no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Back to the start


Back to the start

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Trish х Dante
https://i.imgur.com/nej8mD9.gif https://i.imgur.com/gmUmKLw.gif
You can take all I've got 'til I'm skin and bone
I don't want control, I can dig my own hole

'Cause I don't need heat, I've been burnin' in hell
But now I'm back with my own story to tell

Триш - наглядное доказательство, что не важно, кем ты себя считал и каким ты был в прошлом. Ты сам можешь выбрать свою судьбу и кем тебе быть.

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:39:31)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+1

2

Выбрать новую жизнь было легко, так же естественно, как вдохнуть свежий воздух после пропахших плесенью подземелий замка на Маллет. Несмотря на не самую легкую, особенно по человеческим меркам, жизнь, Триш любила жить и совсем не хотела умирать - трижды клятому Мундусу стоило подумать лучше, прежде чем давать ей собственную волю.
Поигрывая брелком от мотоцикла, Триш продемонстрировала Данте трофей. Ее прямо распирало от гордости и собственной сообразительности - если бы не она, никакого мотоцикла им не видать. У самого Данте ни гроша за душой, не уговори Триш продать, пусть и по дешёвке, тот злосчастный биплан, они остались бы и без денег, и без средства передвижения.
Почему именно мотоцикл? Они ей нравились. А раз уж появилась такая возможность - отчего бы и да? Теперь, благодаря её предусмотрительности, они могут с комфортом доехать до офиса, который Данте назвал домом.
"Дом". Это слово, внезапно, вызывало предвкушение куда более сильное, чем Триш испытывала на пути к замку Маллет, ничего не зная о Данте, - слухи, как оказалось, не в счёт. Будет ли это тот самый "дом" - домом, в который можно будет возвращаться в любое время?
Данте, похоже, совсем не против, чтобы она была там. Ну, а Триш? Ей самой это только предстоит решить. Почувствует ли она хоть что-нибудь, когда окажется там в этот раз? Будет ли в этом что-то особенное? Ей хотелось это узнать. Она, так уж вышло, была довольно любопытной и не упускала возможности узнать новое - непонятно, по недосмотру ли Мундуса или по недоработке?.. Впрочем, а не чёрт ли с ним? Идти и уточнять у него Триш точно не собиралась. И всё, ну просто абсолютно все, что происходит сейчас, её устраивает более чем.
Так хотелось думать. Но, сама того не желая, Триш в мыслях постоянно возвращалась к моменту, с которого изменилась её жизнь: к грохоту камней, еще мгновение назад бывших стенами, полом и потолком подвала замка, жуткому гулу и истончающемуся силуэту Мундуса, чья сила тлела на глазах. От этих мыслей было очень трудно отмахнуться, и как Триш не старалась, всё это врезалось в её душу куда глубже, чем она себе представляла. Как бы ни раздражало, ей всё ещё казалось - моргни разок, и подземный мир вместе с дражайшим создателем вернутся. И, каждый раз кидая взгляд на Данте, Триш понимала, что всё происходящее вокруг - это реальность. Слава богу... если он где-то там есть.
Вокруг постепенно начали угадываться знакомые вывески, дорожки и очертания домов: Триш проезжала здесь ещё в самый первый раз. Разглядывать сейчас все эти домики, придорожные деревья и даже кошку, лениво вылизывающуюся на чьём-то окне - всё это было неуловимо по-новому. Казалось бы, Триш уже проезжала этой дорогой и ничего незнакомого тут не было и подавно: ведь тогда она разыскивала Данте и запоминала абсолютно всё, что попадалось на глаза. Почему же сейчас она как будто видит это в первый раз? Хотя, нет, не так. Она видит это по-другому. В ней точно что-то неуловимо изменилось, но, почему-то, никаких фундаментальных изменений не ощущалось. Триш всё ещё была Триш. Просто внутри появилось что-то вроде маленького огонька, который теперь приятно грел изнутри. И, конечно, было понятно, что как и любой огонь, он может разгореться до пожара и с ним стоит быть осторожной... Это и есть человечность?
Не смотря на неуверенность в собственных ощущениях, спрашивать Данте Триш не стала. Чутьё подсказывало, что её человечность не имеет аналогов, если не считать легендарного Спарду, а спрашивать у Данте что такое быть человеком, это всё равно что рыбу спрашивать как она плавает. К тому же, Триш хотела разобраться во всём сама: теперь самостоятельность её собственного мировоззрения была вопросом принципиальным. Поэтому о своих ощущениях она молчала, сравнивала, что было "до" и, как говорится, "после", как изменяется картина мира перед ней и как откликается на это что-то внутри неё самой. Данте, кстати, про это не спрашивал, хотя парочку внимательных взглядов Триш всё-таки заметила. Было ли это беспокойство? Может быть, сейчас ей довольно трудно анализировать поведение других, в себе бы разобраться.
Впрочем, и не важно, главное, что Данте пообещал пиццу (хотя и весьма неохотно), раз уж у них после путешествия ещё остались деньги. Благодаря ей, между прочим! Так что она на пиццу имела полное право! А попробовать Триш хотела еще как - Данте слишком аппетитно описывал этот кружочек из теста, сыра и чего-то там еще.
Наконец, показалось здание со знакомой вывеской и двигатель мотоцикла плавно заглох. Триш окинула взглядом вывеску, а потом опустила взгляд на дверь... точнее, на то, что от неё осталось - она ведь разнесла её мотоциклом в прошлый раз.
- Упс, кажется, пицца откладывается? - ни хитром лице демоницы не было ни грамма раскаяния. Она хотела ворваться в логово тогда ещё врага эффектно, и она это сделала. Кто ж знал, что она сюда ещё вернётся? В любом случае, проблемы Триш в этом не видела - дверь просто можно поменять. Выжидательно окинув взглядом Данте - тот даже не споткнулся на груде деревянных осколков, оставшихся от двери, - она проследовала в агентство за ним.
Внутри царила точно такая разруха, которую они оставили. Впрочем, было бы удивительно (ага, раскатали губу), если бы это было не так. Триш скептически подняла бровь, но, ничего не сказав, лёгкой походкой миновала все препятствия на пути, проследовав к столу.
"Надо бы прибраться просто чтобы не спотыкаться на каждом шагу", - мелькнула было в голове мысль, но Триш её с лёгкостью отбросила. Агентство принадлежит Данте? Данте. Вот пусть он и убирается.
Поэтому, не мудрствуя лукаво, Триш просто изящным движением запрыгнула прямо на стол Данте, краем глаза поглядывая на хозяина помещения. Пока что она ничего не чувствовала кроме предвкушения. Ну, и что они теперь будут делать?
Стоило ей более-менее удобно примоститься, как рядом затрезвонил телефон. Она обернулась на источник довольно резковатого звука и зацепилась взглядом за рамку для фотографии. Из-за стекла на неё посмотрели пронзительные синие глаза. Они как молнией прошлись по телу Триш, и выжгли за собой всё то воодушевление, что она чувствовала буквально мгновение назад, оставив за собой какую-то тяжесть, комком съёжившуюся в груди. Точно, как она могла забыть эту маленькую деталь... Она же похожа на неё. Точная копия. Интересно, поэтому Данте не возражал, чтобы пришла сюда? Выгляди она чуть иначе - был бы он так же добр к ней?..
И почему это так... задевает?
Триш, скривив губы, нахмурилась, но тут же стерев это выражение со своего лица, схватила трубку и протянула Данте.
- Ответишь?
Ей всё равно, как смотрит на неё Данте, она - это она. Волшебным образом она не станет кем-то другим, это очевидно. Так что Триш хотела бы найти в его глазах это понимание, тогда и немного саднящее неприятное чувство пройдет.
- Или лучше я?

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+2

3

Остров Маллет остался позади и, наверное, это должно было принести успокоение. Он же сделал это – отомстил за свою семью, за то, что с ними случилось. Отправил Мундуса гнить в самый отдалённый и паршивый уголок Ада, разрушив его планы, замок, «трон». Это должно было поставить мысленную точку в истории, тянущейся вот уже двадцать лет, но это совершенно ничего не меняет. Даже сам Мундус становится всего лишь ещё одной галочкой в череде убитых демонов, потому что Данте возвращается всё в ту же унылую реальность, где у него по-прежнему нет ничего, и это не изменится.

Чувство удовлетворённости от свершившейся мести проходит быстрее, чем обычное похмелье, и вот он уже стоит, недовольно скрестив руки, и наблюдает, как безапелляционно его биплан обменивается на мотоцикл. Ему лень спорить. Да и чего кривить душой, биплан он тоже «одолжил». Солнце сядет на Юге и встанет на Севере в тот день, когда у него за душой окажется больше, чем одно разбитое агентство.
Ладно… не совсем разбитое. Он за эти годы хорошо обжил это местечко, теперь оно стало домашним и уютным. С пригвождёнными е стене трупами демонов, бильярдным столом, гитарой, радиоприёмником и барабанной установкой. Там даже дартс был! Короче, развлечения на любой вкус. Хочешь – спи, хочешь – не спи.

