no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » The heritage of Sparda


The heritage of Sparda

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Vergil x Dante x Nero
https://i.imgur.com/MmqiMt6.png
Los Colorados - Hot N Cold

Now that you’re out my life, I’m so much better
Thought I’d be weak without you but I’m stronger
Thought I’d be broke without you but I’m richer
Thought I’d be sad without you - I laugh harder
Thought I wouldn’t grow without you - I’m wiser

+

[icon]https://i.imgur.com/Fiop3Iz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Xrpcm9h.png[/sign]

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:44:42)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+4

2

На земле есть места, в которых граница между человеческим и подземным мирами тонка, как мембрана. Их можно раз за разом запечатывать, разрушать до основания, предавать забвению, но история всегда возвращается на круги своя. Отголосок призрачных колоколов Темен Ни Гру всегда будет звучать под мостовой Редгрейв-Сити. Остров Маллет, разрушенный до основания, снова возникнет, будучи в действительности не географическим объектом, а блуждающим зеркальным коридором, отражающим ад. И, разумеется, Фортуна с ее высокими стенами и средневековыми улицами будет внушать живущим на ее земле людям странные мысли, даже если ее покинет последний адепт Ордена Меча.

Ад не зря вырос кругами: кое-чему суждено повторяться. Годы назад море выбросило на побережье Фортуны разломанные доспехи Нело Анджело и обломки Ямато. В этот раз оно выбрасывает на отмель двух полудемонов.

— Отстань, Данте, я не буду открывать портал прямо в пиццерию, - говорит один из них другому, словно продолжая начатый где-то под водой разговор.

Опустившись на песок в паре метров от пены прибоя, он упирает локоть в согнутое колено и отдыхает, глядя, как садится в чистом небе солнце, окрашивающее горизонт в оттенки рыжего и розового. Он думает о том, что возвращаться с каждым разом сложнее; особенно если ты считал, что тебе и не положено возвращаться.

Они и вправду не должны были вернуться. Для Вергилия это было закономерным итогом того, что он сделал, а Данте... Ну что ж, им было что обсудить. Не то чтобы они действительно обсуждали, конечно, но степень серьезности и злости ударов после тех или иных реплик выдавала, где всё ещё осталась старая обида, где возникла новая, а где её на самом деле нет. Подчас выслушивать младшего братца уже было утомительно, и как минимум по три раза в сутки он нарывался на настоящую смерть, но, к счастью, противники в Аду не заканчиваются. Клипот снова и снова пытался выбросить корни вверх, словно чувствуя поток воздуха, несмотря на то, что граница закрылась; снова и снова багровая земля изрыгала из себя десятки тварей, набрасывающихся толпой. Словом, это было чистилище, которое Вергилий находил приемлемым и даже отчасти приятным - когда Данте не напоминал ему о ходе идущего наверху времени.

Иногда он мечтательно тянул, что у какой-то сложно произносимой группы как раз должен выйти альбом. Или вслух размышлял, не сдала ли Леди агентство в аренду семье пакистанских беженцев. Или - его коронное - спрашивал: ну что, как думаешь, твой пацан уже перестал тебя материть? С Данте сложно было понять, хотел ли он просто уколоть, или правда надеялся когда-нибудь выбраться. В любом случае, укол был действенен: каждый раз Вергилий внутренне закипал. Он не желал терпеть этих предположений о том, что могло бы быть, когда они не должны были вернуться.

Но вот, спустя год с лишним после крушения Древа они снова здесь. Разумеется, не потому, что проломили брешь в реальности ради выхода альбома. Настал момент, когда корни перестали появляться на прежнем месте и начали блуждать, и довольно скоро система их появлений стала ясна. Всегда существовали неизменные точки истончения и врата-маяки, дырявящие ткань мироздания иголками - но теперь полотнище всё больше и больше начало напоминать ветхую рассыпающуюся тряпку. Безвластие в демоническом мире распахнуло все тюрьмы, куда Уризен и Мундус запечатывали тех врагов, которых по каким-то причинам не могли убить, и все эти бывшие пленники вцеплялись в застрявшие в границе остатки корней и расшатывали их, пока не пробивались наружу, чтобы напиться человеческой крови и вернуться со знаменами. Охотиться за ними по всему Аду было все равно черпать воду решетом. Они провели так несколько месяцев (или сто восемь зарубок, ориентировочно означающих сутки), пока в один день Вергилий не сказал, что, возможно, залатать всё это будет удобнее снаружи, а лежащий на земле Данте не выставил большой палец вверх и с энтузиазмом не промычал, что быть сверху вообще всегда лучше.

В реальности сверху - слишком тихо, несмотря на шум воды, и слишком светло, невзирая на гаснущие в море лучи. Слишком много неба и течения жизни, встраиваться в которую кажется таким бессмысленным.

Вергилий оттирает ножны Ямато, чтобы в них не въелась соль, и только после этого наконец озвучивает то, что нужно озвучить:

- У Неро есть кое-что мое. Мне нужно это вернуть.

Он чувствует, с каким выражением косится на него растянувшийся рядом Данте, и что он собирается сказать, но все равно не находит нужным добавить, что это «кое-что» - просто книга.

В любом случае, найти Неро – значит не тратить время на поиски эпицентра событий: вряд ли здесь что-то могло измениться. Поднявшись, Вергилий вытягивает Ямато, сжимает лезвие ладонью, чтобы оставить след крови, - так портал сразу приведет к тому, кто делит ее с ним, - и разрезает пространство крестом. Стены крепости Фортуны продолжают выситься в отдалении, скрывая свой оскудевший фанатический мирок, а из недр воздушного разрыва, как из морской раковины, доносятся звуки города, драки и пальбы.

Приподняв бровь, Вергилий рефлексом кидает внутрь призрачные клинки.

- Ты идешь, или остаешься загорать? – не оборачиваясь, раздраженно спрашивает он Данте.

[status]there's no coming home[/status][lz]Constellations of blood pirouette, dancing through the graves of those who stand at my feet; dreams of the black throne I keep on repeat.[/lz][icon]https://i.imgur.com/g9ahmPr.jpg[/icon]

+4

3

«О! Смотрите, я все еще жив, прикольно!»

Примерно такая фраза проносилась в голове Данте минимум несколько раз за год. Когда он трижды пытался сдохнуть в Темен-ни-Гру, когда его пришпиливали мечом к кресту, когда пришпиливали мечом к статуе отца, когда из него выбивал все дерьмо Уризен, когда он сам себя протыкал мечом… Короче, часто. Каждый раз это было приятным вдохновляющим сюрпризом, типа подарка на новый год. Только что-то уставать он стал всё больше. И поэтому, когда вода выносит его на берег, он едва ли отмахивается рукой, а по сути, просто разваливается на спине, раскинув ласты в сторону. И голос в голове уже звучит не так бодро, а скорей «аах… черт… ну, вот, снова…»

Он бы с радостью уснул прямо здесь, под шум воды, под отдалённый гул города, под греющими лучами Солнца… только, в отличии от мира демонов, здесь было слишком уж ярко, чтобы спать. Свет буквально резал глаза, прожигая до затылка. Зато он снова кожей чувствует свежий воздух. Это круто. Он любит мир людей, чертовски любит. Со всеми его гитарами, мотоциклами, пиццей, мороженым, журналами. Боги, сколько времени он не видел ни одного человеческого лица рядом? Если не считать Вергилия, а его можно не считать, потому что для хладнокровного отстраненного самурая он слишком часто уходил в дэвил триггер, чтобы светить своей демонической задницей.

«Хватит ныть про пиццу, Данте» - пфф, хватит быть такой снобистской занозой в заднице, Вергилий!

Не сказать, что Данте жаловался – вечеринка была супер! Конкурсы интересные, тамада шикарный. Рубить демоном можно хоть налево и направо, не выслушивая все эти «Данте, ты сломал мост, ратушу и церковь, мы это вычтем из твоего заработка, так что у тебя теперь на счету минус бесконечность». Подальше от всех этих упреков из разряда «развел свинарник, как ты вообще живешь, хоть бы раз прибрался». Никакого тебе проходного двора, куда каждый думает, что он вправе заявиться, выбив дверь с ноги (нет! Дверь с ноги может выбивать только Данте! Когда выходит в магаз!). А ещё тут нет назойливых девчонок, которые норовят завалить твоё личное пространство плюшевыми игрушками, шариками и украсить всё бантиками.

Определенно! Здесь лучше. Кровавая баня и толпа демонов, пытающихся его угрохать и сожрать, наравне с братом – то, чего он заслужил и к чему так долго и упорно шел все эти годы. Это успех!

Но, видимо, какие-то более великие и непонятные силы решили, что запихнуть сразу двух наследников Спарды, у которых счеты со всем подземным выводком вместе взятым – не самый лучший вариант. Они мало того, что не умирают, так еще и наслаждаются этим. Данте – понятно, а вот Вергилий… он мог сколько угодно морщить нос, презрительно щуриться и отворачиваться, но даже он в бою улыбался гораздо чаще, чем хотел бы показывать.
«Отвратительно», как сказал бы Вергилий. Поэтому им удаётся в какой-то момент выбраться. Ад извергает их, не сумев пережевать и подавившись. Извергает прям на курортный (почти) пляж, где Данте с радостью бы вырубился и поспал ближайшую неделю (месяц?). Свежий воздух расправлял, будто истлевшие от горячего ада, пропитанного серным дымом, легкие, но, при этом, наваливался тяжеловесной усталостью за все прожитые в другом мире дни. Ощущение, что внутри переключается тумблер с режима «демон», на режим «человек». И вот ты вспоминаешь, что вообще-то любишь поспать, а еще поесть чего-то вкусного, а еще… да мало ли еще этих человеческих радостей? Данте любил их всех.

Но Вергилию, конечно, надо доказать, что он более стойкий и, не прождав и полу часа, потащиться куда-то.

- Если ты не рубишь проход к пиццерии, то я никуда не пойду…

Устало выдыхает Данте. Можно ему уже отпуск? Спасибо пожалуйста.

Он бы правда проигнорил приглашение (ему хочется так думать), но слух режет имя Неро, и он морщится. Чертовы семейные отношения… Конечно, он уже в курсе, что при необходимости пацан хорошенько приложит папашу и научит манерам, но их отношения и так не фонтан, и Данте не хотелось, чтобы всё стало ещё хуже.

- Иду… - обреченно отзывается охотник на демонов и, кряхтя, поднимается, отряхивая попутно плащ и пытаясь сбить песок, прилипший к мокрым волосам, - Слушай, оставь пацану хоть одну руку? Мы уже поняли, что взамен старой у него вырастают новые три. Если у него после очередной встречи с тобой вырастет целых шесть – даже моя челюсть, думаю, не выдержит этого.

