no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Объявление

Сменить дизайн:

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Back to the start


Back to the start

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Trish х Dante
https://funkyimg.com/i/3age7.gif https://funkyimg.com/i/3age8.gif
You can take all I've got 'til I'm skin and bone
I don't want control, I can dig my own hole

'Cause I don't need heat, I've been burnin' in hell
But now I'm back with my own story to tell

Триш - наглядное доказательство, что не важно, кем ты себя считал и каким ты был в прошлом. Ты сам можешь выбрать свою судьбу и кем тебе быть.

Подпись автора

Famine | Portgas D. Ace | Sherry | Lord of Oppression | Adgar
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://funkyimg.com/i/388mC.gif

+1

2

Выбрать новую жизнь было легко, так же естественно, как вдохнуть свежий воздух после пропахших плесенью подземелий замка на Маллет. Несмотря на не самую легкую, особенно по человеческим меркам, жизнь, Триш любила жить и совсем не хотела умирать - трижды клятому Мундусу стоило подумать лучше, прежде чем давать ей собственную волю.
Поигрывая брелком от мотоцикла, Триш продемонстрировала Данте трофей. Ее прямо распирало от гордости и собственной сообразительности - если бы не она, никакого мотоцикла им не видать. У самого Данте ни гроша за душой, не уговори Триш продать, пусть и по дешёвке, тот злосчастный биплан, они остались бы и без денег, и без средства передвижения.
Почему именно мотоцикл? Они ей нравились. А раз уж появилась такая возможность - отчего бы и да? Теперь, благодаря её предусмотрительности, они могут с комфортом доехать до офиса, который Данте назвал домом.
"Дом". Это слово, внезапно, вызывало предвкушение куда более сильное, чем Триш испытывала на пути к замку Маллет, ничего не зная о Данте, - слухи, как оказалось, не в счёт. Будет ли это тот самый "дом" - домом, в который можно будет возвращаться в любое время?
Данте, похоже, совсем не против, чтобы она была там. Ну, а Триш? Ей самой это только предстоит решить. Почувствует ли она хоть что-нибудь, когда окажется там в этот раз? Будет ли в этом что-то особенное? Ей хотелось это узнать. Она, так уж вышло, была довольно любопытной и не упускала возможности узнать новое - непонятно, по недосмотру ли Мундуса или по недоработке?.. Впрочем, а не чёрт ли с ним? Идти и уточнять у него Триш точно не собиралась. И всё, ну просто абсолютно все, что происходит сейчас, её устраивает более чем.
Так хотелось думать. Но, сама того не желая, Триш в мыслях постоянно возвращалась к моменту, с которого изменилась её жизнь: к грохоту камней, еще мгновение назад бывших стенами, полом и потолком подвала замка, жуткому гулу и истончающемуся силуэту Мундуса, чья сила тлела на глазах. От этих мыслей было очень трудно отмахнуться, и как Триш не старалась, всё это врезалось в её душу куда глубже, чем она себе представляла. Как бы ни раздражало, ей всё ещё казалось - моргни разок, и подземный мир вместе с дражайшим создателем вернутся. И, каждый раз кидая взгляд на Данте, Триш понимала, что всё происходящее вокруг - это реальность. Слава богу... если он где-то там есть.
Вокруг постепенно начали угадываться знакомые вывески, дорожки и очертания домов: Триш проезжала здесь ещё в самый первый раз. Разглядывать сейчас все эти домики, придорожные деревья и даже кошку, лениво вылизывающуюся на чьём-то окне - всё это было неуловимо по-новому. Казалось бы, Триш уже проезжала этой дорогой и ничего незнакомого тут не было и подавно: ведь тогда она разыскивала Данте и запоминала абсолютно всё, что попадалось на глаза. Почему же сейчас она как будто видит это в первый раз? Хотя, нет, не так. Она видит это по-другому. В ней точно что-то неуловимо изменилось, но, почему-то, никаких фундаментальных изменений не ощущалось. Триш всё ещё была Триш. Просто внутри появилось что-то вроде маленького огонька, который теперь приятно грел изнутри. И, конечно, было понятно, что как и любой огонь, он может разгореться до пожара и с ним стоит быть осторожной... Это и есть человечность?
