no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » акела промахнулся


акела промахнулся

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

― Акела промахнулся. Что говорит закон? ― Он мертвый волк.  ― Нужно выбирать нового Вожака! [ц]

https://i.imgur.com/frE1zaW.png
11.02.2018 | Пхёнчхан

[indent]  [indent] скажи мне, кто твой друг, и я скажу...  [indent] jj leroy | v. nikiforov
[indent]  [indent]  [indent]    - выйди и зайди нормально  [indent] {not} happy friends

0

2

— MY LONELINESS IS KILLING ME AAAAND I, — фигурист драматично приложил руку к груди, возводя к дешевому навесному потолку синие очи. — I MUST CONFESS I STILL BELIEVE.

Бритни странно высовывала язык на звуке 'L', и он добросовестно старался повторять. Хотя, находясь на беговой дорожке, это совсем небезопасно. Канадская сборная уже привыкла к Жан-Жаку Леруа, который не заботится о чувствах окружающих его людей. Некоторые даже находили это милым: у Джей-Джея был хороший голос и много ностальгической попсы в плейлисте. Но какой-то японский шорт-трекист с эллипсоида взглядом пытался его испепелить, явно недовольный фактом того, что белая обезьяна решила остаться на заминку в тренажерном зале на катке, а не проследовала в свою бакагайдзинскую многоэтажку.

Когда Бритни начала громко вещать, что она вообще-то не так уж и невинна, Джей-Джей решил заканчивать. Вытащив наушники и закинув красное полотенце на плечо, он направился в сторону хореографического зала для растяжки.

Завтра самый важный день его жизни. День произвольной программы командного турнира. Ответственность не только за себя, а за всю сборную, за свою страну. Он не имеет права облажаться. К счастью, короткую Жан-Жак откатал блестяще, исполнив четверной риттбергер и лутц-тулуп. К счастью, этого же нельзя было сказать о других спортсменах, и Канада теперь лидировала с внушительным отрывом. Джей-Джей планировал отдать всего себя предстоящей произвольной. Лаконичный черный костюм, острый фатермордер, популярная музыка из рок-оперы Моцарт и он, великолепный Джей-Джей, посреди катка. В пальцах неприятно покалывало от возбуждения. Брать драму на олимпийский сезон - плохая примета, но Жан-Жак чувствовал себя как никогда хорошо. Все зависело от него, за 4,5 минуты можно стать олимпийским чемпионом и сделать олимпийскими чемпионами свою команду.

Уже на выходе из тренажерки Леруа заметил на скамейке Виктора Никифорова, который явно не находился в таком же счастливом предвкушении от будущего. Джей-Джей на секунду остановился в нерешительности. Родители годами наказывали не обращать внимания ни на кого перед стартом, даже если вдруг произойдет второе пришествие. Но Жан-Жак давно хотел поговорить с кем-нибудь из российской сборной, ибо испытывал некоторую неловкость от сложившейся в спортивном мире ситуации. Перед выступлением вылавливать кого-то на беседу — безумие. Виктор же произвольную не катает, и это становилось только его Жан-Жаковой проблемой. Да и Сальери не мог не подойти к упавшему с вершины Моцарту.

— Виктор, привет! — сказал Джей-Джей по-русски, помахав рукой. О существовании языковых барьеров он и не догадывался, языки должны радоваться - он хотя бы пытается на них разговаривать. Впрочем, фигурист быстро перешел на английский.

— О, нет-нет, не волнуйся, я не собираюсь говорить всякую чушь, выражая жалость, — было бы как-то совсем бесчеловечно даже для Джей-Джея, который любил поерничать. Он широко улыбался. — Мне, как и любому гордому сопернику, совсем не грустно от твоего провала. Канада на первом месте и там останется, если я не прокатаю всю произвольную на заднице.

Силы были примерно равны. Канадские парники и девочки обычно шли вслед за российскими. Но российские танцоры дай бог если на чемпионате мира попадали в последнюю разминку. У Канады танцоры - трехкратные чемпионы мира, олимпийские чемпионы. И, конечно, им дали катать обе программы. По сути, исход борьбы решало мужское одиночное катание. А Никифоров короткую с треском завалил.

— Я хотел сказать... —  Джей-Джей задумчиво уставился в сторону, потирая потную шею. —  Я не согласен с ребятами из команды. Это ужасно. Понятия не имею, как я бы себя чувствовал без родных кленовых листьев повсюду. Просто абсурдно, что чистые спортсмены отвечают за каких-то мудаков.

Недавно канадская парница громко возмущалась в твиттере по поводу допуска до Олимпиады сборной России. Команду Мордора не наказали по всей строгости законов военного времени. В интернете разгорелся типичнейший предзимнеолимпийский канадско-российский срач. Одни утверждали, что проклятый запад хочет слить сильного соперника. Другие негодовали, что чистым спортсменам придется соревноваться с потворщиками читерского режима.

Эта парница, кстати, в короткой привычно уступила россиянам.

— Без вас бы никакой интриги не было, и Олимпиада бы перестала быть самым престижным стартом, — кровный враг пожал плечами. — Я слышал, ты должен был быть знаменосцем?

+1

3

- Виктор, что случилось?
- Никифоров, ты как?
- Вить, не переживай, случается.
- Виктор, какого хуя?