Ему кажется или за это нереально долгое время он научился игнорировать вечное недовольство Вергилия почти на сто процентов? Впрочем, как и он научился игнорировать его шуточки (нет, конечно, все равно вечно на них скалится и строит свой выразительный взгляд, в котором читается «ты даун, Данте».

Почти утопическая картина пляжа, моря и закатного солнца сменяется уже более привычной – демонами и полуразрушенными улицами. В руке инстинктивно появляется меч, что Данте замечает только когда осознает, что, как и в мире демонов, готов раздирать в клочья любую демоническую тварь, оказавшуюся на пути.
Он, видимо, ещё долго будет от этого отвыкать…

И да, здесь не то, чтобы нужна его помощь. Хотя он все равно с удовольствием разрезает пополам выскочившего черта.

- Ух ты… какой беспорядок! Словно и не уходили никуда.
[icon]https://i.imgur.com/Fiop3Iz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Xrpcm9h.png[/sign]

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:44:32)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+4

4

- Кха-кха... - задыхаясь от сигаретного дыма, испускаемого его извечной напарницей, сидящей за рулем их не пойми как едящего “тарантаса”, он приоткрыл окно на дверце, чтобы хоть как-то пустить свежий воздух в своих накачанные сигаретным дымом легкие. 

- Черт возьми, ты хоть понимаешь, что этот фургон больше похож на паровоз? - выругался Неро, пытаясь отмахнуться от всего этого дымного смрада, прогоняя его в открытое окно. Усилия, прилагаемые охотником, были тщетны. Нико лишь сделала затяжку глубже и щедро поделилась всем с Неро, который за пару лет уже превратился в заядлого пассивного курильщика (а ведь даже ни разу сигарету в зубах не держал) 

- А ты больше похож на бомжа - съязвила Нико, как всегда, одержав победу в их словесной перепалке. Неро оставалось только недовольно махнуть рукой и отвернуться в сторону открытого окна, чтобы не видеть её злорадной ухмылки. 

Поскольку его напарница была божественным водителем, то просто не могла наехать на очередную колдобину, которая ненадолго подбросила их обоих в воздух. Неро в очередной раз выругался, но вдруг заметил, что из полочки фургона выпал томик сочинений Уильяма Блейка. Неро поднял его с пола и стряхнул с книги пыль. 

“ Я и забыл, что ты здесь. . .” подумалось парню, пока он убирал книгу в задний карман куртки. 

Недолгую тишину, сопровождающуюся периодически выдыхаемым сигаретным дымом, прервал телефонные звонок. Неро, подбросив телефонную трубку локтем, поймал её в воздухе, произнеся уже в сотню раз повторяемую фразу:

- Devil May Cry!  - 

Поток малопонятных фраз и вопросов, которые доносились от изрядно взволнованной женщины на том конце провода заставили Неро изрядно поднапрячься, чтобы понять, что к чему: 

-  Нет, мэм. Мы не сатанисты. Нет, мертвых мы не изгоняем. И даже от призрака умершей тетушки не избавим. Мэм? Демоны? Разрушают город? Почему вы сразу с этого не . . . - телефонная линия прервалась, послышались только гудки, которые заставили Неро изрядно поволноваться. Давненько демоны не сеяли хаос в относительно крупных населенных пунктах, так еще и в городе неподалеку. 

- Поддай газку, - обратился он к Нико, - Кажется, у нас наметилась работенка! - 

                                                                       ***

Алая Королева радостно гремела мотором, входя в плоть очередного демона и разделив его надвое. Неро и представить не мог масштаб произошедшего. Демоны просто заполонили город, словно он снова оказался в Редгрейв - сити. Повсюду разрушенные дома, полчища демонов всех сортов и расцветок, кровь и что-то, что когда-то было людьми. Издержки профессии охотника на демонов, постоянно наблюдать за смертью, хаосом и разрушениями. Увы, как бы ты не старался, всех не спасти, тем паче, в одиночку. 

- Пора надрать и вам задницу, ублюдки! - указывая на очередную группу крупных демонов, крикнул Неро. Демоны, что-то недовольно буркнув, стремительно всей оравой кинулись на охотника. Это было зря. 

Первый, крупный ящероподобный, был встречен электрическим разрядом прямо в лицо. Неро сжал его отвратительную морду усовершенствованным бичем дьявола, который Нико подогнала под отросшую руку. ( он настолько привык к удобству протезов, что иногда просто ленился использовать нормальную руку). Демон во мгновение превратился лишь в горстку пепла. 

Несколько хитрых эмпуз, что решили зайти за спину и атаковать Неро пока тот якобы не видит вряд ли ожидали, что в них через пару мгновений прилетит 8 пуль из Синей Розы. Головы этих мелких засранцев лопнули как воздушные шарики, обрызгав демонической кровью все вокруг, кроме Неро, который сделав сальто назад разрезал еще одного демона в воздухе напополам. 

Приземлившись на ноги, он закончил начатое и вскоре все демоны в этом квартале были повержены, а Алая Королева, словно оправдывая свое название, довольно гудела обагрённая демонической кровью. 

-  Что ж, с этими покончено, - заключил Неро, посмотрев вдаль узкой улочки, пытаясь понять куда ему лучше пойти дальше, - Я уверен, что этими засранцами кто-то командует, они слишком тупы, чтобы учинить такие разрушения без босса, один вопрос: кто? -  он водрузил меч на плечо, погрузившись в размышления. Пусть и обладая небольшим по сравнению с Данте опытом, он понимал, что за простыми демонами всегда стоит кто-то больший, но пока в этом городе ему встречались лишь простые черты, которые служили разве что мясом. 

Он понимал, что, если не двигаться дальше, ситуация яснее не станет. Запрыгнув на одну из крыш полуразрушенного дома, он осмотрелся и продвигался вперед, прорубая себе путь при встрече с очередными демонами. 

-  Какого черта тут творится. . . - вслух удивлялся он, оглядывая адские панорамы. С небольшой высоты картина была немного яснее. Демоны будто лезли прямо из воздуха, будто в этом городе теперь собственный филиал ада. Неро подозревал, что демонов в мире стало чуточку больше, но с подобным он столкнулся впервые после Редгрейв - сити, словно что-то повлияло на нынешний мир. Тяжелее было от того, что если происходящее здесь действительно что-то серьезное и ставит под угрозу существование мира, то теперь это дерьмо ему расхлебывать в одиночку. Отмахиваясь от навязчивых негативных мыслей, он двигался дальше, пока краем глаза не заметил двух шедших внизу зевак, которые удивительно спокойно разгуливали по улицам, которые кишели оравой демонов. Из-за густого тумана, вызванного пылью и пожарами в городе, Неро не сразу разглядел кто это. 

-  Эй, вы что тут делаете, придурки? - обратился к ним Неро, водрузив и свисая с крыши, - Бегите, пока вас тут не порешали! - Однако, он заподозрил нечто неладное. Он чувствовал, что в этих двоих слишком много силы, будто что-то начало сдавливать ему грудную клетку. Он изрядно напрягся, крепко сжимая рукоятку меча. Возможно, он наконец-то наткнулся на тех, кто стоит за всем этим хаосом. 

Спрыгнув с крыши, Неро выставил меч вперед и снова обратился к двум незнакомцам, однако, как только туман вблизи стал рассеиваться, он понял обратное: 

- Твою-же #$@!#@@!!!1!!!1!!!%%!#@!%%@#!@%%!%%%!%!!%%!%#!@@#!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!@! -

Отредактировано Nero (2021-02-05 00:51:45)

+4

5

— Он не слишком сообразителен. Ты настаиваешь, что он мой сын, а не твой? — ядовито интересуется Вергилий, когда Неро с крыши кричит им убираться пока целы. Даже сквозь густой смог пожара его аура, которую он не пытается прятать от противников, считывается как открытая книга. У нее многоцветный, бирюзово-лазурный с алой сердцевиной, оттенок, ставший за прошедшее время еще насыщеннее. Они с Данте тоже не особенно скрываются, но в мальчике слишком много от человека, поэтому его чутье притуплено. Зато шума он производит на несколько демонов сразу.

Одно из немногого — или, может быть, единственное, в чем они с Данте согласились без слов, вдвоем отправляя Неро в нокаут на вершине Клипот, — это то, что он не должен следовать их дорогой. Они могли позволить себе спуститься в мир демонов, потому что должны были закончить дело, и потому что, по сути, в них уже очень мало осталось от тех живых существ, которыми они некогда были, и стало слишком много от городских легенд. Даже Данте на каком-то своем одноклеточном уровне это понимал, ведь Клипот месяц питал его человеческой кровью, не давая умереть после поражения от Уризена. Многое для них здесь, в человеческом мире, было потеряно, но для Неро — нет. У него было кое-что, чего никогда не было у них, и он не должен был менять это на бесплодную дорогу в темноте. 

Тогда Неро был слишком поглощен эмоциями (вернее, кувалдообразными выпадами, сопровождающимися бессвязными трехэтажными требованиями признать его существование, силу и причастность ко всему происходящему), но Вергилий считает, что, оценив всё трезвым взглядом, он впоследствии еще должен был его поблагодарить. Правда, когда он высказал эту точку зрения Данте, тот так ржал, что подавился, а потом сказал, что братец даже еще плоше, чем он думал, и что он что-то не припомнит, чтобы в двадцать лет сам Вергилий трезво смотрел на общую картину - слишком уж был занят перетягиванием фамильной бижутерии во имя маниакальных апокалиптических планов.

...Как всегда, когда шпилька Данте имела смысл и била в цель, Вергилий предпочел сделать вид, что не имеет ни малейших воспоминаний о предмете разговора. Да, в молодости сложно видеть что-либо, кроме того, что ты назначил разрешением своей травмы. И всё равно он не понимает, почему бы его сыну не быть удовлетворенным тем, как всё в итоге обернулось. В конце концов, в тот раз он даже победил.

Возможно, больше понимает та его самая смертная и беспомощная часть, что общалась с Неро ближе, но Вергилий не позволяет ей слишком часто раскрывать рот. Да, то время, которое он провел вывернутым наружу всем самым уязвимым, что в нем когда-либо было, дало ему пересмотреть взгляд на жизнь и понятие о силе, и в том числе Неро он за это благодарен. Но Ви и его сожаления - это не то, что может помочь выжить в Аду; Ви - это то, что вообще не способствует выживанию. Вергилий в достаточной степени принял свою человеческую половину, но не собирается больше ни оставлять ее без защиты, ни, тем более, разрешать ей вслух разглагольствовать о любви. (Впрочем, Ви оказался довольно полезен, если требовалось нанести массовый удар с фамильярами).

