no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » I need him


I need him

Сообщений 1 страница 30 из 56

1

Jace x Alec
https://64.media.tumblr.com/d366503c20883abecb8de5425b4d856b/tumblr_ojwbrxQ7ho1vo4wreo1_500.gif
правила существуют, чтобы их нарушать
легенды существуют, чтобы нас учить
а слухи - чтобы их проверять
Джейс встретил девушку, которая позже оказалась его младшей сестрой, это вбивает клин между ним и Алеком, который начинает ревновать. И только демон, забирающий память о любимом человеке смог показать правду, которую один скрывал, а другой - принял.

Отредактировано Jace Herondale (2020-12-03 23:04:50)

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

2

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Демон в апартаментах Магнуса оказался…да, в общем-то едва ли не меньшим сюрпризом, чем возвращение родителей. И, признаться честно, учитывая настроение матери и внушительный список нарушений, Алек предпочел бы иметь дело с демоном. Любым другим кроме того мерзавца, которого призывал Магнус. Потому что теперь к очевидной немилости со стороны старшего поколения добавилось еще и чувство вины, которое приходилось душить в зародыше, пока оно не передалось по связи Джейсу.

Отчасти именно поэтому Лайтвуд был навзводе последнее время – слишком быстро его мир перевернулся с ног на голову и слишком мало у него было желания впускать в собственную жизнь такие перемены. Но Рыжая никого не спрашивала. И даже не подумала о том, что ради нее они рискуют жизнью снова и снова, он сам, Иззи, Джейс. Обиднее всего, пожалуй, было за брата, ведь тот, кажется, вцепился в девчонку как в единственную соломенку, которая могла бы привести его к Валентайну и вендетте. Напрочь забывая про все остальное. В том числе и про брата с сестрой.

Но, раз Мариса и Роберт решили вернуть институт под свой контроль…так тому и быть. Алеку ни капли не нравится идея играть в няньку для Фрей, Фэирчайлд или как-ее-там-зовут. Но его желания здесь играют второстепенную роль. А потому, старший из детей Лайтвудов молча подчиняется. Решив, правда, уладить кое-что перед тем, как Джейс отправится выполнять свое задание. Тот, либо почувствовав, что парабатай хочет выговориться, либо захотев в очередной раз попросить его присмотреть за девчонкой, даже не пытается избежать разговора.

- Джейс, я…мне…я хотел сказать... - Мысли путаются, завязываясь в тугой клубок – почему-то говорить о том, что на самом деле творится в голове нефилима у него обычно не получается. – Мне надо…извиниться?

Прочищает горло, хмурясь от того, насколько вопросительно прозвучала последняя фраза. Но извиниться всё-таки стоит. Из-за него парабатай едва не лишился жизни, ведь это Алек разорвал круг, чем и освободил демона.

- Ты имеешь полное право на меня злиться. Из-за…того демона. У Магнуса. Он едва тебя не убил. – Мысль о том, чтобы лишиться не просто родственника, но парабатай пугала, каким-то совершенно безотчетным ужасом перед неизвестностью и пустотой, которую ему никогда не заполнить. Пройдя ритуал, ни один из них не представлял своей жизни без другого. В случае Алека же все несколько обострялось в свете его чувств к Вэйланду, о которых самому Лайтвуду было известно уже давно, а сам Джейс…видно не был заинтересован вовсе.

Но сейчас был первый раз, когда эти самые чувства по-настоящему помешали, едва не забрав его жизнь. И из-за этого стоило объясниться, даже если брат его не поймет. Это должен быть первый и последний раз, когда он позволил эмоциям захватить над собой контроль.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:46:30)

+1

3

Джейс видел воспоминание Алека, которое у него забрал демон. Видеть себя глазами брата было немного странно, но куда страннее было ощутить укол где-то в груди. До него самого очередь не успела дойти, всё пошло не по плану. Почему именно Алек психанул Джейс понятия не имел, пока его не вырубило ударом об пол. Его словно бы перезагрузило. У парабатаев считается запрещенными чувства друг к другу, но разве может существовать что-то иное? Пока им не удалось поговорить, Джейс много думал об увиденном, о поведении брата. Они называют так друг друга, но по сети являются просто парабатаями, разделившими души, чувства.

Мог ли Джейс любить Алека так, чтобы демон увидел в его воспоминании лицо старшего из детей Лайтвудов? Вообще-то да, просто он смирился с этим. Единственное правило, которое Вэйланд не хотел нарушать в своей жизни было этим, потому что ему казалось, что таким образом он то ли обидит брата, то ли уничтожит что-то действительно сильное между ними.

Появление Клэри в их жизни было сумбурным, а задание, полученное напрямую от Конклава иногда бесило Джейса. Почему его выбрали для того, чтобы приглядывать за ней? Что в ней такого? Уже ведь поняли, то её отец – Валентин, а мать бывшая сумеречная охотница, так почему он должен за ней присматривать? Чай в няньки не нанимался.

Они даже с Алеком уже нередко стали ругаться, но Конклав запретил распространяться даже парабатаю. Джейса бесило задание, но он его выполнял.

Только увиденное там, у демона немного его успокоило. Забавно, но, похоже, эти двое оказались по обе стороны одной двери и никто из них не решался её открыть. Приезд родителей Джейса особо не трогал, он же, как бы, лучший из современных охотников, о нем даже в Лондоне слышали и ещё много где. Родители определенно им гордятся, но только перед ними он не демонстрирует привычного бахвальства.

- Алек, - найти парабатай в Институте почти не составило труда, но тот словно бы прятался ото всех. Надо поговорить, Джейс хотел начать, но не успел. Алек растерялся, что совершенно на него не похоже, а потому Вэйланд не стал его перебивать, только нахмурился – за что тому извиняться?

- Ну и что, - Джейс прыскает небрежно, мотает головой, отводя взгляд, но тут же возвращается взглядом к лицу брата; он обеспокоен. Парабатай это не только красивое слово и впечатляющий обряд, это чувства на двоих, которые запрещено испытывать друг к другу, но Джейс… Он никогда не любил правила.

Ему не составляет труда протянуть руку к брату, положить ладонь тому на шею, пониже затылка, чтобы он не отстранился.

- Алек, всё в порядке, - он говорит негромко, хотя рядом никого нет, - я видел твое воспоминание, - он чуть сжимает пальцы на горячей шее Лайтвуда, взгляд мягкий, словно он объясняет что-то совершенно очевидное, - ты любишь меня, я понял это, - кажется, что если бы не рука Джейса, Алек предпочел бы спрятаться, - я люблю тебя.