С библаном он смирился быстро. Легко найдешь – легко потеряешь, как говорится. Зато мотоцикл – это вещь. Быстрая, мощная (насколько позволили деньги) и крутая. Если бы не Триш, Данте все деньги бы потратил, но взял бы вон тот, где ещё хромированные выхлопные трубы блестят. Выглядит очешуенно! Но демонесса оказывается намного больше приспособлена к жизни, чем он, и торгуется на славу, пока он мирится с судьбой и уже примеривается к новому виду транспорта.

Триш, довольная собой, мотает у него перед носом ключами, и Данте в ответ клонит голову в бок и ухмыляется, скривив уголок губ.

- Я поведу! В конце концов, это был мой биплан, имею право, - выхватив связку, он заводит мотоцикл и ждет, пока Триш усядется позади. Позволять кому-то управлять мотоциклом и ехать пассажиром, когда можно рулить самому? Не в этой жизни! Мотоцикл ревёт, оживая, и совсем скоро срывается с места, выжимая максимальную скорость. Можно не мелочиться и не осторожничать даже на поворотах – у него хорошая реакция, а если что, то они оба живучие как демоны, ничего с ними не станется. Триш тоже чувствует себя спокойно и как в родной стихии – ещё бы, это она первая въехала в его агентство, вышибив дверь колёсами и чуть не въебав ему этим агрегатом.

Пока они едут по знакомым улицам, Данте думает, что тот факт, что Триш выжила ему нравится даже больше, чем само поражение Мундуса. Он не заглядывает дальше, чем есть сейчас, но он радуется уже тому, что ему не пришлось убивать кого-то, похожего на его мать. Достаточно было и того, что он винил себя в смерти настоящей.

- Откладывается? Ни за что! Для пиццы всегда есть время, - по приезду, Данте швыряет ключи от мотоцикла на тумбочку, где-то между коробками пиццы, счетами и ещё чем-то там. Под ногами мешаются остатки дверей, о которые он чуть не спотыкается, но он сильный, четкий и независимый демон, поэтому обходит препятствие, чтобы рухнуть на дальний диван мордой в подушки. Да, он говорил, что для пиццы всегда есть время, но для сна его должно быть еще раз в десять больше. Он перевыполнил свой план по активности на год вперёд.

- Переименуем агентство в «Дэвил Невер Край»? – он задушенно и устало усмехается в подушку, не отрывая головы, и слышит, как где-то на фоне как раз с треском падает вывеска, державшаяся на соплях и честном слове. Всё равно менять, так почему бы не с новым названием. Надо хоть как-то отметить эту победу.

Телефонный звонок раздаётся раньше, чем Данте успевает сделать заказ (честное слово, он планировал им заняться в ближайшие часа три), но отвечать ему не хотелось. Он только-только с одним разобрался, дайте отдохнуть!
Так что он машет Триш рукой, благословляя на любые действия. Может послать, поржать, пофлиртовать, поругаться, принять заказ или что там… не страшно. Даже если это очередные продавцы, которые пытаются впарить супернавороченный миксер или самые-острые-в-мире-ножи, без которых ни один человек не смог бы приготовить себе еду и сдох бы от голода, беспомощно рыдая в углу. В этом был плюс того, что тратить ему нечего.

С титаническим усилием отжавшись от дивана и поднявшись с него, Данте подходит к столу, на котором еще лежала старая коробка, и открывает её, глядя на оставшийся кусок пиццы. Тут же бьет Триш по руке, которая пытается до него дотянуться.
- Нет уж, жди, пока закажем новую! – этот Данте забирает сам и, обойдя стол, разваливается на стуле. Если уж знакомить кого-то с пиццей, то это должна быть свежая, ароматная, пышная, с горячим тягучим сыром! А не засохшие остатки. Данте осматривается и с прищуром оценивает, осталось ли хоть что-то в какой-нибудь близлежащей бутылке, чтобы запить этот кусок, застревавший в горле.
Ему не то, чтобы интересно, чем закончится болтовня по телефону, но он старается вслушиваться. Ключевое «старается».

На деле же ему интересно… они теперь партнеры? Он бы сказал, что это чревато, но Триш – демон. Её не так просто убить… может, из этого что-то и выйдет.

- Учти, если там опять просят снять кота с дерева или найти потерявшийся паспорт, я этим заниматься не буду!
[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/144/405189.png[/icon]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+1

4

На "Я поведу!" от Данте Триш только закатила глаза. Ох, уж эти мужчины, что в аду, что на земле, все одинаковые: машинки, оружие - любимые игрушки. Ладно, ей несложно в этот раз уступить, все равно потом она просто купит свой. Круче.
Поэтому она без возражений отдала ключи и уселась позади Данте на мотоцикл, который так резво стартанул с места, что колыхающиеся по ветру волосы Триш стали похожи на хвост кометы. Но ей было только в удовольствие, ухватившись за Данте покрепче, она глубоко вдохнула и выкрикнула полное восторга: "Вууухууууу!"
Решено, она просто обязана купить свой мотоцикл. При первой же возможности!
Однако же то, как уверенно Данте говорил про пиццу, вызывало ответный энтузиазм.
- Я только за! - обворожительно улыбнулась демоница.
Начавшие было пошевеливаться здравые мысли по поводу выбитой ею двери, Триш задвинула подальше. Если Данте в этом не видел никакой проблемы, ей тоже ни к чему усложнять себе жизнь ненужными заботами. В конце концов, желание хозяина - закон. Когда захочет, тогда и поставит новую дверь. И вообще, к чёрту дверь! Дверь - это скучно! Пицца - это намного интереснее!
Но вокруг ничего похожего найдено не было, даже стратегически выгодно занятая позиция на столе рядом с телефоном делу не помогла: ничего похожего на аппетитные описания, прозвучавшие от Данте, и близко обнаружено не было. Даже больше, запах в помещении и близко не намекал на наличие чего-либо съедобного в радиусе нескольких десятков квадратных метров. Впрочем, искать она в закромах она не стала - в аду всё съедобное уничтожалось сразу и запасы делать было не принято, потому что их всегда находили и разоряли. Намного более популярна в том мире была охота, постоянная, потому ни один демон свой голод никогда не мог утолить до конца. Триш ещё помнила это чувство, грызущее изнутри, не дающее оставаться на месте, постоянно гнавшее вперед. Тогда её мир был прост и делился всего на две составляющие: выживание и утоление голода. Голод, впрочем, не был таким уж простым чувством, поскольку состоял не только из желания набить желудок чем-то повкуснее. Он был глубоким, гораздо более сильным: не просто наесться, а поглотить свою жертву целиком, насладиться сполна своей властью и её страданиями, беспомощностью и агонией. Этому инстинкту была подчинена жизнь каждого демона.
Но теперь это не для Триш. Даже помня своё предыдущее состояние, она словно бы отделилась от него. Теперь, когда она свободна и не надо огладываться на каждое слово и действие, не нужно бояться, что в любой момент откусят голову, потому что "ты так похожа на человека", Триш больше не хотелось утолять свою жажду крови немедленно, и даже желудок бурчал по-другому. Она чувствовала, что может подождать с этим и переключиться на что-то ещё, потому что внутри ощущалась непривычная тишина, остался только тлеющий неосязаемый огонёк, как маячок в бездне желаний, который потеряли над ней былую власть. Нет, она понимала, что расслабляться не стоит, вся её демоническая сущность была при ней, но теперь Триш могла как будто посмотреть на себя и свою сущность со стороны, и, что более важно, изменить ее.
Поэтому, когда уставший с дороги Данте картинно шлёпнулся на диван, это вызвало у Триш усмешку. Но не потому что она увидела в нем лёгкую добычу - вообще, думать о Данте как о добыче, дело довольно самоубийственное, проверено Мундусом, - а потому что это было... спокойно, что ли? "По-домашнему" просто не пришло ей в голову. Но Триш понравилось. Возможно, в мире людей поведение Данте тоже было самоубийственно безответственное, но она узнает об этом позже. И о мире, и о Данте.
- Агентство-то твоё, называй, как хочешь. Или ты спрашиваешь моего одобрения? - усмехнулась, созерцая распластанную на диване самую опасную тушку человека из всех ею виденных. - Но если что, я только за.
Протягивая ему трубку она надеялась увидеть в глазах Данте ответ на свой вопрос, но там оказалось только сильная усталость. Так по-человечески. Это немного обескуражило и... успокоило одновременно. Будучи замешательстве, внешне Триш лишь озорно подмигнула и, кивнув, приложила трубку к уху, косо глянув на даже и не пытающегося воскреснуть с дивана Данте.
"Теперь не надо следить за каждой своей реакцией", - пришло в голову напоминание, в которое все еще трудно было поверить.
- Агентство "Дьявол никогда не плачет", - выдохнула она в трубку голосом на грани эротики, секунд на пять остановив поток фраз, явно принадлежащих какому-то молодому человеку. Оказалось, звонили из какого-то медицинского центра, предлагали скидку на обследование позвоночника по какой-то очередной акции, плюс услуги мануалов. Что такое мануалы, Триш не знала, но про позвоночник ей понравилось -  парень говорил четко, уверенно (явно тренировался перед тем, как позвонить, молодец какой), поэтому она, помня о произведенном эффекте, почти прошептала в трубку, что сейчас необходимости нет, но, глядя на попытки Данте подняться из горизонтального положения, пообещала, что скоро перезвонит.
С интересом наблюдая борьбу мебели с человеком (или человека с мебелью, тут с какого ракурса посмотреть), Триш с удивлённым уважением проследила за все же прошатавшимся к столу Данте. Который, открыл одну из многочисленных коробок, которые она уже подумывала спихнуть на пол, а он достал оттуда, нечто очень похожее по описанию на ту вкуснятину, которую ей - уже давно, между прочим! - обещал. Желудок недовольно буркнул и Триш потянулась выцепить пусть и не настолько здорово выглядящий, но всё равно аппетитный кусочек. Но Данте делиться не собирался.
- Ай! - она отдёрнула руку и состроила обиженную мордашку. - А мне? Ты обещал, между прочим!
Обещание Данте подтвердил, но, тем не менее, нагло устроился обратно на диван и принялся жевать. И, судя по всему, выполнять обещанное не торопился. А она - голодная! И есть она хочет прямо сейчас, а не когда-нибудь!
Триш, все еще держа в руках трубку, тут же мстительно записала Данте на сеанс обследование позвоночнику... часов этак на 4 утра. И да, конечно, пусть позвонят предупредить за час до сеанса, это просто необходимо!
Положив трубку на место, она довольно выдохнула и, состроив самый невинный вид, на который была способна, медовым голосом поинтересовалась:
- Пока у меня телефон в руке, не мог бы сказать, куда надо позвонить, чтобы нам привезли ту самую пиццу, которую ты так расхваливал?