Действительно, собственного, какого?! только ответ очень прост: Виктор Никифоров не умеет в команду. Он честно старался: был очень мил и настроен серьезно, но Кацуки Юри, паскудная ночь и общее "даебвашумать" перевесили все эти прекрасные идейные "вместе" и "мы". сенсация, breaking news, шок-контент для youtube:
[indent] Виктор Никифоров - законченный эгоист.
[слив сезона, не патриот шоли, все только испортил ребятам, совсем скатился, давно на пенсию пора]

Когда все идет кувырком, и в жизни чисто так по-сплиновски земля уходит из-под ног, а любая песня - эпилог, то недокрут в начале, падение с тройного в середине и одинарный вместо четверного - звучит не так уж плохо, казалось бы [нет]
но в мире сухой математики не бывает поправок и скидок. фемида безжалостна, но справедлива - судьи в шоке, звезда в шоке, зрители - в слезы [хейтеры от счастья - дождались].

У Виктора оправданий жалостливых для прессы нет: и конек - зараза - цел, и спина еще ничего - справляется. даже простуды и той не подхватил. и нет, сниматься он не намерен, увы и ах, извините, я тут просто немного отдохну, в сторонке, поболею за наших (разумеется, в меру приличий, о чем речь. о, извините, ребята, смотрите, там... )

[indent]  [indent] все очень просто - равновесия нет.
[indent]  [indent]  //Гагарина обещала - драмы.

спектакль не окончен: тренировки на харде, меньше слов и больше дела, впереди - две программы, сдохни, но сделай. все очень просто - правда.
// бог упал на колени - не встать. ведет с гравитацией бой неравный, но известно каждому, кто читал Асадова: ненависть сильнее любви.

<://...>

Виктор думал, что день уже не может быть гаже, но случайно (ой ли?) опрокинутый кем-то стаканчик с кофе прямиком на любимый спортивный костюм как бы намекнул, что совершенству нет предела, а мироздание всегда слышит наши опасения и не прочь претворить их в жизнь в самый неподходящий момент. Потому как по закону подлости именно тогда, когда Виктор (старчески ворча на исконном русском) пытался оценить масштаб катастрофы, расстелив перед собой на лавочке олимпийку, подошел не абы кто, а "любимец публики" и "душа компании"  - канадская звезда фигурного катания Леруа, / в простонародье именуемый просто Джей-Джей / терпеть чье сомнительное чувство юмора и наивные попытки "укусить посильнее" и без того то еще удовольствие, что уж говорить про сейчас, когда Виктор был не в настроении от слова совсем? И все же он нацепил дружелюбную улыбку и даже постарался звучать максимально нейтрально.

- Привет, - Виктор кивнул, окинув изучающим взглядом Джей-Джея. - Выглядишь довольным, - на французском добавил он, морально готовясь к... да ко всему и сразу: чего отечественная сборная тут только не услышала (а сколько еще услышат наверняка) от каждого встречного-поперечного. Впрочем, Виктор совершенно искренне надеялся, что каким бы самовлюбленным максималистом не был Леруа, ему достанет здравого смысла [ок, ладно, спортивной этики?] не донимать уже проигравшего в командном Никифорова.

- Рад слышать. Вы - сильные ребята, не подведи команду завтра и держи свой зад в руках на всякий случай, - Виктор усмехнулся, всем своим видом показывая, что шутит [в каждой шутке, как известно, но... ]
канадцы и впрямь были сильными соперниками, так что - по большему счету - Виктор даже не лукавил, отпуская комплимент их сборной [только натура истинная наружу рвется, чернотой отравляет, коснуться всякого стремиться, запятнав хоть чуть-чуть, чтобы если плохо, то каждому]

Никифоров уже было вернулся к своему занятию - созерцанию кофейного пятна на сером хлопковом фоне, но Джей-Джей, оказывается, не закончил. Виктор заинтересованно вскинул бровь: нечасто канадец с ним заговаривал вот так чтобы не слово-за слово-пока, удачи [не то чтобы сам виктор ему отвечал развернуто или звал на спонтанные вечеринки в номерах]: Леруа все больше с Плисецким водился - вот между кем искрило и сверкало на самом деле, но сам Виктор успешно делал вид, что его это совершенно не волнует (во всяком случае, пока не задымит).

- ... Спасибо, Джей-Джей. - Виктор ответил не сразу: несколько секунд внимательно всматривался в черты лица Леруа, пытаясь углядеть в них намек на иронию, но не увидел ничего, кроме искреннего.. не сочувствия, нет. скорее, непонимания? негодования? понимания? // что?

- Но все не так уж плохо. Страна - это не флаг или гимн, и выходя без опознавательных знаков мы не перестаем быть россиянами. К тому же, белый - цвет снега, а все знают, где снега в достатке, - Виктор усмехнулся, но уже совсем не весело. - Не думаешь, что со знаменем в руках я был бы похож на революционера?
Виктор убрал челку назад привычным жестом: - Я совру, если скажу, что мне все равно. но старые генералы уходят, пробив дорогу молодым.
Виктор вздыхает, улыбаясь вновь [уже теплее]: - Извини, ох уж эта наша тяга к философии... Лев Толстой, небо над Аустерлицем, ну ты слышал, наверное. И спасибо еще раз. Ты пьешь кофе?

0

4

Если Виктор хотел пострадать в одиночестве, занимаясь драматичным самоедством, то теперь у него вряд ли это получится. Джей-Джей приставал к людям как кленовый лист к заднице. И любил очень много болтать, забивая на искусство смол-тока.