Голос предательски дрогнул, выдавая Вэйланда с головой. Но он не хотел бы прятаться и убегать сейчас и тем более не хотел бы искать одобрения у кого-то.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

4

Чувствовать себя настолько растерянным в новинку для того, кому едва ли не с пеленок пророчили место главы института. Но раз он сам решил затеять этот разговор, то и сбегать сейчас было бы верхом безответственности. Алек упрямо пытается подобрать слова, чтобы объясниться, но Джейс или моментально улавливает к чему он клонит, или это просто божественное совпадение.

О, Ангел, как же тяжело ему даются подобные разговоры. Может, из-за отсутствия опыта, а может и вовсе потому, что объясняться приходится с кем-то настолько близким, и прогнать опасения, что вот так легко можно все испортить, не удается. Подобного рода чувства между парабатай запрещены. На это, конечно, есть своя причина, о которой никто не скажет, но…обычно, даже если один из нефилимов питает романтические чувства ко второму – связь должны разорвать. А столько лет спустя Лайтвуд уже не видел себя без Вэйланда.

Рука ложится на шею и, если обычно этот жест не вызывает никаких особых эмоций – он уже давно привык не рассчитывать ни на что, то сейчас хочется отстраниться. Потому, что собственные чувства и без того сложно выразить, а сейчас даже взгляд от чужих глаз отвести нельзя.

Что-то внутри сжимается в тугой клубок под ребрами и Алек всё-таки предпринимает попытку отстраниться, скрывая ее за желанием закатить глаза. Конечно, любит, они ведь парабатай. Это он и должен был сказать. И, если мгновение назад вся уверенность в том, что это разговор должен непременно состояться таяла на глазах, то услышав, как голос Джейса дрогнул, в душе зарождается сомнение, стремительно питающее надежду. Слишком уж необычно, что Джейс Вэйланд вот так теряет самоконтроль.

Лайтвуд полностью копирует жест брата и сам этого не замечает – рука ложится на его шею и нефилим заглядывает тому в глаза. Медлит несколько мгновений потому, что опасается, что это лишь игра воображения или стечение обстоятельств. Боится, что сейчас выдает желаемое за действительное. А поэтому тратит некоторое время, чтобы набраться решительности.

- Джейс, - начинает было он и мгновенно теряет уверенность в необходимости признаваться сейчас. Слишком много всего происходит вокруг, сегодня и без того был насыщенный день. Хочет ли он вот так просто испортить отношения между ними? – Я…

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Ну почему это так сложно? Брату вот, кажется, не составило никакого труда произнести эти три слова.

- Я люблю тебя… - Сердце пропускает удар, но вместо ожидаемого облегчения – страх. – То есть…ты мой парабатай, конечно мы любим друг друга.

Нефилим хочет отстраниться, сбежать. Не стоит это риска потерять кого-то настолько дорогого и близкого, ведь так? Только сколько можно бегать от себя самого? Сколько раз эта недосказанность ещё ему помешает и подвергнет ненужной опасности?

- Только то, что я чувствую к тебе…не совсем то, что чувствуют братья по-отношению друг к другу. – Произносит он совсем уж тихо и практически прошептав, словно бы это могло помочь побороть собственный страх.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:46:23)

+1

5

Объяснения, которые пытается дать ему Алек получаются не сразу. Он немного заикается и очень волнуется, не нужно быть его парабатаем, чтобы понять это. И его можно понять, родители возлагают на него большие надежды, наверняка рассчитывают на хороший брак. К тому же запрет о чувствах парабатаев друг к другу был самым строгим. Но… Джейс ненавидит правила.

Он впервые понял, что смотрит на Алека иначе где-то год назад. Если обычно мимика, улыбки и простое присутствие брата оказывались без чрезмерного внимания, то в какой-то момент Вэйланд осознал, что он любит улыбку брата, его приподнятые в удивление брови, а случайные прикосновения во время тренировки отдают жаром. Они приятны.

Джейс не противился этому чувству, лелеял его в глубине души, не признаваясь брату из-за страха, что тот в желании следовать правилам разорвёт их связь. Он не хотел подобного и потому принял решение молчать. Было действительно трудно, но Вэйланд тешил себя тем, что у них было.

А теперь вот оказывается, что все взаимно и молчать не обязательно. Признание Алека вызывает волнение, ни один Книжный клуб не мог вызвать чего-то подобного. Да и было это все лишь по зову тела, не более.

-Я это понял, Алек, - мягкая улыбка трогает его губы, Джейс убирает руку с шеи парабатай, но тут же перехватывает его плечо, повыше локтя - чтоб не сбежал, - дай мне стило, - просит он, тут же добавляя, - я свое сломал.

Как только стеле оказывается в его руках, Джейс рисует руну мысли на руке, которой предостерегает Алека от бегства.

-Дай руку, - просит он, рисуя эту же руну теперь на Лайтвуде и имея шанс тому показать его самого своими глазами.

Он запоминает изгибы его бровей, его улыбку, какой горячей оказывается ладонь на плече в тренировке и его голос, как с полуулыбкой на губах он произносит привычное "Джейс", как злился, когда Фрэй появилась и это расстраивало Вэйланда.

Они парабатай, но они и не родные по крови, их никто не имеет права осуждать. Так что и бояться нечего.

-Я понял, Алек, - тоже тихо говорит он, едва поток мыслей прекратился, а руны исчезли; теперь Джейс убрал руку, смотря в глаза Лайтвуд, - ты мне больше чем, кто бы то ни было ещё. Понимаешь?

Волнение выдаётся в немного подрагивающих уголках губ, вскинутых бровях, но взгляд, полный и облегчения и волнения говорит за лучшего из охотников с головой.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Мягкость голоса Джейса заставляет улыбнуться. Он не просто не злится, но и, будто бы принимает это самое признание. А Алек тем временем чувствует, что идет по слишком тонкому льду и грозит вот-вот провалиться под толщей обжигающего холода. Потому и, едва пальцы брата разжимаются на шее, первой мыслью был побег – он бы все обдумал и вернулся к этому разговору позже. Но Вэйланд слишком хорошо его знает, хватает за руку, не позволяя уйти.

Лайтвуд почти обреченно протягивает собственное стило и, наверное, стоило бы возмутиться – сколько он их уже сломал? Но голова занята совершенно другим. Больше всего на свете ему хотелось поверить, что все происходящее – не плод его воображения, хотелось укоренить едва возникшую надежду, но вместе с этим и было невообразимо страшно даже допустить мысль, что он все понял не так. Интересно, когда это он стал настолько пугливым? Наверное, был всегда, если дело касалось собственных чувств. И все же нефилим не сопротивляется. Ни когда брат рисует руну на своей руке, ни позже, когда такая же руна появляется на его коже. Даже бровью не ведет в ответ на мимолетную боль, слишком увлечен процессом потому, что может только догадываться, что ему хочет показать Джейс.