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+2

5

«Агентство твоё, называй как хочешь».

Ну да. У Данте такая богатая фантазия, что это сомнительное предприятие с тем же успехом могло называться «Что-то с чем-то и Мятежник». Единственное, на что хватает его креатива – это тысяча колких глумлений над врагами и ещё тысяча способов расправить с ними. Всё остальное лежало за пределами его возможностей или ограничивалось «крутыми» вырезками из журналов в виде девиц на мотоциклах. Названия, которые он мог позаимствовать из этих статеек (точнее фотосессий) были такими, что агентство приобрело бы сомнительный характер. Хватало и того, что он приляпал на вывеску ещё и почти обнажённую деваху. Опять же, потому что типа вроде как круто…
У него, кстати, была идея назвать в честь какой-нибудь группы или крутой песни, но «Egobomb» или «Drag me to Hell» всё ещё не отражали бы сути агентства. А вот звучное «Devil May Cry» - отражало. И не важно, откуда оно пошло и что основано на слезах самого Данте, никто об этом всё равно не узнает, а если узнают – не поверят, а если поверят – поймают пулю в лоб, стоит только заикнуться.
«Devil Never Cry» тоже было со своей смысловой нагрузкой, да ещё и недалеко от первого варианта, так что старые клиенты (которые выжили) не запутаются, позвонив по известному номеру телефона. Единственное что – Данте подумывал убрать неоновый силуэт девицы с вывески. А то при живой Триш это давало бы неправильный посыл посетителям. И нет, он не за неё волновался, а за них и их неверные выводы. А ещё ну… дань уважения? Да чёрт его знает, просто неправильно это было. Оставить только букв казалось хорошей идеей. Хоть где-то что-то будет просто и понятно (и мятежник).

«Дьявол никогда не плачет» ещё никогда не звучало так… по-женски. Грешным делом, Данте думает, что это, в целом, может помочь бизнесу и привлечь дополнительных клиентов, раз уж бильярд и дартс не помогли. Если Триш и дальше будет отвечать на телефонные звонки, глядишь, и дела пойдут в гору, и деньги появятся, и комнаты обставят чем получше… Но хорошо рассуждать о грандиозных планах и переменах, когда лежишь мордой в диван и ничего делать не надо.

С найденной бутылкой и остатками в ней чего-то, Данте уселся обратно почти по-королевски. Кусок пиццы, выпить, полежать, а что ещё для счастья надо? И вроде увлечён перекусом, но хмурится, когда за чавканьем слышит что-то про четыре утра и «позвонить заранее», а заодно натыкается на мимолётный демонический зырк, не сулящий ничего доброго. И что это сейчас было? Какие, к чёрту, четыре утра? Что происходит?

Но на этом всплеск мнительности и тревожности закончился – остатки пиццы сами себя не съедят. Ладно, со всем будет разбираться по мере поступления проблем. А пока что он вытирает руку об коленку, запивает сухой кусок пиццы и диктует телефон, который знает наизусть и сможет набрать даже в самом пьяном бреду.

- Скажи, чтоб привезли как обычно, и пусть запишут на мой счёт. Хотя нет… пусть привезут двойную порцию, - Триш хоть и выглядит маленькой, но у неё вполне может быть дьявольский аппетит. А он и сам сейчас такой голодный, что съел бы в одну морду целую пиццу и заел бы второй. Регенерация отнимает много сил и энергии, после неё ощущаешь, что у тебя вместо желудка чёрная дыра, которая начинает пожирать сама себя, если туда срочно что-нибудь не закинуть, и так же себя чувствуешь, когда используешь слишком много сил. Учитывая произошедшие события, Данте был вымотан чуть более чем полностью.

- Можешь тут оставаться. Но наверху – моя комната. В твоем распоряжении весь первый этаж. Что найдешь – можешь использовать. Ну, кроме моих пистолетов, - а Мятежник и прочие самые любимые игрушки и без того всегда при нём, так что не подерутся. К остальному оружию Данте более-менее лоялен. Часть из этой коллекции висит на стене, часть – валяется как груда хлама в кладовке. Кажется, где-то там затерялась даже Калина Энн, которую он когда-то в махровом одолжил у Леди…

Почесав подбородок, Данте запил мысли алкоголем и скосился на Спарду. Увесистый меч отца с выдранным демоническим позвоночником в качестве основания. Хорошая штука. Содержит в себе чуть ли не божественную силу, за которой охотились все, кому не лень. Данте особо не испытывал к нему чувств, но ему приходилось с некоторых пор с ним таскаться, чтобы всегда был на виду, и никакой фанатик не попытался его в очередной раз стащить, в неконтролируемой жажде присвоить себе силу его отца. Семейные реликвии должны оставаться в семье. То есть, у него.
И всё же оставить его с Триш было решением не сложным. Когда он думал, что дьяволица погибла, он искренне думал, что оставит в прошлом всё: кошмары о пожаре, лицо матери, призрак брата и меч отца, который всё чаще казался бременем прошлой жизни. Он правда думал, что когда победит Мундуса, ему станет лучше, и он сможет идти дальше. Только не учел, что главная проблема была в том, что ему попросту некуда было идти.

- Кстати, если хочешь - эта игрушка теперь твоя. У меня своих хватает, чтобы ещё и с ним таскаться, - он попытался это сказать максимально непринуждённо. И не думать об иронии. Что меч Спарды теперь будет в руках копии Евы.

«Копия», конечно, сильно сказано… Данте помнит, как ему хотелось в это верить, и как он искал схожие черты, манеры, движения, малейший намёк. Но Триш – это Триш. И, пожалуй, именно её дерзкий характер сейчас помогает ему не свихнуться и провести грань между демоницей и его мамой. В этом нет совершенно ничего нездорового: она – не Ева, он знает. Надо просто почаще себе это повторять, поменьше думать и побольше пить, тогда и психолог не понадобится.

Данте закрывает глаза, дожидаясь, пока Триш договорится о заказе и доставке, и незаметно для себя умудряется заснуть прям так, как сидел. Голова падает вперёд, упираясь подбородком в грудь, а уже пустая бутылка откатывается к подлокотнику.

[И где-то в этот момент в мире рождается один Неро.]
[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/144/405189.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3beve.png[/sign]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+1

6

Услышав заветный номер, Триш довольно кивнула и мурлыкнула:
- Вот так бы сразу, а то "как-нибудь, как-нибудь"... - и, набирая номер, аккуратно стрельнула глазками - не расслышал ли чего Данте лишнего? Но тот, вполне довольный жизнью, уплетал свою пиццу и, кажется, в ус не дул.
"Отличненько", - довольная Триш сохранила полнейшую невинность на лице. Жертва до последнего не должна догадываться о грядущей проблеме. Впрочем, задумка ни разу не была местью, так, развлечением.

Гудки в трубке резко прекратились, и прозвучало название обозначенной Данте пиццерии, а после с той стороны лениво поинтересовались, будет ли Триш что-нибудь заказывать. Она подумала и ответила тем же томным голосом, что отвечала на первый звонок, и не без удовольствия услышала, как по ту сторону ненадолго зависли. Хм. Реакция на такие ее интонации - не совпадение, надо не забывать этим пользоваться. И только она подумала об этом, как услышала в трубке неожиданное:

- Леди, ты что ль?