В любом случае, они здесь не для очередных семейных разбирательств, хотя раз в минуту лениво поднимающий Ребеллион для удара Данте и считает иначе. (Вергилию не нужно слушать его, он и без этого знает, что тот прикидывает, как бы напроситься к Кирие на обед, или, на худой конец, можно ли найти в этом баре без внешней стены мороженое). Город - как прореха, сквозь которую сыплется песок мелкой паразитической нечисти, обычно подбирающей объедки за демоном покрупнее. От концентрации их испарений в воздухе взрываются и чадят машины по обочинам улиц, твари облепляют дверные проемы саранчой, всовывающей конечности в щели как рычаги, а в тупике трое падальщиков волочат в черную дыру ошметок, недавно бывший человеческим торсом. 

Немного разочаровывает. Он думал, у Неро всё под большим контролем. 

Вергилий идет своей неторопливой неотвратимой походкой, раз или два засбоившей черными помехами телепортации, и разрезает на части всё, что шевелится в радиусе десятка метров от себя, предоставляя брату следить, чтобы среди этого шевеления не попались под руку смертные. Когда Неро, наконец, находит нужным спрыгнуть с крыши и узнать их, он останавливается и морщится в ответ на конструкцию, в которой с прошлого раза прибавилось еще больше этажей и эмоций.

Отвратительно, когда Данте оказывается прав.

— Ты нерасторопен, Неро, — невозмутимо отвечает на "приветствие" Вергилий - и усмехается краешком губ. — Я бы мог убить тебя уже тридцать раз.

Он совершает короткое движение, и его возникший сбоку от охотника доппельгангер продолжает это движение ударом, швырнувшим Неро вместе с его мечом на несколько метров в сторону - прямо на вылезающего из оконного проема Адского Каина.

Определенная часть Вергилия думает, что, возможно, следовало бы встретиться как-то иначе, но это запоздалая мысль.
[status]long way home[/status][icon]https://i.imgur.com/g9ahmPr.jpg[/icon][lz]Constellations of blood pirouette, dancing through the graves of those who stand at my feet; dreams of the black throne I keep on repeat.[/lz]

+4

6

Только Вергилий был способен в одном предложении оскорбить сразу всех и несколько раз. Чего кривить душой, он мог оскорблять всех вокруг одним только своим появлением или взглядом. К счастью, Данте был одним из тех людей (или нелюдей), у которых был к этому огромный иммунитет под названием «похуй, пляшем». Честное слово, уж сколько раз его пытались пристыдить за образ жизни, который он ведёт, что если бы за каждый он получал доллар, то стал бы миллионером. В том, чтобы жить одному были свои преимущества, и их было много: он делал это так, как хотел.

Барабанная установка посреди зала? А пожалуйста! Гитара с усилителем? Да без проблем. Устал, хочешь упасть лицом в ковер и уснуть? Да сколько угодно! Протяни руку – вот тебе пицца. Протяни другую – может там что-то еще осталось в той бутылке. Как ни крути – сплошные удобства.

И да, он настаивал на том, что это всё же стопроцентно сын Вергилия. Они не могли познакомиться иначе, кроме как через ребеллион в грудак. Как говорится: яблоко от яблони. Хотя… было в нём что-то такое же безрассудное… но Данте сказал бы, что это просто «кровь Спарды в жопе заиграла». Это как «детство», только продлиться может до тысячи лет и последствия окажутся более глобальными. Ну, типа, «один взмах крыла Спарды вызывает землетрясение в Китае».

И ещё миллион жизненных поговорок от семьи: «семь раз не мерь и сразу руби», «скажи мне, кто твой друг, и оба будете проткнуты Ямато», «чем дальше в лес, тем больше мата», «бог дал, а я разрезал judgment cut’ом», «не зная броду, руби Ребеллионом», «хотел как лучше, а получилось два близнеца».

Интересно, сложат ли о них когда-нибудь легенды, как об отце? Построят ли в их честь храмы? Будут ли там пятиметровые статуи Данте с пиццей в одной руке и бутылкой виски в другой и Вергилия, который в этот момент протыкает его мечом с этим своим выражением лица «омерзительно»? Могло бы получиться произведение искусства на века! Но, учитывая, сколько они приносят разрушений, и насколько у них всё хреново с маркетингом и имиджем, им и «спасибо» редко когда перепадёт. Да и не важно – лишь бы весело, да с пользой. Кроме этого Данте мало что интересовало, хоть ты ему золотые горы пообещай, корону и Бритни Спирс в придачу.
Кстати, рецепт как стать героем от Вергилия: начните уничтожать мир в очередной раз, а потом перестаньте это делать.

Данте замечает краем глаза перемещения брата – привычка уже следить за каждым его шагом, потому что когда заканчивались демоны, они начинали рубиться друг с другом. Да и в общей куче ему иногда прилетало от Вергилия, мол, сам полез, сам виноват. Ну да ну да!
До него ещё сложно и долго доходит, что они не в Аду. И что здесь реальный мир с реальными смертными людьми, поэтому нужно рассчитывать и силы, и последствия каждого удара. Там можно было ни о чем не волноваться – хоть в пепелище преврати ближайшую округу, антураж не поменяется. А здесь у них снова есть определённая социальная ответственность. Поэтому расслабленная ухмылка Данте запоздало сменяется нахмуренными бровями и сосредоточенным взглядом – он пытается понять, есть ли кто живой в ближайшей округе, кто может пострадать от «разминки» брата. Но слышит лишь копошения за спиной и, обернувшись, видит напуганного человека, пытаясь перебраться через завалы разбитой дороги.

- Серьёзно? Груду обломков перелезть не можешь? Тут вообще-то еще демоны рыскают, как ты выжить умудрился? – Данте подбирает камень поувесистей и с силой швыряет, как бейсбольный мяч. Нет, не в человека, чтоб добить и не мучился больше – в уродливую рожу демона, который к нему подбирался. Это помогло везунчику удрать. И раз уж территория совсем чиста, Данте вытаскивает из кобуры пистолет и прицельно разносит демонюке голову. Так, чтобы по-классике и с фонтаном брызг. Красота!

- Таким словам я его точно не учил! В душе не %;№?, где он такого набрался! – заранее изумлённо парирует Данте, разведя руками, когда Неро оказывается к ним лицом к лицу, - пацан, я думал, ты получше справишься, когда оставлял тебя здесь. Что тут проис… - задать вопрос он не успевает, потому что в ход идёт вся отцовская любовь и забота Вергилия, - …ходит… - интересно, Вергилий нарочно пропустил предупреждения касательно шести рук и шести тумаков от сына?

- Это он так говорит, что скучал по тебе! – орет Данте, приставив ладонь ко рту. Нет уж, он не будет вмешиваться в эти разборки и воспитательные процессы – себе дороже. Неро давно не мелкий пиздюк, и уже успел доказать это на практике. Поэтому Данте просто упирает руки в боки и вздыхает. Он слишком устал для этого дерьма. Это Неро у них пацифист, вот пусть и надерет пацифично задницу своему папочке.

- Бьёт Ямато – значит, любит! – снова кричит он вдогонку, не подумав, что стоило бы отойти подальше, на дистанцию judgment cat’а как минимум.

И, раз уж тут всё под контролем (нет), Данте осматривается и находит покоцанную телефонную будку с двумя выбитыми стеклами и накренившуюся на 120%, так что выглядит, будто она легла прикорнуть. На проверку оказалось, что из трубки гудки всё же слышны. Поэтому Данте забирается внутрь, укладывается на стенку будки и лёжа принимается набирать номер. Кстати, очень удобно.

- Devil May Cry, - раздаётся елейный голос с другого конца провода.

- Леди? Какого черта! Где Моррисон? Вы его, надеюсь, не закопали там где-то на заднем дворе? Если приду и увижу, что с агентством что-то не так..

- Данте?! Это что, адские телефонные линии? Экзорцизм? Ты как сюда дозвонился? И, поверь, в худшее состояние эту свалку невозможно привести.
[icon]https://i.imgur.com/Fiop3Iz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Xrpcm9h.png[/sign]

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:44:23)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+5

7

На конкурсе чтецов нецензурной поэзии за авторством Уильяма Блейка, Неро бы сейчас занял почетное первое место в категории: эмоциональная выразительность. Подобного, ласкающего ухо слога, он не ожидал от самого себя, словно в нем много лет скрывалась душа поэта и теперь вырвалась наружу.   

Кем только ни были эти двое: и людьми, что без приглашения явились из ниоткуда и лучше бы им пойти обратной дорогой, и душевнобольными недалекими доходягами.   Он грозился сойти с ума от того, что они натворили и грозил им расправой.  Много было фраз, разных форм и значений, что в своей конечной точке сплелись в единое по своей значимости, подчеркивающее весь образ слово: 

-Пи@!$!ц- 

Парень сделал глубокий вдох, попытавшись успокоиться. Вероломно и без объявления войны, эти двое, которых он уже не надеялся увидеть, внезапно решили совершить прогулку из ада в мир живых и ровно в то место, где находился их родная кровинушка. Нет, родня частенько приезжает без предупреждения, это нормально, но обычно никто не берет с собой в придачу толпы демонов, жаждущих крушить все живое на своем пути, если, конечно, так нельзя назвать каких-нибудь племянников. . . 
И все же, он был в какой-то степени рад, что Данте и Вергилий не поубивали друг друга и Неро удалось приостановить братскую вражду (хотя бы на какое-то время)

В порыве всех исходящих от него эмоций, Неро даже забыл остальные слова, будто он уже не мог быть приспособлен к нормальному человеческому общению, он лишь смотрел на этих двоих как баран на новые ворота и все, что ему сейчас хотелось это схватиться за голову, снова произнеся свою торжественную речь по всей округе и затем прописать обоим по их физиономии, правда, еще не определился, кому посильнее. 

— Вы тут привели всех этих . . .?- наконец-то, собравшись с остатками сил, Неро решается на переговоры с “любимыми” родственниками, но, так называемый, отец Вергилий (не путать со священниками, этот хуже) тут же решает его перебить, бросая колкую фразу, от которой у охотника даже холодок по спине пробежал. Признаться, он не привык к таким фразочкам, возможно, потому что знал отца от силы час, после чего тот решил бросить его уже второй раз? Было бы чем похвастаться, будь Неро еще ребенком. 