— Спасибо, — он ответил на похвалы машинально вежливо, продолжая хмуриться. — В любом случае, это дерьмово. Надеюсь, от вас скоро отстанут. Я думаю, вся эта медийная ненависть не настоящая. Просто всем нравится хайпиться на теме и чувствовать себя угнетенными, даже если их эта ситуация никак не касалась. Ты же... Не собирался нести знамя Советского Союза? — Джей-Джей сощурил один глаз, не въезжая в особенный русский юмор и теряясь в догадках, что конкретно имеет в виду Виктор. Тут где-то были северокорейские парники...

— Я думаю, ты бы был счастлив, — Леруа посыпал соль на рану совершенно о том не задумываясь. — У нас дома в гостиной висит здоровенная фотка, на которой мои родители несут канадский флаг на своих вторых играх во Франции. Отец говорит, это был лучший день в его жизни. А у него, на секунду, трое детей. Хотя, кто знает, — он испустил нервный смешок. — Знаю, сложно поверить, но в нашей семье я не самый популярный. Отцу до сих пор по почте приходят любовные послания, в которых пятидесятилетние женщины называют сто причин, почему он должен бросить мою мать. А самому упорному сталкеру моей мамы мы с братом даже отправляем цветы на день рождения. Его зовут Джонатан, ему 68, он из Альберты и ему запрещено приближаться к нашему дому ближе чем на 500 метров.

Джей-Джей довольно усмехнулся. В глазах заиграл здоровый цинизм.

— Как благородно. Но я тебе не верю. Если бы ты чувствовал себя старым генералом, то ты бы сюда не поехал. Юрий смог бы и короткую прокатать в команднике. Да, без этих твоих изысков, но они там и не нужны. А сейчас ты рискуешь оставить маленькую фею без двух золотых медалей. Я бы на твоем месте повел себя как настоящий джентльмен, собрал бы вещички и уехал домой. Отрастил бы усы и смотрел остаток соревнований из ближайшего к катку бара, попивая виски. Весь такой переполненный благородством и довольный тем, что уступил дорогу молодым, — он засмеялся, но потом резко посерьезнел, потрогав себя по щеке. — Хотя качественные усы не отрастут так быстро...

Надо как-нибудь в межсезонье провести эксперимент. А потом типа на спор сбрить. Сделать стрим и деньги с донатов отдать приюту для бездомных животных. Фанатам понравится.

— Ты же не думаешь, что тебя кто-то списал? Если это какая-то стариканская уловка, чтобы вывести из строя соперника, то у тебя плохо получается, — Джей-Джей принялся качаться на носках, растягивая еще не остывшие голеностопы. — Увы, я перед стартом живу на изотониках, — он кисло поморщился, ибо в обычной обстановке от кофе бы не отказался. — Мать растворяет несколько разных таблеток и называет это семейным рецептом. Я бы тебе предложил, но вдруг я что-нибудь запрещенное намешаю. Так что угощаю когда-нибудь после завершения карьеры. Хотя подожди, кое-что у меня есть!

Канадец засунул руку в карман треников и вытащил аккредитацию, с бейджа на мир лучезарно улыбался маленький Джей-Джей. Синяя лента бурно обросла значками, и он отколол один. Серьезные спортсмены такой фигней не страдали, ей в основном занимались волонтеры и разные пассажиры, которые приехали в Корею потусить, ибо на медали не рассчитывали.

Жан-Жак обожал всякие спортивные задротские штучки.

— В знак дружбы народов. Что бы там ни говорили, — он протянул Никифорову значок с фигуристкой и эмблемой олимпийского комитета Канады. Между прочим, им выдали комплект, в котором фигурнокатательный значок был только один. И Джей-Джей хранил его для какого-нибудь особенного случая! А теперь просто так отдает Виктору, хотя впервые с ним говорит дольше тридцати секунд. Леруа быстро объяснил себе это зовом предков: если бы его родители когда-то не выиграли Олимпиаду, скорее всего, Жан-Жак бы никогда и не рождался. Так что теперь он обязан пропитывать все вокруг олимпийским духом. Будучи на земле. На льду же должен привычно глотки рвать, радоваться чужим поражениям и раскачивать нервную систему наиболее нестабильных оппонентов.

немного про значки для иллюстрации

Традиция собирать значки на стартах и сборах стара как мир. На Олимпиаде и Универсиаде она
принимает грандиозный масштаб: спортсмены и члены их команд, волонтеры и персонал обмениваются значками с представителями других стран и цепляют добычу на ленту бейджа. У некоторых волонтеров это вообще становится смыслом их нахождения на играх, а самым крутым считается урвать значок какого-нибудь Буркина-Фасо.

как это выглядит

https://i.imgur.com/hCODCFV.jpg
https://i.imgur.com/b6CRaed.jpg
https://i.imgur.com/QDRZ61K.jpg