Тут уже зависла Триш. Леди? Какая леди? С Данте живёт ещё какая-то женщина? Триш недоумённо огляделась вокруг и даже принюхалась. Нет, едва ли. Здесь даже запах Данте почти не ощущался, когда они только вошли, а уж любой другой свежий запах на этом фоне выделялся бы сразу, она бы почувствовала. Может быть, просто кто-то сердобольный приходит в эту берлогу раз в какое-то время?

- Нет, я не Леди, я - Триш,  - к обозначенной эротичности добавилась самая капелька яду. На всякий случай. Триш, бросив испытующий взгляд на жующего как ни в чём ни бывало Данте,  заключила, что он мало похож на ловеласа, так что эта "Леди" вряд ли какая-нибудь "дама сердца" или что-то в этом роде. - Но Данте просил привезти двойную порцию и записать на его счёт.

С той стороны понятливо протянули "А-а-а-а" и сказали, что всё ок и будет готово через полтора часа. Полтора часа! Живот Триш недовольно забурчал и она, скривив губы, всё же милостиво дала добро и положила трубку. Вот кто бы знал, что готовить эту "вкуснятину", которую так расписывал Данте, будут так долго! Им стоило ограбить пиццерию по пути, это было бы намного быстрее и проще! Триш недовольно, но все же аккуратно и плавно опустила трубку на рычаг и тут услышала, что может остаться. И даже замерла на полпути, уставившись на Данте.

Для себя она сразу решила, что побудет в бюро какое-то время и уйдёт, когда слишком уж надоест своему невольному спасителю. И тут такое заявление. Это было очень неожиданно и... щедро. Триш, пожалуй, даже расчувствовалась бы, если бы умела. Она приличия ради состроила задумчивое лицо, как будто раздумывает, хотя, на самом деле прикидывала всю серьёзность озвученных Данте требований. И даже не знакомая с таким понятием как "справедливость" демонесса, выслушала их и где-то в глубине себя почувствовала, что такими они и должны быть: не ущемляют и не унижают её свободы, но чётко обозначивают территорию Данте и его собственность, и это было намного больше, чем могла рассчитывать та, что помогала врагу. У неё тоже будет своя территория! Это слишком щедро, но есть одно "но".

- Меня всё устраивает. Кроме, разве что... кто такая "Леди"? Она тоже здесь живёт? - ревниво спросила Триш. Нет, ревность была не к Данте, а к территории. Если Данте так щедро выделил ей первый этаж, не значит ли это, что ей придётся его с кем-то делить? Даже если эта Леди приходит раз в сто лет, делить территорию с кем бы то ни было, кроме Данте, Триш категорически не желала. Но при этом и подозревала, что драки за территорию Данте вряд ли оценит: то, что в порядке вещей в аду, здесь наверняка воспринимают иначе... Во всяком случае, внутренний огонёк уверенности неуловимо колебался, стоило подумать о том, что она может причинить вред тому, кого Данте, пусть и изредка, но привечает в своей берлоге. Поэтому Триш ждала ответа, чтобы решить, как быть.

А еще Триш ожидала услышать что угодно, но не то, что она может взять себе меч Спарды. Меч Спарды. Да он смеется над ней.

- Ты готов отдать его мне? - распахнув глаза, ошеломленно переспросила она, изучая выражение его лица. Отдать принадлежащее ему по праву легендарное оружие ей, демонессе, что по прихоти Мундуса выглядит точной копией его матери, заманившей в ловушку и предавшей?

В первую секунду ей показалось, что он не понимает, о чём говорит. Но спустя мгновение непонимание прошло. Он действительно серьёзен, обман или уловку Триш  смогла бы прочесть в его глазах. Она не знала, что такое семейное наследие, ей и в голову не пришло, что к такому оружию можно ощущать привязанность, как памяти от кого-то дорогого и любимого, но она выросла на рассказах о силе этого меча. Такое мощное оружие не вручают абы кому. Значит ли это... доверие? Как бы фантастично это ни звучало, но она чувствовала, что близка к истине. И было в этом что-то, чему не подбиралось слово, что-то эдакое, от чего внутри все задрожало. Триш никогда такого не испытывала. А Данте, - она продолжала пристально смотреть на него, - он, доверяя это оружие ей, как будто что-то для себя решил. Что-то важное. Она не знала слова "дружба", но знала слово "сохранить", в аду это было самое сложное. Сохранить. Территорию. Силу. Жизнь. Себя. Это то, что она действительно могла сделать для него - сохранить меч во что бы то ни стало.

- Ладно, - негромко, чуть хрипло и очень серьезно обронила она, - так и быть, сохраню его у себя. - Еще мгновение, и она тряхнула головой, запоминая и упрятывая глубоко внутрь эти совершенно потрясающие, слишком светлые для нее ощущения тепла, доверия и радости, кашлянула и добавила в интонации небрежности. - А то у тебя он может и затеряться ненароком, такая ценность... - Все же, демона в ней было гораздо больше и наверняка хищный взгляд выдал её с головой. Носить меч легендрного рыцаря Спарды! Соблазн, сопротивляться которому Триш не могла и не собиралась. В аду только за разговоры об этом мече могла затеяться нехилая кровопритная драка, а тут - вот он, прямо перед ней. И она может им владеть!

Пока она рассматривала меч, Данте, по всей видимости, уже исчерпал лимит своих сил и благополучно отрубился. Услышав тихое сопение, Триш обернулась и удивлённо прислушалась к звукам, которые никогда прежде не слышала. Она плавно слезла со стола и приблизилась к Данте, с интересом рассматривая его со всех сторон и даже слегка потыкав его пальцем. То, что он не реагировал, но при этом продолжал дышать, означало абсолютный отруб. Каждый раз, когда ей казалось, что ее уже ничем нельзя удивить, Данте умудрялся это сделать. Какое-то время Триш просто слушала тихое мерное дыхание, и наблюдала за плавными поднятиями и спадами чужой грудной клетки. Занимательное во всех отношениях зрелище. Спящий Данте выглядел... беззащитным. И хотя Триш не обманывалась насчет его беззащитности, но в этом тоже что-то было. Что-то важное, она это запомнит.

Триш снова мотнула головой и решительно огляделась вокруг. Душа требовала что-нибудь интересного! Взгляд Триш подошла к мечу Спарды и с лёгкостью подняла его. Меч лег в руку сам, как будто так и было всегда, помахала, примериваясь к весу и габаритам. Разумеется, внутренняя сила меча спала и на её зов откликаться не собиралась, только кровь Спарды могла пробудить его истинный потенциал, но попробовать-то стоило! Триш с сожалением положила меч обратно. Так, что у нас там дальше-то...

Ах да. Данте говорил, что наверху его комната. Но он не говорил, что туда ходить нельзя. А раз он не говорил "нельзя", даже если оно подразумевалось, значит, если очень хочется, то можно! С такими мыслями Триш тихонько поднялась наверх и приоткрыла скрипучую дверь. Внутри оказалась довольно простенькая спальня с узкой кроватью, шкафом и небольшим окном. Ровным счётом ничего особенного. Триш даже удивилась: ей представлялось тут что угодно, вплоть до алтаря с кровью демонов, но не что-то настолько... обычное? Скучно. Даже порыться негде! Всё же зайдя в комнату, чтобы подтвердить свои догадки, и немного оглядевшись под кроватью и заглянув в полупустой шкаф, Триш, раздосадованная, прикрыла дверь и спустилась на первый этаж.

Внизу обнаружилась кладовка с оружием. Открыв ее, Триш поняла, что копаться здесь будет основательно и долго, но как-нибудь потом, в другой раз, когда будет еще скучнее, чем сейчас. К тому же теперь у нее есть меч Спарды! А еще внизу скрывалась небольшая кухня, забитая всем, что только могло прийти в голову. Вот уж где оказался простор для поисков! Не считая мусора, Триш нашла там кучу всякой мелочёвки: начиная от набора каких-то потрёпанных фломастеров, немного засохших, но ещё рабочих, заканчивая парочкой спинеров и гитарными струнами. Триш повертела в руках фломастеры, взяла один, открыла понюхала. Гадость, несъедобно. Присмотревшись к упаковке, увидела линии на бумаге и решила попробовать сделать то же самое, что и на картинке. Вот только где она в последний раз видела бумагу? На кухне ничего такого и подавно не было.

Вернувшись в комнату, Триш задумчиво присела на стол, продолжала вертеть в руках упаковку с фломастерами и тут её взгляд упал на постеры с обнаженными женщинами. А что, чем не бумага? Сначала она пририсовала всем девушкам рога и страшные пасти - Циклопы бы позавидовали. Отошла, оценивая работу. Оказалось вполне натуралистично, как на её вкус. В процессе прорисовывания девушкам демоничесикх крыльев, Триш услышала мощный всхрап Данте и, оторвавшись от своего занятия, медленно обернулась к невинно спящему. И, крадучись, оставила теперь похожих на кадры из фильмов ужасов плакаты, состредоточившись на новой идее.