— Это он что, быканул? - в недоумении от услышанного, Неро обращается к Данте, но тут же сбоку от него что-то мелькает. Вергилий совершил едва заметное движение и вот Неро уже отправляется в свободный полет, почувствовав удар только в момент приземления в оконный проем, где его уже поджидал демон, замахнувшись своей отвратительной косой и уже готовившийся вонзить её в ничего не понимающую тушку Неро. Однако, охотник осознал, что его только что опустили и лишь поздно подоспевший ответ Данте о том, что это был акт любви, заботы и вообще отец просто скучал, привело его в чувство. Подсекая демона ногой, Охотник тут же вскакивает и вонзает Алую королеву в лицо Адскому Каину, после чего вновь прыгает на улицу, но уже разрывая дистанцию с горячо обожаемыми родственниками. 

- Мне стоило ожидать, что ты псих! Это у тебя от Уризена еще остаточные явления, засранец? Может доктора вызвать? - выругался Неро, как бы иронично от него не звучала фраза про “психа.  В

Вытирая небольшую каплю крови с лица, Охотник вонзает меч в землю и привычным движением руки запускает акселератор. Алая Королева снова поет свою любимую песню 

- Я надеялся на конструктивный диалог при встрече, но раз ты настаиваешь, будем играть по твоим правилам! -  говорит Неро, слегка ухмыляясь. Ему даже в какой-то степени это нравилось, по крайней мере когда еще представиться возможность надрать задницу собственному отцу? 

- Эй, Данте, не вмешивайся! - обращается он к своему старому знакомому, который уже давно положил болт на происходящее и болтал по телефону. Но сказать эту фразу Неро обязывал кодекс крутого парня. 

Парень вскидывает руку вперед и его протез тут же самоуничтожается, после чего он берет уже новый. Улучшенная версия Герберы, еще быстрее, еще маневреннее, как сказала Нико: “Для того, чтобы ты выносил мусор в два раза быстрее, потому что на другое ты все равно не годишься”. 

Неро делает стремительный рывок вперед используя реактивную тягу протеза и устремляется к Вергилию, попутно замахивается Алой королевой. В этот удар он вложил всю свою силу. Теперь это было его “приветствие”.

Отредактировано Nero (2021-02-23 12:05:13)

+4

8

Предположение Неро о том, что это они привели с собой свару демонов, настолько же смехотворно, насколько смехотворен к-несчастью-брат Вергилия сам по себе. В момент, когда Данте «ложится позвонить», они вдвоем вызывают у него смутные, но отнюдь не ностальгические воспоминания Ви: вроде бы ты нанял двух самых сильных охотников на демонов, чтобы урезонить свое альтер-эго, но в итоге один слишком стар, другой слишком молод, один месяц лежит в корнях Клипот в позе Пьеты Микеланджело, второй кое-что делает, но и близко не может подобраться к Плоду, и вот ты сам уже волочишь меч Спарды по земле, потому что сил оторвать его от нее у тебя нет. Нет, безусловно, ответственность за всё, связанное с Древом, лежала на нем, но было бы неплохо, если бы остальные потомки Спарды при этом тоже были бы хоть немного менее бесполезны.

Во-первых, если бы они привели демонов как вырвавшихся за ними преследователей, то это вряд ли была бы паразитическая мелочь. Во-вторых… да, на мгновение Вергилий задумывается о том, какую свиту он бы взял с собой, если бы вернулся к демоническому пути. У него всегда была определенная склонность к эффектным появлениям, соединяющая стремление заявить о себе с намерением четко продекларировать, где именно он находится, и что он не намерен уклоняться от боя, если кому-то так хочется найти свою смерть. Какой смысл прорываться сквозь границу миров, чтобы потом по-крысиному прятаться по подворотням и терроризировать спальные районы? Легендарная башня, легендарное мировое древо – честно говоря, он немного по этому скучает…

Впрочем, очередные лишенные всякого уважения к старшим реплики Неро, чьи подошвы возвращаются на асфальт почти в ту же секунду, что острие его меча высекает из него сноп крошек, возвращают Вергилия в реальность, где он покончил с такими появлениями по длинному ряду причин. В ответ он только поднимает ладонь к лицу, прикладывает пальцы к переносице и с издевательской сокрушенностью качает головой, вдобавок дернув плечом, когда Данте в очередной раз принимается вслух переводить его действия со спардовского на человеческий язык.

Что вообще означает слово «скучать»? Да, Неро ему интересен. Ему интересна форма силы, которую он из себя представляет – потому что то, что он прямо сейчас делает со своей рукой, которая, как Данте напомнил ему примерно пять тысяч шестьсот раз, отросла обратно, заставляет задуматься о том, а была ли все же его мать полностью человеком. Ему интересен сам факт его существования: полностью, до последней мышцы и кости, сформированное создание с его кровью в жилах, не являющееся ни клоном, ни фантомом, а его собственным продолжением в этом мире. Что-то, столь отличное от него в мышлении, поведении, истории – и всё же перенявшее от него, как минимум, жизнь. Он не может говорить о большем, потому что строптивостью и своими плебейскими замашками Неро настолько напоминает Данте в молодости, что кажется, будто братец, как в детстве, добрался и успел первым нацарапать свое имя на спорной игрушке. Но и того, что есть, более чем достаточно. Поэтому Вергилия вводили в такую ярость все эти неуместные и лишенные будущие замечания Данте в аду, и поэтому сейчас он избегает слишком надолго встречаться с Неро взглядом, потому что, невзирая на демонстрируемое разочарование, тот выдает весь этот интерес, со стороны кажущийся одержимо маниакальным желанием разобрать на запчасти и рассмотреть, что внутри этой черепной коробки.

К счастью, этот ребенок тоже с полуслова предпочитает драку – если только, конечно, это не их драка с Данте.

- Ты совсем не повзрослел, Неро, - насмешливо тянет Вергилий, хотя искрящая сшибка Алой Королевы с Ямато доставляет ему немалые неудобства: реактивное усиление так велико, что ему приходится наполовину покрыться демонической коростой, чтобы устоять на месте, причем мостовая вокруг его подошв надламывается и покрывается трещинами, разбежавшимися до ближайшего фундамента, который начинает трескаться тоже. Научить чересчур «заводного» отпрыска манерам Вергилий может, а вот перестать разговаривать стандартными унижающими противника репликами – нет; это происходит само собой, словно помимо его воли, и начинает исподволь его беспокоить.

- То есть, по-твоему, это единственный инцидент с демонами за текущий год? – на его лбу вздувается вена, но ему все же удается отбросить сына назад и обрушиться на него сетью ударов, накапливающих в воздухе эффект расщепленной шаровой молнии. Одна из отбитых волн уходит в сторону и невидимым лезвием вонзается в стену здания буквально в нескольких сантиметрах от того идиота, которого Данте уже один раз спас ударом камня, и которого этот опыт ничему не научил. – В противном случае, твой вывод о том, что мы – причина их появления, несостоятелен.

Возможно, он правда хотел бы сказать что-нибудь другое.

Удар.

- И мне хотелось бы вернуть то, что я тебе оставил.

Удар. И где, черт возьми, этот недоумок, когда раз в жизни ему пригодилась бы его помощь в чем-либо, кроме расчленения особенно крупных тварей?

Удар, и одновременно шесть призрачных клинков шпигуют телефонную будку, как ящик фокусника, в котором распиливают ассистенток.

- Данте! – рявкает Вергилий вне себя. – Хватит там прохлаждаться!
[status]long way home[/status][icon]https://i.imgur.com/g9ahmPr.jpg[/icon][lz]Constellations of blood pirouette, dancing through the graves of those who stand at my feet; dreams of the black throne I keep on repeat.[/lz]

+4

9

Лишь отдалённо, фоном, Данте слышит, что в ход пошли шутки про Уризена, бесполезность, некомпетентность (возможно часть из них – адские флешбеки, которые вспомнились на автомате, он не уверен, не вслушивался), в общем, обычные семейные разборки, в которых его роль простая – сосредоточенно делать вид, что занят важными делами, то есть разговором по телефону. И это была чистая правда! Ему хотелось знать, осталось ли от его агентства хоть что-то и предостеречь там всех, что папочка дома. Оба папочки...

- Эй, нормальная хата была, не понимаю, о чем ты говоришь. Просто скажи – гитара цела? Остальное – ладно, переживу, - в трубке слышится тишина и треск на линии, которая еле-еле пробивается по чудом уцелевшим проводам. Самая долгая пауза в его жизни.

- Да цела она, цела. Ты где? Ты с Клипотом разобрался, так понимаю?

- Ну, я где-то в мире людей… возможно… Да, мы разобрались, но судя по тому, что у вас тут происходит…

- «Мы»?, - уточняет Леди и снова замолкает. Кажется, ей тоже было спокойней думать, что Вергилий где-то в Аду. Да и по Данте эта стерва тоже вряд ли скучала, - ладно, тварей действительно стало больше, - зашипела она в трубку, неразборчиво обронив «одной больше – одной меньше». Зачет за колкость, Данте аж присвистнул, но отнесся с пониманием. Она-то с Вергилием знакома ещё со времен Темен-ни-Гру, - дел сейчас действительно прибавилось, Данте, не скажу, что справляемся, зато заказов немеренно. Я могу тебе уже парочку с ходу подкинуть, мне пригодится бывалый охотник…

Она продолжала что-то ещё щебетать, уже наверняка высчитывая в уме, как неплохо на этом наварится и какая хорошая будет прибыль, но Данте перестал вслушиваться. Просто зачем-то закрыл глаза. Пока лежал. И это оказалось ужасной ошибкой, потому что он попросту заснул и засопел в трубку. В демоническом мире всё было проще. Там столько энергии и крови, что пробудившейся демонической части и не требовался сон – только охота и примитивный инстинкт выжить, сожрав того, кто пытается сожрать тебя. Здесь же, на свежем воздухе, нехватка отдыха ощутилась почти сразу, и Данте вспомнил, как сильно любит простые человеческие радости. Он даже умудрился увидеть сон, как сидит на своем стуле, закинув ноги на стол, и вытягивает из коробки горячий свежеиспеченный кусок пиццы, за которым тянутся нити плавленого сыра.

Откусить ароматный кусок он не успевает, и мгновенно распахивает глаза, когда почти перед носом врезается призрачный меч, а следом – ещё пять. Данте бы откатился, но некуда было особо, так что парочку пришлось вытаскивать из бока, кряхтя и выползая из окончательно убитой будки. Клинок небесно-голубого цвета, испачканный в его крови, крошится в руке на мелкие осколки.

- Доброе утро, епт… когда-нибудь я доберусь до пиццы.

