no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » Your darkness… I know it [Bleach]


Your darkness… I know it [Bleach]

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Ichimaru Gin х Aizen Sousuke
https://funkyimg.com/i/3awte.gif https://funkyimg.com/i/3awtg.gif

The shadow cast before me
A walk inside your circle.
[indent] [indent]  Protect me…
[indent]  [indent]  [indent] Correct me…You got your orders, soldier.
Inside my head is humming.
Sometimes I hear them coming.
The power… Believing…
The hate, I hate believing...

[nick]Ichimaru Gin[/nick][status]smile.[/status][icon]https://funkyimg.com/i/3awtz.png[/icon][sign]

That’s me in the corner
That’s me in the spotlight. Losing my religion
Trying to keep up with you… And I don’t know if I can do it
O h   n o   I ’ v e   s a i d   t o o   m u c h . . .
. . . I   h a v e n ’ t   s a i d   e n o u g h .

https://funkyimg.com/i/2XQ5R.gif
Bell - Losing my religion

[/sign][fandom]Bleach[/fandom][lz]Ichimaru Gin ya. Yoroshuu tanomu wa~[/lz]

Отредактировано Lord of Oppression (2021-02-03 20:03:09)

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret | Luna
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+3

2

[nick]Aizen Sousuke[/nick][icon]https://i.ibb.co/ZctfcHN/aizen4.png[/icon][fandom]Bleach[/fandom][status]тонкие нити лжи[/status][lz]The thoughts from yesterday forgotten
I like the way this new skin feels
Bring me splinters of tomorrow
Collect the parts where I win[/lz]
Ночь, время перед рассветом. Тот самый момент, отведённый для подведения итогов. На столе стопка отчётов, приказов, указов от сотайчо и прочих бумаг, касающихся дел отряда, возвышающаяся как собрание произведений Кэндзабуро Оэ, - и её тоже нужно успеть просмотреть до утра. Впрочем, шинигами, имеющему звание дракона бумажной работы, не привыкать. Положение обязывает, а он очень дорожит созданной репутацией - слишком много поставлено на кон.
Медленно, лист за листом, раздаётся шорох переворачиваемых страниц. Эта ночь необычайно тиха и красива: тёмно-синее, почти чёрное переходящее в цвет индиго небо и серебряный старый месяц, неумолимо идущий к закату: несмотря на скорую ожидаемую смерть, в нём как будто затаилось предвкушение следующего перевоплощения. Эта картина достойна кисти какого-нибудь знаменитого художника, и крайне символична для лейтенанта Пятого отряда. Завершение старого времени и наступление нового - уже скоро, вот что чувствовал сейчас лейтенант Айзен Соуске.
Иначе говоря, перемены. Перемены, которых Соуске очень ждет. Перемены, которые неизбежны. Одно только выражение лица капитана Хирако - недоумённое, полное досады, уже было верным знаком приближения этих перемен; верных расчетов Айзена и капитанских упущений, которые наконец-то принесут свои плоды. Синдзи его недооценил. Что ж, это ожидаемо и очень на руку.
Прослеживая взглядом строку за строкой, Айзен Соске видел перед собой выражение глаз, наполненные досадой и неверием, тайно ликовал, все равно ощущая, что ему мало, слишком мало, недостаточно. Ведь даже несмотря на явное поражение, эти глаза продолжали выражать ту раздражающую самонадеянность, которая не имела под собой никакой реальной основы, уж Соуске это знал. Воистину, Урахара Кискэ появился в нужный момент, это значительно повышало крайне небольшие шансы Хирако Синдзи на выживание. А если он выживет, значит, они встретятся снова. О, этого момента стоит дождаться...
Лёгкая улыбка, полная предвкушения, скользнула по губам Айзена и исчезла. В своё время это произойдёт, что-то внутри, может быть жажда мести и открытого триумфа, подсказывали, что Хирако крайне живуч.
Ну а теперь, когда Хирако Синдзи превратился в пустого и с позором покинул Сейрейтей, оставив место капитана свободным - его занять было лишь делом времени. Главнокомандующий, определённо, начнёт искать нового кандидата на эту роль. Причём, не только на это место, ведь еще три отряда лишились своей основной силы - капитанов. Айзену было доподлинно известно, что в таком крайне неординарном случае, как освобождение сразу нескольких вакансий на должность капитана, решение будет приниматься как можно быстрее, чтобы восполнить потери в боевой мощи. Очевидно, что в случае пятого отряда, когда его лейтенант продемонстрировал наличие банкая, знаком с устройством дел в отряде и на хорошем счету у подчинённых, здесь долго думать не будут, никому не нужно приглашать в отряд человека нового и незнакомого, когда идеальная кандидатура уже имеется в наличии. В этом и был его расчет. Оставалось только ожидать оповещательного письма. И такое завершение было бы идеально после того неимоверного количества усилий, которые он положил на пути к этой цели.