Сначала она аккуратно тыкнула кончиком фломастера в нос Данте, но тот в ответ даже не пошевельнулся. Прислушавшись и убедившись, что пульс остался прежним, Триш уже уверенней провела линию фломастером от середины лба до кончика носа жертвы. Тоже ноль реакции. Теперь, вконец осмелевшая, демонесса пустила в ход весь арсенал фломастеров, решив попробовать все цвета. По итогу, все использовать, правда, не получилось, некоторые безвозвратно засохли, но в целом лицо Данте теперь было изукрашено в такую жуткую боевую маску, что в аду, не сговариваясь, приняли бы за своего.

Отойдя и осмотрев результаты своего творчества, Триш удовлетворённо хмыкнула и пошла искать, что бы ещё поделать. К моменту, как послышался офигевший вздох и пара матюков курьера, офис Данте уже был похож на терапевтическое отделение педиатрии: разрисовано было всё, на что хватило фломастеров, включая Данте. Последний, кстати, был до кучи примотан рыболовной леской к дивану (пригодилась найденная на кухне охотничья книга с рисунками узлов и описанием по установке силков), а Триш уже примеривалась спорить с каким-то мечом, который даже из-за закрытой двери кладовки всё стремился проникнуть ей в разум и завладеть им.

Услышав офигевание курьера, Триш отмахнулась от меча и, ловко выбравшись из кухни, - сзади, правда, упало что-то тяжёлое, кажется, алебарда - вышла на встречу. Тот на "лёгкие" изменения по феншую в офисе Данте не отреагировал никак, по всей видимости, случалось и не такое, только чуть-чуть подобрел, увидев Триш, вручил заказ и поспешил покинуть агенство. Хмыкнув, она проводила взглядом улепётывающего человека, вернулась к столу и, сгрудив туда все коробки с пиццей, устроила пиршество, даже забыв про так и не проснувшегося Данте. Теперь ее интересовала только пицца! И весь аппетит и интерес, проснувшиеся в Триш до прибытия в агенство, просто меркли по сравнению с реальностью. Она в жизни не пробовала ничего вкуснее!

Триш и не заметила, как умяла почти все четыре привезённые коробки, опомнилась только когда в самой последней призывным полукругом блаженства лежали три последних кусочка. Она уже подняла один из них, чтобы отправить в желудок, как где-то на диване раздался очередной всхрап. Разочарованно вздохнув, Триш остановилась. Нет, понятие "совесть" ей знакомо не было, но набитый сверх меры желудок подсказал, что хотя бы последние кусочки надо оставить Данте. Недовольно поморщившись, она поднялась со стола и - уже не так грациозно, на полный-то желудок - приблизилась к дивану. Данте продолжал посапывать и демонесса, на самом-то деле, так бы и оставила его, но раз уж решила делиться, то надо идти до конца.

Перехватив поудобнее уже остывающий кусочек, она провела им рядом с носом Данте: туда-обратно, туда-обратно. Потом Триш перестала махать пиццей как флагом и остановила его прямо перед носом Данте, который вроде бы даже начал принюхиваться. В момент, когда она ожидала, что Данте уже наконец откроет глаза, раздался звонок телефона.

Триш чуть не подпрыгнула и, мигом выпустив из рук треугольник пиццы, тут же приземлившийся на многострадальный нос Данте, подскочила к телефону.

- Помогите, меня похитили! - раздался из трубки плачущий голос, и Триш приподняла бровь.

- Похитили? И рядом оказался телефон? Какая невероятная удача, - лёгкий сарказм в голосе вызвал с той стороны лишь испуганный всхлип. Судя по голосу, совсем ещё ребёнок.

- Я не вру, правда! Я очнулась здесь... н-незнаю, где. Помогите, пожалуйста!

- Так, стоп-стоп-стоп, давай по порядку, - ситуация начала забавлять Триш, поэтому она решила не класть трубку сразу. Похищенный ребёнок - это ладно, это бывает. Но чтобы она откуда-то знала номер Данте и ей без проблем дали его набрать? Либо это не случайность, либо она что-то не понимает в этой жизни. Но, с другой стороны, теперь, когда она сыта и абсолютно довольна жизнью, почему бы не поиграть немного?

- Скажи, где ты находишься? Видишь что-нибудь вокруг? - полностью убрав сарказм из голоса, вполне себе серьёзно спросила Триш, на которую теперь обрушился поток сбивчивых, но тем не менее точных описаний. Ах, как хорошо этот ребёнок ориентируется в городе, лучше нее самой... Прямо чудо! - Данте, - негромко и задумчиво позвала она, отодвинув от себя подальше трубку и прикрыв ладонью микрофон, чтобы звонящий ее не расслышал. - У нас тут ловушка. Идем?

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+1

7

У Данте как оно по жизни складывается? Видишь здание – никого в нем нет – занимай. Сказал, что Триш может остаться тут – вот диван – там туалет – тут бильярд. То есть, всё как-то просто и понятно. И поэтому когда он слышит вопрос про Ледит, то справедливо зависает, не донеся ещё недопитую бутылку до рта, и смотрит на Триш рассеянным взглядом.

- Ну… это Леди, - ответ ему был очевиден. Леди всегда была Леди… Ну… сколько он её помнит. А что тут ещё надо уточнять? Он о ней толком ничего и не знает, они просто общаются иногда и всё… и чем дальше Данте об этом думает, тем больше зависает, потому что эта часть мозга, заточенная под анализ отношений, явно работала впервые и уже была давно атрофирована. Что ещё сказать он не знает, поэтому решает говорить, как есть, - мы с ней охотились за одним и тем же демоном. Ну, почти… ладно, я грохнул его по ходу дела, а она тоже пыталась. С тех пор она мне подкидывает работу, и мы с ней часто пересекаемся… - хотя почему-то богаче Данте от этого не становится и вообще после этих миссий остаётся ещё и должен… кажется, ему надо пересмотреть этот вопрос, потому что он не понял, как так получается. – Боже упаси, чтобы она здесь ещё и жила! – Данте чешет задумчиво щеку и снова добавляет рассеянно, - по крайней мере, я не замечал… нет, она точно здесь не живёт!

Это всё же холостятская берлога, и пусть таковой и остаётся. С детьми ещё нянчиться – себе дороже! А эта Леди, ко всему прочему, такая проныра, что того и глядишь ещё и агентство отожмёт. С ней нужно быть осторожней… и Данте был бы осторожен… если бы в нём было чуть меньше лени, примерно на две тонны, и чуть больше наблюдательности.

- Да, думаю, у тебя он будет в большей сохранности, чем тут в подвале. По крайней мере, пылиться не будет, - за меч он действительно не переживал. Триш доказала, что она далеко не обычный демон, потому что что-то внутри неё всё же хотело измениться (иронично, но не из-за того ли это, что Мундус сделал слишком похожий клон Евы?). Никто не просил её тогда вмешиваться в бой и, может, Данте действительно очень впечатлительный, но последний раз его пытались спасти очень и очень давно, и он… он это ценит. На такое редко кто способен, честно говоря. И он рад, что Триш выжила. К тому же, ну, что самое ужасное она может сделать? Открыть врата в Ад? Начать пытаться захватить мир? Призвать дьявольскую башню посреди города? Просто покажите ему то, что ещё не делал Вергилий или чего он не способен сделать.

За Триш Данте действительно переживал меньше всего. Как показали дальнейшие события – очень, очень зря. Его короткий восстанавливающий сон, достаточно глубокий, чтобы игнорировать весь мир, но недостаточно, чтобы погрузиться в кошмары, отвратительным назойливым способом пытаются прервать. Данте, как герой, искренне и изо всех сил этому сопротивляется, морщится, отмахивается, когда его лица что-то касается и даёт себе установку: да хоть весь мир гори, буду спать.
Тогда в ход пошла тактика, против которой он устоять не может – аромат свежей пиццы. Желудок тут же заурчал, начав переваривать сам себя, и потекли слюнки. Это было бы даже отличное пробуждение, если бы буквально через секунду ему этой пиццей не прилетело в рожу.

- Эй, какого чёрт… - с горем пополам распахнув глаза (а ведь он даже не напивался в последние два дня!), Данте не успел возмутиться, как уже охренел от того, на что было похоже его агентство. Всё изрисовано так, будто здесь была свора ребятишек, сам он связан, да ещё какими-то узлами, а на его коленках валяется кусок пиццы. – ТРИШ, ОБЪЯСНИСЬ, СЕЙЧАС ЖЕ! Что здесь… я даже не… Я не говорил, что ты можешь делать, что угодно! Это всё ещё МОЁ агентство! И развяжи меня! – звонок он игнорировал полностью. Что бы там ни происходило, на другом конце провода, но здесь трагедия разворачивалась куда серьёзней: в зоне протянутой руки лежит свежая тёплая пицца, а он не может до неё дотянуться и съесть! Это что ещё за новые дьявольские пытки? Он на это не подписывался!