Смотреть на себя чужими глазами странно, даже если это глаза твоего парабатай. Особенно, если это глаза твоего парабатай. И все же на лице тут же расплывается улыбка. Несколько молчаливых мгновений уходит, чтобы принять, что это не шутка и даже не игра больного воображения, что у него по-настоящему есть шанс получить желаемое, быть с тем, с кем так долго хотелось.

И сразу после этого решает вернуть долг, напоминая себе и возвращая Вэйланду мысли о том, как впервые понял, что парень с разноцветными глазами для него не просто сводный брат, насколько его сбивали с толка собственные чувства, что он едва не отказался от ритуала. Возвращает и уколы ревности, когда вместо него Джейс предпочитал послушать Клэри.

Алек многое хотел бы сказать, но раньше почему-то не решался. А сейчас…сейчас это уже кажется не важным. Лайтвуд смотрит в глаза своего парабатай и понимает, что этот разговор должен был состояться гораздо раньше, ведь тогда они оба были бы чуточку счастливей. Но теперь у него нет ни единой причины не сделать того, о чем он думал уже очень давно и что поставил себе в разряд табу.

- Я люблю тебя. - Зачем-то повторяет он.

Нефилим подается вперед, мягко, словно бы неуверенно касаясь губ Джейса своими.

Если об этом узнает хоть одна живая душа…Конклав почти наверняка вынужден будет разорвать их связь. Почему? Вопрос хороший, но найдется слишком мало правил с логичным объяснением. И это, пожалуй, будет из тех, которые Алек нарушит без мук совести и даже не моргнув глазом. Если его парабатай хочет того же.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:46:16)

+1

7

Простое «кино» прямо в мозг было удивительной способностью этих рун. Джейс не просто показал свои воспоминания, которые бы у него отнял демон, если бы успел, но ещё и увидел себя глазами Алека. Улыбка сама собой появилась на его лице, это было действительно приятно. Они с парабатай оказались действительно по обе стороны одной двери и теперь наконец-то решились её открыть. Мог ли Джейс даже допустить, что все будет взаимно? Вот уж нет, хотя последнее время Алек и был каким-то раздражительным, но теперь это нашло свое объяснение.

Это было удивительно.

- И я тебя, - такой робкий поцелуй получился, Джейс никогда не испытывал ничего подобного, у него больно ёкнуло сердце, чтобы затем зайтись в ритме. На гуах осталась тень легкого прикосновения, Вэйланд бы смутился, но нет. Он только улыбнулся шире, заглядывая в глаза Алека, потянулся, вставая на мысочки, обнял его.

Такое чувство, что до этого, не смотря на их сильную связь парабатай, он был до этого момента одинок. Словно между ними была ещё какая-то стена, но сейчас её не стало и оба коснулись души друг друга. Джейс вдруг почувствовал себя не просто не одиноким, он нашел свое место в жизни.

- Только придется быть очень осторожными, - негромко говорит он Алеку на ухо, все ещё обнимая, - это правило нам вряд ли позволят нарушать просто так, - ему пришлось отстраниться, не хотя, но теперь, когда все более-менее понятно, всё будет иначе. Теперь они действительно будут как единое целое, потому что между ними не будет такой вот перегородки.

- Кстати, на счет Клэри, - Джейс посмотрел в глаза Лайтвуду, - Конклав велел мне не спускать с неё глаз, а она весьма своевольная, так что, - снова касается плеча брата, добавляя чуть тише, - не ревнуй.

Сложно поверить в это. Вроде бы есть ощущение, что все идет именно так, как надо, а в тот же момент немного страшно. Джейс никогда до этого не был с мужчиной, Алек и вовсе не был замечен в отношениях, шли только слухи о том, каким был бы выгодным его союз с Лидией – Джейс готов поджечь весь Институт хоть сейчас – но теперь тот едва ли согласится на такую авантюру. А ещё стоит держать все от родителей Лайтвудов подальше, уж они такую связь не одобрят так точно.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

8

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
«Придется быть осторожными»…не просто осторожными, это не попытка выудить у Магнуса информацию, используя институтскую собственность и даже не необходимость зачистить гнездо шакс-демонов. Не торги с вампирами и не попытка освободить примитивного, которого те схватили. Если Конклав узнает о них, им грозит не дисциплинарное взыскание. Их лишат их связи – того, без чего ни один из них уже очень давно не представляет своей жизни.

Алек хмурится, когда мысли уводят его к неблагоприятному развитию событий, но быстро берет себя в руки, когда Джейс упоминает Рыжую. Фыркает. Ну, конечно, Конклав. Дочь Джослин, которая последняя держала в руках Чашу и Валентайна, который охотится за этой самой Чашей. Конечно, они захотят быть в курсе всего, что с ней происходит. И не допустить, чтобы одно из Орудий Смерти оказалось в руках кого-то вроде Моргенштерна.

Однако, на комментарий о ревности только закатывает глаза – он то был уверен, что парабатай носится за Фрэй исключительно из собственного интереса. И это больно било как по чувству собственной важности в жизни брата, так и по общей гордости – какая-то девчонка вскружила голову настолько, чтобы игнорировать всякий здравый смысл. Хорошо, что, наконец, все выяснилось.

Правда вот головной боли только прибавилось с новыми правилами. Клэри продолжала требовать помощи в поисках матери, а Лайтвуд…Лайтвуд гораздо больше переживал из-за Чаши и Валентайна. Потому, что Валентайн схватил Джослин и, если он сумеет выпытать у нее местонахождение Чаши – сумеречному миру придет конец. Со способностью управлять демонами и создавать новых сумеречных охотников, им придется сражаться с самой настоящей армией. И, если в какой-то момент можно было порадоваться – девчонка все-таки нашла Чашу и даже принесла ее в институт. То дальнейшее развитие событий только обостряло и без того то и дело возникающие в сознании опасения. Сейчас они сражались не с вампирами или демонами, к которым их готовили на протяжении всего обучения, даже не с магами. Их противник был сумеречным охотником. И достаточно хорошим, чтобы стащить у Конклава из-под носа Чашу.

И тот факт, что его парабатай все еще носился с девчонкой, пусть и по требованию Конклава, нет-нет, но напоминал Алеку о том, что в определенный момент все может пойти не по плану и пострадать может уже Джейс. Пострадает самым первым. А то, что Лайтвудов стремительно пытаются лишить власти и положения в институте буквально связывало руки. Ведь теперь почти не оставалось никакого шанса обойти правила и не поплатиться. Поэтому и когда Вэйланд решает помочь Рыжей в поисках матери, нефилим решает остаться, чтобы присмотреть за институтом и убедиться, что им будет куда возвращаться.

