no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Объявление

Сменить дизайн:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » поклянусь гореть твоим огнем


поклянусь гореть твоим огнем

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

моно х реагент
https://i.imgur.com/GUWouCX.gif https://i.imgur.com/2KLQJmc.gif
good charlotte — break apart her heart

У каждого моно есть свой реагент, позволяющий видеть все цвета этого мира. Только встреча с ним приводит к его же гибели.
Моно и реагенты не должны встречаться.

[nick]Bill Denrough[/nick]

+1

2

— Вот это коричневый цвет, — Беверли проводила ладонью по поверхности стола, за которым они из раза в раз сидели во время ланча, проживая свою жизнь в средней школе Дерри; жизнь Тозиера была серой, ее — чуть ярче. Вместе они составляли отличный монохромный тандем с вкраплением блевотного яркого, — Это теплый цвет и если бы у него был запах, это был бы запах свежих горячих булочек. Это цвет коры деревьев, рыхлой земли, ровного загара... Собачьего дерьма.

На этом моменте она обычно щелкала зажигалкой и со вкусом затягивалась. Вместо коричневого мог быть желтый цвет; тогда дерьмо сменялось мочой. Или то был зеленый, похожий на сгусток отрыжки ее пьяного папаши. Игра, в которую они играли каждый день со дня знакомства, называлась «Опиши цвет для ебучего дальтоника» и благодаря Марш Ричи действительно начинал отдаленно представлять себе, как выглядит тот или иной оттенок. Пусть от них и несло дерьмом. Жаль, что эта девчонка так и не стала его реагентом.

— Собачье дерьмо? — переспрашивал Ричи и Беверли пожимала плечами. Ну да, мол. Оттенок-то теплый, вот и говно теплое.

По Марш он будет скучать сильнее, чем по кому-то еще. Пожалуй, неожиданный развод родителей расстроил Ричи только по одной причине — ему необходимо было уехать вместе с мамой в Касл-Рок. Значит, оставить свою серую мансарду, серую школу и серую подружку. Она, конечно, всегда твердила, что ее волосы рыжие, яркие, сочные. Как пламя. Рыжий цвет почему-то не удостаивался обидных описаний, но дразнить за это Беверли Ричи не торопился.  А теперь уже поздно. Нет, они обменялись номерами телефонов и даже э-мейлами, но какой в этом прок? Школьная дружба долго не живет. А уж если заканчивается за два года до выпускного —  тем более.

Форма частной школы ему немного жмет, хоть и куплена размер в размер. Ричи привык к свободным футболкам с логотипами любимых групп и к курткам, пахнущим дешевым кожзамом. В форменном галстучке, удавкой затягивающимся на шее, ему стало тошно и он не заметил, как рука сама потянулась к горлу, чтобы немного ослабить давление. И в следующий момент увидел тонкую руку матери, метнувшуюся от рычага переключения скоростей к приборной панели. В следующий момент салон ее старенького «форда»  погрузился в унылую тишину.

— Что? — Ричи не выдержал первым. Мэгги явно собиралась что-то сказать, но не решалась; или же тянула время, рассчитывая, что сын заговорит первым. Что же, он доставит ей такое удовольствие. Он отвернулся от окна, переключая внимание на маму. Она заметно поджала губы, даже не стараясь скрыть напряжения.

— Мне кажется, что ты меня ненавидишь, — неожиданно призналась мама и Ричи хмыкнул в ответ. Судя по тому, как сжались пальцы женщины на обивке руля, его реакция была расценена, как положительный ответ, — Думаю, тебе нужно дать Касл-Року шанс. Я понимаю, что вырвать тебя из привычной и слаженной жизни было жестоко, но...

Ричи наклонился вперед и легким движением руки прибавил громкость, заставляя «pink floyd» заглушить мать. О, нет, он не злился на нее за переезд. Ему было вообще плевать, на заднем дворе какой школы прогуливать уроки математики с сигаретой в зубах. Привычной и слаженной жизнь в Дерри была у кого угодно, но не у него. Он злился, потому что мать решила оставить его на попечительство своей матери. В последний раз Ричи видел бабку, когда ему было восемь; она приехала в Дерри на его день рождения и весь день только и делала, что смолила вонючие сладкие сигареты. Она никогда не проявляла особого желания общаться с единственным внуком и он платил старухе тем же. И что же теперь?

Теперь все просто. Отец изъявил желание развестись, так как встретил другую женщину. Мать видимо решила использовать свой шанс на новую жизнь. «Заберу тебя, как только устроюсь», — пообещала она, когда объявила Ричи о том, что он направляется в частную школу. Учеба пять дней в неделю. Выходные в обществе бабушки. Ричи мог поклясться, что если она все еще курит приторное дерьмо, он вырежет ей легкие, пока та спит. Никто не расстроится, если его закроют в Джунипер Хилл или тюрьме для малолеток. Его ведь и сюда спихнули за ненадобностью. Благо отец из чувства вины оплатил сразу целый год обучения.