- Никуда не пойду, пока не съем пиццы! Триш, нельзя так связывать людей, даже если ты в Аду не могла без этого позавтракать нормально! Я понимаю, моя вина, надо было сразу объяснить правила. Так вот: пытки тут тоже противозаконны! – Данте принимается елозить и сползать с дивана, чтобы хоть как-то выбраться из капкана, но застревает ещё больше и вообще оказывается в неудобном положении, а кусок пиццы валится на пол. Так… так… тут главное не паниковать. У него есть ещё десять секунд, пока действует правило: «что упало у студента легендарного охотника на демонов, то упало на газетку.» – развяжи меня или покорми! И скажи, что этот кусок упал не сыром вниз… мне не видно… но я переживаю…

Да, он всё ещё игнорирует телефонный звонок и сообщение про ловушку. Дайте ему хотя бы пол денька на отдых! Или поесть…
Данте елозит ещё немного, застревая окончательно, и замирает, вздохнув.

- Ладно, ладно… что ещё за ловушка? - ему не особо интересно, но он слушает.
[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/144/405189.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3beve.png[/sign]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+1

8

Триш подозрительно прищурилась на объяснения Данте про Леди - какое-то странное имя! Неужели кличка? Но Данте, кажется, был вполне серьёзен, и поэтому Триш успокоилась: эта неведомая Леди тут не живёт, территория теперь вполне законно пренадлежит ей самой и она тут хозяйка.

Собственно, именно поэтому возмущения Данте Триш проигнорировала на вполне полноправных (исключительно с её точки зрения, но кого это волнует?) основаниях. Он действительно ничего не говорил про связывание, что можно, а что нельзя тут трогать. И да, то, что его нельзя трогать, он тоже не говорил! Так что с её точки зрения всё более чем в порядке, ведь она ничего не нарушала. И чего он так возмущается? Она сделала так, чтобы не было больно и нигде ничего не пережимало, она ж не зверь какой... Ему там даже почти удобно должно быть! Вот старайся после этого, никто не оценит... И вообще, если Данте что-то не нравится - сам виноват. Нечего было спать!

- Я честно пыталась тебя разбудить, но ты не просыпался, - невозмутимо и не поворачиваясь, прикрыв трубку, чтобы рычание Данте не было слышно на том конце, отозвалась демоница. В ответ тут же прозвучало требование развязать и отпустить, Триш на секунду кинула взгляд возмущённого полудемона. Подумала, прикинула и решила, что развязывать его сейчас было бы, пожалуй, несколько опрометчиво: зол, слегка перевозбуждён - может и прибить ненароком, а жить Триш пока ещё очень даже хочется. Поэтому, она снова вернула внимание трубке, игнорируя все остальное.

Но это было сложно. Данте разразился новой тирадой и заерзал активннее: бедная рыболовная леска скрипела и трещала, но держалась на совесть. Триш подумала, что узлы хорошие и надо бы их запомнить.

Примерно на этом месте и зазвучали сбивчивые, но удивительно неестесвенные для ребёнка описания местности. Триш не имела дела с человеческими детьми, но и не была глупой. Когда появилась возможность выбраться в мир людей, она наблюдала и запоминала всё, что видела. Попадались в этих наблюдениях и дети - удивительно неприспособленные к жизни создания, которые почему-то не беспокоились о своем выживании, полностью полагаясь на своих родителей. Для демоницы это наблюдение было настоящим шоком: в аду выживание было возведено в абсолют, поэтому ни то что о заботе, ни о каком опекунстве над детёнышами речи не шло. Выжил - значит, повезло. И человеческий мир был настолько противоположен аду, что в те времена единственное, что удерживало Триш от желания "остаться и понаблюдать" за этим поразительным явлением подольше, был приказ Мундуса. Поэтому, пусть опыта в общении с детьми у неё было не так уж много - вообще никакого, считай - у демона, пытавшегося этого ребёнка сымитировать, по всей видимости, опыта было и того меньше. Хотя, вполне возможно, ребёнка просто поглотили, а демон так одержим голодом, что не может спокойно думать.

При этой мысли собственный сытый желудок вдруг как будто чуть нагрелся и Триш с удивлением поняла, что человеческой пищи действительно хватило, чтобы насытиться. Это было так... необычно и приятно, она не сразу снова услышала возмущения застрявшего на диване Данте и его требование "отпустить или покормить".

Точно! Он же голодный, наконец дошло до Триш. Покормить - это действительно идея! Она всё ещё откровенно опасалась получить по шее, поэтому выпускать на волю не стала, и, не опуская трубки, слезла со стола, потянув за собой заодно и коробку с отстатками пиццы, приземлила её на пол рядом с Данте. Треугольнички в коробке весело подпрыгнули, но остались внутри, в отличие от третьего своего дружка, которого уронил на пол Данте. Ну как можно быть таким неуклюжим!

- Сыром вниз? Пф, "что меньше пяти сантиметров - не грязь, остальное само отвалится"! - подмигнула она, аккуратно подняв и демонстративно хорошенько подув на треугольник с обеих сторон. А потом сложив пиццу пополам, аккуратно протянула к губам Данте, мило улыбаясь и поглядывая, чтобы с пиццы больше ничего не падало. Кушать подано, дорогой! Главное, чтобы он не откусил ей пальцы...

В мире есть негласная истина, которую каждая женщина знает на подсознательном уровне: с сытым мужчиной сговориться легче. И пусть три кусочка пиццы для человека уровня Данте - действительно немного - но хоть что-то! Ему вообще повезло, что она смогла остановиться! А потому Триш, не убирая трубку от уха, скормила Данте третий кусок, облицала свои пальцы, мило улыбнулась и снова закрыла микрофон ладонью.

- Скажи, у вас тут есть поблизости заброшенная церковь? - как ни в чем не бывало, поинтересовалась у жующего Данте. - Маленькое нахальё утверждает, что видит только её поблизости. Прикидывается похищенным ребёнком.
На той стороне ненастоящий ребёнок начинает нервничать и Триш, мягко отпнув попытки заистерить, сказала, что ищет карту, давая Данте возможность дожевать остатки.

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+1

9

Данте снова вздохнул, и этот вздох был перемешан с зевком. Чёртова демоница не унималась и категорически отказывалась слушать и идти навстречу. Ему жаль было портить своё и без того пострадавшее пальто, но теперь выхода другого не было. Потребовалось приложить просто чуть больше усилий, и леска, порезав ткань и кожу, в итоге, всё же порвалась. Такая фигня его не удержала бы, конечно же, а царапины быстро зажили, он их даже и не заметил. Дай бог меч в ребре заметит – и на том спасибо. С укоризненным взглядом отобрав кусок предлагаемой ему пиццы, он швырнул его в мусорный бак. Нет, ну, не настолько уж он плох, чтобы прям с пола есть еду! Подула она!

- Я не просыпался, потому что в этом мире главное правило: нельзя будить спящего, Триш. Запомни это раз и навсегда. Нельзя будить спящего и есть еду Данте! – разочарованно ткнув пальцем в новую дырку в пальто, он опять вздохнул так грустно, словно вселенский груз свалился на его несчастные плечи. Да ещё и коробки из-под пиццы были пусты… не считая одного жалкого кусочка, при виде которого желудок жалобно заурчал, - В этом мире людям надо есть, спать и отдыхать. Много отдыхать, Триш! – даже если ты не человек, а наполовину демон. Он-то научит её жить правильно!

Присев на корточки и сгорбившись над последним кусочком, Данте казался спокойным и унылым… но это лишь видимость. Пусть кто сейчас только рискнет дотянуться до этих остатков раньше него!
Никто, в общем-то, и не успел. Он схватил его сразу же и проглотил, даже не прожевывая хоть как-нибудь.
И ему правда сейчас не очень интересно, кто там на проводе… После короткого сна напала апатия и какое-то безразличие даже. Но Триш увлеклась и… останавливать её в этом он не стал.

«Похищенный ребёнок»… и почему это всегда должны быть дети…

- Есть одна… хотя… может и не одна… тут в последнее время всё больше заброшенных зданий, - Данте потёр шею задумчиво. Думал он, конечно, он том, что надо заехать в пиццерию и сделать ещё заказ. Забрать круглешок сразу из печи и ревниво, с рычанием, нависнуть над ним, никого уже не подпуская. Триш он угостил, как обещал? Угостил. Всё, дальше – не его проблемы, пусть сама решает всё!

Но ладно… к делу о похищенной церкви и заброшенном ребёнке…

- Полагаю… хм… сейчас демонов здесь должно стать больше. Тех, что посильнее, я хоть и уничтожил, но мелкая шобла наверняка рассосалась по окрестностям, - и многие залегли на дно, чтобы не отсвечивать и дать событиям утихнуть. Данте за это не переживал. Со временем и их изгонит на тот свет. – Спроси, сколько заплатят, - поднимаясь на ноги и оставляя пустую коробку лежать на полу (не валяться, а лежать. У него всё аккуратно лежит на полу), он хмыкает и подбирает с дивана вывалившиеся из кобуры, пока он тут ёрзал, пистолеты.

- Я поведу, - усмехнувшись уголком губ, он снова перешагивает раздолбанный порог. Боже, пусть у неё будут богатые родители. Ну или пусть это будет мелкий отвратительный жадный демон, который успел что-то на воровать. Да хотя бы золотые канделябры из соседней церкви!