А потом все и вовсе выходит из-под контроля. Выясняется, что родители были членами Круга, а страх Конклава и Лидии в первую очередь заставляет идти на крайние меры. Арест Мелиорна становится причиной ссоры с Иззи, но Алек продолжает упрямо настаивать на необходимости допроса. Правда вот вести его к Безмолвным Братьям даже ему кажется слишком. Ровно до тех пор, пока его не убеждают в необходимости подобного риска, ведь на кону жизни родных. Жизнь Джейса. И если фейри что-то недоговаривает…Нефилим сам вызывается сопровождать Мелиорна, сам подбирает себе команду. Но возле самого входа в Город Костей остается с фейри наедине.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:46:07)

+1

9

Такое чувство, что между ними мало, что изменилось, но Джейс почувствовал отсутствие какой-то преграды. Происходящее в их жизни было каким-то сумбурным, Клэри продолжала искать свою мать, при этом Джейс вынужден её сопровождать во всех её вылазках. Он понимал, что без Алека Джейсу будет несколько сложнее, но заинтересованность Конклава в Клэри заинтересовала нефилима. Ему было интересно почему она так заинтриговала их.

Их планам по возвращению Валентина помешали новости о задержании Мелиорна Институтом. Иззи почти умолял Джейса, когда тот вышел с ней на связь вытащить фэйри. Безмолвные братья попросту убьют его, если бы не Клэри, Джейс вряд ли бы пошёл на это.

Вытаскивать фэйри от нефилима было рискованно, но Джейс едва только узнал, что его брат будет сопровождать Мелиорна, то и приказал Клэри держаться в стороне. Сколько они не виделись с парабатаем? Вэйланд потерялся во времени.

-Алек, - Джейс возник из темноты, клинок Серафима он держит за спиной, прижимая тупым краем к предплечью, потому что сражаться с Лайтвудом ему не хотелось, - отдай его, - виноватым взглядом он смотрит на него, - пожалуйста.

Алек не простит себе, когда Мелиорн погибнет от пыток Безмолвные братьев, те не знают пощады. Иногда даже странно, что нефилимы с ними сотрудничают, но и братья и охотники в классическом их понимании точно стоят друг друга. Джейс понимает, что Алек, желая следовать правилам допустит ошибку. Что Мелиорн может сказать? Вряд ли больше, чем знает Джейс или Алек.

Он слышал новости о родителях Лайтвудом и в целом о ситуации в Институте, но в "полях" проблем было не меньше.

-Не допускай ошибки, Алек.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

10

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
До боли знакомый голос почти что заставляет вздрогнуть – Джейс был слишком занят с Клэри и даже Алек не мог точно сказать, как давно они не виделись. Достаточно, чтобы соскучиться и понять насколько ему не хватает парабатай. Только вот на сообщения и звонки он предпочитал не отвечать, чем изрядно раздражал, ведь к переживаниям за его жизнь добавлялось еще и полное незнание что происходит.

А потому и сейчас, когда Вэйланд объявляется, вместе с облегчением (все-таки, брат был жив и здоров), добавляется некоторая едва ли не детская обида (явился ведь ради Мелиорна), и даже злость. Потому, что они должны быть заодно. Потому, что девчонка не стоит этой беготни и уж точно не стоит Джослин, которая вместо того, чтобы помочь Конклаву остановить Валентайна предпочла скрыть Чашу вообще от всех.

- Да ты, наверное, издеваешься? – Фыркает нефилим, медленно обходя Джейса по кругу, чтобы приблизиться к двери в Город Костей. Пробегается быстрым взглядом по пленнику, чтобы убедиться, что тот не собирается делать глупостей. На счастье, он оказывается гораздо умнее. А вот блеск лезвия меча серафима заставляет закатить глаза – не собирается же он и правда драться? Однако, свой клинок Алек на всякий случай перехватывает поудобнее. – Уйди с дороги, Джейс.

Где-то под ребрами вновь ворочается обида, связываясь в тугой узел. Его парабатай сейчас должен стоять рядом с ним, выполнять свой долг. Потому, что если есть хоть малейшая вероятность, что фейри в сговоре с Валентайном – у сумеречных охотников нет ни единого шанса. А потому, лучше знать наверняка. Хоть ему и не нравится идея использовать кого-то в качестве козла отпущения.

- Я выполняю приказ. Что и тебе стоило бы делать. – Голос звучит непривычно сухо и почти что холодно – Лайтвуд и сам с трудом верит, что это произносит. Только вот приказ есть приказ. А у него нет возможности его отменить. Не говоря уже о том, что любая попытка воспротивиться сейчас грозит уничтожить более или менее хорошие отношения с Лидией. Да и…в чем-то она права. Фейри не могут лгать, но профессионально не договаривают. А рисковать всей своей семьей только для того, чтобы спасти Мелиорна, который, ко всему прочему, может совершенно спокойно вернуться из Города Костей живым и невредимым, он не станет. Потому и пальцы сжимаются на рукояти клинка, позволяя пленнику отступить. – Ты готов настолько далеко зайти?

Почему-то в то, что Вэйланд всё-таки решит драться верилось с трудом. Они ведь парабатай, одного этого должно быть достаточно, чтобы избежать таких вот ситуаций. Не говоря уже о том, что обы испытывают друг к другу довольно сильные чувства, во всяком случае, в это хотелось верить.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:56)

+1

11

Отличная встреча после черт знает, какого перерыва, но Джейс чувствовал, что Конклав не договаривает что-то, и слепо следовать приказам он не видел ни одной причины. Охотники не должны быть такими своевольными, они должны быть солдатами, не задавать лишних вопросов. Джейса это устраивало короткое время, после появления Фрэй, которая не вписывалась в систему он начал смотреть на все под иным углом. Теперь он видит несовершенство Конклава и их приказов. Например сейчас – с чего Конклав решил, что они имеют право играть жизнью кого-то из Нижнего мира лишь из-за подозрений?

- Не уйду, - он упрямится, не понимая, как брат может пойти на подобное? Может быть он ещё верил в абсолют их приказов и взглядов? Вэйланду хотелось бы донести до брата собственные мысли и сомнения, но он знает, что подобное не возымеет эффекта, пока он сам не задумается. К тому же, ещё ситуация с родителями Лайтвудов, а зная Алека, тот будет готов на все, чтобы вернуть им репутацию.

Что ж, парабатай тоже перехватывает свой клинок, но нападать не хочет. Они питают друг к другу теплые чувства, но сейчас им здесь не место. Алек не будет слушать. Джейс сжимает челюсти так сильно, что желваки загуляли, отвечать на вопрос нет никакого смысла. И все-таки стоит попытаться. Он же не простит себе, если не предпримет попытку.

- Не все приказы стоит исполнять, Алек, - Джейс бросил свой клинок на землю, в рукопашном бою он сможет победить, а ранить Лайтвуда ему не хочется совершенно, - но ты не послушаешь, да?