чья-то корейская коллекция

https://i.imgur.com/fnsFzTY.jpg

канадские значки от спонсоров

https://i.imgur.com/m9qroLp.jpg

0

5

— Дерьмо случается, — философски заметил Виктор, вздыхая не то от верности слов Леруа, не то все еще горюя над испорченной олимпийкой. Взбодрившись, он вновь обезоруживающе улыбнулся, поднимая обе руки перед собой в жесте добровольной капитуляции: — эй-ей, я родился в Союзе, но красных галстуков не носил. Это была тонкая шутка.
Настолько тонкая, что можно считать неудачной. Для Виктора СССР — это раннее детство: теплые и уютные воспоминания о бабушкиных объятиях, запах духов матери и вкус той самой газировки. Он никогда не жил в коммуналке, которую с такой ностальгической грустью кляли его более старшие знакомые, и не знал, что такое общая кухня и очереди в ванну. О пионерах и октябрятах только читал в детских книжках [совсем чуть-чуть не успел], о партии (кроме лозунгов) впервые услышал уже в старшем классе.
Виктору не было и пяти, когда Союз развалился; куда ему — мальчишке, увлеченному льдом, — понять, что произошло в стране. Для Виктора СССР — история, которую изучают в школе, равнодушный текст на страницах учебника — то, что важно знать, но то, что трудно понять. Для большинства же иностранцев Советский Союз до сих пор остается призрачной угрозой недавнего прошлого, чем-то, о чем дозволено говорить только шепотом и исключительно с пренебрежением. И массовый бойкот олимпиады восьмидесятых был тому прекрасным подтверждением, не говоря уже о том, что даже спустя тридцать четыре года, история могла повториться.
Благо, Леруа не стал развивать эту тему и пустился в рассказы о своей семье — чего-чего, а такого поворота событий Виктор не ожидал, и слушал с совершенно искреннем интересом — не часто услышишь истории из жизни столь именитых спортсменов.
— Преданные поклонники моей бабушки до сих пор присылают цветы на годину (это такая русская традиция, година — это годовщина смерти), вряд ли мои фанаты будут на такое способны, так что, как ни странно, уж я-то знаю, что это такое. Кстати, если не ошибаюсь, твоя сестра тоже фигуристка? Женское катание с каждом годом становится все популярнее, еще пара-тройка лет, и она рискует стать второй по популярности, — Никифоров не смог удержаться от дружелюбной шпильки в ответ на неосторожно брошенную соль на открытую рану со стороны Жан-Жака.
Виктор хмурится на мгновение, но тут же расплывается в широкой улыбке:
— Оу, это что же, ты только что назвал мое катание — изысканным? Джей-Джей, какие комплименты!
Виктор почти смеется, поднимаясь со скамьи, и оказываясь немногим выше своего собеседника — несколько сантиметров, не больше. "А он вырос", — подмечает мысленно.
— Как хорошо, что ты не на моем месте, не правда ли?
Виктор смотрит на Джей-Джея прямо: с вывозом даже, хоть и не подобает, казалось бы, взрослому человеку вестись на провокации от юнца. Но все же они оба — спортсмены, приехавшие сюда защищать честь своей страны [для некоторых война началась задолго до дня открытия, так просто уйти — просто смешно]
Новость дня номер два // открытие года: Виктор Никифоров не имеет в своем словаре слова "сдаваться".
Хищный настрой соперников вспыхивает в мгновение ока — между ними заискрило на секунду-другую, но так же быстро напряжение исчезло, растворившись бесследно — доказывать свою правоту оба будут на льду. не сегодня и не сейчас.
Виктор морщится вслед за Леруа, пытаясь представить жизнь под строгим родительским контролем, которые, ко всему прочему, приходятся тебе еще и тренерами.  — Сочувствую тебе, в кофе — жизнь.
И не успел он ничего не добавить, как Леруа уже начал откалывать значок с синей (под обилием значков, правда, синего почти не осталось) ленты своего бейджа.
— О, — только и сумел вымолвить Никифоров, удивленно уставившись на протянутый знак дружбы народов, — С— спасибо, очень неожиданно с твоей стороны. Буду хранить, — не придумав ничего лучше, Виктор последовал всеобщему примеру и тоже приколол подарок к ленте аккредитации (первый и единственный значок на ней — в юности он еще пытался собирать коллекцию, но потом как-то забылось), обнаружив бейджик в спортивной сумке на скамье рядом с собой. Туда же полетела и скомканная олимпийка, раздражающая взгляд.
— Теперь я просто обязан тебе подарить что-нибудь в ответ, увы, медаль в одиночном не могу — это немного слишком. Мне, кстати, интересно, как тебе удается мирно уживаться со своими родителями? Вы же постоянно вместе: на льду, и дома.. разве это не сложно для тебя? Наш Юра предпочитает делать вид, что нас не существует, — притворно вздыхая и утирая скупую слезу посетовал Виктор, думая больше о том, каково это — иметь такую большую и с виду дружную семью.

0

6

— Да, моя сестренка хороша, — на лице Жан-Жака появилось непривычное выражение искренней гордости, какое бывает у бабушек, когда они говорят о своих драгоценных внучатах. — Если хочешь, я попрошу у неё для тебя автограф, — канадец говорит без какой-либо иронии, убежденный в исключительности своей юной родственницы. Он совсем не будет против, если из их семейства именно она станет самой знаменитой и титулованной. Главное, чтобы не лез никто. А то придется руки поотрывать. За это могут отстранить от стартов. Отрывание рук ухажерам младшей сестры может расцениваться как неспортивное поведение.

— Я имел в виду выпендреж вроде четверного флипа в конце программы. Это чертово безумие, — Джей-Джей криво улыбается и смотрит Виктору в глаза, не моргая, как удав. Он и сам исполнял старшие квады в своих программах, но ставил их в первую часть. В короткой и вовсе прыгал в течение первых двадцати секунд, только аксель под конец. Надбавка не стоит таких рисков, короткую надо катать чисто. Особенно на командных соревнованиях, когда от твоего выступления зависит благополучие других людей.

