Francis Abernathy ⋯ Фрэнсис Абернати

The Secret History ⋯ Тайная История

ВОЗРАСТ:

21

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

студент Хэмпден-колледжа

patd — king of the clouds
https://funkyimg.com/i/3c2Qf.jpg https://funkyimg.com/i/3c2Qe.jpg
linus wordemann
❝ Forgive me, for all the things I did but mostly for the ones that I did not.❞

Твоя история

— рос вместе с рано родившей его матерью, родственники воспитывали их как брата и сестру — сблизиться это вполне помогло, Фрэнсиса иногда совсем не зря называют маменькиным сынком;

— семья Абернати в основном живет на деньги их трастового фонда и совершенно не бедствует; детство Фрэнсиса было полно всего, что он хочет (или того, что ему навязывают многочисленные родственники), он учится в престижных школах Швейцарии и Англии, каждое лето и каждую зиму отдыхает с семьёй на курортах Франции и сполна наслаждается всем, что у него есть;

— Фрэнсиса можно и нужно — вполне заслуженно — характеризовать как лентяя; он умён и способен, но предпочитает тратить все свои предрасположенности впустую, выполняя домашние задания в последнюю минуту и редко читая что-то сверх того, что им задают;

— на выходные он чаще всего отправляется в загородный дом своей тётушки, который находится в часе езды от Хэмпдена и который наверняка достанется ему по достижении 21 года; дом, на счастье, выглядит куда пристойнее, чем квартира Абернати, которую он снимает в городе — она в свою очередь похожа на свалку предметов мебели разных стилей, ничуть не сочетающихся между собой. Фрэнсису, впрочем, на это глубоко плевать;

— Фрэнсис курит (много), водит старенький Мустанг с откидным верхом (осторожно, в отличие от того же Генри), и совершенно точно предпочитает парней (в связях своих он разборчив, но не очень удачлив);

— абсолютнейший ипохондрик, который сделает из мухи слона, а после заставит всех вокруг этого слона бегать; он наверняка умирает, когда у него учащается пульс хоть на сколько-то единиц, и совершенно точно не переживёт посещение дантиста — именно поэтому с ним обязательно кто-то должен ездить, к любому врачу, каждый чертов раз;

— может развить драму на пустом месте и упасть в неё с головой, придумывает проблемы там, где их нет — особенно себе; несмотря на воспитание — а скорее всего благодаря ему — отвратительнейший сноб, к тому же очень остёр на язык, но редко будет плеваться ядом в собственных друзей, если только этого не требует какой-то исключительный случай;

— всё, что видят в нём окружающие — это отлично выстроенный и годами возводимый фасад: благородство, манеры, дорогая и брендовая одежда (Абернати предпочитает чёрный, порой становясь похожим на Джека Потрошителя), прямая осанка, расслабленные позы и плавные движения рук, правильно поставленная и грамотная речь. Вся гниль и испорченность скрывается глубоко внутри, и чтобы распознать её в нём надо очень хорошо уметь понимать людей;

— довольно доверчив и часто романтизирует то, что романтизировать не следует; чаще ведомый, чем ведущий, и запросто увлекается тем, что интересно всем остальным, стараясь не выбиваться из группы — как минимум на глазах у остальных. Умеет постоять за себя, скорее словом, чем кулаками, но довольно часто не может устоять перед соблазнами — к ним, к примеру, относится Чарльз и его лесть, направленная на Абернати. Фрэнсис понимает, что Маколей — редкостный кусок дерьма, особенно когда напьётся, но то и дело наступает на одни и те же грабли;

— после гибели Банни Фрэнсиса преследуют панические атаки, которые так и остаются не диагностированными докторами; на его счету — одна неудавшаяся попытка покончить с жизнью и множество тех, о которых он думает, но так и не решается испробовать.


Без Банни становится удушающе тихо. Фрэнсис поначалу не верит сам себе, и до последнего сомневается в своих ощущениях — но ему правда начинает не хватать Коркорана. Если раньше очень многое в их группе крутилось вокруг вечно лопочущего что-то Банни, намеревающегося рассказать им за утро все известные ему анекдоты и высмеять всех, кто попадается на пути в кабинет, то сейчас их жизнь вертится разве что вокруг допросов, до ужаса странных встреч семьёй Коркоранов, и вокруг гулкой тишины, разрастающейся в комнате каждый раз, стоит только собраться там всем вместе.

