Анжелика Джонс ⋯ Angelica Jones

Марвел ⋯ Marvel

ВОЗРАСТ:

19 лет

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Гремучая смесь деятельной натуры, творческой личности и плохого воспитания, которое изначально было очень даже хорошим, но потом, в виду целой серии форс-мажоров в жизни малышки Энж, испортилось до пуще некуда. Потому бросив университет, рыжая занялась фрилансом и поиском приключений на самое привлекательное место.
Антагонист Святой Курии, собрат Чипа&Дейла, что бесспорно спешат кому-то куда-то на помощь.

https://i.imgur.com/hCgKusfm.jpg

История персонажа

Один калека, очень долго доказывал, что мир состоит из вибрирующих струн, и всем привычные атомы и нейтроны, лишь видимое отображение этого. Один калека вообще любил троллить весь мир своей гениальностью. Миру оставалось лишь радоваться тому, что этот блаженный прикован к инвалидному креслу и похож на сморщенный гриб.
Хокинг конечно прав. Никто не спорит с Хокингом. Но Анжелика могла бы добавить кое-что новое в общеизвестные постулаты о строении мироздания.
Сложно быть человеком и одновременно чувствовать звезды. Их излучение, как бесконечные нити с рыболовецкими крючками на концах, связывают маленькую, огненноволосую Энджи с небесными светилами сквозь парсеки космической пустоты. Пуповина энергетической связи от пульсирующих белых гигантов и сверхтяжелых нейтронных карликов, россыпь галактических доноров, щедро потчующих мутанта энергией, излучением, осознанием космических величин, когда вся планета – лишь закатившаяся под плинтус бусина из глины и плесени. Расстояние не имеет значения. Анджелика чувствует космос. Анджелика излучает смерть на микроволновой частоте.
Она родилась почти обычным ребенком. Комочек высокоорганизованного белка. Углеродная форма жизни. Ничего примечательного. Таких миллиарды. И все было хорошо пока смерть бабушки не превратила обычного ребенка в странное нечто, слышащее песни звезд в радиодиапазоне, плавящее металл без какого-либо усилия и способное окутывать себя коконом огня. Отец, никогда не мог до конца сообразить, что ему делать с собственным ребенком. Не мог выразить свои мысли достаточно четко. Не мог обеспечить маленькой мисс Джонс должный уход, заботу, медицинскую страховку. Как результат собственной несостоятельности, папаша с легким сердцем благословил единственного ребенка на учебу в академии мутантов под началом Эммы Фрост. Это ведь проще, чем самому пытаться понять, что смастерил слепой случай из твоих собственных генов.
Анджелика любила учиться. Процесс получения новых знаний сам по себе доставлял ей удовольствие. Даже без учета того, что это помогло взять под контроль собственные силы. Она схватывала все на лету. Независимо от того, была это суровая практика или формулы из квантовой механики. Эндж казалось она движется в правильном направлении. Еще немного и она сможет изменить мир.
Но все ведь не могло быть так хорошо. Закон Мерфи, суровый и неотвратимый, вступил в действие, напомнив Анджелике о том, что реальность класть хотела на ее планы и возвышенные цели.
После смерти бабушки, заменившей Анджелике мать, она привязалась к Эмме Фрост. Блондинистая сука сделала все, чтобы юное дарование видело в ней только светлые стороны. Втерлась в доверие, внушила любовь и веру в общие идеалы. Все для того, чтобы сделать из Эндж послушное орудие, превратить ее в Огненную Звезду.
И у Эммы все получилось бы...если бы не нанятый отцом телохранитель, призванный очистить совесть родителя окончательно, был чуточку менее профессиональным. Если бы этот идиот не полез в дела Эммы Фрост, вспоминая свое прошлое детектива. Старина Рэндел Чейз, честно отработал отцовские деньги. Он подох у своего "объекта" на руках, стремясь втемяшить в голову Анджелики, что ее вторая "мамочка" расчётливая, жестокая тварь, Белая Королева Клуба Адского Пламени.
Эндж всегда быстро училась. Она все схватывала на лету. И сделала правильные выводы.
По этому, уйдя из команды своей наставницы, окончив академию и став полноправным членом общества мутантов, Анджелика послала куда подальше Ксавье с его предложением пополнить ряды еще одной Академии. С нее хватило.
Жизнь редко бывает к кому-то добра. Для того чтобы это понять нет необходимости просчитывать вероятность херового исхода при помощи Теории Вероятности. Вселенская Энтропия стремится к регрессу и упадку. Энджи не склонная романтизировать весь тот ужас, что люди гордо именуют "обществом". После ухода из геройских команд, оставив за спиной прошлое, любимого человека и надежды на будущее посветлее того, что вырисовывалось на горизонте уродливыми кривыми линиями, она больше не верит, что можно изменить что-то к лучшему. Пусть даже в совсем микроскопическом масштабе, если смотреть на это с высоты космических гигантов и коллапсирующих галактик, рассыпающих в мертвый холод космоса пульсирующие вспышки излучения и радиоволн.