Ответ опять же очевиден, потому Вэйланд резко бросается на Алека, тот хорошо знает своего парабатай, потому ему уается поставить несколько блоков, но всё-таки и Джейс отлично знает Лайтвуда. Ему удается заломить Алеку руку, заставляя того не двигаться, а после обернуться.

- Мелиорн, вали отсюда! – Он рычит от недовольства всей ситуации, к счастью, фэйри повторять не надо и тот поторопился сбежать, но Джейс не сразу отпустил Алека, - прости меня. Доверься мне, пожалуйста. Мы на одной стороне, Алек, я верну Чашу!

Отредактировано Jace Herondale (2020-12-05 21:38:41)

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

12

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Ожидаемо, что оба будут стоять на своем – слишком упрямы, чтобы поговорить, да даже попытаться выслушать. Нарушение мелких правил – это одно, даже недоговаривать Конклаву кажется безобидным поступком в сравнении с прямым неповиновением. За это им грозит не просто наказание, а Гард или лишение рун. И неужели Джейс готов рискнуть всем ради девчонки?

Алек сощуривается в ответ на реплику. – Ты знаешь, кто придерживался этой идеи поначалу. – Сам даже не понимает, насколько сказанное может задеть парабатай. Только вот слова уже произнесены и прикусывать язык уже поздно, даже ощутив укол вины. – Я не…

«Не это хотел сказать» - конец фразы тонет в лязге металла по камню. Вместе с Вэйландом клинок бросает и Лайтвуд. Хотя прекрасно понимает, что в рукопашном бою шансов одолеть брата мало. И всё-таки, считает, что если все дойдет до необходимости драться – бой должен быть честным. Правда, боем последующую возню назвать тяжело. Хорошо зная как парабатай дерется, нефилиму удается заблокировать первые несколько ударов, но не получается вывернуться из захвата вовремя. Алек только что не рычит от злости, когда Джейс до боли выкручивает руку и велит Мелиорну убираться. Вот ведь балбес – им обоим придется теперь отвечать перед Конклавом.

Страшнее всего, правда, не возможная необходимость отвечать перед начальством, больше всего пугает то, что может вскрыться в ходе допроса, ведь Конклав не упустит шанса использовать Меч Правды. И, если Джейс готов был рискнуть всем ради Рыжей, то Алек – нет.

Лайтвуд до боли скрипит зубами, пытаясь вывернуться из захвата, но произнесенная следом фраза шокирует настолько, что попытки освободиться мгновенно прекращаются.

- Ты…что?! – Ему очень не хочется верить, что это правда. Нефилим в полной уверенности, что у них есть преимущество – Чаша ведь в безопасности, старается выиграть для Вэйланда время и как может прикрывает его постоянное отсутствие. Не сообщает о том, что потерянное Орудие Смерти найдено Конклаву, чтобы Клэри успела или найти мать или потерять всякую надежду. На мгновение ему кажется, что из-под ног выбили землю. Такого он никак не мог ожидать. И больше всего поражает не решение, а тот факт, что все провернули за его спиной.

Алек дергается снова в попытке, гораздо сильнее, так, что от боли в вывернутом плече на долю секунды темнеет в глазах и хочется зашипеть.

- Клянусь Ангелом, Джейс, если ты вынес Чашу из института… - Осекается потому, что и сам понимает, что ничего не сделает, даже если захочет. Потому что даже его злости сейчас маловато, чтобы разрушить их связь. И все равно неприятно. – Если Чаша у девчонки…ты ведь понимаешь, что это первое место, где ее будут искать?!

Пожалуй, впервые Лайтвуд настолько зол и совершенно точно впервые эта злость направлена на его парабатай.

- Довериться тебе?! После того, как ты вынес Чашу из единственного безопасного места? И как я должен тебе после этого доверять?

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:48)

+1

13

http://images.vfl.ru/ii/1607198332/822fc48e/32562608.gif

Сравнение с Валентином не осталось без внимания, но это не то, что Джейс ставит на первое место. Сейчас ему надо хоть как-то объясниться перед Алеком, которому случайно сболтнул лишнего. Мелиорн сбежал, это успокоит Иззи, которая и попросила Джейса помочь, но Вэйланд сожалеет об этой затее из-за ссоры с парабатаем. От злости тот пытается высвободиться, причиняя себе боль, которую чувствует Джейс. Ему в голову приходит единственное решение и он ему следует сразу же.

Вэйланд усаживается Алеку на задницу, прижимает его руку к пояснице, крепко вцепившись в чужое запястье и немного наклонился вперёд. Его мучает чувство вины за происходящее здесь.

-Прости, - он искренне просит прощения, второй рукой касается плеча Алека и наклоняется ниже, чтобы тот мог видеть лицо Джейса, - мы не допустим, чтобы Чаша оказалась у Валентина, я обещаю. Но, Алек, - едва ли он поймёт, слова о доверии больно укололи сердце, только самообладание позволило ему постараться не обращать на это внимания.

-Ты мой парабатай, - звучит почти осуждающе, словно вопрос о том, как он может сомневаться в подобном? - Ты не знаешь какого это - расти без матери. Я узнал, где Валентин держит Джослин, есть некоторые слухи. Я тебе обещаю, что ничего не случиться.

Хотелось все же верить, что Алек поверит ему, что обида за молчание и пропажу не будет застилать ему глаза. Идти за Клэри Джейс и сам не хотел, но он понимал, что девчонка пойдёт в любом случае, погибнет в итоге. Её кровь не должна быть на его руках, так что выбора особо и не было.

-Я могу тебя отпустить? - Спрашивает он, потому что не хочет драться или убегать с мыслями, что может получить удар в спину.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

14

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Парабатай – это связь физическая и духовная. Два нефилима, связанные этой руной бьются вместе, как единое целое, одна душа на двоих, кажется, так говорят? И, если один из них умирает – умирает и частичка другого. Только вот из уст Джейса «парабатай» звучит с упреком и отзывается уколом обиды. Они парабатай. Только брат и не подумал посветить его в план заранее. Потому что..? Что? Очевидно, потому, что боялся, что Алек попытается ему помешать и потому, что не хотел тратить время на уговоры. И если это не признак недоверия, то что тогда? Что это за одностороннее соглашение?

Ему нашлось бы много, что сказать и собственная обида только подогревала необходимость выговориться и дать Вэйланду по шее потому, что тот, кажется, напрочь позабыл не только о их разговоре, но и вообще о существовании парабатай, вспоминая об их связи, когда ему это удобно. А это казалось нечестным. И до безумия обидно.