Сказать, что Айзен сдерживал внутреннюю нетерпеливую дрожь - ничего не сказать. Но дело было не только в тщательно продуманном, рассчитанном и сбывающемся плане. Было еще кое-что.
Перед внутренним взором Айзена холодным и быстрым росчерком мелькнул короткий клинок, а следом фонтан крови, оросивший бледную кожу лица и белые волосы. Картина завершалась совершенно жуткой улыбкой на лице ребёнка. Ичимару Гин.
Шелест листов бумаги на несколько мгновений прекратился, Айзен рассматривал возникшее перед глазами воспоминание, не беспокоясь о том, что сейчас тратится драгоценное время - времени как раз было достаточно. О, он ещё тогда понял, что этот ребёнок с оскалом дикого зверя и сильным звериным духом ему интересен. Звереныш, которого хочется приручить. Только сейчас в тишине этой ночи Соуске до конца понял, что любовался зрелищем расправы и готов был отдать маленькому беловолосому чудовищу хоть весь офицерский состав своего отряда целиком - просто, чтобы увидеть эту необузданную мощь снова. Была в этом некая завораживающая, дикая красота. Пожалуй, в своём нынешнем состоянии Ичимару мог бы сражаться с шинигами уровня лейтенанта - ах, посмотреть бы на это. Если первое ощущение не обманывало, ему действительно наконец-то попался самый настоящий самородок, с громадным, гигантским потенциалом, уж Айзен умел в этом разбираться. Быть может, у этого мальчика есть все, чтобы в будущем вырасти в капитана...
Айзену не терпелось продолжать проверять способности этого дитя, волей случая и весьма удачно попавшее к нему в руки: посмотреть, исследовать границы возможностей и понять характер. Но на это сейчас, совершенно точно, не оставалось бы времени. К тому же, пропажу третьего офицера ещё можно объяснить, например, осложнившимся заданием, но сразу двух?.. Слишком подозрительно. Торопиться не следовало ни в коем случае, тем более, с выводами. Хотя мальчишку он упускать не собирался. Хотя бы потому, что больше, чем все вышесказанное, Айзена беспокоило необъяснимое чувство... родства? Понимания? Узнавания?
Это всего лишь ребенок, но... тем более странно и удивительно... если он не ошибся, то вдруг есть хоть малейшая вероятность, что этот ребёнок... тот, кто поймёт?.. Кто встанет на его сторону добровольно? Впрочем, судить, определённо, рано. Слишком рано, хотя предвкушение уже владело Айзеном целиком.
Внезапное тревожное ощущение чужого присутствия кольнуло холодной иголкой, выдергивая из воспоминания и размышлений, но шелест бумаги не прервался - едва почувствовав эту реяцу, Айзен уже знал, кто за ним наблюдает. Надо же, пожаловал, стоило только вспомнить.
Первым порывом было спровоцировать и посмотреть, как Ичимару будет реагировать, что его присутствие не осталось незамеченным. Но Соуске тут же подавил это желание, ни мимикой, ни жестами не давая понять, что он в курсе постороннего наблюдения. Было решительно интересно, как тот станет себя вести, тем более, что работе это нисколько не мешало - Айзен давно приучился просматривать документы с должной степенью внимания, не мешающей, однако, размышлениям.
Зачем он пришёл, что им движет? Любопытство? Пришёл понаблюдать? Скорее всего, и то и другое, ведь наверняка ему сложно сразу понять, с кем он столкнулся - типичное поведение хищника. Что ж, Ичимару Гин, еще один плюс за чутьё, Айзен сам поступал так не раз. Теперь можно ждать и провокации и попытки определить, где чья территория. Впрочем, мальчик продолжает молча наблюдать, а это вероятность, что наблюдение может превратиться в выслеживание будущей жертвы. Это стоило пресечь как можно скорее, лучше прямо сейчас.
Айзен досмотрел до конца документ о расходах на боевую экипировку и отложил к прочитанному - из стопки осталось не так уж много, он вполне мог выделить на это время днём. Сейчас есть дело поважнее.
Соуске повернул голову в направлении, откуда чувствовал знакомую реяцу и негромко, но так, чтобы его услышали, произнёс:
- Что-то тревожит, Ичимару-кун? Я не ждал тебя так поздно.
"Я тебя заметил. И лучше бы тебе прямо сейчас объяснить, что ты тут делаешь без приглашения", - чётко обозначено между строк.

Отредактировано Trish (2021-06-13 17:40:54)

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+1

3

Бесполезные.

