(заявка)

Nicolт di GenovaНиколо ди Дженова

The Old Guard ⋯ Бессмертная гвардия

ВОЗРАСТ:

родившийся в 1069 году н.э. и впервые умерший в 1099, он навсегда остался в теле тридцатилетнего мужчины;

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

некогда священник, солдат, несущий Его слово на Святую землю, рыцарь-крестоносец знамени святого Георгия на груди, нынче бессмертный воин, наёмник, один из Гвардейцев, тренированный снайпер, немного — медик, очень много — сердце их маленькой (и такой же бессмертной) семьи.

https://forumupload.ru/uploads/0019/e7/78/1431/450731.gif
It's like destiny
WORAKLS — NIKKI

Твоя история

Из заметок Копли про Ники, которые не попали на его доску:
holy trash panda, full of rage and gay sin;
quiet but deadly;
he is a knife;
mediterranean sniper;
God is merciful — he is not, когда дело доходит до защиты Джо;
«as a former priest I have it on good authority that God Can’t Help You Now»;


❝ Итальянцы. Война у них в крови ❞

У Николо глаза мученика, святого, у Николо сердце и руки его же, наполненные добротой и любовью, неистраченной нежностью в тот момент, когда он скользкими от чужой (и своей) крови ладонями обхватывает рукоять своего меча на поле боя у стен Священного города. На груди у Николо крест святого Георгия, у него знамя его родины, и на языке горят слова о священном (под стать городу, который они, ведомые словом Его, берут) долге.

[indent] ЭТОГО ХОЧЕТ БОГ.

Бог хочет этого? Бог хочет смертей, страданий, Бог хочет боли детей своих, он хочет слышать мольбы, которыми они захлёбываются, как захлёбываются собственной кровью, хлещущей первые (и самые долгие) минуты из перерезанной глотки? Бог хочет, чтобы он, его вернейший раб и солдат Николо, нёс в мир не любовь, но только смерть другим?

[indent] БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ.

[indent] ЭТОГО ХОЧЕТ БОГ.

И теперь глаза, и руки, и сердце Николо — глаза, руки и сердце убийцы, но разум его затуманен лживыми словами, чужой жаждой власти и наживы, он исполосован чужой ненавистью, и он больше не ведает, что творит, что приносит с собой только разрушение, что Он уже давно перестал смотреть на детей своих от собственного бессилия и разочарования в них. И это он, он — франк, захватчик, дикарь и посягатель, и нет никакой святости ни в одном из его деяний, и нет больше на искупление права.

❝ Знаешь ли ты, к кому он обращается «о ты, кто заменяет мне душу»?

У сердца Николо оказываются руки художника, учёного, поэта. У сердца Николо руки воина, держащие острый скимитар достаточно крепко, чтобы пронзать плоть крестоносца-завоевателя раз за разом. Полуторник в руках у Николо прочерчивает свой путь сквозь тело неверного, рубя и полосуя двухсторонним лезвием того в ответ.

[indent] УБИТЫЕ ВОИНЫ ЕЖЕНОЩО ОЖИВАЮТ.

Они сражаются пока последние лучи солнца не исчезают с этой выжженной — и, будем честны, — всеми богами оставленной земли, которую орошает их смешавшаяся кровь. Зажигают костёр, продолжая бой не на жизнь, а уже давно только на смерть — другого (Николо теряет тот момент, когда начинает молить и о своей собственной?).
Ни одна из них не приходит надолго, они оживают, чтобы вновь скрещивать оружие, вновь прощаться — каждый на своём языке — с врагом, убивая его — выпивая его силу, забирая его жизнь, а после возвращаться, глядя друг другу в глаза.
Пальцы больше не держат оружие, они бессильно разжимаются, падая на пыльную землю, нет больше сил, чтобы встать с колен (им нужно убить друг друга ещё несколько раз, очевидно, чтобы окончательно убедиться и прекратить).

У души Николо тёмные глаза, и язык, на котором говорит осквернитель Святой для любого христианина земли, больше не звучит лающим. (Николо не смеет думать о себе, как о крестоносце, и пройдёт много десятилетий до того, как он вновь сможет найти покой с самим собой и с тем, чтобы вернуться к Нему).

[indent] БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ.

У души Николо сердце святого, его доброта и терпение не знают границ. Его понимание, принятие, способность увидеть в слепом в своей ненависти и свирепости рыцаре человека, который стоит усилий, который заслуживает спасения, являются чудом. (На которое у франка нет права, но вот он — Юсуф, и он не уходит, он остаётся рядом, когда они теряют всё и самих себя, чтобы найтись друг в друге). Годами и десятилетиями они путешествуют плечо к плечу, помогают нуждающимся, встречающимся у них на пути, искупляя свои деяния, узнают себя, изучая друг друга. Больше не прощаются, слов прощания им хватило в самом начале, их они, наверное, на вечность вперёд произнесли, и во снах оба видят одних и тех же женщин, чувствуя, что должны их отыскать.