Не смотря на неуверенность в собственных ощущениях, спрашивать Данте Триш не стала. Чутьё подсказывало, что её человечность не имеет аналогов, если не считать легендарного Спарду, а спрашивать у Данте что такое быть человеком, это всё равно что рыбу спрашивать как она плавает. К тому же, Триш хотела разобраться во всём сама: теперь самостоятельность её собственного мировоззрения была вопросом принципиальным. Поэтому о своих ощущениях она молчала, сравнивала, что было "до" и, как говорится, "после", как изменяется картина мира перед ней и как откликается на это что-то внутри неё самой. Данте, кстати, про это не спрашивал, хотя парочку внимательных взглядов Триш всё-таки заметила. Было ли это беспокойство? Может быть, сейчас ей довольно трудно анализировать поведение других, в себе бы разобраться.
Впрочем, и не важно, главное, что Данте пообещал пиццу (хотя и весьма неохотно), раз уж у них после путешествия ещё остались деньги. Благодаря ей, между прочим! Так что она на пиццу имела полное право! А попробовать Триш хотела еще как - Данте слишком аппетитно описывал этот кружочек из теста, сыра и чего-то там еще.
Наконец, показалось здание со знакомой вывеской и двигатель мотоцикла плавно заглох. Триш окинула взглядом вывеску, а потом опустила взгляд на дверь... точнее, на то, что от неё осталось - она ведь разнесла её мотоциклом в прошлый раз.
- Упс, кажется, пицца откладывается? - ни хитром лице демоницы не было ни грамма раскаяния. Она хотела ворваться в логово тогда ещё врага эффектно, и она это сделала. Кто ж знал, что она сюда ещё вернётся? В любом случае, проблемы Триш в этом не видела - дверь просто можно поменять. Выжидательно окинув взглядом Данте - тот даже не споткнулся на груде деревянных осколков, оставшихся от двери, - она проследовала в агентство за ним.
Внутри царила точно такая разруха, которую они оставили. Впрочем, было бы удивительно (ага, раскатали губу), если бы это было не так. Триш скептически подняла бровь, но, ничего не сказав, лёгкой походкой миновала все препятствия на пути, проследовав к столу.
"Надо бы прибраться просто чтобы не спотыкаться на каждом шагу", - мелькнула было в голове мысль, но Триш её с лёгкостью отбросила. Агентство принадлежит Данте? Данте. Вот пусть он и убирается.
Поэтому, не мудрствуя лукаво, Триш просто изящным движением запрыгнула прямо на стол Данте, краем глаза поглядывая на хозяина помещения. Пока что она ничего не чувствовала кроме предвкушения. Ну, и что они теперь будут делать?
Стоило ей более-менее удобно примоститься, как рядом затрезвонил телефон. Она обернулась на источник довольно резковатого звука и зацепилась взглядом за рамку для фотографии. Из-за стекла на неё посмотрели пронзительные синие глаза. Они как молнией прошлись по телу Триш, и выжгли за собой всё то воодушевление, что она чувствовала буквально мгновение назад, оставив за собой какую-то тяжесть, комком съёжившуюся в груди. Точно, как она могла забыть эту маленькую деталь... Она же похожа на неё. Точная копия. Интересно, поэтому Данте не возражал, чтобы пришла сюда? Выгляди она чуть иначе - был бы он так же добр к ней?..
И почему это так... задевает?
Триш, скривив губы, нахмурилась, но тут же стерев это выражение со своего лица, схватила трубку и протянула Данте.
- Ответишь?
Ей всё равно, как смотрит на неё Данте, она - это она. Волшебным образом она не станет кем-то другим, это очевидно. Так что Триш хотела бы найти в его глазах это понимание, тогда и немного саднящее неприятное чувство пройдет.
- Или лучше я?

