no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Объявление

Сменить дизайн:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Let's build a snowman [DMC]


Let's build a snowman [DMC]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Eva х Dante х Vergil
https://i.imgur.com/j8yiVMm.png https://i.imgur.com/3euVGzl.png

Ева вернулась в мир живых, - все уже всё обсудили, перестали плакать (Данте, я сказал перестали), - с ужасом взглянула на то, как живут её дети и решила, что это всё надо исправлять и начинать растить из них взрослых самостоятельных полудемонов. Первым пунктом шло научить готовить и заставить есть нормальную еду (то есть, что-то кроме пиццы или плоти демонов).

[icon]https://funkyimg.com/i/3ahwv.png[/icon]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Sherry | Lord of Oppression
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://funkyimg.com/i/388mC.gif

+2

2

Одно дело — привыкнуть вновь чувствовать себя живой, совершенно другое — привыкнуть к тому, что твои дети уже выросли. Глядя на сыновей, Еве было сложно сказать, что за те годы, что её не было рядом с ними, они повзрослели. И дело было не только в том, что в глазах матери дети всегда остаются детьми. Они как будто и впрямь не изменились: всё так же не могут найти общий язык друг с другом, постоянно задираются и чуть что сразу встрять в драку. Всё ровно так же, как было в их детстве.

Приятнее всего было то, что они по-прежнему не переставали удивлять её. И это удивление до сих пор оставалось приятным, даже вопреки тому, что совершенно не сопоставлялось с образом её выросших сыновей. Они стали выше, возмужали, стали куда сильнее и сейчас — она уверена — вполне могли защитить её в случае нападения тех же демонов. Но то, чему она не успела их научить, они не умели до сих пор.

С её взгляда, который она умудрилась сохранить приземлённым, казалось, что готовить, стирать и убираться — та база навыков, которой должны владеть все, даже полудемоны. К тому же правильное питание никто не отменял.

Может, закажем пиццу? — вопрос буквально ввёл Еву в ступор и переполнил негодованием.

У них существовало всего два варианта еды: пицца и другие демоны. И Еву, откровенно говоря, это совершенно не устраивало. Один вариант хуже другого. Но в этом не было их вины. Рядом с ними не было того, кто подсказал бы им, как правильно. Столь многое она упустила. Это привело её к решению устроить День Готовки. Название не отличалось особой оригинальностью и самой Еве не очень-то и нравилось, но зато оно чётко отображало основную цель мероприятия.

Стол был переполнен огромным разнообразием человеческих продуктов, которые Ева заранее купила в магазине. Затариваться пришлось под завязку, потому что от повесившейся на собственном хвосте мыши в холодильнике, Ева — при всём её ангельском терпении — пришла в ужас. В прочем, теперь можно было устроить фуршет на полсотни человек [или демонов], так что женщина осталась довольна собой.

Выудив из собственных закромов любимую книгу рецептов, по которой когда-то училась готовить она сама, и сдув с неё немалый слой пыли, Ева положила книгу прямо перед сыновьями.

Данте, милый, вытри слёзы, — как бы невзначай, ласково улыбнувшись сыну, попросила Ева. — Что ты там говорил про макароны?

Она прекрасно понимала, что эта её затея будет не из лёгких. Проще научить Спарду танцевать балет, чем двух маленьких убийц демонов готовить. То есть, уже не  маленьких, конечно, но это особой сути не меняло. Впрочем, если бы Ева считала эту задачу крайне непосильной, она бы не взялась за неё. Она прекрасно знала, что при желании её полудемонята могут научиться чему угодно.

А может, ей просто хотелось наверстать упущенное?

С чего вы хотели бы начать? С  макарон или чего-то ещё? — спрашивает женщина и вновь улыбается. — И да, даже не надейтесь, в качестве дегустатора сегодня буду я, а готовить будете вы. Вергилий, радость моя, перестань толкать Данте, я всё вижу.

Она уже настолько привыкла делать замечания с невозмутимым спокойствием, что даже не придавала значения тому, как отреагируют на её слова дети или нет. В большинстве своём, это было бесполезно. Хотя зачастую спокойствие вводило в ступор куда больше любого возмущения, дети Евы были особенными, их невозможно было пронять ничем. Но это нисколько не умаляло её любви к ним.

+4

3

Происходящее поначалу выбивает из колеи и вызывает грустную усмешку – сколько ещё чёртов Ад будет заставлять его убивать тех, кто ему дороже всего? Потому что появление матери воспринимается как очередной клон Мундуса. Но эта теория оказывается неверной. Ева – настоящая. И принять это после почти сорока лет становится сложновато. Особенно когда днём ты видишь картинку, которая ночью в очередном кошмаре снова сгорает. Если бы не Вергилий, который видел Еву точно так же своими собственными глазами, Данте решил бы, что окончательно сошёл с ума. Или повернул не туда, когда они блуждали в Аду, и попал в какую-то извращённую бесконечную ловушку. Но после очередного глупого вопроса и нелепой гипотезы, от Вергилия прилетает ощутимо и больно. Это добавляет реальности происходящему как ничто другое.

К счастью, Данте был из тех, кто легко приспосабливается, живёт настоящим моментом, без труда отбрасывает тяготы прошлого (не очень далеко, правда, лишь в ближайший подвал) и с готовностью встречает новый день. Нет, он не плакал три дня кряду, осознав, что мама действительно жива. То есть не совсем три… чуть-чуть поменьше… он вообще-то старался держаться и был даже молодцом. Таскался с ней за покупками, помогал разбираться в доме и вообще назойливо крутился под ногами.

- Да я и не… да просто.. это пыль в глаза на улице попала, - поспешно пробурчал Данте, отворачиваясь и протирая глаза ладонью. Ладно, он всё ещё иногда выпадал и воспоминания захлёстывали напару с эмоциями. Ну и подумаешь! – Вергилий ужасно приготовил макароны! Ни в какое сравнение с пиццей… я вообще не понимаю, как это можно есть, - получив подзатыльник, Данте в ответ толкнул плечом в плечо брата. Возня продолжилась до тех пор, пока он не мазнул пальцами по открытой упаковке сливочного масла на столе и не испачкал брату щёку. Примерно в этот момент мама снова на них смотрит, и Данте замирает как прилежный сын.

Он не понимал, зачем они столько всего покупают, но ему это было и не важно. Главное, что они вместе. А что там было между «нет, пиццу мы заказывать не будем» и «надо в магазин» - это мелочи. Которые оказались не мелочами, когда они дошли до кухни. Улыбка из счастливой превратилась в непонимающую, и меж бровей привычно пролегла складка.

- Мы? Готовить? – это был самый скептический смешок, на который был способен Данте, который в последствии превратился в настоящий смех прям до слез (и на этот раз не из-за душевной травмы, а из-за одного лишь предположения, что они смогут что-то приготовить. – Да ладно, ты же не серьёзно?.. Нет, мам… Зачем? Между прочим, я помогаю людям. Я обеспечиваю людей в пиццерии работой и зарплатой! И даже иногда почти вовремя оплачиваю долги…  зачем это… да мне же это… ну мам… я охотник на демонов, а не повар… и как это будет выглядеть? «Подождите, я не могу поехать на вызов, мои макарохи ещё не дошли до состояния альденте». – И не важно, что иногда он может сутками просиживать в агентстве без дела…

- Пусть Вергилий готовит, это ему пицца не нравится!
[icon]https://funkyimg.com/i/3ahwv.png[/icon]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Sherry | Lord of Oppression
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://funkyimg.com/i/388mC.gif

+2


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Let's build a snowman [DMC]