Пятьдесят оттенков семейных отношений: от «Данте не вмешивайся» (мелкий пездюк явно припомнил ему былые времена, молодец) до «Данте, харе прохлаждаться». Он делает пару шагов вперёд, к своим, но замедляется, когда из земли, разбрасывая огрызки асфальта, вылезает образина метра четыре высотой. У этой образины вместо лица – маска с пустыми глазницами, а тело прошито торчащими кусками бетона и арматуры. Ну, прям асфальтный демон. В черной дымке, он казался внушительным.

- Какая встреча! Ты как раз вовремя, присоединяйся! – несколько пуль из Эбони и Айвори прошибают брюхо, но застревают не пройдя и половины пути сквозь него, Данте резко уходит в сторону от удара кулака размером почти с него самого, потом снова – скользит в другую сторону и тормозит, цепляясь рукой за землю. Появившийся в руке демонический меч с легкостью проходится по запястью, отрезая руку, которая тут же начинает брызгать черной дрянью какой-то. Образина хрипло воет, рычит, но отращивает новую так же быстро, как лишается предыдущей кисти, и теперь это куда больше напоминает лапу со стальными когтями. Грозное оружие, и Данте приходится останавливать его удар всей шириной меча, упираясь ногами в землю и всё равно отъезжая на добрые полметра. Не останавливаясь на месте надолго, он подпрыгивает, уходя с линии атаки, крутится вокруг своей оси и обрушивается маленьким локальным метеоритом из Балрога, сотрясая землю и окончательно превращая асфальт в месиво, который поднимается в воздух ошметками. Демон проседает в образовавшейся трещине, и Данте вновь взмывает в воздух, потом ещё выше и с разбегу вгоняет Ребеллион ему прямо промеж черных глазниц. Маска скрипит, идёт трещинами и крошится вместе с тем, как образина медленно, как исполин, падает назад, аккурат на Вергилия и Неро.

Двое успевают убраться с пути, так что их окатывает только волной воздуха и пыли. Данте облокачивается на рукоять меча, смотрит на них и ухмыляется.

- Теперь мы можем уже заказать чертову пиццу и просто посидеть спокойно и поесть? Неро, Нико далеко? Может, она подбросит нас?


Мужчина может горько плакать в трех случаях: когда теряет семью, когда теряет родину и когда теряет любимую пиццерию.

[возможно, у Данте поводов на десяток больше, но это не точно].

Сейчас он обнимал раскуроченную дверь его любимой пиццерии, перед которой они остановились и где должны были обсудить все дрязги и текущую ситуацию, и мужественно плакал, не отлипая. Ему казалось, что он всё ещё чует запах горячего теста. Возможно, где-то там в обуглившейся черноте даже можно найти ещё пару кусочков.

- Всё пропало… всё пропало… зачем всё это… ради чего…
[icon]https://i.imgur.com/Fiop3Iz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Xrpcm9h.png[/sign]

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:44:14)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+4

10

Лезвие Алой Королевы со скрежетом встречает сопротивление, пытаясь прорубиться сквозь преграду что оказался Ямато. Охотник вкладывает вес всего тела в этот удар, снова в момент соприкосновения поддавая “газу” от чего акселератор ревел как сумасшедший и был на пределе своих возможностей. Нико бы разрезала бы его на кусочки за подобное отношения к оружию, а его единственную “нормальную” руку выставила бы в музее одноруких рукожопов. Но Неро было все равно, он заметил, что Вергилий явно недооценил его и частично принял демонический вид, чтобы выдержать столь могучий удар. Парень даже ухмыльнулся, заметив это. Его персональная маленькая победа, но расслабляться времени е было.  Его, так называемый, отец или в просторечье батя из ада (что не удивительно, он выглядит как чертов демон!) перешел в наступление. 

Признаться, Неро не так представлял себе их встречу за минувший год. Он долго осознавал произошедшее в Редгрейв-сити, пытался убедить себя, что теперь он не один, у него есть семья и все будет по-другому. Словно тот мальчуган-сирота с улиц Фортуны, что в юношестве поддался влиянию старших и вступил в Орден меча и не существовал вовсе. Теперь у него была родня, которую он больше не мог позволить себе потерять. Только вот родня в данный момент пыталась его прикончить. . . 

Вернувшись с небес на землю, Неро все еще пытался перехватить инициативу и додавить Вергилия, чтобы нанести хотя бы один удар, однако, позволить этому случиться тот не собирался. Он задал охотнику резонный вопрос, от которого тот на пол секунды потерял концентрацию, задумавшись над ответом. Этого времени хватило, чтобы конкретно отхватить. (пиздец каламбур я ору пока пишу). Парня отбрасывает назад, но в этот раз он контролировал свой свободный полет и приземлился на ноги и тут же встал в защитную стойку, чтобы парировать последующие атаки. 

- То есть, по-твоему, орда демонов и ваше внезапное появление, когда от вас ни слуху, ни духу — это просто чудесное совпадение? - раздражённо спрашивает Неро, тем не менее в его голосе выражено и удивление, - За последний год это первый случай, когда демоны хотят уничтожить целый город! Если это не причина вашего появления, то тогда что? Вам надоело пытаться друг друга убить, и вы решили убить меня? - 

Парень уже не был расположен к мирным разговорам, поскольку был изрядно раздражен сложившейся ситуацией, а вспыльчивость, как известно, была его особо сильной чертой. Впрочем, перешедший в атаку Вергилий, только подтверждал его слова. Неро с трудом отбивал один удар за другим. Атаки его отца были настолько сильны, что с каждым ударом он вдавливал ногами асфальт, скользя назад. Здания позади него рушатся под его натиском. Сил сдерживать его уже практически не оставалось, но окна для контратаки так и не было. Впрочем, Вергилий был невозмутим и как позже догадался Неро, он думал, что ведет мирную беседу. Особенно внезапно прилетевший вопрос “о том, что я тебе оставил” лишь заставил Неро скорчить удивленную физиономию и выдать только: “Чего?”.  Однако, он не успевает понять, что имеет ввиду Вергилий. 

Их бой прервал сильный грохот, что раздался из-под земли. В горячке поединка легко забыть, что ты находишься в опасном месте и демон может появится в любую секунду. У Неро не было специального образования, линейки, для того чтобы измерить рост вылезшего из-под земли, да и в системах измерений он был не силен, но подобного и не требовалось, чтобы заключить весьма логичный вывод: он был просто капец какой огромный! 

Впрочем, этот гигант явно нашел себе дверь не туда, поскольку его угораздило нарваться на легендарного охотника на демонов - Данте, что показал себя во всей красе, грациозно отправив грозного исполина к праотцам. Все было прекрасно, ровно до того момента, как Неро понял, что эта огромная тушка неизвестно какого роста падает прямо на него!

— Вот дерьмо! - лишь такое стихотворение смог выдавить из себя Неро, прежде чем попытаться спастись. Используя меч как опору, он в один прыжок подлетает к стоящему слева от него зданию, пробегая по его стенам и затем, оттолкнувшись от неё, совершает пируэт в воздухе и приземляется неподалёку от Данте, тут же взрываясь ласковыми словами о том, что он их чуть не прикончил тушей гребаного демона! 

Парень позволяет себе нескольку секунд отдышатся, прежде чем водрузить Алую Королеву на плечо и попытаться начать диалог с семьей с самого начала. 

Но прежде чем Неро попытался произнести хоть слово, Данте перебивает его и задает вопрос о самой волнующей его вещи, то, без чего человеческая раса была бы обречена на забвение, пережив эпоху тысячелетия боли и отчаяния. Даже Прометей, что даровал людям огонь и подвергся знаменитому наказанию не испытывал тех страданий, что испытывал бы Данте. . . да, речь о чертовой пицце. 

- Что? Ты о чем, повсюду демоны, какая пиц. . .? - 

                                                                             ///

- Я просто поверить не могу! Нет, ты серьезно, Данте? - Неро ворчал всю дорогу из-за того, что ему пообещали ответить на все вопросы лишь после того, как они вместе дружно сядут в местной пиццерии. 

Однако, как оказалось, не судьба. 

- Вот твоя пиццерия! -  рявкнул Неро, протезом указывая на остатки бывшего ресторана быстрого питания, что разумеется был уничтожен под натиском демонов, возможно, самым первым, ради психологических страданий охотника на демонов, - Ты действительно ожидал другого? - 

И вот, Неро и Вергилий, стоя неподалеку друг от друга, смотрят на сидящего на коленях человека, что будто бы потерял смысл этой жизни. Его страдания разносятся по всей округе, а крик отчаяния напоминал волчий вой. 

- Гребанный цирк, я этого больше не вынесу! - Неро хватается руками за голову и между тем замечает уцелевшую неподалеку телефонную будку и в его голове рождается идея. Он подходит к телефону, доставая из кармана последнюю монетку и бросает её в таксофон, параллельно с этим набирая уже до автоматизма выученный телефонный номер. 

- Нико? Да, это я. Тут такое дело, только слушай меня внимательно. Данте и Вергилий вернулись! Я серьезно. Нет, демоны меня об асфальт не приложили, не перебивай! Это дело жизни и смерти! У нас же осталась пицца? Что? Нет, ты же знаешь, я не курю. . . Привези скорее. Да-да, очень смешно. Жду! -

Самая быстрая в мире доставка пиццы от компании Devil May Cry  была организована, правда, Нико, в очередной раз не справившись с управлением и вылетев с обрыва прямо на Неро, чуть его не прикончила. Впрочем, обошлось. 

Не теряя ни секунды времени, он запрыгивает в фургон, хватает оттуда коробку с чудесным, но слегка испорченным, продуктом и тут же бросает эту коробку под ноги скорбящего  Данте, приговаривая: “Вот твоя пицца!”

Отредактировано Nero (2021-03-06 19:52:28)

+4

11

Скрепя сердце Вергилий вынужден признать, что Данте все же годится на что-то, кроме лежания пригвожденным мечом к земле. В список его талантов можно внести также умение вовремя найти демона, достаточно крупного, чтобы прервать его тушей взаимодействие любой степени неловкости. Здесь, разумеется, не последнюю роль играет тот факт, что Данте сам не любит и не умеет разговаривать, а потому знает множество способов этого избежать. Когда эти способы не включают в себя его вечные утомительные шутки, Вергилий молчаливо с ним солидарен. В любом случае, окончательно уничтожившее улицу тело, истекающее вместо крови черной вязкой жижей, приходится очень кстати, потому что Неро назойливо упрям в своих атаках — и в кого только это у него? — и в ответ ему приходится становиться всё серьезнее. Он помнит, что вогнанный в грудную клетку Ямато его сын в состоянии берсерка способен выдернуть и без промедления вогнать в ответ, но, возможно, в этот раз ему хотелось бы обойтись без этих мер...