Гин не чувствует ничего, когда вакидзаси разрезает офицера пятого отряда так быстро, что тот не успевает даже толком среагировать. Ничего, кроме, пожалуй что, легкого разочарования и скуки. О, он дал ему шанс защититься, ведь нападать на растерянную и ничего не подозревающую жертву – это так «недостойно воина», как любили учить в местной академии. Там ему тоже было довольно скучно, поэтому хорошо, что «обучение» продолжалось всего лишь год. Всё, что было там полезного, он усвоил быстро, а остальное ему никак не помогало добиться цели.

Почти все здесь – бесполезные.

Гин понимает это, когда попадает в Сейретей, и утверждается в своём мнении, когда вступает в пятый отряд. Никто, совсем никто не подозревал Айзена Соуске хоть в чём-то. У этого шинигами была идеальная репутация и такая же идеальная маска, за которой никто не мог разглядеть его настоящую личину. Но Ичимару чуял его нутром: так один убийца распознаёт в толпе другого. И когда они встретились в Обществе Душ, впервые на лице Гина появилась беззаботная улыбка, с которой он поприветствовал своего врага. С тех пор он никогда не переставал улыбаться, как и не переставал следовать за Айзеном. Он очень упорный в достижении своей цели, тем более, что другой у него не было.

Произошедшее в Руконгае – лишь малая часть, на что тот способен этот шинигами. И лишь малая часть какого-то большего плана, о котором Гину хотелось узнать. Ведь надо знать наверняка, что ты хочешь разрушить, иначе твой удар придётся в пустоту и принесёт за собой лишь бессмысленную смерть.

Именно так. У Ичимару Гина был всего один удар, и рассчитывать в нём на удачу – глупая затея. Айзен гораздо умнее всех прочих вместе взятых. Это даже чуть-чуть восхищает. Он умудрился провести свой очередной ужасный эксперимент не просто на ком-то, а на лейтенантах и капитанах Сейретея; даже на своём собственном. Бедняга находился так близко к главному источнику угрозы, и даже так у него были лишь смутные предчувствия о том, на кого он смотрит каждый день на самом деле. Или, скорей, не смотрит.

Меч Айзена Соуске плетёт самые искусные иллюзии, а его ум – расставляет ловушки, из которых никто не может выбраться. Один взмах руки – и вот уже Сообщество Душ лишается трети своей военной мощи, даже не подозревая об этом. Это ужасает ровно настолько, насколько и восхищает. Гин продолжает улыбаться, когда видит, как шинигами один за другим превращаются в пустых, корчатся от боли и с ужасом осознают, в самый последний момент, кто настоящий предатель.

Ах, у них не было шансов~. Зачем сочувствовать мертвецам?

Они были обречены задолго до появления Гина, поэтому он всё ещё не чувствует ничего, глядя на их мучения. И на то, как отчаянно они пытаются спасти и защитить друг друга. Ведь Сейретей – это как большая семья, где все друг о друге заботятся, да? Он никогда не понимал, зачем это нужно. Даже живя в Руконгае, он всё ещё не видел смысла сбиваться в стадо и притворяться, что они живут счастливой жизнью лишь для того, чтобы переждать время до следующего перерождения. И когда он встретил Рангику - он не стал понимать ценность этих «человеческих» ритуалов лучше. Гин не вписывался в общепринятые нормы и не хотел вписываться. Просто однажды он встретил душу, с которой почувствовал связь. С которой впервые что-то почувствовал в принципе, и он ценил это как коллекционеры ценят уникальную вещь, которую им посчастливилось раздобыть. У него была эта связь, и ему было достаточно просто знать, что с Рангику всё в порядке. Для этого не нужно каждый день видеться или болтать не умолкая. Он просто молча принял решение, как это делал всегда – сердцем.

Первым таким решением было помочь умирающей с голоду девчонке. Вторым – сделать так, чтобы ей больше никогда не пришлось плакать из-за того шинигами, жертвой которого она чуть не стала.

Здесь нечего обсуждать. Слова зачастую губительны: оскверняют или травят то, что для тебя важно. А ещё они попросту не могут выразить в полной мере важность или глубину момента. Поэтому каждое слово Ичимару, произнесённое с улыбкой, как патока. Он использует эти слова почти так же умело, как их использует Айзен, чтобы убедить всех вокруг в том, что он хороший, прилежный шинигами, достойный стать новым капитаном пятого отряда.

И сейчас Соуске разбирался с бумагами так обыденно, будто ничего страшного не произошло. В одиночестве он выглядел спокойным, хотя в окружении других он очень умело надевал маску, сотканную из переживаний и сочувствия о случившемся. И всё же… даже это спокойствие – это тоже маска. Гин это чувствует, потому что рядом с ним Айзен ведёт себя точно так же – сдержанно и вежливо. Так, как вёл бы себя «хороший» человек. Только хорошие люди не убивают с такой жестокостью и безразличием.