Подпись автора

список эпизодов

+2

3

Остров Маллет остался позади и, наверное, это должно было принести успокоение. Он же сделал это – отомстил за свою семью, за то, что с ними случилось. Отправил Мундуса гнить в самый отдалённый и паршивый уголок Ада, разрушив его планы, замок, «трон». Это должно было поставить мысленную точку в истории, тянущейся вот уже двадцать лет, но это совершенно ничего не меняет. Даже сам Мундус становится всего лишь ещё одной галочкой в череде убитых демонов, потому что Данте возвращается всё в ту же унылую реальность, где у него по-прежнему нет ничего, и это не изменится.

Чувство удовлетворённости от свершившейся мести проходит быстрее, чем обычное похмелье, и вот он уже стоит, недовольно скрестив руки, и наблюдает, как безапелляционно его биплан обменивается на мотоцикл. Ему лень спорить. Да и чего кривить душой, биплан он тоже «одолжил». Солнце сядет на Юге и встанет на Севере в тот день, когда у него за душой окажется больше, чем одно разбитое агентство.
Ладно… не совсем разбитое. Он за эти годы хорошо обжил это местечко, теперь оно стало домашним и уютным. С пригвождёнными е стене трупами демонов, бильярдным столом, гитарой, радиоприёмником и барабанной установкой. Там даже дартс был! Короче, развлечения на любой вкус. Хочешь – спи, хочешь – не спи.

С библаном он смирился быстро. Легко найдешь – легко потеряешь, как говорится. Зато мотоцикл – это вещь. Быстрая, мощная (насколько позволили деньги) и крутая. Если бы не Триш, Данте все деньги бы потратил, но взял бы вон тот, где ещё хромированные выхлопные трубы блестят. Выглядит очешуенно! Но демонесса оказывается намного больше приспособлена к жизни, чем он, и торгуется на славу, пока он мирится с судьбой и уже примеривается к новому виду транспорта.

Триш, довольная собой, мотает у него перед носом ключами, и Данте в ответ клонит голову в бок и ухмыляется, скривив уголок губ.

- Я поведу! В конце концов, это был мой биплан, имею право, - выхватив связку, он заводит мотоцикл и ждет, пока Триш усядется позади. Позволять кому-то управлять мотоциклом и ехать пассажиром, когда можно рулить самому? Не в этой жизни! Мотоцикл ревёт, оживая, и совсем скоро срывается с места, выжимая максимальную скорость. Можно не мелочиться и не осторожничать даже на поворотах – у него хорошая реакция, а если что, то они оба живучие как демоны, ничего с ними не станется. Триш тоже чувствует себя спокойно и как в родной стихии – ещё бы, это она первая въехала в его агентство, вышибив дверь колёсами и чуть не въебав ему этим агрегатом.

Пока они едут по знакомым улицам, Данте думает, что тот факт, что Триш выжила ему нравится даже больше, чем само поражение Мундуса. Он не заглядывает дальше, чем есть сейчас, но он радуется уже тому, что ему не пришлось убивать кого-то, похожего на его мать. Достаточно было и того, что он винил себя в смерти настоящей.

- Откладывается? Ни за что! Для пиццы всегда есть время, - по приезду, Данте швыряет ключи от мотоцикла на тумбочку, где-то между коробками пиццы, счетами и ещё чем-то там. Под ногами мешаются остатки дверей, о которые он чуть не спотыкается, но он сильный, четкий и независимый демон, поэтому обходит препятствие, чтобы рухнуть на дальний диван мордой в подушки. Да, он говорил, что для пиццы всегда есть время, но для сна его должно быть еще раз в десять больше. Он перевыполнил свой план по активности на год вперёд.

- Переименуем агентство в «Дэвил Невер Край»? – он задушенно и устало усмехается в подушку, не отрывая головы, и слышит, как где-то на фоне как раз с треском падает вывеска, державшаяся на соплях и честном слове. Всё равно менять, так почему бы не с новым названием. Надо хоть как-то отметить эту победу.

Телефонный звонок раздаётся раньше, чем Данте успевает сделать заказ (честное слово, он планировал им заняться в ближайшие часа три), но отвечать ему не хотелось. Он только-только с одним разобрался, дайте отдохнуть!
Так что он машет Триш рукой, благословляя на любые действия. Может послать, поржать, пофлиртовать, поругаться, принять заказ или что там… не страшно. Даже если это очередные продавцы, которые пытаются впарить супернавороченный миксер или самые-острые-в-мире-ножи, без которых ни один человек не смог бы приготовить себе еду и сдох бы от голода, беспомощно рыдая в углу. В этом был плюс того, что тратить ему нечего.