Вспышкой уйдя из-под грузно падающих тонн, Вергилий возникает рядом с близнецом, и то, что при этом он не бьет его (как делает обычно) молнией, следует считать за проявление благодарности.

..Которую тот тут же сводит на нет.

За время, проведенное с Данте, Вергилий успел начать распознавать, когда активное выражение недовольства — это пустая трата сил, потому что в определенный момент младший братец умеет упереться обоими рогами так, что его уже не сдвинуть. Поэтому он решает перетерпеть интермедию с пиццей как неизбежное зло, хотя, во-первых, это пустая трата времени, а во-вторых, его глубоко погребенный внутренний ребенок обиженно бормочет: вот привязался к своим радостям жизни, можно подумать, ему в Аду было плохо... Почему ребенок решил оскорбиться за Ад как за любимую родину, слишком сложный вопрос, Вергилий предпочитает не задумываться над ответом.

Скрестив руки на груди, он стоит и с практически непроницаемым выражением лица наблюдает сцену со стеной плача. Отчасти ему приятно, что кого-то Данте способен за десять минут довести до белого каления еще сильнее, чем его самого.

— А я выслушивал это год, — откликается он в ответ на «гребаный цирк» схватившегося за голову Неро. У него мелькает проблеск интереса, на всё ли его сын реагирует с такой безудержной импульсивностью, и не устает ли от этого сам. На его взгляд, это сильно снижает защитные механизмы, которые в их семье у каждого выражены по-своему, но развиты достаточно, чтобы... точно не жить человеческой жизнью. Может быть, в этом и заключается ответ.

Данте продолжает скорбеть, Неро, по-видимому, незнакомый с правилом о том, что капризничающим детям нельзя потакать, отправляется звонить и пререкаться в трубку, и, поскольку вся эта суета его не касается, Вергилий просто вызывает из-под земли черные корни, сплетшиеся в подобие кресла (пробив асфальт, они сгребают и полностью переваривают труп мелкого демона), садится и начинает движениями средней степени раздраженности протирать лезвие Ямато ветхой шелковой промасленной тканью. Он думает, ожидание займет время, но фургон вылетает с полуразрушенного моста, падает, с грохотом приземляется на четыре колеса и тормозит исключительно об ауру Неро буквально через пять минут.

— Ба, да он и правда не нанюхался! — восторгается высунувшаяся из открытого окна девица, пока Неро роется внутри. Вытянув шею, она находит взглядом Данте, удрученно разглядывающего поднятый кусок угля, потом переводит взгляд на него, и почему-то нездорового фанатизма в этом взгляде больше, чем здорового опасения. — Через какие врата вы выбирались? Если где-то есть новые, ну, помимо этой крысиной дыры, мне стоит внести их в список... О! Кстати! У меня тут есть пара спорных моментов в классификации бестиария пятого круга, вы как раз точно должны знать, подождите-ка...

Она исчезает обратно в кабине и гремит чем-то в поисках, и, покопавшись в задвинутой в отдельный угол памяти Ви, Вергилий ее вспоминает: Николетта, Нико. Он всё время подбирал для нее чьи-то части тела с проезжей части.

Тем временем Неро швыряет к ногам Данте коробку, что невольно напоминает бредовые фантазии брата на тему их пятиметровых статуй (кажется, впервые они посетили его, когда в подземном мире они наткнулись на очередной заброшенный культ их отца, созданный его учениками-мечниками). На этом поиск Данте смысла жизни, по-видимому, обретает свое счастливое завершение, и Вергилий считает возможным вернуться к действительно важным вещам.

— Неро, - вогнав Ямато в ножны и поднявшись, он повторяет то, что сын недопонял с первого раза. — Книгу. Пожалуйста, — добавляет он, почти сумев смягчить тон. — Данте, дай нам знать, когда сможешь не только жрать, но и уделить время своей работе по защите человечества. И...

И он хочет сказать что-то еще, но в руках у него уже почему-то записи Нико, и она, свесившись из окна, тычет в какую-то строку гаечным ключом. 
[status]long way home[/status][icon]https://i.imgur.com/g9ahmPr.jpg[/icon][lz]Constellations of blood pirouette, dancing through the graves of those who stand at my feet; dreams of the black throne I keep on repeat.[/lz]

+4

12

Неро – очень эмоциональный мальчишка. Это было очевидно ещё в Фортуне при первой встрече, когда тот сделал из лица Данте грушу для биться, то ли пытаясь казаться невероятно крутым перед своей девушкой, то ли припоминая первому встречному все свои детские обиды (ха, в этом Данте его винить не будет). Это было почти очаровательно – каждая их спонтанная драка и то, с каким рвением он защищал культ, о котором не имел ни малейшего представления и на который ему было, по большей части, плевать с высокой колокольни (опять же, пока речь не заходила о девушке). Сейчас он казался всё тем же вспыльчивым мальчишкой, только теперь пытавшимся доказать, что он тут морально взрослее и состоятельней Данте и Вергилия вместе взятых. Возможно, в том была часть истины, но какое это имеет дело, если пиццерия сгорела вместе с надеждами?

Они пробирались сюда, попутно разбираясь с попавшимися под руку демонами, пока Данте пританцовывал и напевал давно въевшуюся в мозг песню, - «500 miles», - с которой Вергилий прошёл все пять стадий принятия в Аду. Всё ещё ярок в памяти момент, когда в тысячный раз за их поход через Ад Ямато выкромсал ему лёгкое, но в первый раз это было сделано из-за того, что в столь редкой тишине Вергилий сам начал напевать под нос надоедливую мелодию. Это был очень долгий год, особенно учитывая, что в Аду время ощущается иначе.

У Неро, конечно же, нет ни терпения, ни опыта, что злиться тут бесполезно: Данте - это Данте. Его можно заткнуть, только вручив либо мороженое, либо пиццу. И да, он заслужил получить хотя бы что-то из этого! Он, между прочим, мир спас, спасибо-пожалуйста (и не важно, что это просто была ссора с братом, по большому счёту). Главное, что дерево, посаженное братом он срубил? Срубил. А то, что после этого тут начало твориться хрен знает что – так он ни при чём. Ну, или причём, но это ещё и место такое. Так что как бы да, но как бы нет.

Когда Данте уже готов посыпать пеплом голову, ему под ноги падает пицца, и вот он уже совсем другой, новый, нормальный (нет) человек (тоже нет). По крайней мере, у него хоть взгляд оживился и загорелся, а стоило ему открыть крышку коробки, как на него полился золотистый свет плавленого сыра и пыхнул жар (ну, как жар, тепленький дымок, хотя в скорости Нико сомневаться не приходилось) выпечки. Первый кусок он искренне пытался жевать, но, в итоге, проглотил чуть ли не целиком. Второй отправился следом в желудок, и уже третий Данте жадно вкушал, наслаждаясь вкусом и попеременно с набитым ртом комментируя то, насколько это прекрасно, и что Вергилий многое теряет, отказываясь.

В конце концов, Данте, утолив свой первичный голод, подбирает коробку, поднимается на ноги и, подойдя, суёт ей под нос брату, пока здоровается с подругой Неро. И сложно сказать, что его впечатляет больше: что Вергилий даже сейчас воротит нос от пиццы, или что он (ОН) упрекает Данте в том, что тот не хочет спасать мир.

- Вообще-то я считаю, что заслужил отдых, но раз уж тут так весело, так уж и быть, займёмся делами. Но сначала договоримся об оплате. Я возьму три пиццы! – легендарный охотник протягивает руку, показывая три поднятых пальца, и лыбится. Возможно, в Аду он слишком привык, что хаос и полчища демонов – это просто ещё один день, - и никак не может перестроиться обратно на «из-за этого, к слову, люди гибнут». Данте вкусно облизывает пальцы с остатками сыра и жира, и смотрит на Неро, который уже чуть ли не красный от негодования, - да ладно тебе, пацан, я голодный как дьявол! И, кстати, через портал прошли только мы двое. Так что эта шобла точно не с нами. Я бы заметил, если кто пролезть попытался… хотя это действительно забавное совпадение…

Или нет. В последнее время Ад оживился, и многие демоны начали вести себя странно. Вместе с тем, как корней Клипота и его уродливых отростков, вместе с обитавшими на них паразитами становилось всё меньше, остальные твари, напротив, начали бесноваться, вылезать из самых дальних уголков Ада и устраивать те ещё вакханалии. В какой-то момент даже белоснежные поля пампасной травы стали напоминать чёрные болота, но спустя время дороги вокруг вновь пустели и очищались. Возможно, именно из-за этого они и сами смогли выбраться оттуда, кто знает… в конце концов, Данте думал, что дороги обратно уже не будет и для них это билет в одну сторону. А оно вон оно как получилось.

Может, задержись они в мире демонов подольше, так поняли, что к чему, но им казалось, что их миссия выполнена, и возвращение домой не было какой-то ужасной ошибкой. Оно и сейчас таковой не является. Раз уж тут творится такая херня, то лучше пытаться закрыть очередные врата именно с этой стороны.

- Я бы спросил, когда это всё началось, но, честно говоря, мне это вообще ни о чём не скажет. Так что… покажите в какую сторону рубить, - Данте улыбается и уминает ещё один кусок пиццы.

- Чёрт, здесь можно в любые стороны рубить, и всё равно наткнёшься на демоническую задницу! Лучше спроси, где их можно НЕ рубить, - Нико зажимает губами сигарету и вновь ныряет в свой трейлер, а после машет картой, на которой обведены блестящим маркером какие-то территории, нарисовано пару крестиков и одно сердечко. Предназначение последнего Данте не понял, но оценил! – до этого дня они появлялись только здесь и не вылезали, будто твари ждали чего-то. Но сегодня эта срань начала расползаться, и город превратился в пережёванную отрыжку демона! Но адских деревьев тут точно не было.

[icon]https://i.imgur.com/Fiop3Iz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Xrpcm9h.png[/sign]

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:44:07)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+4

13

Признаться, Неро до сих пор не мог в полной мере осознать происходящее. Еще вчера он в одиночку нес на своих плечах бремя ответственности за людской мир, осознавая, что теперь безопасность человечества только в его руках. Но сегодня, глядя на этих двоих из ларца, один из которых был аутично угрюм, а второй словно ребенок с дефицитом внимания требовал пиццу у порога разрушенного заведения, Неро впервые за этот год дал волю эмоциям. Он не мог понять, злится ли на то, что они бросили его, заставив снова пережить потерю или же он искренне рад их возвращаюсь. Однако, он почувствовал, как огромная ноша свалилась с его плеч. 