На мгновение между двумя вечностями вспыхивает свет в маленькой кухоньке с облезшими обоями в узкую полоску с геральдической лилией, низкие деревянные тумбочки и мексиканский кактус на подоконнике с большим красным цветком. Бабушка подаёт на стол миску с творожными оладьями и черничным вареньем, набивает свою трубку из кости и дерева душистыми травами, усаживает свои изъеденные подагрой кости в кресло напротив и начинает рассказывать. Сказку. Про маму и папу. И про звезду в созвездии Лиры.
От рефлексии рыжую отвлёк звук закипевшего чайника на кухне. Когда это она включала чайник? Джонс точно помнит, что в последний раз на кухню она заходила только рано утром за очередной порцией кофеиновой бурды. Что за нечистая сила? Энджи удивлённо вскинулась, прислушиваясь к посторонним звукам в собственной квартире, пытаясь убедить себя в том, что у нее не начались звуковые галлюцинации на нервной почве. А то так и недалёк шаг к шизофрении и прости-прощай родная крыша.
А нет, не показалось — на кухне раздался повторный грохот посуды.
Неужели воры? На кухне? Забежали чайку попить? Какого хрена?
Анджелика аккуратно снимает обувь, стараясь не шуметь, окинув прихожую на наличие чего-нибудь тяжёлого и весомого, чем можно было обороняться в случае необходимости. Необходимость заключалась в изгнании оккупантов с ее территории с минимальным количеством жертв и желательно с полным комплектом конечностей.
Рассчитать план было вполне реально, пока воры не открыли дверь и не заметили непосредственно хозяйку дома на пороге. Но в голову, переполненную кашей из кучи лишней информации, ничего толкового не приходило. Взгляд упал на литую из бронзы болванку скифской бабы, купленной ею на блошином рынке однажды в Мемфисе (как подобная вещь туда попала история умалчивает). Поудобней перехватив тяжёлую статуэтку в руках, Эндж двинулась в сторону кухни, на цыпочках, спиной к стене, стараясь дышать через раз, превозмогая головную боль и надтреснутое громыхающее эхо пульса в ушах. Красться по собственной квартире казалось идиотизмом, тем более с псевдо-оружием в руках. Кто бы увидел её — покрутил пальцем у виска, настолько это странно выглядело со стороны.
Конечно, можно просто заявиться в дверях и в праведном гневе поджарить гада до хрустящей корочки, но во-первых Джонс не хочет высвечивать тот факт, что она мутант, а во-вторых, она лишь недавно сделала ремонт и затевать новый в ближайшем будущем совсем не хотелось.
Миновав коридор, утопая босыми ступнями в махровом ворсе ковра, она подобралась к дверям и замерла, напряжённо вслушиваясь в копошение в небольшом помещении кухни.
Булькнула вода, зазвенели ложки.
Став в удобное местоположение, она выдохнула, пытаясь успокоить бьющееся в груди сердце, и, даже задержав на секунду дыхание.
Глухой хлопок возвращаемого на подставку чайника.
Вот сволочь! Ведь реально решил устроить чаепитие, пока дома никого нет. Предположения вроде "может это кто-то из знакомых" или "явление Венса с мировой" не успели оформится в растрепанной черепушке Джонс.
Захлебнувшись на вздохе от негодования, Анджелика делает несколько быстрых шагов в сторону рослой мужской фигуры, пока та не обернулась на звук шлепающих по полу ступней.
При ударе даже рука не дрогнула, но замахнуться все-таки было трудновато. Энджи понимала — у неё есть только пару секунд, чтобы выбежать из кухни, приложив при этом шастающего по её квартире мужчину дверью. И, по возможности, эту же дверь плотно закрыть. Она же не знает, один вор в её квартире, или нет?
Единственным минусом оставалась разница в росте. Именно из-за неё удар мог прийтись мужчине куда-то в шею, а не в голову, если бы она заранее не просчитала как и куда должна бить. Навскидку пришлось замахнуться выше заданной цели, поскольку руки уже начинали ныть.