И каждый раз, когда Юсуф умирает на глазах у Николо, не от его руки, но за него, когда проходят секунды, что дольше любой вечности, без следующего — первого и очередного — вздоха, франк умирает вместе, ибо нет жизни его душе без того, кто этой душой является.

[indent] БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ.

❝ Ты не встречаешь людей, которых любишь. Ты узнаешь их ❞

Со временем «Николо» превращается в «Ники», из рыцаря-крестоносца получается бессмертный наёмник, что в мире с собой и с Ним, со своим предназначением — столетия жизни дают Ники право говорить иногда пафосно, бросаться короткими загадочными фразами (и он этим правом пользуется). Ещё столетия жизни дают Ники его семью — не только возлюбленного, но и ближайших его душе друзей. Андромаха из рода амазонок становится для него старшей сестрой и наставницей, с Куин он делит свои мысли, и горе его велико, когда они теряют её, боль они делят на всех — оставшихся — троих, но Энди никому не позволяет нести её ношу вины и сожаления. (Николо боится даже думать, как повёл бы себя сам, потеряй он Юсуфа так, как Андромаха потеряла Куин; потеряй он Джо как угодно, он в ту же секунду перестал бы жить, и это не преувеличение — Николо не мыслит себя без Юсуфа, Николо без Юсуфа не существует).
Спустя века к ним присоединяется Букер, и Энди, кажется, даже начинает чаще улыбаться. От сердца Николо отлегает. Он заботится о своей семье в мирное время, он прикрывает и защищает её во времена смуты и опасности. Николо учится ради этих людей не умирать, но жить. Они все этому учатся.

Чему ему учиться не нужно, так это чувствовать Юсуфа. Иногда ему кажется, что он родился с этим, что он для этого родился — быть его частью, быть только с ним одним целым и цельным. На поле боя или вне его, в жизни и смерти: глаза Юсуфа — первое, что он ищет после того, как снова оживает, его ладонь — перед тем, как заснуть. Они дополняют друг друга в бою, общаются прикосновениями, взглядами, остаются рядом в самые тёмные ночи, не отпуская, и в душе у Ники, в его мыслях и сердце нет места иному, кроме любви к этому потрясающему и невозможному человеку, которого он с каждым днём любит только сильнее. И так уже на протяжении тысячи лет.

Один из наиболее смертоносных людей за всю историю ищет четвёртую раскладушку в захламленной кладовой их убежища в Гуссенвиле, когда узнаёт, что Энди привезёт новую бессмертную к ним этим вечером. И готовит на две порции больше, чем обычно — ребёнок с дороги, ей нужно набраться сил и отдохнуть. (Рагу, конечно же, это рагу). Он, возможно, и не большой умелец выражать словами свою любовь и привязанность, так, например, как это умеет его Джо (романтика появилась в Италии уже после рождения Ники), но Ники делает это поступками — нет никого опаснее, чем он, если кто-то посмел даже подумать навредить Джо или семье, пусть он и священником был, но ещё — рыцарем одной из величайших армий, чем не гордится, но благодарен за весь полученный тогда опыт, а сейчас — снайпером, у которого с умением выжидать нет никаких проблем (у него вечность в запасе, так что...). В ближнем бою или из засады, с полуторником в руках, пистолетом или с голыми руками он не остановится, пока не устранит угрозу, и ничто — н и ч т о — не станет у него на пути. Нет никого более чуткого и внимательного к другим, чем он, — Ники закрывает собою Джо во время сна, спорит с Букером, когда знает, что проиграет, чтобы только вытащить того из омута его мыслей хотя бы на короткое время. Он лечит пострадавших на полях боя, вытаскивает вместе с Джо Энди из пары серьёзных передряг, открывает ту часть мира бессмертия для Найл, в которой ни Энди, ни Букер не особо сильны.

Джо говорит, что его сердце переполнено добротой, но Ники так не считает, он просто продолжает быть собой, иначе не умеет. И это всё сейчас, спустя тысячу лет боли и страданий, которые люди причиняли ему, Джо и его семье, хватая их, пытая, убивая раз за разом, зная или не подозревая об их бессмертии. Спустя тысячу лет любви Джо и любя его в ответ.

[indent] БОГ ЕСТЬ ЛЮБОВЬ.
Та любовь, что живёт внутри Николо.

لَئِن شَكَرْتُمْ لأَزِيدَنَّكُمْ

СВЯЗЬ:

ЛС, при необходимости — тг.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

The Musketeers BBC, возможно, куча незакрытых гештальтов, которые, тем не менее, лень закрывать;
злоупотребляю уточнениями, уточнениями в скобках, уточнениями в сносках, тире, многоточием, курсивом, другими шрифтами, «ибо», пафосом;
страдаю форматированием, перфекционизмом, любовью к (само)копанию в (перво)источниках, просто страдаю, разговорами с самим собой.
наслаждаюсь хэдканонами, шутейками у себя в голове, совпадениями;
подозреваю, нужно было сказать об этом Джо раньше;
уверен, что никому со мной играть не захочется, но это и правильно.

Подпись автора

we are the w a r r i o r s,
who learned to l o v e the pain,
we come from different places,
but have the same name
'cause we were born for t h i s