- Вы так легко раскрыли меня, Айзен-сама, ничто от вас не ускользнёт~ - подаёт голос Ичимару, выходя из своего укрытия, - простите, я не хотел вам мешать. Но мне было очень скучно, - он привычно тянет губы в улыбке и его силуэт мерцает, когда он делает шаг вперёд и уходит в шунпо, появляясь рядом с лейтенантом пятого отряда и заглядывая ему через плечо. – С вами намного интересней, вот я и решил заглянуть. Но увидел, что вы заняты бумажками, а это мне кажется очень занудным занятием, - он изобразил озадаченное лицо и пожал плечами. – Боялся, что вы и меня заставите ими заниматься.

Ичимару отводит взгляд от стола и делает шаг назад, разглядывая теперь обстановку вокруг, будто это действительно что-то интересное и он здесь ещё ни разу не был. А после опускается на колени рядом с Айзеном и расплывается в улыбке.

- Вы станете новым капитаном пятого отряда? Совет не найдёт кандидата лучше. Тем более, что у них и времени на это нет. Это ведь то, чего вы хотели, да? – Гин клонит голову чуть в бок, и его улыбка становится чересчур формальной и холодной.

[nick]Ichimaru Gin[/nick][status]smile.[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/136/15217.png[/icon][sign]

That’s me in the corner
That’s me in the spotlight. Losing my religion
Trying to keep up with you… And I don’t know if I can do it
O h   n o   I ’ v e   s a i d   t o o   m u c h . . .
. . . I   h a v e n ’ t   s a i d   e n o u g h .

https://funkyimg.com/i/2XQ5R.gif
Bell - Losing my religion

[/sign][fandom]Bleach[/fandom][lz]Ichimaru Gin ya. Yoroshuu tanomu wa~[/lz]

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret | Luna
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+1

4

[nick]Aizen Sousuke[/nick][status]тонкие нити лжи[/status][icon]https://i.ibb.co/ZctfcHN/aizen4.png[/icon][fandom]Bleach[/fandom][lz]The thoughts from yesterday forgotten
I like the way this new skin feels
Bring me splinters of tomorrow
Collect the parts where I win[/lz]"Айзен-сама"? Соуске без труда сохранил прежнее выражение лица, скрывая внутреннюю настороженность, прислушался к ощущениям. Если бы вокруг хоть кто-нибудь ещё мог это услышать, то и невольный слушатель и сам Гин не успели бы даже моргнуть - Айзен уже очень и очень давно научился не колеблясь убивать в таких случаях. Но, похоже, ребёнок умён, потому что вокруг никого, а фраза звучит так невинно, как будто он действительно говорит то, что думает. Он и правда так уверен, что своей слащавой учтивостью сможет пустить пыль в глаза? Жаждой убийства от Ичимару фонит с такой силой, что, кажется, воздух вокруг исходит маревом, как от нагретого до белизны железа... Однако же, не стоит забывать, что это ребёнок, и, конечно, он думает, что может с лёгкостью играться такими опасными вещами, как слова. Это не хорошо и не плохо. Просто следует отучить.

- Пока мы находимся в Сейрейтее, называй меня "лейтенант Айзен", - сказано ровно, только под конец лязгнула сталь в абсолютно спокойном голосе. Он не спускал глаз с маленького силуэта в чёрной форме напротив. Пока щуплая фигурка не мигнула, исчезнув в пространстве и появившись у него за спиной, заглядывая за плечо.
Жажда убийства вплеснулась теперь уже в нем самом. Он не шелохнулся, но перед глазами ярко вспыхнула картина пробитой насквозь маленькой и бледной грудной клетки, как наяву увидел красную, поблёскивающую в ночи кровь, текущую из разодранного мяса, торчащие из этого мяса, как обломанные клыки, ребра, маленькое, трепыхнувшееся в последний раз в своей руке сердце и искареженное мукой бледное лицо...

"Нет. На него ещё есть планы", - напомнила о себе его рациональная часть, разом развеивая лёгкую дымку соблазна. И Айзен лишь мысленно тяжело и разочарованно вздохнул.

- Хорошее шунпо, - произнес так же ровно, даже почти одобрительно, взяв в руки кисть и подписывая документ, когда Гин возник за его спиной. И правда. Если убить Ичимару сейчас, то второго такого можно никогда больше не найти. Всё ещё необходимо как следует присмотреться, может быть, Гин вполне обучаем и ему ещё удастся привить хорошие манеры? И дать понять, что нельзя так провоцировать.

- "Скучно", говоришь... - задумчиво произнёс, наблюдая, как Ичимару опускается рядом. Внутри снова шевельнулось то чувство, отдаленно напоминающее восхищение. Ну надо же, какое бесстрашие. Граничащее с абсолютной глупостью. Маленькому зверёнышу, кажется, дали слишком много свободы. Что ж, Айзен, не колеблясь, признал, что это его ошибка. Любому зверю нужна дрессировка, даже если его вид так похож на человеческого ребёнка. Сейчас самое время проверить, стоит ли вообще тратить на него свои усилия.