С титаническим усилием отжавшись от дивана и поднявшись с него, Данте подходит к столу, на котором еще лежала старая коробка, и открывает её, глядя на оставшийся кусок пиццы. Тут же бьет Триш по руке, которая пытается до него дотянуться.
- Нет уж, жди, пока закажем новую! – этот Данте забирает сам и, обойдя стол, разваливается на стуле. Если уж знакомить кого-то с пиццей, то это должна быть свежая, ароматная, пышная, с горячим тягучим сыром! А не засохшие остатки. Данте осматривается и с прищуром оценивает, осталось ли хоть что-то в какой-нибудь близлежащей бутылке, чтобы запить этот кусок, застревавший в горле.
Ему не то, чтобы интересно, чем закончится болтовня по телефону, но он старается вслушиваться. Ключевое «старается».

На деле же ему интересно… они теперь партнеры? Он бы сказал, что это чревато, но Триш – демон. Её не так просто убить… может, из этого что-то и выйдет.

- Учти, если там опять просят снять кота с дерева или найти потерявшийся паспорт, я этим заниматься не буду!
[icon]https://funkyimg.com/i/394wZ.gif[/icon]

Подпись автора

Famine | Portgas D. Ace | Sherry | Lord of Oppression | Adgar
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://funkyimg.com/i/388mC.gif