Фрэнсис перестаёт любить поездки в загородный дом; раньше они полны веселья и алкоголя, он пропадает в дыме сигарет, замечая разве что как Ричард таращится на Камиллу, думая, что она не видит. Замечая разве что Чарльза и его взгляды — Чарльз, напротив, отлично знает, что Фрэнсис будет смотреть в ответ.

Теперь же они полны неловких разговоров посреди звона стремительно пустеющих бутылок.

— Пойдешь с нами? — Камилла подлетает к его креслу, совсем не такая лёгкая, как ещё несколько месяцев назад, но очень сильно старающаяся себе эту лёгкость и беспечность вернуть. — Мы хотим дойти до озера.

Абернати тяжело вздыхает. Вставать не хочется, и он протягивает к Камилле руку, ухватывает её за запястье и тянет к себе. Как и обычно оставляя поцелуй в уголке её губ, он отвечает:

— Нет, я останусь. — От Камиллы в непосредственной близости исходит мягкое, сдобренное бокалом вина тепло, но Фрэнсису всё равно холодно — и холод этот, как ему кажется, похож на тяжелый могильный сумрак, в который они погружают своего собственного друга. — Я замёрз, лучше приму ванну.

Смотреть на спины, удаляющиеся по коридору в сторону выхода, оказывается чуть более невыносимо, чем ему хочется, и он наконец подрывается с кресла. Рецепт на сегодняшний вечер у него до ужаса прост: обжигающе горячая вода и ароматные травы и листья в ней — только не те, что он собирает прошлой осенью. При мыслях о них его до сих пор мутит.

И должно стать хоть чуточку легче, но не становится. Ванна кажется самолично созданным склепом, обхватывающим со всех сторон холодными бетонными стенами, сужающимся, наваливающимся на него — впрочем, и поделом. Фрэнсис не может вспомнить ни одного места, где в последнее время ему было бы комфортно: комната Джулиана кажется клеткой, собственная квартира — свалкой не только вещей, но и всех его мечтаний и стремлений. Поездки в Манчестер не приносят никакого удовольствия, каждый раз оставляя его на скамейке в каком-нибудь парке держаться за собственное сердце, которое, кажется, вот-вот выскочит из груди, да глотать пропитанный холодом воздух, словно его постоянно и критично не хватает.

Марево от пара проникает всё глубже, окутывает измождённое сознание; Фрэнсис лениво открывает глаза, взгляд приземляется ровнёхонько на оставленное Ричардом на краю раковины лезвие. Рука сама по себе тянется за ним наверх.

Фрэнсис морщится от холода металла на пальцах и закрывает глаза.

— Тебе помочь? — спрашивает Банни. Коркоран появляется всегда, стоит только зажмуриться, и исчезает сразу же, как только Абернати отрицательно мотает головой и всматривается в полки на стенах.

Он, наверное, справится сам. Это не так уж и трудно — одно крохотное движение, которое в итоге перевернёт весь его мир; возможно, освободит от созерцания убитого друга каждую ночь, вполне вероятно — заберёт с собой всю тоску и всю боль, которую, как порой кажется Фрэнсису, не способен понять никто из его друзей.

Генри находит его спустя два часа, уснувшим в уже почти остывшей воде. Абернати наперёд знает до единого все его движения и все слова, которые тот скажет. Это будет, конечно же, «идиот» и «о чём ты только думал», но о лезвии, выпавшем из руки на холодный кафель, Винтер в очередной раз промолчит.

СВЯЗЬ:

лс

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

— пишу от 3 тысяч знаков и до как пойдёт, к оформлению не придирчив, но сам использую заглавные буквы;
— теряюсь, когда нужно указать список чего бы то ни было, поэтому скажу, что фандомов знаю массу, но чаще играю то, где побольнее;

ЛЗ:

Код:
This is where the evening splits in half, <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=231" target="_blank">Henry</a>, love or death. Grab an end, pull hard, and make a wish.

GAMES:

The Secret History

redistribution of matter - with Henry Winter; autumn before bacchanalia
Placeat diis - with Henry Winter; 1st year at the college; Boston
Carpe diem - with Henry Winter, Charles Macaulay; autumn of the 3rd year, Francis's house

Other

undisclosed desires - with Harry Hart; somewhere in Florence

Отредактировано Francis Abernathy (2021-06-09 20:46:46)