- Офицер, чьё звание ты носишь, был ответственен за бухгалтерию, расходы и доходы отряда. Теперь ты занимаешь его место, - не глядя, Айзен отделил нужные документы и пододвинул новообразовавшую стопку поближе к Гину, внимательно наблюдая за малейшими изменениями в мимике.

- Можешь сесть напротив, если хочешь, - он чуть кивнул на соседний стол. По иронии судьбы, за ним раньше сидел Хирако. Это можно было воспринять, как прозрачный намёк.

Если Гин выкажет хоть каплю агрессии, хоть каплю несогласия, Айзен избавится от него прямо сейчас. Зверь, проявляющий агрессию к своему хозяину - бесполезен и будет лишь обузой, тратить время на дрессировку будет лишь напрасной потерей времени. А время дорого, не смотря на то, что сейчас наступил период затишья, на время, пока не уляжется шумиха после грандиозного исчезновения четырёх капитанов. Но это не значит, что не оставалось других, не менее важных дел.
Услышав последнюю фразу, Айзен отложил не дрогнувший в его руке лист с очередным отчетом и посмотрел Гину в глаза. Мгновение потребовалось для того, чтобы остановить руку, желающую сомкнуться до хруста в позвонках на бледном худом горле и вместо этого молча опустить на комнату изолирующий от всего мира барьер. Ичимару пытается его шантажировать? Какая прелесть. Ну что ж, так даже интересней... Уничтожить Ичимару всегда успеет, сейчас же можно попытаться поиграть.
Мягким движением Айзен поправил очки, улыбнулся и ласково произнес:

- Сейчас вопрос не в том, Гин, чего хочу я. Вопрос в том, чего хочешь ты.

Отредактировано Trish (2021-06-13 17:41:10)

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+1

5

Как интересно. У Айзена Соуске идеальная маска добропорядочного и добродушного шинигами. Он контролирует не только каждый свой жест или взгляд, но даже тембр голоса. И теперь, когда в нём слышатся отзвуки холодной стали, вместо привычного тягучего мёда, Гин улыбается чуть шире. Ему нравится находить те границы, за которыми образ идеального лейтенант заканчивается, даёт трещину и через неё проглядывается его истинная суть. Но не переступать через неё. Он лишь осматривается и ищет себе подходящее место, где сможет пригреться. Не так далеко, чтобы остаться безучастным, и не так близко, чтобы по глупости умереть.

- Как пожелаете, лейтенант! – с радостной готовностью отзывается мальчишка. Он звучит и ведёт себя так, будто для него это действительно не важно: он готов исправляться и учиться, работать над собой. А ещё он умеет выполнять приказы. С ним очень удобно!

О, Гин чувствовал, что за каждым его движением следят, но вёл себя нарочито расслабленно и почти небрежно, если бы только он не был по привычке и природе так тих и аккуратен. Он понимает, что этот шинигами мог бы убить его в любой момент времени, что он находится здесь. Но он не даёт Айзену главного: повода. Всё, что делает Ичимару, он делает с видом незамутнённого и искреннего детского разума, открытого вообще ко всему. И склонного к той же известной детской жестокости, которую он уже успел продемонстрировать.

- Благодарю, лейтенант Айзен, - он быстро учится, это правда, - в академии мне говорили, что мои способности выше средних, хотя вряд ли я приблизился к вашему уровню. Мне стоит хорошенько постараться, чтобы дотянуться до вас, - это почти искренне восхищение. Гин легко признаётся в своих планах на ближайшее будущее, потому что не видит в этом ничего предосудительного. В конце концов, Айзен достаточно умён и проницателен, он мастер иллюзий и лжи, поэтому наверняка легко распознает её и в ком-то другом. Очевидный выход: быть честным. И Ичимару честен сейчас как никогда: когда-нибудь его меч действительно дотянется до Айзена Соуске. А пока…

- Что же, полагаю, если я хочу быть полезен, я должен уметь выполнять любую работу. Даже если это бумажки, - улыбка исчезает с лица, и Гин раздосадовано вздыхает с видом ребёнка, которого вместо веселья заставили учить уроки. Но если быть совсем уж честным, то разбираться с расходами ему казалось куда проще, чем общаться с сокурсниками в академии. Или в принципе общаться и налаживать контакт с кем-то, кто ему совершенно не интересен. К сожалению, социум требовал от него и такой непомерной отдачи. К счастью – он отталкивал окружающих одним лишь своим видом. Почти всех, кроме Айзена. Не потому ли, что тот разглядел в нём что-то знакомое?

