no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Объявление

Сменить дизайн:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » The sky is over [FMA & Last Exile]


The sky is over [FMA & Last Exile]

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Edward Elric, Alexander Row
https://i.imgur.com/8jJx3aP.png
Shuntarou Okino - Cloud Age Symphony

The sky is over
The sky is over us

[nick]Alexander Row[/nick][icon]https://i.imgur.com/XbXl4YY.png[/icon][fandom]Last Exile[/fandom][status]вперед и вверх![/status][lz]Вен небесных просинь
вторглась в мои сны.
Это просто осень
поперек
весны.[/lz][sign]Есть в полете что-то человечье -
Одинокое
[/sign]

Отредактировано Byakuran (2021-03-26 06:22:28)

Подпись автора

Бесполезно верить в Бога. Ибо Бог не верит в человечество.
Неужели вы не в курсе? Мои соболезнования!

+1

2

Фантомные боли доканывали его третий день.

Эдварда никогда не прельщал воздушный транспорт. Он не засматривался на небо, гадая, каково это — летать. Не изучал чертежи безумных изобретателей, опьянённых мечтами подарить человеку крылья и поднять его в воздух. Его вполне устраивало твёрдо стоять на земле — или ползти по ней же на колёсах паровозов, следуя ленте железнодорожных путей.

Теперь под ним пролегал океан пустоты.

Здесь, на большой высоте, атмосферное давление значительно отличалось от земного, и старые шрамы, чувствительные к перепадам погоды, ныли, не переставая. От острого чувства дискомфорта хотелось лечь лицом в пол и пролежать так остаток вечности, но Эдвард не позволял себе расслабляться. Раз уж он застрял в этом странном больном мире и на этом корабле, ему придётся привыкнуть ко всему: к высоте, к давлению, к постоянным ветрам, на которые тело тоже реагировало, к боли. Ему не впервой превозмогать себя и заставлять организм работать на пределе своих ресурсов. Он справится.

Он сидел в ангаре, искоса наблюдая за работой механиков. Механическая рука лежала на столе, пока кто-то из экипажа, Эдвард почти никого не успел запомнить по именам, — колдовал с отвёрткой над ней. Всё произошло так быстро и так странно, и Эдвард был благодарен везению, случаю или что там несло ответственность за случившееся — Истина? — за то, что протезы остались при нём. Как он уже успел понять из разговоров, нейромеханика не была развита в этом мире, а потому Эдвард мог остаться просто бесполезным калекой без руки и без ноги, ни на что не годным и неспособным даже самостоятельно передвигаться. В таком случае ему оставалось бы только сдаться, но сдаваться он не желал. Не теперь, когда он столько прошёл. 

— Аккуратнее! — прикрикнул он. Если этот горе-механик из любопытства сломает что-нибудь, починить будет некому. Уинри здесь нет, как нет и Ала. Нет никого, чьё лицо было бы Эдварду знакомо, но он не жалел о том, что сделал. Его жизнь в обмен на жизнь Ала, учитывая, что он всё ещё дышит, не такая уж большая цена.

Могло быть хуже. Помимо того, что он мог остаться с пустыми культями, без автоброни, он мог остаться и без алхимии. Странно, но в этом мире она работала — так же чётко и бесперебойно, как в другом. Может, никакой странности в этом и не было, если взглянуть на модель мира, которую ему показывали ранее. Всё это абсолютно не укладывалось в привычную Эдварду парадигму, голова шла кругом, и до сих пор не верилось, что гул пола гигантского дредноута под ногами ему не снится.

Не двигая кистью, в которую едва ли не носом уткнулся незнакомый механик, Эдвард потёр свободной рукой плечо в месте состыкования с протезом, и тут же пожалел об этом. Грубая ткань рубашки царапнула чувствительную кожу, крайне возмущённую подобными условиями. Эдвард был с ней солидарен: он человек, а не чайка, чтобы лететь по небу. Хотелось очутиться на твёрдой почве, чтобы тот самый океан пустоты оказался у него над головой, а не под ним. Но — мало ли, чего он хотел.

Ирония заключалась в том, что, лишившись одного бесполезного начальника в виде полковника, Эдвард, похоже, попал к другому, столь же бесполезному. Серьёзно, иногда ему казалось, что этот Роу ни черта не делает, только сидит у себя в каюте или на капитанском мостике. Да и эта резкая высокомерная Татьяна, которую тут половина экипажа то ли уважала, то ли боялась, то ли всё вместе, не внушала ему радости. Он уже начинал скучать по Уинри. При всех своих недостатках и любви к рукоприкладству, она была добрым и отзывчивым человеком.

— Ну, насмотрелся? — спросил он, когда механик отстранился, и широко ухмыльнулся, сжимая пальцы в кулак. — Это собирал первоклассный механик, чтоб ты знал!

Он ещё не свыкся с мыслью о том, что теперь ему категорически запрещено подставляться рисковать протезами. Придётся переучиваться и вести себя в бою немного иначе, не рассчитывая на то, что паровоз отвезёт его в Ризенбург, чтобы Уинри починила сломанный поршень или прикрутила на место выпавший шуруп. Вряд ли, конечно, ему придётся драться — Эдвард снова напомнил себе, что «Сильвана» плыла по небу на огромной высоте, — но лучше быть готовым к любым неприятностям.