Когда машина свернула с главной дороги на второстепенную и Ричи увидел знак, оповещающий, что до школы осталось меньше пяти миль, мама снова убавила громкость.

— Ричи, — позвала она. Голос Мэгги зазвучал настолько жалобно, что на секунду Ричи стало стыдно. Благо секунда прошла довольно быстро и без последствий. Он качнул головой.

— Все в порядке, мам, — на горизонте появилось здание, скрывающееся за ровным рядом из туй. Зеленых, наверное. Лишь крыша серого — а какое еще оно могло быть, идиот? — здания обозначала его присутствие. Ричи глубоко вздохнул и отстегнул ремень безопасности, который упрямая мать накинула на него, когда они покинули ее новую тесную квартирку, — Я буду вести себя идеально. В школе обязательно запишусь во все клубы, включая самый мажорный, члены которого нюхают кокаин в сортире. А на выходных мы с бабушкой обязательно накрутим гашиша и сыграем партейку в «кости».

— Ричи!

— Мы приехали, ты пропустила парковку.

Когда мама все же припарковала машину и вышла, чтобы проводить Ричи до ворот, он нашел в себе силы посмотреть на нее. Резко похудевшая, с синяками под глазами, она явно переживала развод тяжелее, чем хотела показать. И все же Ричи не мог подобрать слов поддержки для нее. Он поджал губы и осторожно коснулся ладонью плеча женщины. Она же порывом обняла его. Невольно Ричи подумал о том, что эти крепкие объятия похожи на безмолвное прощание. Словно слыша его мысли, мама покачала головой.

— Я дождусь тебя в доме бабушки. Воспользуйся школьным автобусом, ладно? — Тозиер кивнул и она, словно зеркаля его движения, кивнула в ответ, — Удачи.

Ричи уже ничего не ответил. Он повернулся к кованным воротам; через них никто не проходил, но они были открыты. Словно приглашали его одного. Окинув взглядом здание школы, Ричи подумал о том, что даже в цвете оно выглядело бы довольно мрачным. А потом, не желая провоцировать мать на еще один бессмысленный разговор, поправил рюкзак на плече — совершенно не сочетающийся со школьной формой, надо сказать, — и пошел вперед.

Ричи Тозиеру было не привыкать проживать в серой школе бессмысленные серые дни.
Только теперь рядом не будет рыжей Марш, добавляющей его монохромности блевотно яркого.

* * *

— Здесь у нас класс анатомии, — вещал тощий парень, идущий впереди Ричи и проводящий ему экскурсию. Классический гид для новенького. С бульшим интересом Ричи рассматривал его самого. Темные волосы и дикая улыбка, появляющаяся в те минуты, когда тому казалось, что шутка, вставленная в рассказ о школе, оказывалась более чем удачной. Спойлер: шутки были дерьмовые. Ричи давил из себя улыбку каждый раз, когда видел, что от него ждут именно этого. Наконец, долговязый остановился. Как его звали? Патрик? Питер? Не важно, — Я взял для тебя расписание, так что следующий урок у тебя будет... Здесь.

Он ткнул пальцем в сторону кабинета, на двери которого висела табличка с надписью «История». Ричи отрицательно качнул головой. Ну уж нет, не так быстро.

— Мне не помешало бы сначала покурить, что скажешь? — почему-то ему казалось, что Питеру_пидору_Патрику можно говорить все, не боясь оказаться целиком и полностью сданным директору. Да даже если бы и нет. Ричи не курил с прошлого вечера! Это настоящий рекорд. Долговязый понимающе улыбнулся и жестом указал в сторону лестницы. Ричи проследил взглядом указанное направление. Примерно оттуда они и пришли сейчас.

— Спускаешься в самый низ и выходишь через небольшую дверь справа. Она для уборщиков, так что сразу окажешься на заднем дворе среди мусорных урн. Дыми на здоровье. Назад дорогу найдешь?

Ричи отмахнулся. Найдет. На крайний случай спросит у кого-нибудь; какая разница вообще? Листок с расписанием перекочевал из рук сопровождающего в руки Тозиера и тот, получив прощальную улыбку, направился обратно. К лестнице. В голове крутилась настойчивая мысль, что если все богатенькие ученики местной школы такие фрики, то у него большие проблемы. С этой мыслью Ричи и вломился в неожиданно открывшуюся дверь мужского туалета.

Черт!