Данте напрочь отказывается ехать прямиком в пункт назначения. Его желудок съедает уже самого себя, регенерирует, снова съедает, и он прям чует, как это процесс идёт по кругу, изматывая ещё больше. В пиццерии он скручивает первую попавшуюся пиццу рулетом и уже едет с ней дальше, как с огромным сытным куском шаурмы, на воскресную исповедь. Он и церкви – это же вообще так естественно. Так любит там бывать, всё это благословение, отпущение грехов… вот пить не давай, а в церковь дай заглянуть.

Здание вылупилось на них черными глазницами выбитых окон. Шпиль накренился, а колокол валялся в башне, пробив частично стену и грозя свалиться в любой момент на какого-нибудь зеваку. Впрочем, несколько витражей ещё были целы, и это добавляло хоть какой-то живости унылому пейзажу.

- Благословите меня, святой отец, ибо я грешен, - возвестил Данте о своём появлении, переступая порог. По классике жанра он, конечно, должен был задымиться, начать страдать, корчиться и шугаться святой воды. Но, вместо этого, он подошел к ближайшей тарелке, ополоснул руки после пиццы и вытер их об штаны. Ну, либо кара его не коснулась, либо не такое уж это место святое со всеми похищенными детишками.

[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/144/405189.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3beve.png[/sign]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+1

10

Когда леска затрещала, Триш едва не втянула голову в плечи, настолько грозно сверкнули голубые глаза, ставшие почти серыми. На эту короткую секунду она ждала чего-угодно: от удара до громкого крика. Но мгновение прошло и пыльный кусочек пиццы был выхвачен из из её руки и красивым экспонентным полётом устремился прямо... в мусорку. Напряжение моментально лопнуло, как воздушный шарик, Триш разочарованно и театрально вздохнула. Ну так бы и сказал, что не любит пиццу с пылью! Хотя, если судить по жилищу, так сразу и не скажешь... Ну да ладно, на будущее она просто это запомнит.

- Ты об этом раньше не говорил, - сделав "честные" глаза и похлопав ими для убедительности, слегка "удивилась" Триш. Правда ведь не говорил!

Вообще, возмущения Данте вызывали у Триш осторожный интерес: ещё несколько секунд назад она была готова почти что испугаться, сейчас же, наблюдая за Данте, бурчащим и в мгновение ока проглотившего два оставшихся куска пиццы, она испытала какое-то... умиление что ли. Чем дальше, тем больше она понимала, что не зря пошла с ним - он, похоже, не был тем, кто готов откусить ей голову за любую ошибку... И это однозначно хорошо!

- Ты так из-за пиццы расстроился, что ли? Мы же можем заработать ещё и заказать её снова, что такого? - Триш и правда не видела в этом никакой проблемы. Ну, подумаешь, придётся подождать ещё немного. Когда она заказывала пиццу, она предупредила, что голодная! Ну в самом же деле, голодный демон плюс пицца - последствия просчитать не трудно!.. Впрочем, не трудно именно для неё, Данте такими вещами, похоже, не заморачивается. Может, и бурчит он сейчас исключительно для проформы, просто, чтобы повозмущаться? Во всяком случае, он не выглядит прям уж совсем опасным, скорее голодным и взъерошенным... В чём-то даже милым. Такого Данте Триш ещё не наблюдала... Так что отлично все она придумала с диваном, леской и пиццей! Отдыхать? Много?
Да ладно, а это-то ещё зачем. - Поняла я, поняла, подумаешь, - фыркнула на очередные озвученные правила.

- "Может и не одна", говоришь?.. - идея тратить своё время на поиск плачущего ребёнка значительно поумерила пыл демоницы, это было уже не то. А вот прийти и разгрохать церковь - звучало достаточно просто и интересно, как раз тянуло на разминку, но слоняться по окрестностях и играть в "поиск сокровищ"? Увольте...
Впрочем, если Данте прав и заплатят за это неплохую сумму, то почему бы и не поискать? На выручку можно будет снова заказать пиццу и даже съесть не всё, а только половину. В качестве извинения перед Данте.
Поэтому, терпеливо вздохнув, Триш всё-таки спросила в трубку, что с оплатой. На что жертва демонического (или чьего там?) произвола несколько замялась, на чём Триш справедливо решила положить трубку. Но как только она решила это сделать, дитя засуетилось и сказало, что у неё есть кое-какие сбережения и за спасение она поделится кровными. Причём, судя по тону, весьма неохотно. Вот тут-то и щёлкнула чуйка Триш на деньги, и было принято решение.

- Данте, нам хватит на новую дверь. И байк. Не знаю, как ты, а я еду! - с энтузиазмом сообщила демоница и, вскочив, на третьей космической помчалась к мотоциклу. Услышав про то, что опять ведёт Данте, Триш досадливо поморщилась, но снова уступила. В конце концов Данте обижен, имеет право... Наверное.

В пиццерии Триш с удивлением и интересом пронаблюдала, как Данте скручивает пиццу в рулетик и с удовольствием ест. Неужели так вкуснее? Надо попробовать! Но на все попытки выцыганить хоть кусочек лакомства Данте рычал как дикий кот, вцепившийся в мышь. Триш догадывалась о причине, но обидно было все равно. Жадина!

Так и доехали до разваленного здания - назвать это церковью язык не поворачивался. Триш уже успела порасспросить, как должна чисто теоретически выглядеть церковь и уже представила себе нечто, несущее в себе хотя бы следы какой-то изящности что ли... Но не такой вот огрызок здания, с претензией на непонятно что. Кто может думать о какой-то там вере, глядя на это? Люди и правда очень странные порой.

- И это то место, где люди поклоняются своему богу? - в голосе Триш явно сквозило недоумение. В аду она порой видела алтари, посвящённые Мундусу и иногда - Спарде. Они были залиты кровью, от них всегда пахло магией и страхом. О, страх был и остаётся очень сильным доводом уважать и преклоняться. В этом люди и демоны были похожи, если они чего-то боялись, они это боготворили... Так, по крайней мере Триш говорили. Но на деле, похоже, ничего подобного. Ни магии, ни запаха крови. А это место ещё и выглядит как мусорка.

Триш нехотя пошла за Данте. Внутри здание тоже ничем примечательным не выделялось, царили разруха и запустение. Услышав фразу Данте, Триш с интересом оглянулась вокруг: вдруг его фраза активирует какую-нибудь скрытую магию и немного развеет её досаду?Ага, конечно. Разумеется, ничего не произошло. Ни фейерверков, ни толп каких-нибудь существ-охранников... Ничего. Скукотища.

- Так, для справки - что-то должно было произойти? - поинтересовалась у Данте без особых надежд. Но едва ей стоило задать этот вопрос, как пространство вокруг поплыло, словно от огненного марева. И хотя крыша была продырявлена до такой степени, что дневной свет без каких-либо препятствий освещал всё пространство внутри, стало как-то темнее и... душнее. Послышался детский плач.

- О... какое знакомое ощущение, - вдруг усмехнулась Триш, почуяв запах ада. - А чего-то он это не показывается, интересно? Стесняется, что ли?

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+2

11

- Я просто хочу спать и есть, - обиженно и немного по-детски ворчит Данте себе под нос и хмурится. Он знает, что может заработать… ну, то есть что считать за «заработать»… Прокормить он себя может, справлялся же с этим как-то тридцать лет. Просто этого всего хотелось прям здесь и сейчас, поэтому и настроение ни к черту. У него в жизни не так уж много правил, а важных из них – всего два. Первое – не отбирай у него еду, второе – не буди. Триш легко и непринуждённо умудрилась нарушить сразу оба, причем Данте не из тех, кого вообще возможно разбудить: он может дрыхнуть, даже если над ухом будет играть оркестр. Скорей всего, он просто бессознательно вырубит всех трубачей и барабанщиков и даже глаз не откроет, продолжив спать. Но… злиться или обижаться из-за этого было бы глупо. Он просто устал. А ещё у него давно никого не было в гостях… а сожителей – и подавно не было. Он ещё об этом пожалеет, да?

С другой стороны, он был не против. Пережить можно всё, а когда у тебя регенерация как у боженьки (скорей, как у дьявола), то даже вырванные внутренности. Да, агентство в ужасном состоянии, но он должен был сразу предупредить, что ничего трогать тут нельзя… просто не верил, что что-то можно было сделать хуже… А оказалось, что можно.

Воодушевление и наивность Триш вызвали лишь усталый вздох. Он не знал, что привести демона из Ада – это всё равно, что завести ребёнка, которому всё надо объяснять. Например, то, что не все заказы выгодные. Что в этом мире живёт много евреев, и с ними иметь дело – себе дороже. Не говоря уж о том, что большинство предложений и приглашений липовые, и за них ему самому ещё придётся платить.

«Отлично, Данте! Ты заработал двадцать штук! Смотри, какая огромная пачка денег! А теперь разрешаю посмотреть на неё, вздохнуть и попрощаться, потому что она пойдёт на реконструкцию моста, который ты разрушил». Данте не знал, была ли Леди еврейкой, но если бы была, то она была бы у них главной.