Лайтвуд сдается. Лишенный любой попытки к сопротивлению, даже просто пошевелиться, у него попросту нет никакой возможности ответить силой. Мелиорн уже сбежал и его наверняка та же Рыжая уже ведет в безопасное место. Что ему остается делать? Отправиться следом в попытке выследить и вернуть фейри? Чтобы окончательно испортить отношения с братом и сестрой? Вернуться обратно и доложить о нападении? Чтобы потом пришлось придумывать удобную ложь, ведь сказать, кто именно организовал нападение не сможет.

Фыркает, чувствуя, как немного ослабевает хватка, и не пользуется своим шансом. Горячее дыхание почти что обжигает ухо, а по спине пробегает табун мурашек, ызывая мелкую дрожь. Алек мотает головой, пытаясь отогнать непрошенное ощущение и сосредоточиться – сейчас не время и не место думать о том, насколько ему не хватает Джейса, о том, сколько они упустили. Они и наедине после того разговора не были ни разу, чтобы выяснить насколько теперь между ними все изменится.

- Отпусти. – Отзывается нефилим уже гораздо тише, смущенный реакцией собственного организма. Остается только надеяться, что эта секундная слабость останется незамеченной.

Все еще обидно и все еще больно. Только вот что он сделает? Можно сколько угодно говорить о доверии сейчас, когда у Лайтвуда просто нет выбора, кроме как позволить брату закончить начатое. Не сдаст же он его Конкоаву в самом деле? Придя сюда сегодня Вэйланд ничем не рискует. Потому, что один парабатай не предаст другого, как бы ни было обидно. И почему-то больнее всего именно от осознания того простого факта, что уверенность в том же со стороны Джейса тает на глазах.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:39)

+1

15

Вэйланд слышит обиженное «отпусти», когда на деле ему бы хотелось совсем другого. Они не виделись какое-то время, Рыжая не вскружила голову Джейсу, просто она знает, что он не допустит её смерти и если быть честным до конца, то правильнее отметить, что сам бы он хотел помочь ей вернуть мать. Он прекрасно понимал стремление вернуть родителя, сколько он сам по ночам, втайне от Лайтвудов надеялся и плакал, что его отец жив?

И все же нехотя, он отпускает руку Алека, встаёт с него и отходит в сторону, пока не подбирая клинок Серафима. Драться с парабатай он не хочет, но чувствует, что обязан перед ним объясниться и извиниться.

-Алек, идём со мной, - это не совсем то, что он хотел произнести, но совершенно точно именно этого и желает. Чтобы парабатай был рядом. Чтобы Алек был рядом. Но он вряд ли согласится, по насупленным бровям уже видно, что он обижен и его можно понять.

-Прости меня, - извиняется он, глядя в глаза Лайтвуда, - неужели ты не видишь, что Конклав собирается убить фэйри из-за предположения связи с Валентином? Это несправедливо, Алек, охотники были созданы не для этого, - Джейс поднимает клинок, но сразу же и убирает его, пора идти. Задерживаться дольше опасно, им с Клэри надо проверить одно здание, где по слухам и обитает Валентин. Вдруг им удастся уже сегодня покончить с этим?

Вэйланд испытывает желание сказать кое-что ещё. Очень важное для них обоих, но насколько это будет уместно и до какой степени обижен Алек? Эти вопросы и заставляют его помедлить, даже захотеть промолчать. Правильным ли будет молчание? Вот уж вряд ли.

-Я люблю тебя, Алек, - все же говорит он прежде, чем уйти.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

16

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Нефилим садится на землю, едва парабатай отстраняется, даже не тянется за собственным клинком. Морщась аккуратно шевелит плечом, которое все еще отзывается ноющей болью, словно растянутая мышца.

Алек хмурится. Почему-то именно сейчас Джейс решил позвать его с собой. Зачем? Чтобы в очередной раз быть свидетелем того, как Клэри пытается разрушить мир, о существовании которого даже не подозревала недавно? А вместе с этим и убить Джейса. Девчонкой нефилим уже сыт по горло. Не только потому, что на постоянно оказывается, если и не самим камнем преткновения, то как минимум причиной разногласий между братьями.

Так что и на предложение присоединиться к их отряду несогласных отвечает отказом. В том числе и потому, что кто-то должен присматривать за институтом, хоть Лайтвуду это и не очень-то удается. А еще, пожалуй, будет не лишним переварить и принять тот факт, что Вэйланд решил все сделать по-своему, даже не удосужившись предупредить своего парабатай.

А вот обвинения в сторону Конклава, пусть и кажутся справедливыми на первый взгляд, вызывают только новую вспышку злости. Конечно, охотники, очевидно, были созданы для того, чтобы вершить правосудие по-своему, вне зависимости от того, сколько жизней будет поставлено на карту. И, вроде бы и хочется снова упрекнуть брата в том, что не ему говорить о честности и справедливости – не после того, как он выкрал Чашу из института, но Алек молчит. На что едва хватает самообладания. Ведь если…когда Джейс вернется, нефилим не раз пожалеет о своих словах.

Поэтому и молчит, упрямо глядя в глаза своего парабатай. Как бы не хотелось сейчас сказать, что все в порядке…не в порядке. И уйдет какое-то время прежде, чем удастся смириться.

- Тебе надо идти. Рано или поздно из института пришлют подкрепление. А я не хочу, чтобы меня заставили тебя выслеживать. – На признание, правда, не отвечает. Не потому, что отношения резко изменились, а потому, что хочет отыграться. Потому, что все еще больно и все еще обижен. И уж точно не хочет, чтобы великий Джейс Вэйланд думал, что может ему лгать безнаказанно. – Но обо всем этом мы еще поговорим. Когда, - если. – Ты вернешься.

Один парабатай не должен сомневаться во втором. Только вот что делать сейчас? Когда что-то исправлять уже поздно и остается только принять произошедшее, как что-то само собой разумеющееся?

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:31)

+1

17

После неудавшегося разговора у входа в Город Костей Джейс никак не мог выкинуть из головы образ Алека, сидящего на земле. Тот обиделся, это и дураку понятно, Джейс хотел бы объясниться, но Клэри не давала ему и шанса. Пока он бы объяснял я перед парабатай, она бы уже усвистала за тридевять земель и успела бы и там натворить бед. Ответственность, которую навязал себе Вэйланд начинала его доставать.

Но все поменялось следующим днем, когда они пришли в поисках Валентина, но нашли никого иного, как Майкла Вэйланд. Джейс едва замечал дискомфорт, с которым его беспокоила рана от демона, когда с огромными от удивления глазами смотрел на родное лицо. В тот момент у Вэйланда пропало все самообладание, ведь он столько лет думал, что его отец умер, что сгорел заживо… К несчастью яд демона затуманил разум нефилима, а ираце не справлялась с лечением.