Ичимару собирает стопку бумажек и отправляется на место, на котором ещё чувствовался осадок рейацу бывшего капитана пятого отряда Хирако Синдзи. Он садится там без колебаний и кладёт перед собой листки. О, он знает, чем рискует в каждый момент времени, что находится подле этого шинигами. А ещё знает, что сейчас – ещё не время.

- Я бы хотел, чтобы вас повысили, - без колебаний отвечает Ичимару, улыбнувшись и подняв голову. Ему почти интересно, к чему это приведёт. И если Айзен станет на ступеньку выше, и к нему будет приковано больше взглядов, сможет ли увидеть его настоящего ещё хотя бы кто-нибудь? Хотя бы почувствовать? – мне кажется, вы достаточно сильны и заслужили это звание, как никто другой. Я был бы рад служить такому капитану~

Фаворитизм вряд ли у Айзена в почёте, а вот честность… после всего, что Гин уже успел увидеть и сделать, стоит дороже.

Ичимару тянется к перу, макает его в чернила и опускает взгляд на листы перед собой. Перелистнув старые записи так же легко, как он убил того, кто сделал их, Гин начинает вырисовывать новые иероглифы на белоснежной бумаге. Каждая чёрточка в его исполнении аккуратна и выполнена с каллиграфической точностью. Он не торопится и не выказывает никакого недовольства происходящим. Складывается ощущение, что ему даже нравится сидеть в этой тишине, где слышен только шелест бумаги и росчерки пера.

Он действительно не из тех, кто любит болтать впустую… но, при этом, произносит так много пустых слов просто потому, что это социальная необходимость. И его совершенно не смущает сидеть рядом с тем, кто может его убить. И рядом с тем, кого хочет убить он сам. В этом есть даже какой-то момент спокойствия. Происходящее – правильно. И является частью его плана. Ему нет смысла тревожиться напрасно сейчас. Он умеет ждать.

[nick]Ichimaru Gin[/nick][status]smile.[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/136/15217.png[/icon][sign]

That’s me in the corner
That’s me in the spotlight. Losing my religion
Trying to keep up with you… And I don’t know if I can do it
O h   n o   I ’ v e   s a i d   t o o   m u c h . . .
. . . I   h a v e n ’ t   s a i d   e n o u g h .

https://funkyimg.com/i/2XQ5R.gif
Bell - Losing my religion

[/sign][fandom]Bleach[/fandom][lz]Ichimaru Gin ya. Yoroshuu tanomu wa~[/lz]

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret | Luna
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+2

6

[nick]Aizen Sousuke[/nick][status]тонкие нити лжи[/status][icon]https://i.ibb.co/ZctfcHN/aizen4.png[/icon][fandom]Bleach[/fandom][lz]The thoughts from yesterday forgotten
I like the way this new skin feels
Bring me splinters of tomorrow
Collect the parts where I win[/lz]По первому же требованию - послушание и покорность... Хороший мальчик. Всё это лишь видимость, разумеется, но от того нисколько не теряющая в своей ценности. Оказывается, не так уж мало у маленького зверька чувства самосохранения, как Айзен вначале предполагал. Что ж, это замечательно и многое меняет... для Гина. Стоит признать, мальчик наблюдателен. И умеет делать выводы.

Но непокорность, бесстрашие и чрезмерная смелость, читающаяся в малейшем движении, взгляде, словах... Даже если Айзена это страшно раздражает, то все равно естественно. Прежде Ичимару Гин не чувствовал над собой никакой руководящей руки, а именно эти качества позволили ему выжить, стать сильным. Он хорош, очень хорош. Но глуп, если надеется этой видимой готовностью подчиняться обмануть, Айзену не составляет труда различать эти уловки.

Это хороший навык, но здесь и сейчас Ичимару Гину нужно несравнимо больше.

Соуске не тратил время на то, чтобы отслеживать взглядом каждое движение, давно научился "видеть" ощущениями. И, опираясь на них, знал, как двигается и где находится Ичимару, и даже частично предугадывал намерения, не несущие в себе никакой угрозы сейчас. Прислушивался к голосу и интонациям, в которых сквозила осторожная вкрадчивость, но появились необходимая почтительность и аккуратность в выборе слов.

"Дотянуться до вас"? Надо же. Мысленно Айзен позволил себе усмехнуться и насмешливо приподнять бровь, внешне лишь сохраняя нейтральное выражение на лице и перекладывая из стопки перед собой очередной документ. О, похоже, мальчишка не шутит, эта серьёзность буквально кожей ощущается. Подумать только, ситуация начала становиться забавной.
Знал бы Ичимару, насколько обличающе в своей искренности прозвучала эта фраза. Не интонация, ни даже тембр голоса - сами слова. Такие откровенные, простые. Это звучит как восхищение, но, услышав их, знакомое чуть прохладное ощущение подсказывает, что слова особенные. В них вложено совсем не то, что говорящий хочет показать. Убить бы его за них прямо здесь и сейчас, но... Это уже не глупость, это - искренность. А значит, большая ценность в мире сплошной лжи. И вот это умение Ичимару Гина - это уже интересно.

