноктис. “

Принц был не мастером красивого слога, но, перечитав письмо еще пару раз, удостоверился, что достаточно выразил свои эмоции. Ведь Нокт, привыкший к мессенджерам, порой отвечал слишком односложно, чем неспециально мог задеть собеседника. Сложив письмо в конверт, он привязал его к Прине, что смирно сидела недалеко от него, будто сама ждала, когда принц напишет ответное письмо. Довольно гавкнув, собачка получила еще одну порцию чеса за ушком, и скрылась во тьме. 

Принц не беспокоился за Прину, она найдет дорогу.  Он же, войдя в палатку, рухнул в спальный мешок и погрузился в глубокий сон, словно позабыв о том, что находится не в комфортном отеле.

Подпись автора

Ноктис, блет [q]

+2


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Letters [FFXV]