- Обычно в таких местах цела крыша, обстановка поуютней, больше народу и горят свечи, но да, в целом, да, здесь люди и молятся, - Данте зевает и трёт рукой шею, а после смеётся, не сдержавшись, - по поверьям, если нечистая сила переступает порог церкви, она должна немедля самовоспламениться, - он широченно улыбается, почти скалясь, - это заброшенная церковь, тут с нами ничего не случится, но, если увидишь действующую, лучше обходи стороной. Их жрецы невероятно сильны в своих заклятиях.

До Данте не сразу доходит вся прелесть его ситуации: он мог рассказывать Триш абсолютно любые сказки! Вообще всё! Мог даже рассказать о том, что у людей принят обычай при знакомстве отвешивать собеседнику пощечину, вместо пожатия руки. Или что в пицце заключена великая сила, поэтому он так ревностно к ней относится. Или что…

Данте останавливается, и на секунду ему кажется, что он уже слышал этот детский плач, но знает, что это не он – Принцесса никогда не плакала. Зато плакала Алиса…

- Почему это всегда должны быть дети… - вслух устало повторяет Данте. Он прекрасно знает почему: они слишком слабы, чтобы защищаться, и слишком вкусны – в них столько сконцентрированной чистой энергии… Данте достаёт из кобуры пистолеты и, без предупреждения, палит в самый тёмный угол церкви, который должен был быть освещён, но словно поглощает в себя солнечные лучи. Оглушающие залпы прекращаются, когда детский голос кричит «Стой! Прекрати».

- Кажется, мы всё-таки пришли куда надо, - оповещает он Триш и, сдув с пистолетов дым, убирает их обратно в кобуру, - Мелкая, ты цела?

- О, она цела, - довольно мерзотный голос разливается по зданию липкой дрянью, от которой хочется то ли уши прочистить, то ли сплюнуть. – Только не сможет ответить пока что.

Из темноты со свистом вылетают круглые лезвия, от которых Данте уворачивается почти лениво. Со звоном железки пробивают стену позади, которая и так на ладан дышит. Ещё через секунду с потолка падает балка, окончательно надломившись, и вынуждает их с Триш отпрыгнуть в разные стороны. Уродливая фигура показывается не сразу, пытаясь отделаться идиотскими атаками.

- Мне начинает надоедать эта игра. Не хочешь показаться?

В ответ из темноты делает шаг вперёд маленькая девочка, такая испуганная, словно там, сзади, кто-то приставил пистолет к её затылку. Даже если оружия нет, та демоническая тварь может быть весьма неприятной наружности.

- Ты страшненький! Что с тобой случилось? – Данте аж теряется от такого и хмурится, зависая. То есть… тут реальный демон, а страшненький всё равно - он?! Какого черта?! – Что с твоим лицом?

И эта фраза настораживает ещё больше. Потому что что-то подобное он уже слышал, и это больше не похоже на совпадение.

«Хреново выглядишь, Данте, что с твоим лицом?» - Пит из пиццерии знал его уже давно, как и каждый местный курьер, и если раньше Данте просто отмахнулся, сославшись на то, что ужасно спал и не пришел в себя после острова Маллет, то теперь… он все еще плохо спал, но…
Вернувшись к умывальнице, Данте перегнулся и глянул на свое отражение. Потом не понял и наклонился ближе. А когда понял, то камень этой самой умывальницы, за которую он держался руками, пошёл трещинами от пальцев и до самого её основания, расплескивая остатки воды.

- Триш… ничего не хочешь объяснить?! – рычание Данте сейчас кажется страшнее всех монстров вместе взятых. Черт побери, он что, от самого агентства так ехал средь бела дня?!
[icon]http://forumupload.ru/uploads/001a/b5/6a/144/405189.png[/icon][sign]https://funkyimg.com/i/3beve.png[/sign]

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+2

12

Нечистая сила. Триш украдкой оглядела спутника. Ну да, судя по пыли, осевшей на волосах после отдыха в агентстве, мягко говоря, видавшей виды одежды и боевой раскраске фломастерами, какой позавидовал бы любой индеец, Данте вполне подходил под определение этой самой. Нечистой.

А вообще, Данте настолько зверски сейчас улыбался (признаться, вкупе с её художеством на его лице, выглядело действительно устрашающе), рассказывая про чудеса, которые творили жрецы неведомого бога, что Триш немного пробрало. Раньше он так улыбался только сражаясь с многочисленными собратьями Триш. А ещё от него пахло азартом. Интересное сочетание, на самом деле. Если хотя бы часть из этого правда, это может быть довольно интересно! Демоница поставила себе заметку как-нибудь поймать одного из таких жрецов и проверить, на самом ли деле они чего-то стоят.

Её отвлёк необычный тон, который послышался в голосе Данте. Подняв взгляд на него, Триш увидела это выражение лица. Усталость. И... "Почему это всегда должны быть дети?"

Триш не почувствовала в этом вопроса, да и такой сильный человек как Данте наверняка знал на него не один десяток ответов, так что вряд ли ему нужно было это объяснять. Но то, что он задал такой вопрос... значило ли это, что на самом деле он не хотел об этом думать? И если да, то почему?

У самой Триш не было никаких проблем с тем, что, возможно, они ехали уже к трупу. Её демоническая часть говорила ей, что "одним больше, одним меньше" - это закон любого мира. Слабые идут на корм сильным. Это естественно. Взрослый, мужчина или женщина, старик или ребёнок - не важно. Ничто раньше не имело ценности, чужие страдания не были чем-то особенным. Тем более детские. Триш никогда прежде не ставила себя на место того, кто плачет, она с лёгкостью могла представить себе любой спектр крика и плача и сопровождающие эти звуки выражения лиц, не почувствовав при этом ничего.

Но маленький огонёк в груди начал вдруг разгораться, грозя превратиться в пожар. И по этой реакции внутри Триш поняла - что-то в этом не так. Что-то в корне неправильное, что ей не нравится. Какая-то часть неё прежней пыталась выжить, пожрав этот внутренний огонь и заставить забыть такие странные, немного тяжёлые мысли, вернуться к той поре, когда нужно было только выживать и охотиться. О да, тогда всё было бы хорошо: просто и ясно.

Триш усмехнулась самой себе как раз в тот момент, когда Данте начал нажимать на спусковые крючки своих пистолетов. "Когда просто - не интересно", - тут же подумала она. Иначе она пошла бы за Данте только потому, что он сильнее. Но причина была другой: он шёл наперекор всем законам её мира и остался жив, более того, даже спас её. Если поддаться той прежней части нее самой, что сейчас пробует поднять голову, то концовка будет предсказуема до оскомины. Надо ли говорить, насколько нелепо будет становиться снова одной из тех, кого он всегда побеждает?

Ну нет, выбор для нее сейчас более чем очевиден.

Молча выслушав противный голос демона, сильно приправленный попыткой повлиять на разум и заставить бояться (провальная и довольно средненькая такая попытка, если уж начистоту), Триш отпрыгнула в сторону, послеживая за враждебной темнотой. Краем глаза отметила, что Данте в порядке. Отлично.

Она не чувствовала больше демонов поблизости, но это-то и было довольно странно. Демон не особо сильный, судя по тому, что не показывается и атакует из темноты. Если устраивать засаду на самого Данте, неужели не собрались бы большой такой кучей? Странно.

И как только Триш подумала об этом, из темноты вышла девочка. Судя по слегка заторможенным как у сомнамбулы движениям - человек, и явно в шоке. Но руки-ноги целы, отметила Триш, уже полбеды. Когда придёт в себя, сможет убежать самостоятельно. Для жертвы демона - очень даже неплохо. Но сначала девочку надо вывести из радиуса атаки.

Триш оглянулась на Данте, чтобы понять, что он собирается делать и... увидела как он развернулся и пошёл к умывальнице со святой водой. Гадая, обманный это трюк или у Данте просто пропало боевое настроение, она проследила весь его путь и несколько мгновений странного разглядывания, прежде чем мгновения тишины прервал крик, от которого, казалось, всё находящееся в комнате отъехало на пару метров. И тогда Триш, наконец, поняла. И не смогла сдержать смеха.

Захохотала от всей своей демонической души так, что ещё немножко, и живот бы заболел. Увернулась от круглых лезвий, полетевших в неё - видимо, демон решил, что это отличный момент, чтобы её прикончить. Но не тут-то было. Триш отпрыгнула и приземлилась подальше от демона. Но на самом деле, эта позиция была удобна для контратаки: если Данте решит атаковать в лоб, отсюда демону будет сложнее увидеть Триш, соответственно, она сможет заняться освобождением девочки, либо прикрыть Данте.

А еще можно попробовать продолжать разыгрывать эту забавную ситуацию, чтобы слегка рассеять внимание демона. Потому, отсмеявшись и демонстративно держась за живот, Триш, подчеркнуто не обращая внимания на демона, обратилась к Данте.

- Что именно объяснить? - невинно и провокационно похлопала глазками. Тут же увернулась от очередного демонского удара, приземлившись туда же. - И что тебя не устраивает? Это маскировка!

Подпись автора

- Какой лучший путь к сердцу мужчины?
- Между четвёртым и пятым ребром. ©

список эпизодов

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Back to the start