Жив он остался только благодаря крови, которую принесли Клэри и Саймон. В полубессознательном состоянии Джейс пытался говорить с отцом, но на самом деле он так боялся, что это миф. Ему было страшно, что все это ему привиделось, что отца на самом деле нет, а старые раны расшевелились напрасно. Но отец был рядом, когда лечение помогло ему. Вэйланд очень хотел поделиться такими новостями с Алеком, но к несчастью разбил свой телефон. Связаться с парабатаем не было возможности.

Отец словно никуда не пропадал, будто не было этих ужасных десяти лет без него, он снова стремился научить сына, сначала испытав его. Джейсу хотелось верить, что он стал сильнее, что не разочарует родителя. Тренируясь с ним. Кажется, Майкл остался доволен. Как же отчаянно хочется связаться с Алеком, но Джейс уверен, что уже утром они вернутся в Институт, ведь нынешним вечером будет шанс проверить ещё одно здание. Пускай отец и был взаперти у Валентина всё это время, но он кое-что слышал и теперь благодаря ему у Фрэй есть шанс найти свою мать.

Позже Вэйланд будет думать, что он, наверное, проклят Ангелами за что-то. Смотря на то, как отец разрезает на своей руке руну гламура, он уже понял всё, что произошло. Клэри догадалась раньше, ведь она не была окрылена тем, что Майкл Вэйланд жив, она заметила какие-то прорехи в его поведении, что заставило её сомневаться в честности этого человека. Когда гламур рассеялся, перед ними возник Валентин, огорошив Джейса новостью, что он его сын.

Вся его жизнь – сплошная ложь. Чужой в дома Лайтвудов, слишком непослушный охотник и не самый лучший парабатай. Что ж, Валентину пришлось покинуть это место без Чаши, а Клэри нашла свою мать, пускай та и была зачарована. Джейс смотрел на лицо женщины, которая судя по всему является его матерью и ненавидит её. Как и ненавидит Клэри сейчас.

Эти два дня он бы хотел забыть, к счастью, они вернулись в Институт и вернув Чашу Инквизитору тем самым обезопасили Иззи, Джейс так и планировал, но ещё он хотел поговорить с Алеком. Только вот такое чувство. Что тот не захочет говорить, а новости о том, что фамилию Вэйланд Джейс носит не по праву произносить лучше бы не при всех.

Пока Клэри сокрушается над тем, что её мать не просыпается, нефилиму хочется сбежать на другой край земли. О таком подарке он не просил Санту.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

18

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Дальнейшие события развиваются слишком быстро, что Алек успел осознать, что натворил его парабатай. Конечно, о побеге Мелиорна пришлось доложить. Конечно, допросили и его самого и весь отряд. И Лайтвуд повторял ровно то же самое, что и остальные – вампиры и оборотни вместе захотели освободить фейри, но кто напал на него – не видел. И все-таки кому-то хватило мозгов заподозрить сумеречных охотников, вложить в голову Лидии мысль, что без помощи из института подобное бы провернуть не вышло. И, конечно, под горячую руку первой попала Иззи. И вот здесь стало по-настоящему жарко. Сначала выяснилось, что сестра и впрямь помогла ему сбежать, а потом…потом Конклав объявил, что ей за это грозит лишение рун и изгнание. И вот здесь все посыпалось карточным домиком. Алек продолжал повторять сестре, что Джейс непременно вернется, но…уже и сам с трудом верил в собственные слова. Особенно после того, как собственноручно настолько ослабил связь с парабатай, что в какой-то момент и вовсе перестал его чувствовать. Через какое-то время связь, конечно, восстановилась. А вот уверенность в том, что Вэйланд вернется – нет. А потом с треском провалившийся суд и требование немедля достать чашу. И в тот самый момент, когда последняя капля надежды практически испарилась, объявляются Клэри и Джейс. С Чашей и Джослин.

Жаль только, что облегчения, как такового, не последовало. Потому, что брат не только услужливо напомнил о том, что стащил Чашу за спиной нефилима, но еще и рисковал жизнью Изабель. А потому позволяет себе огрызнуться, бросив холодное «пойду скажу своей сестре, что у нее есть будущее», делая акцент на «своей». Ясно ведь, что о почти что родная сестра того заботила гораздо меньше, чем Клэри с ее матерью.

Но вот на изменение настроя парабатай внимание обращает практически сразу – только восстановившаяся связь услужливо передает чужую боль и обиду. И, если поначалу кажется, что причина исключительно в том, что сам Алек все еще обижен поведением брата, то спустя некоторое время Лайтвуд чувствует едва ли не отчаяние. И никак не может понять почему – Джослин спасена, Чаша на месте. Неужели проблема в их последнем разговоре?

Чувствуя укол вины, нефилим немедля решает выяснить в чем дело. Но ни в комнате, ни даже на тренировочной площадке Джейса не находит. Беглец оказывается на крыше – куда сам Лайтвуд приходит в наиболее тяжелые для себя моменты, когда хочет спрятаться. Только вот от чего пытался спрятаться брат?

- Джейс? – Волнение в голосе выдает почти сразу. Да и нет смысла сейчас пытаться спрятаться от своего парабатай. И все-таки…что-то не так. Алек старательно перебирает в памяти внушительный список того, чем мог настолько задеть брата. – Все в порядке?

Сам ведь понимает, что не в порядке.

- Если это из-за связи…я просто пытался тебя найти. Иззи собирались… - Осекается, хмуря брови. Почему он начинает оправдываться? Вэйланд с самого начала стащил Чашу. – Джейс?

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:24)

+1

19

https://64.media.tumblr.com/f409d5b2639c4d67bcb3046c8cffb1dd/tumblr_or3tksYksH1vo4wreo1_250.gif https://64.media.tumblr.com/4055ae73895fa95dbc1b2c63136783b4/tumblr_or3tksYksH1vo4wreo2_250.gif

«Скажу своей сестре, что у неё есть будущее». Не даром говорят, что только близкие люди могут причинить самую сильную боль. Джейс ничего не смог сказать Алеку, даже не посмел. У брата есть все права сердиться на своевольного парабатай и тем более из-за последних событий, связанных с Иззи. Но ему дают понять, что он приемный, напоминание об этом скребется дикой кошкой в груди, услужливо подбрасывая разрезанную руну гламура. Он не имеет права доказывать что-то Алеку, сам виноват, в конце концов. Джейс эгоистично носился за рыжей, которая в итоге оказалась его сестрой, всего лишь предостерегая её от ошибок, от смерти и сам тем самым вырыл себе яму.

Алек злится, обижается, что не мудрено. Джейс его понимает и не винит, хотя, где-то в глубине души и отзывается в нем, что нечестно было так говорить про Иззи. Она же и его сестра тоже. «Трое вошли – трое вышли», так они говорили в детстве. Так было до недавних пор.