— Рад тебя видеть, Анджелика, — скифская баба в бледных ладошках девушки не достигает цели — цель перехватывает кусок литой бронзы в сантиметрах от головы, наискось перетянутой кожаным ремешком глазной повязки.

— Фьюри, какого черта вы делаете у меня в квартире? — Широко распахнув от изумления горящие синие гляделки, Энджи удивленно смотрит на мужчину, стремительно осознавая, что сам великий-тролль-Николас-я-все-знаю-Фьюри явился к ней в гости. Кстати, гость он незваный.

— Давно не виделись, Анджелика. — Бывший директор Щ.И.Т.а и непосредственный начальник Мстителей, рослый и широкоплечий, затянутый в темные одежды по самое горло в лучших традициях Матрицы, зыркает на нее единственным глазом из-под нахмуренных бровей, помешивая ложкой темно-янтарную жидкость в красной чашке с торчащим из-за бортика ярлыком.

— Всего раз. И это не повод вламываться в мой дом. — Недовольно бурчит Энджи, ставя с громким стуком бронзовую бабу на столешницу. Она скрещивает на груди руки, сдув с лица упрямо лезущую на глаза огненную прядь и опирается узкой спиной о подвесной шкафчик из белого кедра.

— Я приготовил чаю. Будешь? — Ее несостоявшийся вор, совершенно буднично хозяйничает на ее кухне, словно на своей собственной и Энджи даже охватывает странное чувство неловкости. Он подсыпает сахару в чашку, вылавливает набухшую в жидкости рыбку чайного пакетика, выбросив в черный зев мусорного ведра в углу.

Джонс раздражённо отмахивается от предложения присоединиться к английскому чаепитию всея отца эвенджеров, махнув в пахнущем лимоном и мятой воздухе бледным лепестком ладони:
— Предпочитаю кофе.

— Пить на ночь кофе вредно для организма. — Менторским тоном произносит ее оппонент, пригубив из чашки, а у нее такое чувство, будто вещать подобным голосом у Фьюри вшито в заводские настройки.

— Будете читать мне лекцию об вреде кофеина перед сном? Зачем вы здесь, Ник? — Хмурый взгляд синих глаз мог без преувеличения пробуравить в стене дырку, не хуже гиперболоида того самого инженера Гарина. С той лишь разницей, что бриллиантов Энжи для этого не потребляла.

— Мне нужна твоя помощь. — Патетично заявляет Фьюри со статичным спокойствием Сфинкса продолжая пить свой чай.
Джонс даже рот приоткрыла, превратившись в совсем уж животрепещущую аллюзию на тему оскорбленный невинности и яркой иллюстрацией когнитивного диссонанса во все терабайты мозга. Петафлопы процессов внутри него на несколько секунд полностью остановились, заискрив на дне потемневших, как грозовое небо, глаз вполне реальными синими искрами, не иначе тараканы первый спутник в околочерепное пространство запускают.

— Шутите?

— Нисколько.

Прищурив единственное всевидящее око, Фьюри смотрит на девушку внимательно, сканирующим взглядом железного робокопа, сквозь полиуретановый экран интерфейса, бесцветными усталыми глазами, уже наперед зная какой будет ответ. Зрит в самый корень. Моментальным выявляет всю подноготную, седой луч лазера движется с головы до ног, фиксирует наименьшее движение, поворот головы, ретушированное недовольство в уголках синих глаз, снимает параметры, выстраивает трехмерную модель — вполне достаточного одного росчерка и все полупрозрачные, пульсирующие желто-зелеными огоньками ниточки-проводки эмоций торчат наружу, спутанные, гибкие, горько-пряные. Как таблетка от головной боли под языком, медленно тающая в секрете ротовых желез.

— Я не Мститель. Вы ошиблись адресом, Ник, — коротко и сухо.

— Не думаю. Ты ведь подписала Заковианский договор. И, насколько я помню, в ряды Мстителей ты вошла вместе со своим женихом.

При упоминании Астровика, лицо девушки дернулось, слегка перекосившись в левую сторону, и невероятно явно демонстрируя мысли хозяйки, оные можно было коротко высказать одним словом: "убью".