Он даже не почувствовал боли от столкновения, просто в один момент оказался на полу, неприятно приложившись задом к деревянной поверхности пола. Хуже было не падение или само столкновение. Хуже было то, что когда Ричи поднял взгляд на ученика, вышедшего из туалета, мир на секунду погас. Но Тозиер не успел испугаться новообретенной слепоты; мир снова вспыхнул вокруг него. Ярчайшими красками.

— Вот дерьмо, — прошипел Ричи, инстинктивно упираясь взглядом в пол. Лишь бы не смотреть на парня, стоящего в шаге от него.
«Собачье», — раздался в сознании Тозиера насмешливый голос Беверли. Пол был деревянный. Коричневый. Ричи зажмурился.

Может быть, в этой школе у Ричи и не будет блевотно яркого вркапления от Марш, но будут настоящие цвета.

Если все не окажется минутной издевкой.
Если не окажется.

Отредактировано Richard Tozier (2021-04-11 18:51:40)

Подпись автора

[fandom] потерянные души танцуют
[au] сны из прошлой жизни
[au] and here we are
[au] внутренняя борьба бежит по венам
[au] вдыхаю кислород тюремного двора
[au] killing loser

[au] natural selection
[au] прекрасное далеко
[au] корми демонов по расписанию
[au] мертвыми птицами
[au] поклянусь гореть твоим огнем
[au] absit invidia verbo

+2

3

Билл лениво нажимает одну за другой кнопки на пульте от телевизора, переключая, таким образом, каналы. Порой он просто не находит смысла в существовании ящика, в котором цветные картинки суетливо сменяются одна на другую. И он тысячу раз пытался доказать отцу, что в семье Денбро телевизор — бесполезный пылесборник, да все без толку. По зомбоящику Билл не находит ничего интересного, но все равно продолжает свои незатейливые поиски. До выхода в школу у него есть еще, как минимум, полчаса, которые с пользой Денбро проводить предпочитал меньше всего.

Однако в процессе его внимание зацепила одна новостная сводка, в которой говорилось об очередных преступлениях моно. Все чаще и чаще в новостях можно было встретить упоминания о них. Количество преступлений, связанных с упоминаниями моно и реагентов, за последние полгода выросли в три раза. Ведущая утренних новостей, как раз, говорила именно об этом. Моно, которым не дано с рождения различать цвета ярче серого, будто начинают сходить с ума, встретив однажды своего реагента — человека, благодаря которому они могут видеть мир в его полных красках и во всех цветовых спектрах. Но моно и реагенты не должны встречаться. Нарастающее безумие и растущая зависимость первых, толкает их на преступления. Они не хотят так просто отпускать своего реагента; им хочется приковать их к себе прочными титановыми цепями и видеть цвета всегда. И у всех этих историй один конец — моно по итогу убивают своего реагента, теряя последние яркие цвета в своей жизни, будто покидая свои гнезда, как это делают маленькие птенцы. Они не дают себе отчет в том, что делают.  «Именно поэтому от них нужно держаться как можно дальше», — умозаключила ведущая, но Билл не узнал, что там было после этой фразы. Его отец выключил телевизор слишком внезапно.

— Снова ты смотришь эту ерунду вместо того, чтобы собираться в школу! — грозно отчеканил Зак Денбро. — Через две минуты жду тебя у машины, иначе добираться тебе придется пешком! — в ответ на это Билл лишь тяжело вздохнул и пулей принялся наспех закидывать учебники и тетради в свой рюкзак.

И у Зака были свои причины так злиться на своего сына.

Свою жену, мать Билла, он потерял пять лет назад. Причастным к ее смерти стал как раз один моно. Для него Сара Денбро стала тем самым реагентом, и это не сулило ей ничего хорошего. Работая социальным работником в одном из местных приютов, она и не подозревала, что встретит человека, который станет ее погибелью. Это было очень громкое дело с похищением человека, стоявшее у всех на слуху несколько недель. Именно по этой причине Биллу пришлось сменить место проживания, школу, оставив позади прошлую жизнь. Когда Сару нашли сотрудники полиции, было уже слишком поздно. Днями после убийцу нашли, но Зак так и не смог обрести для себя внутреннего успокоения.

Билл же с тех пор был одержим всем, что было связано с моно: начиная с основ генетики и заканчивая доской расследований, на которой были вырезки из газет, фотографии и любые факты, указывающие на взаимодействие реагентов с моно. Ему лишь чудом до сих пор удавалось ее скрывать от отца, пряча под кроватью и километровыми слоями пыли. Там, куда точно не сунется отец. Зак же, в свою очередь, просто боялся потерять своего сына, как и потерял любовь всей своей жизни со времен школьной скамьи. Вот только с опекой немного переборщил, не давая Биллу вдохнуть полной грудью свежий глоток воздуха.