И только Святой Дух мог уберечь Джей-Джея от того, чтобы грандиозно не съязвить по этому поводу, — так что вот оно, доказательство существования высшего разума. Ну, или того, что Джей-Джей не был таким уж и мудаком, неспособным на эмпатию.

— Не переживай, Виктор, в следующий раз справлюсь и без твоей помощи, — вполне миролюбиво подытоживает он, наблюдая, как Никифоров крепит на свой бейдж одинокий канадский значок. Какие-нибудь прозорливые фанаты могут счесть это признаком подкупа.

Вообще, разговор казался неловким. И Жан-Жак был крайне удивлен вопросом Виктора о своей семье. Его постоянно спрашивали журналисты (да и он сам готов был трещать о себе бесконечно), но спортсмены... Кажется, в первый раз. И это не выглядело простой вежливостью. Ему правда интересно?..

— Я не всегда тренировался с родителями, — говорит Леруа, будто ничего особенного не происходит, а Виктор его давний приятель. — Они танцоры, а мне надо было учить многооборотные прыжки.

Это сейчас у него в клубе есть тренеры по всему подряд. По прыжкам, по вращениям, по шагам, по взмаху ресниц, а родители по сути являются менеджерами. В самом начале за место под Солнцем приходилось бороться: Жан-Жака сватали в танцы сколько он себя на коньках помнит. Подходящее телосложение, хорошее скольжение и отличные связи в канадской федерации. Мог выбрать себе партнершу из десятка кандидаток или даже из-за рубежа выписать — они бы все сделали. Но у Жан-Жака получалось прыгать и он отчаянно старался не стать копией своих родителей. Не хотел, чтобы его сравнивали. Хотел быть уникальным, найти свой собственный стиль.

— Отношения с тренерами у меня не особо ладились, а мои родители были когда-то единственными людьми, кто в меня поверил. Да и у нас все подчинено тренировкам, в профессиональной работе нет места бытовым спорам, мы все знаем, к чему идем,  — к олимпийскому золоту. Когда Джей-Джей вспомнил о родителях, на него резко нахлынула волна мандража. Ведь все это было ради завтрашнего дня. Он сглотнул ком в горле и промокнул еще влажные волосы полотенцем, чтобы скрыть свое замешательство.

— У нас в доме есть тренажерный зал, сам дом недалеко от катка. Я не плачу своим родителям, это удобно, — Жан-Жак старается отшутиться, но получается как-то глупо. 

— А ваш Юра просто слишком талантливый, оттого и может позволить так себя вести, — «Как и ты, Виктор» — подумал он, но вслух не сказал. Понятно, что без адского труда любой талант пропадет. Но вряд ли этим ребятам когда-нибудь настойчиво говорили, что мужское одиночное — это совсем не то, что тебе подходит, дорогой, может хватит зря убиваться и стоит посмотреть правде в глаза. Ты свои плечи в зеркало видел? Брали какую-нибудь девочку-танцоршу на каток в надежде, что гормоны взыграют, и вдруг очень захочется все бросить и начать с ней скатываться. Скорее всего, в России тем, кто с детства не показывает результатов, даже шанса не дают.

Хорошо, что Жан-Жак не из России.

— Если бы не мои родители, то меня бы тут не было. И я об этом всегда помню, — сказал он с полотенцем на голове, широко улыбаясь. Хотя на самом деле было совсем не весело. — Дашь какой-нибудь совет от бывалого чемпиона перед произвольной программой?

0

7

— Хорошая мысль, может, еще и познакомишь? — Виктор просто не в состоянии выдержать серьезность, когда видит выражение лица Джей-Джея, наверняка уже прикопавшего мысленно не одного поклонника своей младшей сестренки. В какой-то степени Никифоров даже понимает это желание оберегать и защищать от всех напастей и сомнительных личностей (особенно — личностей), наверное, потому что и сам испытывает нечто подобное в отношении Юрия, хоть прекрасно понимает, что тот и сам может постоять за себя (в большинстве случаев, как показала практика). Плисецкий буквально рос у него на глазах, так что Виктор не видит в этом ничего сверхстранного, ненормального и уж тем более предосудительного.

— Во всяком безумии есть своя логика, так еще Шекспир говорил, — Виктор отмахивается от упрека Джей-Джея, признавая, тем не менее, его частичную правоту. Очень многие, включая Якова, твердили ему из раза в раз о том, что он — безумец, что не жалеет себя, что вообще-то старость вот она: в спину (уже лицо!) дышит, да бес в ребро вцепился намертво. Что стоит подумать о своем здоровье, что чистый прокат важнее эффектного выступления. Но Виктору, закономерно, плевать. Если бы он слушал других, то не добился ничего из того, что имеет сейчас.

Если бы Виктор слушал других, то давно ушел из большого спорта и фигурного катания в целом. 

Виктор Никифоров был бы мертв. не метафорически — буквально.

Подводить команду [лишать страну вероятного золота] ради мимолетной задержки дыхания публики — истинное безумие. верх эгоизма. Виктор уверен: так во всех статьях и напишут // Виктор уже читает в глазах Леруа осуждение масс.

Виктор на Джей-Джея не огорчается: не зря говорят, что чужие души потемки.

— Буду ждать с нетерпением, — вполне довольно и совершенно точно искренне подбадривает Виктор, — уверен, будет то еще зрелище!

Здоровая конкуренция — прекрасная мотивация как в спорте, так и в жизни в целом. Как бы там ни было, Виктор умел радоваться чужим успехам, но больше — вдохновляться ими. Красиво исполненный прыжок вызывал в нем приятную дрожь и желание выходить на лед снова и снова, чужая нестандартная программа заставляла немедленно разобрать под лупой каждое скольжение. Сделать лучше, чище, вдохновеннее — чуточку волшебнее.