От него исходит ощущение внутренней уверенности, значит, он вполне осознаёт, что именно говорит. И ничего подобного Айзен ни от кого раньше не слышал. Это такая непередаваемая грань, в которой смешалось столько риска, наглости, честности и силы, что, пожалуй, именно в этот момент тщательно сдерживаемую жажду убийства сменило нечто, подобное любопытству с лёгкими нотками азарта. И то, что подобные слова прозвучали от такого как Гин...

- Похвальное стремление, - на пару мгновений Айзен задумался, и выдал словно рассуждая сам с собой: - Будет... весьма интересно посмотреть, как это воплотится в жизнь.

В том, каков Ичимару сейчас, есть что-то многообещающее. И он будет расти, развиваться, учиться новому... Действительно интересно, получится ли у Гина вырасти в того, кто сможет до него дотянуться? Почему бы и нет, на самом деле. Прекратить это можно в любой момент.

В эту минуту Айзен как никогда четко осознал, что практически перешел грань настоящее-будущее. Получить пост капитана - это вопрос нескольких дней. Но в своих планах он снова пытался заглянуть куда дальше, в то время как следовало бы не спешить и не гнать события слишком уж далеко вперед. Одна маленькая мелочь может очень сильно повлиять на ход, казалось бы, неминуемых событий. Возможно ли, что Гин может стать одной из таких? Возможно, и подвернулся он вовсе не случайно...

Пока что, наблюдая за исчезающей улыбкой и немного обречённым вздохом, Айзен подумал, что Гин, в сущности, еще ребёнок. Сильный, хищный, невоспитанный ребенок. Выражать эмоции, подобные этим, да ещё перед старшим по званию... Кто-то, похоже, думает, что раз он дитя, то и спрос с него невелик. Впрочем, это не мешает, так что пускай. Сейчас главное, что он без вопросов подчинился, а устроить при этом маленькое представление, похоже, его способ принять реальность. Пока что сойдёт и так.

- Век живи - век учись, - негромко, но так, чтобы Ичимару услышал, заметил Айзен.

Барьер оказался весьма своевременным. Не только для того, чтобы скрыть убийство, но и любой неудобный разговор, не предназначенный для чужих ушей. Пожалуй, даже Канамэ не стоит слышать то, что он сейчас скажет. Гина стоит только немного направить. Подтолкнуть. И, надо признать, Айзену крайне любопытно увидеть, куда это приведёт. Любопытно настолько, что он готов сохранить дерзкому мальчишке жизнь.

Вернувшись к документам и заканчивая свою стопку, Айзен негромко, мягко, но вполне различимо обронил:

- Неправильный ответ, Гин. Меня не интересуют те, кто смотрят только на меня. Лишь те, кто идет рядом со мной. И смотрят в одном направлении.

Это не пожелание. Не приказ. Ультиматум.
Тратить своё время на недостойных Айзен Соуске не будет. Те, кто находятся рядом, должны совершенствоваться, становиться сильнее, лучше. Таким, каким требуется ему, Айзену Соуске. И ничто не должно заставлять их останавливаться и сомневаться. Вот значение этих слов.
И, кажется, теперь Айзен понимает, что для развития нужно Гину - он станет его лейтенантом.
Он. Не Канамэ.

Отредактировано Trish (2021-06-13 17:41:22)

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+1

7

Ночная темнота сгущается и пожирает куски веранды, выходящей в сад, там, где тусклый свет от ламп едва теплится и дрогнет от малейшего дуновения ветра. В этот момент затихают даже ночные цикады, и самое громкое, что можно услышать – шуршание страниц или гулкий скрежет пера по бумаге. Подавляющее большинство шинигами отдыхают. Скорей всего, даже те, кто стоит на страже. Их голоса такие же тихие, потому что причин говорить громче нет, но они всё равно оказываются под куполом заклинания. Айзен осторожен даже в такой момент, а Гин… Гин просто не обращает на это внимание, словно их разговор – самая обычная вещь, происходящая каждый день в стенах Сейретея. И словно каждый второй может накладывать заклятия, не произнося ни слова.

Гин смотрит на Айзена из-под челки, скрывающей его довольный прищур, и знает, что прямо сейчас он тоже видит, как между ними пролегает кривая линия обрыва, уходящая в бесконечную темноту земли. Это та разница, которую, возможно, они оба ощущают сейчас, и всё равно Ичимару намного ближе к тому, чтобы переступить этот разлом. Это тоже, видимо, понимают оба, иначе ему не удалось бы заинтересовать лейтенанта.