Все это больше напоминало комедию. Правда, божественной её не назовешь, скорее уж раздражающе нелепой. Неро, что стоял неподалеку от хнычущего Данте, проводил взглядом Вергилия, который по неведомой никому причине был откровенно падок на стулья. Он мастерил их при каждой возможности, правда, в прямом смысле слова, из говна и палок. Был бы у Неро под рукой блокнот, он бы записал, что его новоявленному отцу нравятся стулья и, возможно, подарил бы на какой-нибудь семейный праздник. Скорее всего с пиками. 

Впрочем, выдержке Вергилия можно было только позавидовать, ведь терпеть сей спектакль каждый день на протяжении года заставили бы Неро скорее полюбить виселицы. К счастью, коробка с пиццей остановила, казалось бы, уже непоправимый процесс истерики и Данте, словно ребенок, которому наконец-то купили то, что он просил, кинулся с довольной миной уминать пиццу. 

- Эй, засранец! - раздался знакомый голос одной особы из фургона - ты мне за эту пиццу пять баксов должен, - в ответ Неро лишь отмахнулся. Он был готов заплатить любые деньги, лишь бы эта истерика закончилась. 

- Очень надеюсь, что тебе вкусно, - саркастично обращается Неро к пиццееду, - А теперь ты объяснишь какого черта в городе полно демонов? - 

Но в ответ Данте лишь назначил цену в три пиццы, от чего лицо охотника перекосилось от негодования, и он не смог выдавить из себя ни единого слова. Лишь молча пялился на “любимого” дядю, всем своим видом показывая, что еще чуть-чуть и может произойти еще один эмоциональный взрыв. И Неро снова кинется на Вергилия с мечом наперевес. Почему на Вергилия? Никто не знает . . .

Однако, Данте, словно хитрый лис, почувствовавший опасность, разрядил обстановку простым и действенным “ да ладно тебе” и наконец-то перестав ехидничать, ответил на вопрос прямо. Красное лицо Неро постепенно начало белеть, а нахмуренные брови вернулись на свое законное место.  Данте всегда умел выйти из неловкой ситуации, либо вести себя так, будто её и не было. Этого у него было не отнять. 

- Так значит вы решили вернулись просто так? Погулять? - все еще не до конца осознавая причину их столь внезапного появления, Неро продолжать осыпать родню вопросами. Здесь уже подключился Вергилий, который, как обычно, был на своей волне и задал вопрос, который тотчас отвлек охотника. 

“Книга”
мысленно повторил он, залезая рукой во внутренний карман куртки и нащупывает там твердый переплет. 

Он вспомнил как сегодня, по удивительному совпадению, сборник поэзии Блейка заявил о себе, словно намекая, что произойдет. 
“ И бывает же . . .” 

Неро созерцал книгу несколько минут. Весь этот год она была напоминанием о том, что в тот день он наконец-то обрел семью. Он никогда не был сентиментальным (еще как был), но почувствовал тяжесть расставание с предметом, который ему даже и не нравился особо. Словно в нем было уже что-то родное. Хмыкнув и отбросив лишние мысли в сторону, он аккуратно подбрасывает сборник прямо в руки Вергилию, сопровождая это словами: 

- Держи. Поэзия явно не мое. - 

Пока парень расставался с книгой, вручая её законному владельцу, Данте и Нико уже начали что-то между собой перетирать. Этой вредине дай только повод с легендарным охотником на демонов поболтать, она потом весь день её с расспросами не отпустит. Впрочем, и от неё был толк, ведь она не сидела сложа руки и отметила особо опасные территории на карте. Пусть Неро никогда и не признает этого вслух, но они с Николеттой отлично сработались. 

Он подходит ближе и, ознакомившись с картой (пропуская мимо глаз сердечко, которое точно было предназначено не ему) он комментирует, что пора наконец-то со всем этим разобраться и тут же запрыгивает в фургон.  Не дождавшись никакой реакции от семейки, Неро высовывается из противоположного к Нико окна и машет рукой стоящим на улице зевакам. 

- Вы двое, особое приглашение нужно? Запрыгивайте, добро пожаловать в гости! -

+4

14

Пока все эти переговоры глухого со слепым свидетельствуют только об одном: он сделал поспешные выводы, и они выбрались наобум, чересчур понадеявшись на осведомленность здешних охотников на демонов. Возможно, та женщина, Триш, знает чуть больше, но, насколько Вергилий успел понять за десять минут знакомства, она будет кокетливо молчать о своих домыслах до тех пор, пока вопрос не будет правильно сформулирован.

В любом случае, то, как бестолково стопорится дело, ужасно раздражает. Вергилий отпихивает подсунутую ему под нос коробку с пиццей (да, он тоже голоден из-за перехода в более физический мир, но он слышал столько баллад об этом продукте, что тот вызывает у него принципиальную тошноту), и почти тут же ощущает в ладони переплет. Его удивляет и невольно трогает, что Неро вытаскивает книгу из-под подкладки, а не выкапывает из горы мусора в каком-нибудь грязном углу фургона. Этот предмет имеет для него значение якоря из детства, привязки ко времени, когда он мог смотреть на мир вокруг еще ничем не испорченным взглядом ребенка. Он отдал ее сыну, желая, чтобы у того (чем бы тот сам ее ни считал) осталось свидетельство, что однажды он тоже был чем-то вроде человека. Теперь он снова здесь, и необходимости в свидетельствах и завещаниях больше нет, в отличие от успокаивающего ощущения тиснения под пальцами. Правда, Неро расстается с книгой с явственной жалостью, и это тоже удивляет.

Проведя по корешку, Вергилий открывает страницу наугад, как любила делать, гадая по книгам, их мать. «Сад любви».

I went to the Garden of Love,
And saw what I never had seen:
A Chapel was built in the midst,
Where I used to play on the green.

Сардонически хмыкнув и улыбнувшись, он закрывает сборник обратно и убирает его так же – во внутренний карман плаща. В это время остальные разрабатывает грандиозный по своей сложности план «рубить куда-нибудь дальше», и Неро машет им «запрыгивать», чтобы, по-видимому, ехать в том самом избранном направлении. Потрясающе.

Переглянувшись с Данте, Вергилий распахивает узкую дверь рядом с неоновой вывеской «Devil may cry» и втискивается внутрь. Помещение с газовой плиткой, диваном и странным домашним хламом вместо оружейного арсенала не рассчитано на его рост, и приходится пригибаться, чтобы не задевать потолок. Сгорбившись, он проходит к водительскому сидению, вытаскивает из-под танцующей фигурки на приборной панели карту и тоже вчитывается в нее, схватившись за спинку кресла, потому что Нико уже ударила по газам, с места бросая машину в скоростной предел.

- Это самая первая точка? – указав место, спрашивает он. – Значит, мы должны быть там.

- Либо эта, либо второй крест. Место изначального пролома, резонно, да! – уловив мысль, девица жизнерадостно выкручивает руль, и фургон, снеся что-то на тротуаре, с грохотом и скрежетом разворачивается на полном ходу на сто восемьдесят градусов. На взгляд Вергилия, Николетта слишком разговорчива, слишком язвительна, и вообще странно напоминает человеческую женскую версию Гриффона, но она была по-своему добра к Ви, и он это ценит.

Видимо, приходит момент, чтобы снизойти до ответа Неро, которого все еще выводит из себя внезапность их появления. (Интересно, каким образом они вообще могли бы появиться не внезапно?). Данте воспользовался моментом и не стал ничего объяснять, а теперь не будет и подавно, ведь здесь есть диван, на котором можно лежать, пусть даже для этого нужно сначала примотать себя к нему.

- В мире демонов нестабильно, - рублено выдает информацию Вергилий, отойдя назад, чтобы сесть рядом с хлипким пластиковым столом, и перекрывая голосом дорожный гул. – Корни Клипот начали блуждать, это реакция на истончение границы в разных местах. Освобождается много старых запечатанных демонов, и все рвутся наверх без организации. В действительности я считал, что ситуация здесь будет гораздо хуже. Не очень понимаю твоего возмущения, Неро. Мы чем-то тебе помешали? Ты не хотел бы видеть нас на этом свете?

Усмехнувшись, опершись на локоть и подперев голову рукой в потерявшей цвет перчатке, он осознает всю заманчивость сна. Езда, пусть даже езда Нико, укачивает, а в последний раз они отдыхали тогда, на берегу озера из соли, когда кости на ногах в первые два раза срастались неправильно…

- Хватит бестолково биться с ветряными мельницами, - с усилием моргнув, обращается он уже к Данте, и для верности пинает его по голени сапогом, чтобы слушал, а не спал. – Возьмем живым того, кто окажется с зачатками мозгов, и допросим. Знаю, в аду никто так и не дал внятного ответа. Но на земле они более восприимчивы к пыткам, - последнее он добавляет обыденно, как пункт к списку покупок. Просто кое-что, о чем он очень много знает.
[status]long way home[/status][icon]https://i.imgur.com/g9ahmPr.jpg[/icon][lz]Constellations of blood pirouette, dancing through the graves of those who stand at my feet; dreams of the black throne I keep on repeat.[/lz]

+3

15

Вопросы Неро были настолько провокационными, что Данте чуть не задохнулся возмущением: что значит «просто так выбрались из Ада просто так, погулять?!». Никто просто так не выбирается из Ада! И что это вообще значит? Данте жил здесь, он имеет полное право вернуться обратно! Ему не нужно для этого особое разрешение! И эти вопросы в форме претензий могли бы показаться несправедливыми, если бы в них не было столько правды. По факту ведь… ему просто очень хотелось пиццы, которой нет в Аду… так что выходит, что они вроде как действительно выбрались, чтобы поесть. Тем более, что вскользь вопрос о том, где им оставаться, затрагивался не раз. Но Вергилию проще: он здесь пол жизни прожил. А Данте сложнее смириться и отбросить все человеческие радости в виде, например, музыки или простого будничного «налей ещё двести». Возможно, это просто сказывалась старая привычка упёрто игнорировать свою демоническую часть, как он долго игнорировал всё, что связано с отцом. Ему ну очень не хотелось становиться демоном или допускать мысль, что однажды эта его часть перевесит другую, доставшуюся по генам от матери.

Но, как бы там ни было, всё сводилось к простому «не хочу».

Как Вергилий упрямо не хотел есть пиццу, говнюк надменный! Между прочим, Данте не часто её кому-то предлагал и, видимо, больше никогда и не предложит! Такой душевный порыв, и никто не оценил. Ладно-ладно, с голоду помирать будет – Данте фиг с ним поделится чем! Пусть вон книгу свою жрёт, раз так нравится, что снова в неё уткнулся, стоило появиться в этом мире.