Разговор необъяснимым образом клеится сам собой, и Виктор даже в какой-то момент удивился, что Леруа так легко решил ответить на его необычный (сугубо личный) вопрос.
вот уж поистине: на олимпийских играх случается всякое.

Виктор надевает бейдж на шею — тот ярким пятном выделяется на фоне черной футболки.

Хотелось сказать что-то вроде: "тебе повезло, джей-джей" или "у тебя хорошие родители", но Виктор молчит, задумчиво смотря на своего на редкость откровенного и тихого собеседника.

— Иногда я забываю, что тебе еще двадцать, — вместо этого тихо выдает Виктор. Повинуясь иррациональному желанию, он осторожно похлопал Джей-Джея по плечу, быстро сделав вид, что ничего не было.

— Поменьше напоминай другим спортсменам, что ты не платишь ни аренду, ни тренерские, — хмыкает Виктор, закидывая спортивную сумку на плечо. — это, знаешь ли, читерство! Пройдешься со мной до автоматов? А Юре я, так и быть, не передам, что ты признаешь его таланты, — он даже подмигнул задорно, как бы подтверждая тайный заговор.

Они сделали всего несколько шагов, как вдруг Виктор внезапно спрашивает:

— Почему ты прыгаешь?

Виктор не собирался этого спрашивать, не собирался лезть под кожу к человеку, которого совсем не знает, но...

"Ты мог бы пойти по стопам своих родителей и не подвергать себя дополнительному риску; в парном и танцах есть возможность перекинуть часть ответственности на партнера в случае неудачи... Но ты, как и все мы, почему-то выбрал путь одного... "

Отредактировано Victor Nikiforov (2021-01-27 22:55:40)

0

8

«Двадцать один», - угрюмо подумал Джей-Джей, но вслух говорить не стал. Ему не понравилось, как это снисходительно прозвучало. Не понравилось, как его снисходительно похлопали по спине. Никифоров может быть хоть трижды почетным пенсионером, который требует особенного отношения за преклонный возраст, но на стартах все равны. Джей-Джей хотел побеждать Виктора спортсмена, а не Виктора - дедушку.

- Больше похоже, что ты забываешь о том, сколько лет тебе, - отвечает Леруа со спокойной улыбкой. Фигурное катание - молодой спорт. Выжившие динозавры - сбой статистики.

- Из-за того, что у меня нет привычных для спортсменов расходов, большую часть призовых и выплат с шоу я трачу на благотворительность, - и без того идеальный Жан-Жак становится еще лучше прямо на глазах. - Можешь считать, что ты помогаешь больным детям каждый раз, когда мне проигрываешь.

А вот это уже хорошо. Он кивнул на предложение прогуляться до автоматов и сделал вид, что не заметил, как кринжово подмигивает дедушка. Но тот смог его опять удивить.

Почему ты прыгаешь. Почему ты ходишь. Почему ты дышишь. Джей-Джей посмотрел на Виктора с недоверием. Либо это какая-то глупая шутка, либо российский коллега решил не к месту удариться в философию. Ответ «потому что умею и мне нравится» казался слишком банальным для обоих вариантов. Жан-Жак не помнил свою первую попытку прыжка в один оборот, отец говорил, что это был риттбергер. Зато Жан-Жак прекрасно помнит, как убивался во время изучения тройных. На тройном риттбергере он сломал ногу. Тогда и наступил основной период танцевальной пропаганды. Что самое удивительное, Джей-Джею танцы нравились и он никогда не считал, что танцы - это для лузеров в одиночном. Но преодолевать себя ему нравилось больше. Постоянно становиться лучше. Доказывать себе, что возможно все. Что можно вылечить ногу и заново всему научиться. Можно выучить четверной прыжок, выучить несколько четверных прыжков. Показать их на соревнованиях. Да и в раннем детстве ему спорт только и нравился потому, что в момент проката программы все люди смотрели на него одного. С тех пор, вообще, мало что изменилось.

Когда-то Жан-Жак Леруа лежал в своей комнате с изрисованным гипсом на правой ноге, неспособный даже на перекидной, и смотрел по телевизору, как Виктор Никифоров выигрывал свои уже такие важные золотые медали. А теперь Виктор Никифоров спрашивает у него, почему он прыгает. Какой-то сюр.

- Потому что я делаю это лучше всех в мире, - бодро сказал Джей-Джей. - Преступно скрывать мировое достояние.

Он засмеялся и пошел дальше, немного опередив старичка на пути к автоматам. Да, очень невежливо.

- Мы подготовили с сестрой совместный танцевальный номер для гала и, знаешь, пришлось посмотреть правде в лицо - я даже и в половину не так хорош, как обо мне думали, - Жан-Жак облокотился на торговый автомат. Там стояли синие бутылки с изотониками. Он опять поморщился, переводя взгляд обратно на Виктора. - Так что придется еще попрыгать. Все ради больных детей, как ты уже понял.

0

9

— Не понимаю о чем ты, — улыбается Виктор, — разве ты не слышал? Я продал душу дьяволу и теперь не старею! Мне вечные... ммм, забыл сколько там писали в последний раз. Но в душе мне целых пятнадцать!