— Ты опоздал на десять минут, — констатирует Зак Денбро. Мимика на его лица не предвещала ничего хорошего.

— Прости, пап. Это все чертова тетрадь по химии, которая никак не хотела находиться, — виновато, на скорую руку, находит оправдание Билл, надеясь, что прокатит.

— Попытайся заглянуть под кровать в следующий раз, — и Билл понимает, что влип по самое не балуй. Он предполагает, что после этого последует фраза о том, что они переезжают в другой город.

Но Зак молчит. Это молчание доводит Билла до внутренней истерики. А из портфеля отца на заднем сидении виднеются бумаги о переводе на другое место работы и его сына в другую школу.

Всю дорогу они ехали в гробовой тишине. Биллу не хватало смелости что-либо спросить по пути. Лишь тихо он выдал просьбу о том, чтобы отец высадил его в метрах пятидесяти от стен школы, ссылаясь на то, что там он договорился встретиться с друзьями. На удивление, это прокатило.

— Позвони, как закончатся уроки. Я буду здесь неподалеку.

— Договорились, пап. Хорошего дня.

Билл до ужаса ненавидел эту школу для мальчиков. И дело было даже не в том, что там были только одни парни. Учиться в ней было настолько скучно, что даже спрыгнуть с этажа десятого казалось более веселым развлечением.

Дверь открывается уже привычным для Билла способом — с ноги. Он, конечно, не входил в число школьных плохишей, но и примерным его поведением назвать было крайне сложно. К директору его отца не вызывали только по одной причине — ей было умение Билла строить глазки нужным людям.  И пусть вас не смущает тот факт, что школа-то мужская. Мужская, включая учителей, администрацию и технический персонал.

Переодевается в серую и однообразную школьную форму Билл тоже по привычке — в туалете. Сам он не курил, но дым дешевых сигарет любил. И единственным местом для того, чтобы его вдыхать как чистый кислород, было именно место, где обычно справляют свою естественную нужду.  Но вовсе не поэтому Денбро менял свои джинсы и футболку на пиджак и брюки с эмблемой школы  в таком злачном месте. Он просто забывал о существовании сковывающей его школьной формы, а охранник каждый день ему об этом напоминал, как нудный будильник, который если не выключить с первого раза, будет срабатывать все интенсивнее и надоедливее до тех пор, пока не заставит тебя встать с кровати. Но, на самом деле, Билл целенаправленно не привязывается к этому месту, подсознательно чувствуя, что в новой школе все равно надолго не задержится.

Билл всякий раз выдыхает с облегчением, когда охранник  сопровождает его лишь до дверей туалета и не заходит в него вместе с ним. Иначе бы были проблемы. Очень много проблем. У них двоих. Билл переоделся очень оперативно, ему хватило буквально двух минут. Сказываются недели практики. Однако покидать туалет он не собирался. Минут пять он провел у зеркала, небрежно укладывая свои волосы, слегка их взъерошивая при помощи воды. Получался эффект лучше, чем от  многих стайлинговых средств для укладки.

Вдоволь налюбовавшись своим отражением в зеркале, Денбро стремительно спешил к выходу. И открывая дверь своим любимым способом, он сшиб с ног какого-то парнишку, которого раньше не видел. Не то чтобы он знал всех учеников в лицо, но этого бы точно запомнил.

Вот же блядство.

— Эй, парень, ты в порядке? — поинтересовался Билл. Не дождавшись ответа, подумал, что не очень. Ему казалось, что он припечатал этого паренька дверью очень знатно, раз тот даже зажмурил глаза.

Не дело это.

Денбро протягивает руку сидевшему на полу в туалете незнакомцу, помогая ему подняться. Потом отряхнул ему одежду, зная, как мистер Эдкинс приходит в гнев, видя кого-то в форме с пятнами.

— Ну, и что мне с тобой делать? Может, до кабинета довести, чтобы ты не рухнул где-то под лестницей? — Билл приняв озадаченную позу, недолго думая, взял под руку этого «счастливчика» и повел в сторону кабинетов, где проходят занятия.

До звонка оставалось минуты две, не больше.

— Какой у тебя сейчас урок? — не дожидаясь разрешения, Денбро вытаскивает сверток, торчащий из заднего кармана парня, чтобы самостоятельно найти ответ на свой вопрос. — Понятно, история. У меня тоже. Как все удачно складывается.

— Меня, кстати, Билл зовут. Я староста класса. Ты точно в порядке? Отвести к медсестре?

Билл не собирался с ним так возиться, но чувствовал своего рода вину перед этим пареньком, поэтому со стороны и создавал впечатление курицы-наседки, активно возившейся со своим потомством.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » поклянусь гореть твоим огнем