+1

4

На "Я поведу!" от Данте Триш только закатила глаза. Ох, уж эти мужчины, что в аду, что на земле, все одинаковые: машинки, оружие - любимые игрушки. Ладно, ей несложно в этот раз уступить, все равно потом она просто купит свой. Круче.
Поэтому она без возражений отдала ключи и уселась позади Данте на мотоцикл, который так резво стартанул с места, что колыхающиеся по ветру волосы Триш стали похожи на хвост кометы. Но ей было только в удовольствие, ухватившись за Данте покрепче, она глубоко вдохнула и выкрикнула полное восторга: "Вууухууууу!"
Решено, она просто обязана купить свой мотоцикл. При первой же возможности!
Однако же то, как уверенно Данте говорил про пиццу, вызывало ответный энтузиазм.
- Я только за! - обворожительно улыбнулась демоница.
Начавшие было пошевеливаться здравые мысли по поводу выбитой ею двери, Триш задвинула подальше. Если Данте в этом не видел никакой проблемы, ей тоже ни к чему усложнять себе жизнь ненужными заботами. В конце концов, желание хозяина - закон. Когда захочет, тогда и поставит новую дверь. И вообще, к чёрту дверь! Дверь - это скучно! Пицца - это намного интереснее!
Но вокруг ничего похожего найдено не было, даже стратегически выгодно занятая позиция на столе рядом с телефоном делу не помогла: ничего похожего на аппетитные описания, прозвучавшие от Данте, и близко обнаружено не было. Даже больше, запах в помещении и близко не намекал на наличие чего-либо съедобного в радиусе нескольких десятков квадратных метров. Впрочем, искать она в закромах она не стала - в аду всё съедобное уничтожалось сразу и запасы делать было не принято, потому что их всегда находили и разоряли. Намного более популярна в том мире была охота, постоянная, потому ни один демон свой голод никогда не мог утолить до конца. Триш ещё помнила это чувство, грызущее изнутри, не дающее оставаться на месте, постоянно гнавшее вперед. Тогда её мир был прост и делился всего на две составляющие: выживание и утоление голода. Голод, впрочем, не был таким уж простым чувством, поскольку состоял не только из желания набить желудок чем-то повкуснее. Он был глубоким, гораздо более сильным: не просто наесться, а поглотить свою жертву целиком, насладиться сполна своей властью и её страданиями, беспомощностью и агонией. Этому инстинкту была подчинена жизнь каждого демона.
Но теперь это не для Триш. Даже помня своё предыдущее состояние, она словно бы отделилась от него. Теперь, когда она свободна и не надо огладываться на каждое слово и действие, не нужно бояться, что в любой момент откусят голову, потому что "ты так похожа на человека", Триш больше не хотелось утолять свою жажду крови немедленно, и даже желудок бурчал по-другому. Она чувствовала, что может подождать с этим и переключиться на что-то ещё, потому что внутри ощущалась непривычная тишина, остался только тлеющий неосязаемый огонёк, как маячок в бездне желаний, который потеряли над ней былую власть. Нет, она понимала, что расслабляться не стоит, вся её демоническая сущность была при ней, но теперь Триш могла как будто посмотреть на себя и свою сущность со стороны, и, что более важно, изменить ее.
Поэтому, когда уставший с дороги Данте картинно шлёпнулся на диван, это вызвало у Триш усмешку. Но не потому что она увидела в нем лёгкую добычу - вообще, думать о Данте как о добыче, дело довольно самоубийственное, проверено Мундусом, - а потому что это было... спокойно, что ли? "По-домашнему" просто не пришло ей в голову. Но Триш понравилось. Возможно, в мире людей поведение Данте тоже было самоубийственно безответственное, но она узнает об этом позже. И о мире, и о Данте.
- Агентство-то твоё, называй, как хочешь. Или ты спрашиваешь моего одобрения? - усмехнулась, созерцая распластанную на диване самую опасную тушку человека из всех ею виденных. - Но если что, я только за.
Протягивая ему трубку она надеялась увидеть в глазах Данте ответ на свой вопрос, но там оказалось только сильная усталость. Так по-человечески. Это немного обескуражило и... успокоило одновременно. Будучи замешательстве, внешне Триш лишь озорно подмигнула и, кивнув, приложила трубку к уху, косо глянув на даже и не пытающегося воскреснуть с дивана Данте.
"Теперь не надо следить за каждой своей реакцией", - пришло в голову напоминание, в которое все еще трудно было поверить.
- Агентство "Дьявол никогда не плачет", - выдохнула она в трубку голосом на грани эротики, секунд на пять остановив поток фраз, явно принадлежащих какому-то молодому человеку. Оказалось, звонили из какого-то медицинского центра, предлагали скидку на обследование позвоночника по какой-то очередной акции, плюс услуги мануалов. Что такое мануалы, Триш не знала, но про позвоночник ей понравилось -  парень говорил четко, уверенно (явно тренировался перед тем, как позвонить, молодец какой), поэтому она, помня о произведенном эффекте, почти прошептала в трубку, что сейчас необходимости нет, но, глядя на попытки Данте подняться из горизонтального положения, пообещала, что скоро перезвонит.
С интересом наблюдая борьбу мебели с человеком (или человека с мебелью, тут с какого ракурса посмотреть), Триш с удивлённым уважением проследила за все же прошатавшимся к столу Данте. Который, открыл одну из многочисленных коробок, которые она уже подумывала спихнуть на пол, а он достал оттуда, нечто очень похожее по описанию на ту вкуснятину, которую ей - уже давно, между прочим! - обещал. Желудок недовольно буркнул и Триш потянулась выцепить пусть и не настолько здорово выглядящий, но всё равно аппетитный кусочек. Но Данте делиться не собирался.
- Ай! - она отдёрнула руку и состроила обиженную мордашку. - А мне? Ты обещал, между прочим!
Обещание Данте подтвердил, но, тем не менее, нагло устроился обратно на диван и принялся жевать. И, судя по всему, выполнять обещанное не торопился. А она - голодная! И есть она хочет прямо сейчас, а не когда-нибудь!
Триш, все еще держа в руках трубку, тут же мстительно записала Данте на сеанс обследование позвоночнику... часов этак на 4 утра. И да, конечно, пусть позвонят предупредить за час до сеанса, это просто необходимо!
Положив трубку на место, она довольно выдохнула и, состроив самый невинный вид, на который была способна, медовым голосом поинтересовалась:
- Пока у меня телефон в руке, не мог бы сказать, куда надо позвонить, чтобы нам привезли ту самую пиццу, которую ты так расхваливал?

Подпись автора

список эпизодов

+2


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » Back to the start