Виктор тему своего возраста просто "обожает": казалось бы, все шутки должны были изжить себя, но нет — обязательно кто-то придумает что-то новенькое или не побрезгует ввернуть что-нибудь из газетных архивов. Виктор не отстает: подливает масла (обязательно пальмового), иронизируя уже в открытую. Нет, серьезно, сколько можно?

Виктор не забывает: лучше других знает сколько ему. ощущает, видит в зеркале каждый день. Ламбьель, помнится, еще два года назад предупреждал Никифорова о том, что возраст в мире фигурного катания тема бесконечная и особо горячая, предупреждал, что безобидные в начале шутки рано или поздно обернутся шквалом критики и осуждения, что это повод задуматься, да только Виктор разве слушал? Год назад в Марселе они встретились снова, и Стефан вновь (уже не безосновательно) советовал Никифорову перестать валять дурака [на французском это звучало несколько серьезнее], говорил: "нужно уметь вовремя уйти". Что-то ведь еще наверняка говорил, но Виктор тогда оборвал довольно резко, что мол никто, кроме него самого, не знает, когда наступит это самое "вовремя", и что четвертое место — это не смерть, даже если нечем дышать и сердце разрывается. Словом, тот еще разговор вышел — даже неловко.
"от добра добра не ищут, так ведь?"

глупо, конечно. А тут еще и Крис совсем недавно спрашивал совета, а ведь он моложе Виктора.
[ но ощутимо старше фаворитов ]
смотреть правде в глаза не страшно. Виктор ее — эту самую правду — давно признает, да только разве имеет значение, если есть еще силы на заветные "быстрее, выше, сильнее?"

Впрочем, Виктор знает и то, что его финал близок. Осталось только проверить... в последний раз.
Виктору нужна уверенность в завтрашнем дне.
[ это так на него не похоже ]
Не похоже на Виктора и мило беседовать с канадским соперником, но:

— Что же, в таком случае, мне очень жаль этих детей, — сочувственная улыбка появляется лишь на мгновение, но продолжать Никифоров не стал, отвлекаясь на вещи поважнее. Например, поиск телефона в сумке. (а что?)
(почему ты прыгаешь... а смог бы я сам ответить?)

Виктор ловит недоуменный взгляд Леруа, смотрит серьезно — от вопроса своего не отказывается. Ждет ответа, игнорируя вибрирующий в руке смартфон. Джей-Джей остается верен себе и от уязвленности на его лице не остается и следа. Виктор ответом остается доволен: хмыкает выразительно, позволяя себя обогнать.

— Как это мило, но осторожнее, Джей-Джей, — на пол тона тише начинает он, — французы в тысяча восемьсот двенадцатом думали, что до захвата Европы остался один шаг, немцы в сорок первом тоже рассчитывали на несколько месяцев, а вышло-то оно как-то не очень. А знаешь почему?

все это время Виктор сосредоточенно выбирал между капучино и латте, в душе понимая: что бы он ни выбрал, на вкус эта автоматная байда будет одинаково отвратительной. Но, как говорится, на безрыбье и рак рыба, так что не было смысла долго мучиться. Нажав на кнопку "капучино" и убавив количество предполагаемого сахара до нуля, Виктор посмотрел на своего собеседника, загадочно улыбаясь, и продолжил: — потому что русские не сдаются.

Бесконтактную оплату в целом и apple pay в частности придумали гении. Оплачивая телефоном, Виктор изо всех сил старался подавить зевок, но бессонная ночь и общая усталость оказались сильнее — только и успел, что плечом прикрыться.

— Извини, я плохо сплю. старость, она такая... так о чем это я, ах да, — поправляя сумку на плече продолжил он, — ты спрашивал у меня совета чуть ранее, так вот он: и ты тоже не сдавайся. Мир изменчив, но что бы ни случилось, никогда не сдавайся.

Автомат пропищал о готовности напитка, и Виктор как ни в чем не бывало забирает пластиковый стаканчик, сразу же делая несколько глотков. Морщится слегка, обжигаясь.

— Сегодня не мой день, — со вздохом констатирует он без ужимок.

Отредактировано Victor Nikiforov (2021-01-27 22:54:57)

0

10

Джей-Джей, конечно, более-менее знал историю, изучал её в школе, как и все остальные дети. Но о размышлениях немцев и французов в какие-то там конкретные года особо не задумывался. В общем, ничего нового, опять эти странные коммунисты.

- О, окей, - отвечает Леруа, как простой западный человек, который не понимает, что происходит. Он опять широко улыбается. Ему бы правда не хотелось, чтобы русские сдавались, ему нравилось за ними наблюдать и нравилось с ними соревноваться. Хотя теперь, глядя как Виктор непозволительно долго и нерешительно выбирает между двумя совершенно одинаково гадкими напитками, не особо верилось в его несокрушимую силу духа.

- Конечно, я не сдамся! - шаблонно продолжает канадец, но потом все-таки добавляет отсебятины. У них тут вроде как достаточно задушевный разговор, почти интимный, раз уж речь зашла о французах 19 века. - Если бы я хоть раз отступил, то никогда бы тут не оказался. За это меня и любят мои болельщики, я не могу их подвести. Они прозвали меня королем, я должен соответствовать!

Они прозвали. Мы прозвали. Я прозвал. Какая разница? Джей-Джей внимательно наблюдает за легендой мирового фигурного катания, смотрит как тот отпивает кофе. Морщится от боли. Джей-Джей тоже морщится, но не от боли - а потому что пытается молчать. Очевидно, Виктору плохо. Как джентльмен, мюсьё Леруа должен принести ему стакан молока и шоколадное печенье. Предложить виски. Что угодно, только не паясничать.