Подпись автора

[хронология]

+2

3

Алекс не верил в чудеса. Он даже не был суеверным, хотя и был пилотом в свое время, а многие пилоты и солдаты подобным страдают — неотступное соблюдение разнообразных и временами особенно нелепых примет позволяет сохранить иллюзию, будто ситуация находится под твоим контролем. Алекс никогда не нуждался в иллюзиях, предпочитая им факты и объективную оценку происходящего. Меньше лирики, больше трезвого взгляда на вещи. Правда в том, что приметы и молитвы не помогают, а чудес не бывает, и рассчитывать на них — бесполезно. Небо и пули непредсказуемы.

И все-таки, будто насмехаясь над здравым смыслом и законами физики, на борту «Сильваны» возник человек. Возник. Более подходящего слова Алекс подобрать не смог.

Он не мог прятаться на корабле несколько дней — все то время, что «Сильвана» пробыла в воздухе, не заходя в доки. Не все, кто служил на корабле, производили впечатление исключительно собранных и ответственных, но подобная безалаберность пусть и могла послужить идеальным и самым правдоподобным объяснением, все же не выдерживала никакой критики. Роль, отведенная «Сильване», такого просто не допускала. А прилететь юноша мог разве что верхом на почтовом голубе — на палубу не садились посторонние ваншипы.

Возникать просто так не умела даже Гильдия. Гильдия умела передавать сообщения буквально по воздуху, не пользуясь даже проводами, об этом Алекс знал. Но даже им приходилось преодолевать расстояния при помощи больших кораблей или компактных одноместных звезд-истребителей. Да и не похож пришелец на гильдийца совершенно.

Имя — Эдвард Элрик — не самое необычное, и запомнить его не составляло труда. Внешность непримечательная — невысокий, светловолосый, он не слишком выбивался из типажа среднестатистического жителя Анатоля, добрая половина студентов летной академии состоит из таких вот юношей. На первый, поверхностный взгляд, в нем не заподозришь ничего необычного. 

Необычное все-таки было. Алекс еще не разговаривал с этим Эдвардом Элриком, тем более — не лез к нему с более пристальным вниманием. Этого и не требовалось. Довольно быстро выяснилось, что у того механические конечности — правая рука и левая нога. Ему потребовалась помощь механиков, и те имели возможность как следует разобраться и, разумеется, доложить, пока один из них ковырялся в протезе отверткой. Гудвин клялся, что в жизни своей такого не видел, что таких механизмов во всем Анатоле нет и быть не может, а заподозрить Гудвина в некомпетентности не смог бы никто. Не подозревал и Алекс, только испытывал легкое любопытство — ему всегда нравились механизмы, нравилось возиться с ваншипом… Но это было давно, и предаваться воспоминаниям не стоило, они тянули за собой другие, совершенно неуместные на капитанском мостике «Сильваны».

Если бы Алекс был чуть большим параноиком, а заодно — паникером, он сразу велел бы посадить Элрика под замок и не спускать с него глаз. Он не боялся, что Элрик может оказаться шпионом. Слишком нелепо. На что мог рассчитывать Дизит, вербуя и до крайности глупо засылая на борт вражеского корабля калеку? На милосердие капитана и команды «Сильваны», от который за последние годы им неплохо доставалось и о которой даже в Анатоле ходили слухи, по глупости вполне сравнимые с такой «продуманной» акцией? Скорее, стоило ожидать, что подозрительный субъект постигнет участь балласта, а до земли далеко. Это больше вписывалось в репутацию «Сильваны», независимо от того, выбрасывали кого-нибудь за борт или все-таки нет.

Об императоре и речи не шло. Он был уверен, что у него есть София, а значит, «Сильвана» у него под контролем. Столь же эффективное и ценное убеждение, как вера солдата в заговор, но Алекса все устраивало. Бессмысленный бунт ради бессмысленного бунта — что может быть более губительно для целей, которые он преследовал.

А что касалось Элрика… Разумеется, он все-таки велел не спускать с него глаз, но не видел ни малейшего смысла в наручниках, четырех стенах и крепких дверях. В конце концов, если тот сумел попасть на «Сильвану» без помощи транспортных средств, он точно так же выберется из любой камеры или каюты, запирать его нет необходимости. За все три дня он не вызвал особых подозрений.

— Когда механики закончат, пусть кто-нибудь сопроводит его ко мне, — проговорил Алекс, обращаясь к Софии. Та понимающе и чуть лукаво улыбнулась прежде, чем передать приказ.

— Все-таки решил поговорить с ним? — полюбопытствовала она.

Алекс только пожал плечами и поднялся с кресла — комментировать очевидное он не видел смысла, да София и не нуждалась в лишних словах. За годы, проведенные на «Сильване» она привыкла к его немногословности, а потому оставалась приятным собеседником. А поговорить с пришельцем и правда стоило. Какая разница, сейчас или еще через два дня.
[nick]Alexander Row[/nick][icon]https://i.imgur.com/XbXl4YY.png[/icon][fandom]Last Exile[/fandom][status]вперед и вверх![/status][lz]Вен небесных просинь
вторглась в мои сны.
Это просто осень
поперек
весны.[/lz][sign]Есть в полете что-то человечье -
Одинокое
[/sign]

Подпись автора

Бесполезно верить в Бога. Ибо Бог не верит в человечество.
Неужели вы не в курсе? Мои соболезнования!

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » The sky is over [FMA & Last Exile]