Надо признаться, Данте ожидал, что за книгу тоже будет эпический бой, но всё прошло тихо-мирно, и даже почти мило что ли… Пацан весь год таскал книгу с собой, и от этого сердце кровью обливалось (прямо на коробку в руках). В то же время, это было немного неловко. Как хорошо, что Данте пофиг на тактичность, манеры и вообще он в ситуацию не то, чтобы вникает особо. Просто чуть подвисает, но в фургончик всё равно запрыгивает бодро (нет).

Ещё больше радости ему приносит разве что диванчик. Переложив (ладно, стряхнув) часть вещей на пол, он улёгся прямо среди оставшегося мусора и оружия, и ощутил себя на ложе богов. Среди фосфорных адских полей тоже норм было поваляться и потыкать пальцем в черное «небо», составляя из демонических мигающих глаз созвездия, о которых Данте знал чуть больше, чем ничего, но вот с этим ничто не сравнится. Он, конечно, для приличия, после того, как упал мордой в седушку, поднялся, но… боже, он и стоя мог заснуть, когда очень уставал. А тем более после того, как сытно поел. И если учесть, что фургончик под мерное вождение Нико уютно раскачивает (пока он не врезается на повороте в соседнюю стенку или крышу, это уютно), то вообще о его активном участии хоть в чём-то можно забыть.

Он ещё пытался изображать из себя активную форму жизни, и даже хмыкал на что-то там, закрыв глаза, кивал. Да, нестабильно, корни, демоны… И чуть больше засмеялся на этом «ты не хотел бы нас здесь видеть?». Ну, это иронично звучит от Вергилия. После Темен-ни-Гру и Клипота, его визит в гости мало кого обрадовал бы. Хотя башню Неро ещё не застал, ему хватило и одного дерева, чтобы впечатлиться на всю оставшуюся жизнь. Одного дерева и одной руки.
Данте хмыкает себе под нос и улыбается, думая о простом человеческом «мог бы и с днём рождения сына хоть раз поздравить». И эта мысль такая дикая и внезапная (он шутил сам себе, вообще-то), что сразу после вызывает вздох. Он сам уже давно перестал отмечать день рождения – этот день совершенно не ассоциировался с праздником, как и в целом мало что ассоциировалось с праздником в его жизни.

Где-то в этот момент он начинает выпадать под «ветряные мельницы» в своей голове и вздрагивает, когда его больно пинают. Смотрит на Вергилия, обиженно поджав губы, и приосанивается, протерев лицо ладонями. Ладно, ладно, дела. Ох, Данте ненавидел, когда всё становилось сложно и надо было думать, но два плюс два сложить мог. Два плюс два – это три. Три пиццы, которые ему дадут в награду.

- Если границы истончились, значит, остатки печати отца были сломаны… не важно, чем… просто надо восстановить печать, найти ключ, - просто как два пальца об асфальт, да? Куда проще, чем пытать демонов. Не то, чтобы это было неприятным занятием… скорей… дело как раз и было в том, что это не было неприятным занятием. Это было… никак… Данте не испытывал ни жалости, ни угрызений совести, хотя продолжал думать, что маме бы такое наверняка не понравилось. И вот это чувство равнодушия там, в Аду, как раз и вызывало беспокойство. В это легко втянуться, а потом пойти искать силы, а потом решить, «ну хренли, раз уж здесь, можно и власть захватить». В общем… стать самому демоном, и эта стезя его всё ещё не привлекала. Если сформулировать другими словами – Данте смущал давно просранный моральный ориентир, который в Аду просирался ещё больше.

- В конце концов, насколько сложно это может быть? Да? – на очередной кочке (демоне/человеке/куске здания/по чему там еще может ехать Нико) подскочив с дивана и не успев схватиться за подлокотник, Данте чудом не долетает до крыши, хотя до него долетает чашка со столика с присохшим чайным пакетиком внутри и пара журналов в лицо. С интересом взглянув на обложку, он разочарованно видит на ней какие-то механизмы. Скукотища.

- Ты о том, как когда-то сделал легендарный рыцарь Спарда? – оживлённо уточняет Нико, зыркая в зеркало заднего вида, которое почему-то еще не отвалилось.

- «легендарный рыцарь Спарда», - очень по-детски передразнивает Данте, выражая всё, что он до сих пор думает о легендарности своего отца, - Да, - и, в итоге, все же соглашается, - не знаю, сработает ли это дважды… и найдётся ли ещё гдето инструкция вообще… может, надо придумать что-то новое. Вергилий, ты вроде башню призывал, не хочешь призвать ещё и стену? Заборчик вокруг Ада? – Данте мило улыбается, глядя на брата и абсолютно игнорирует его убийственный взгляд, который выглядел ещё более устрашающе теперь, когда на нём начали появляться признаки непреодолимого желания проспать неделю как минимум. - Помни: ты хотел демонов пытать, а не меня. Твоё предложение, не моё! Неро, кстати, а чего ты эту книгу таскал-то целый год с собой, раз поэзия тебе не понравилась? Не, я понимаю, скукота полная... мог бы скинуть её в агентство, у меня там почти библиотека. Положил бы к другим, - за диван, например, среди коробок пицц и пустых бутылок.

[icon]https://i.imgur.com/Fiop3Iz.png[/icon][sign]https://i.imgur.com/Xrpcm9h.png[/sign]

Отредактировано Dante (2021-06-10 20:43:56)

Подпись автора

Famine | Ravus Nox Fleuret | Badou Nails |Luna
«Ebony, Ivory. Missed you, girls.»
https://i.imgur.com/HKaO5eu.gif

+2

16

Фургончик, не ожидавший, что на старости лет на него взвалится столько колоссальная нагрузка в виде двух гостей из ада, немного просел, едва не коснувшись “животом” асфальта. Но он выдержал и даже смог тронуться с места, причем весьма бодро, ведь Нико, явно не знающая такой абсолютно бесполезной вещи как правила дорожного движения, зажала “газ в пол”. Фургон, со скрипом и явным недовольством (если бы машины могли браниться, то эта была бы самая отборная ругать), выдал свои законные сотню километров в час, прижав не менее офигевшего от происходящего Неро к сидению. 

- Полегче, дамочка, мы ведь развалимся по дороге! - буркнул Неро, цепляясь в подлокотник пассажирского сидения. Нико же, держа сигарету в зубах, справедливо заметила: 

- Развалился здесь только Данте! - 

Парень оборачивается за спину, бросая взгляд на местную “легенду”, явно пребывающему в экстазе от чего-то более мягкого, чем раскаленные камни в адской жаровне. Он бы прокомментировал, но Нико уже все сделала за него и вряд ли тот мог справится лучше. 

Что ж, по крайней мере Вергилий, от которого все ожидали лишь проблем, взялся за дело серьезно и, без разрешения схватил с приборной панели фургона карту (возможно, в дау такие манеры были приемлемы). Неро с интересом покосился на него, гадая, что же он там найдет. Обычно за отметки на карте и прочую навигацию отвечала Нико, тем более с ней уж точно спорить бессмысленно, она всегда пойдет туда, куда захочет. Неро же предпочитал действовать инстинктивно, без всяких карт и компасов, идти туда, где по его, мнению он должен быть. В итоге, инстинкты подвели его, и он вышел на этих двоих. Был бы у него нормальный навигатор, предупреждающий об опасности незваного семейства, он бы обошел их за километр, но что произошло, то произошло.

Неро, не встревая в разговор Вергилия и Нико, аккуратно заглянул в карту и прищурился, пытаясь понять, где среди этих каракуль сумасшедшего они смогли разглядеть точки и кресты. Покачав головой, и придя к выводу, что это бесполезная затея, парень уткнулся в окно, то и дело подлетая к потолку, после каждой кочки. Он уже привык к тому, что подвеска на этом тарантасе такая же “нормальная”, как и Нико. 

Вскоре, Вергилий, видимо вспомнив, что его сын все еще здесь, снизошел до ответа на вопрос, проясняющего причину их внезапного появления и даже, возможно, активности демонов. Неро уже начал догадываться, что без Клипота тут не обошлось, но уж слишком хотелось верить, что они окончательно решили проблему с этим деревцем. 

Неро прикусил губу, раздраженно цокнув 

Никогда ничего не бывает так просто, да? - 

Погрузившись в недолгие размышления, он пытался придумать, что же делать дальше, но неожиданный вопрос Вергилия прервал его. 

Неро от удивления приподнял бровь, и, если бы не спинка, возможно упал бы с кресла … 

- Я что-то не понял. . .— потрясенным голосом спрашивает Неро, будто увидел святого духа , - Ты че...обиделся? -

Он был готов ко всему . . . но к ранимой душе человека-демона, который ради своих амбиций дважды хотел уничтожить человечество . . . уж простите. Впрочем, Вергилий исправился и как порядочный злодей вскоре предложил взять парочку демонов и устроить им допрос с пристрастием. Иначе говоря - с пытками. 

- И все-таки ты маньяк! - заключил охотник, даже облегченно вздохнув. Все вернулось на круги своя и даже Данте, что наконец-то подал голос, начал выдавать уже конструктивные мысли. Сегодня от него было даже странно слышать что-то окромя пиццы. 

В какой-то мере Неро был больше согласен именно с Данте, все-таки пытки не были его стилем и не хотелось бы уподобляться врагам, ведь всегда есть другое решение. Впрочем, и Вергилий был прав, таким образом можно было сэкономить кучу времени. Неудивительно, что они всегда спорят друг с другом, а когда не получается решить дело словами, пытаюсь друг друга убить. 

“Слишком разные и так похожи. Черт. Два идиота!”  парень даже слегка улыбнулся, вслушиваясь в словесную перепалку. Однако, улыбка сошла на нет, когда Данте, не делая не единой паузы, уже обратился к Неро, чем едва ли не ввел парня в ступор. 

- Ты хочешь сентиментальную историю, Данте? - едко парировал Неро, - расскажу тебе, когда. . .- охотник не успел договорить, поскольку Нико со всей силы вдарила по тормозам и отвлекшийся демонхантер влетел лбом прямо в торпеду. Он хотел было выругаться на Нико, потирая ушиб, но на её лице красовался только немой ужас. Неро взглянул в окно . . . Перед ними стоял демон, со звериной мордой, на одной его шерстяной лапе красовались гигантские когти, во второй был огромный цеп. Сам же исполин был в несколько десятков метров высотой и, кажется, это был рекордсмен. Охотник на демонов еще не видел столь здорового ублюдка. 

Неро оборачивается к родне, что до этого решили немного поспорить, но, почему-то, уже прекратили свой балаган. 

- Так что там насчет пыток?  - иронично спрашивает Неро, указывая на демона за лобовым стеклом, - Справимся? -

+2


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [now here] » The heritage of Sparda