«Не ты это начал, парень. Не будь дураком, ты и так чересчур вежлив, а он даже не та симпатичная кореяночка из кафетерия», — дьявол, в котелок которого Виктор Никифоров должен был отправиться на термическую обработку после смерти, сидел на левом плече и учил канадца уму-разуму. Или нет. Или все это происходило в голове. Кто знает.

Но правда ведь не симпатичная кореяночка.

— Будем честны, у тебя вся неделя вышла такая себе, — буднично говорит Жан-Жак, поджимая губы. — Если ты продал душу, Виктор, то, кажется, продешевил. Надо было просить постоянные победы и вечно здоровые колени. Какой прок от молодости, если ты не сможешь кататься?

Наверное, какие-то люди могут проживать свою молодость и не кататься. Кто-то, но не они. Леруа поднял руку и увидел, что от отца на часы пришло сообщение. Как раз вовремя, чтобы прервать неловкий диалог.

«JJ ты закончил?»  - Смотря что именно, папа.

Да, что-то они забылись. Джей-Джей опять закидывает на плечо полотенце, про которое уже успел забыть, и теперь уже он хлопает Виктора по спине. Крепко и бодренько так, а не как бабушка, которая стесняется попросить помощи, чтобы перейти дорогу.

— Прошу прощения, но мне надо идти. Закончить заминку, пока ноги не остыли. Желаю удачи в личке! —  Джей-Джей один из немногих счастливчиков, которые могут желать чистых прокатов своим соперникам совершенно искренне. Потому что если он на старте выкатает свой убийственный заявленный контент - он без вопросов выиграет, и совершенно не важно, что там напрыгают другие спортсмены и как спины в бильманах позаламывают. Победа Джей-Джея зависит только от самого Джей-Джея.

— Нас ждет славная борьба! Не сдавайся, Виктор, а то мне придется захватить Москву. Снова.

Оба кубка Ростелекома, в которых принимал участие, Жан-Жак выигрывал. Пленных не брал. Детей и стариков не щадил.

— Канадцам в этом деле, похоже, больше, чем европейцам, везет, - он смеется, оживленно машет рукой на прощание и бежит трусцой в хореографический зал под аккомпанемент гневных СМСок от своих родителей.

0

11

- Если уж быть откровенным, то вся жизнь, - Виктор смеется, шутка выходит из-под контроля, - Не переживай о моих коленях, юноша, они титановые. А от постоянных побед жизнь становится слишком скучной, - Никифоров даже не лукавит. Виктор два года назад с ума сходил от пресыщения, иссыхал без вдохновения, с почти_отвращением глядя на старые медали.
[блеск золота казался слишком холодным
пустота
уныние
серость
о д и н о ч е с т в о ]

Взобравшись выше всех, Виктор потерял всякий смысл. Публика уже не удивлялась, воспринимая любое подношение на алтарь их воображения как обыденность, данность - шаблонную рутину естественного хода жизни: день сменяется ночью, ночь - утром. солнце встает на востоке, никифоров исполняет ультра-си без запинки. Стучаться в закрытую дверь все равно что волной разбиваться о скалы снова и снова: внешне совершенно бессмысленно, эффект через года и столетия - спасибо, не надо.
Соперники достойные еще не сформировали свой стиль, не созрели подобно лучшему из вин. Азарта соревнований не хватало - ощущалось как гипоксия.

[indent] Виктор Никифоров был на вершине, но все равно что на дне.

Сейчас же, балансируя где-то между, Виктор чувствует себя живым. Этого могло бы быть достаточно, но
познавший запретного плода, изгнан из рая и обречен на вечные поиски.

Виктор ищет. Взглядом знакомую фигуру и, не найдя, выдыхает.

Хлопок по спине не выбивает дух, но требовательно возвращает в действительность здесь-сейчас. Виктор снова концентрируется на Леруа, игнорируя жгучую боль на языке. [при этом едва не расплескав злосчастный кофе].

- Признай, ты это нарочно, да? Иди-иди, семье привет, сестренке пламенный.

Виктор машет свободной рукой, ничуть не чувствуя себя уязвленным.

- Не споткнись, захватчик, разминайся как следует,  - советует Виктор уже вслед спине Джей-Джея, чувствуя какой-то душевный подьем вопреки. Оказывается, иногда полезно перекинуться парой-другой беззлобных [разве что самую малость] шпилек с кем-то, кто тебе ни друг, ни враг и даже не так, а просто. соперник.
Приятно было и узнать Леруа с приличной стороны - для разнообразия. Может, поэтому Юрио с ним водится, вопреки всем русским матерным и неподдельному раздражению.

В руке требовательно вибрирует телефон. Во весь экран забавная фотография сонной Милы, вверху по центру белым: Мила(я). Виктор ждет несколько секунд, пока вызов не закончится сам, но Бабичева умеет быть настойчивой. Виктор сбрасывает раз, два, на третий приходится трубку все же взять.

- Где пожар, Мила?

Кивнув знакомому спортсмену сменившему его на посту у кофейного автомата, Никифоров капитулировал перед женской логикой.

- Хорошо, да, ладно. Я тебя понял. Нет, не хочу, не буду я рыдать в твое плечо, милая. Уже говорила с Сарой?

- Сейчас подойду, честно вру. Да, да, пока.

День после проигрыша просто не может быть удачным.

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » акела промахнулся