— Вы забыли упомянуть бывшим женихом. — Шипит Анджелика, словно кошка, которой наступили на хвост.

— Не срослось? — Иронично вскидывает угловатые брови Фьюри.

— Как видите. — Нервно пожимает угловатыми плечами рыжая. — Повторяю, я не Мститель. Я никогда ни с кем из старой команды даже не виделась, не общалась и не знаю. — Анджелика поднимает на мужчину затравленный взгляд. Зрачки расширены, словно ей только что в вену впрыснули двадцать кубиков эфедрина, ладошки мелко дрожат. Все, что она может — это судорожно вдохнуть.

Где-то под черной майкой с нарисованным во всю грудь Махатмой Ганди в шафрановых одеждах, лёгкие усваивают кислород, насыщают им кровь, кровь пульсирует в висках. Нарисованный Махатма сжимает в руках автомат. Белый АКА-47. За спиной Махатмы улыбается красная корова.

— У всякой команды есть запасные игроки, чтобы заменить выбывших из игры официально. — Ник насмешливо причмокнул губами, растягивая слова и явно забавляясь ситуацией.

— То есть я запасной игрок? И много выбыло? — Съязвила Джонс, полностью оправдывая свой мерзкий характер и столь же мерзкое настроение. Самодовольная рожа Фьюри при этом только добавляла незабываемых ощущений, заставляя еще раз пересмотреть свое отношение к Женевской конвенции, но пока что без применения на практике.

— Достаточно, чтобы выпустить на поле игроков со скамьи ожидания. — Разводит руками в стороны Фьюри, демонстрируя широкие ладони цвета темного шоколада.

Энджи чувствует себя героиней блокбастера, в котором она в роли мальчика для битья. Сейчас одноглазый Морфеус подсунет ей две таблетки на выбор — красную и синюю. Правда выбор здесь понятие слишком иллюзорное и независимо от предпочтенного цвета результат будет тот же — полный трындец.

— Ник, я не боец. — Качает головой Анджелика, тяжёлые кудри цвета расплавленной меди покачиваются в такт движениям и почти слышно как они тонко звенят. Мелодичный перезвон китайских трубочек над дверью.

— Ты лучше. Ты Огненная Звезда. — Губы мужчины дрогнули в едва заметной улыбке то ли одобрения, то ли облегчения.
Джонс прямая и тонкая, как спица, в своей аляповатой, не по размеру широкой майке с Ганди, продолжает косплеить Атланта, сфокусировав взгляд на чернокожем лике.

— Так меня называла Эмма. — В груди на мгновение шевельнулось что-то теплое, неожиданно приятное, защекотавшее ребра изнутри, однако прежде, чем она успела сосредоточиться на непривычном ощущении, оно тут же испарилось, заставив вернуться к серой реальности, в которой ее пытались втянуть в какую-то авантюру.

— Вполне заслуженно.

— Чтобы вы там себе не придумали, я пас.

— Даже выслушать не хочешь?

— Нет.

Дело пахло скипидаром и не слабыми осложнениями. А у Джонс за тот короткий период, который принято называть жизнью, на всякие осложнения развилась аллергия. Она вообще обладает врождённым талантом простую задачу за десять минут превратить в безысходную ситуацию с кучей проблем.

СВЯЗЬ:

Пока обойдемся лс. Если сыграемся - поделюсь телегой.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Поскольку из моего фандома здесь персонажей раз два и обчелся, и когда явится кто-то еще неизвестно, активно развиваю мысль попаданчества. Самого что ни есть канонишного. То бишь в  любой другой фандом в ваши любяще-дружеские объятья с вполне логичным обоснуем.
В данный момент предпочитаю стекольно-ангстовые приключения. Вроде "а давай из жопы выбираться вместе?". Глобальность и температуру проблем думаю лучше определить вместе за раскуриванием трубки мира, под стаканчик огненной воды и Пинк Флойд в колонках. Если что, могу обеспечить и подогрев.
В общем, я, как книга, открыта для идей и предложений, пока не возникли свои. Ибо как возникнут, буду рандомно тыкать пальцем в участников, бросать тапками и приставать с непристойностями хд.

ЛЗ:

Прямо по крышке этой неуютной шкатулки из ребер, кириллицей-вуковицей, ты ведь знаешь как это?..

Отредактировано Angelica Jones (2021-03-19 19:48:00)