- Мне приятно, что вы поверили в меня. Многие считали мои слова наглой дерзостью, достойной глупца, - и часть из этих людей уже мертва. К счастью, и рядовые, и лейтенанты гибнут от зубов пустых каждый день и каждую ночь, и никто не подумал, что ещё два трупа – это странно. С другой стороны, в академии, под пристальным присмотром, приходилось просто улыбаться, даже когда он вместе со всеми отказывался повторять уже давно выученные боевые техники или заклинания, и его, неблагодарного, отчитывали. Но он не хочет и не может позволить себе так бездумно тратить время, когда мог бы провести его с пользой, и за это учителя его недолюбливали, как и однокурсники. Ему повезло, что его допустили к экзаменам намного раньше других, - но вы видите и знаете всё наперёд. Это редкая способность для здешних мест. Значит, и во мне вы что-то видите.

Простое очевидное заключение, которое не принесло ему новых открытий или знаний. Айзен не носит рядом с ним маску улыбчивого добряка, готового протянуть руку помощи всем и каждому, поэтому все его слова так же честны, сколь и мутны. Он действительно испытывает восторг рядом с этим шинигами, но злость, покоящаяся на ледяном дне в желудке змеи, всё ещё сильнее.

- Один век – это большой срок, - задумчиво улыбается Гин и опускает взгляд на лист, продолжая выводить пером иероглифы и добавлять в перечень дополнительные назначения для отряда. От мелких бытовых, вроде того, кто должен подмести с дорожек опавшие листья, до чуть более важных, вроде дежурств на территории. Себе он назначает раздобыть в четвертом отряде лечебных препаратов на тех, кому не повезло встретиться с пустыми, но повезло после этого выжить. Это хоть чуточку более интересно всего остального. - За это время может всякое произойти, - он говорит это так же обыденно, словно наблюдает за передвижением рыб в пруду и совсем не воодушевленно это комментирует, - но глупо было бы упустить хоть одно мгновение за этот век.

Перо замирает, не доведя круг от буквы «а», и чернила стекают в жирную точку, разрушая всю идеальность иероглифа. Ичимару поднимает взгляд всё с той же беспечностью и думает, что понимает Айзена. Потому что если смотреть на кого-то достаточно долго и внимательно, то в один момент можно увидеть его истинное лицо и намерения.
Итак, Айзен видит лишь один путь для них. А значит, он уже приготовил для него эту дорожку, и Гину осталось просто пойти по ней.

- О, давно мне не ставили такой оценки, - Ичимару перестаёт улыбаться и поджимает губы, делая расстроенный вид, словно идеальному отличнику впервые поставили двойку, - видимо, я всё же могу ошибаться, - за этим следует разочарованный вздох, - мне придётся работать усердней, чем я предполагал, - он тянет слова лениво, будто его силком кто-то сюда затащил, поставил перед ним цель и заставил идти к ней, и это окончательно рушит серьёзность момента. На горизонте вспыхивают первые лучи солнца, озаряя тёмное небо и радужными, едва заметными бликами, искривляясь на магической прозрачной ограде. За этим должны следовать праздные пения птиц, но звуки продолжают доноситься едва уловимым напоминанием о себе.

- Но всё же, наблюдая за кем-то, можно научиться гораздо большему. Главное – выбрать правильного бога смерти.

Гин приоткрывает глаза, и свет выхватывает всего на мгновение лазурь его радужки. Неидеальный иероглиф, который он заканчивает, теперь навсегда остаётся в документах, и он откладывает заполненный лист в сторону, к остальным.

Когда Айзена официально назначают капитаном, Гин довольно улыбается, нисколько не удивившись. Этот шинигами показал ровно столько силы, чтобы его заметили и повысили в должности, но ни каплей больше. Это хороший ход, и Гин учится этому попутно, продолжая следовать за Соуске.

- Капитан Айзен, примите мои искренние поздравления! Белое хаори вам идёт~ - в его улыбке сейчас чуть больше жестокости. Той самой, с которой он убивал бывших офицеров пятого отряда. Сейчас ему интересно лишь одно – надо ли будет убить ещё кого-то, чтобы не отставать от Айзена Соуске.

[nick]Ichimaru Gin[/nick][status]smile.[/status][icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/136/15217.png[/icon][sign]

That’s me in the corner
That’s me in the spotlight. Losing my religion
Trying to keep up with you… And I don’t know if I can do it
O h   n o   I ’ v e   s a i d   t o o   m u c h . . .
. . . I   h a v e n ’ t   s a i d   e n o u g h .

https://funkyimg.com/i/2XQ5R.gif
Bell - Losing my religion

[/sign][fandom]Bleach[/fandom][lz]Ichimaru Gin ya. Yoroshuu tanomu wa~[/lz]

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret | Luna
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » Your darkness… I know it [Bleach]