Что же изменилось? Злой рок? Проклятье Ангелов? Эгоизм Джейса или просто так и должно было все быть?  В чем же он так провинился и когда? Если ранее Джейс гордился собственным отцом, Майклом Вэйландом, если он в детстве нередко просыпался с криками от кошмаров, мучавших его и только в компании Иззи или Алека мог уснуть первые месяцы, после переезда к ним, то сейчас он понимает, что всё – ложь. Вся его жизнь ложь. Его воспитывал преступник, но… он любит этого человека. Майкл Вэйланд сделал его таким, какой он есть сейчас. Появление младшей сестры нисколько не умаляет той боли, которую он испытывает и эта женщина, что ещё погружена в сон, как она могла отказаться от своего ребенка?

Почему Джейс? Почему она бросила его?

Эти и многие вопросы роились у него в голове, пока он стремглав мимо всех шел на крышу Института, где обычно свое уединение находил Алек. Перед глазами всё тот же образ: Майкл, разрезающий руну, принимая облик Валентина. Джейс  не испытал бы такой боли, если бы перед этим отец не признал его, если бы не дал понять, что это действительно именно он, а не кто-то другой. Так вот к чему были все эти вопрос о Валентине?

Ему совсем не холодно. Он вспоминает, как отец делал спагетти на день рождения, как подарил ему первый настоящий клинок, как сломал шею соколу, объясняя свои правила. Откуда мальчишке было бы взять сил сломать птице шею?  Почему, даже зная, что его отец Валентин Джейс все ещё думает, что наверняка разочаровал его, почему это причиняет боль.

Снова боль.

Её так много. И это невыносимое отчаяние, с которым хочется распрощаться спрыгнув с крыши. Только бы Клэри не попадалась на глаза, Джейс вполне может на неё сорваться. И почему на неё наткнулись именно они?..

Эти мысли прерываются голосом Алека. Только Джейс не оборачивается, это же нечестно так – показывать свою боль, буквально умоляя о поддержке, когда сам обидел парабатай. Конечно, он не винит брата в ослаблении связи, ведь тот пытался спасти сестру – «свою сестру» - это нормально для заботливого старшего брата. Только после второго к нему обращения Джейс поворачивается. У него на щеках слезы, ему приходится выдохнуть протяжно, чтобы иметь возможность негромко произнести:

- Валентин мой отец, - ему едва удается сдержать рвущиеся наружу рыдания, которые последний раз душили его в далеком детстве, после очередного кошмара.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

20

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Однажды научившись разделять себя и второго парабатай, Джейс и Алек быстро перестали испытывать трудности с пониманием друг друга и собственных эмоций. Но одно дело понимать и чувствовать и совсем другое – видеть последствия. Глядя в полные слез глаза брата сердце больно сжимается. Джейс Вэйланд, которым Алек всегда восхищался за поразительную стойкость, сейчас оказался сломлен. И если это не признак конца света, то что?

Злость и обида испаряются моментально, сменяясь стыдом и чувством вины – тут же в голову приходит насколько сильно его могли ранить слова брата и нефилим на мгновение теряется, не найдя что сказать. Да и…что тут можно сказать? Что ему жаль и он не хотел его обижать? Они уже давно выросли из того возраста, когда позволительно не следить за собственным языком. Лайтвуд вздыхает и не задумываясь притягивает брата к себе, обнимая за плечи.

Наверное, и стоит задуматься о том, что теперь в стенах института оказывается два ребенка Валентайна и, если Клэри по-прежнему веры маловато, то в Джейсе он не сомневается.

Отец Валентайн Моргенштерн. Рука опускается на светловолосый затылок, мягко перебирая пряди. Можно, конечно, сказать, что ему очень жаль, только какой смысл? Есть хороший повод поговорить с Марисой и Робертом. Будучи членами Круга…знали ли они? Что воспитывают сына Валентайна? И чего хотели добиться?

Нефилим качает головой, отгоняя непрошенные мысли. Даже если знали, то что?

- Ты должен был мне сказать. – Тихо произносит он и даже не думает разжимать объятия. На всякий случай, чтобы не пришлось потом опять его разыскивать. – Про Чашу. Про Мелиорна. Заранее.

Старается даже, чтобы в голосе не звучали обвинения - он совсем не преследует цели причинить брату еще больше боли.

Можно ли винить человека в том, что он пытался найти свою семью? Конечно нет. Узнай он, что Марису схватил Валентайн – бросил бы на ее поиски все доступные ресурсы. Скажи ему Джейс, что ищет свою мать – Алек непременно бы помог. Пожалуй, недоверия заслуживала только Рыжая. Потому что не было никакой гарантии, что она не заодно со своим отцом. И все ещё нет, ведь…каковы шансы, что Моргенштерн захочет воссоединиться со своей семьей?

Лайтвуд чуть сильнее прижимает брата к себе и хмурится.

- Тогда, парабатай, - он намеренно выделяет это слово. Ведь их связь гораздо крепче родственной, гораздо крепче любых уз, разве нет? – Я был бы с тобой и тебе не пришлось бы проходить через это одному.

Он даже не лжет. Ведь за собственной обидой по-прежнему скрывалась тревога. Опасения, что Джейса ранят или, что гораздо хуже, убьют. Чувство вины настойчиво раздирает душу и в этот раз справиться с ним не выходит – он наговорил ему столько обидных вещей, что…он намеренно ослабил их связь, а ведь из-за этого Вэйланд мог пострадать.

- Джейс… - Осекается потому, что не может подобрать правильные слова, не знает, что лучше сказать, чтобы хоть как-то помочь. – Мне все равно, кем тебе приходится Валентайн. Будь твой отец хоть Люцифером во плоти.

Отстраняется, чтобы заглянуть в разноцветные глаза брата и убедиться, что слова возымеют нужный эффект, что его вообще слушают.

- Ты мой парабатай. Мой брат. И ничто этого не изменит.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:16)

+1

21

https://64.media.tumblr.com/6d2e5ad3e68c81afc75825d83f3ae00d/tumblr_or3tksYksH1vo4wreo3_250.gif

https://64.media.tumblr.com/0e22b1aef443bf5e4bab9b0d6ed0fbf0/tumblr_or3tksYksH1vo4wreo6_250.gif

https://64.media.tumblr.com/294d9f8b2da9041bff5a2938000ff855/tumblr_or3tksYksH1vo4wreo7_250.gif

Он едва понимает теперь кто он есть на самом деле и пытается отогнать мысли о том, кем был его отец на самом деле. Прошло десять лет с тех пор, как Майкл Вэйланд погиб в огне, так почему за эти десять лет Джейс не смог свыкнуться с отсутствием его одобрения и воспитания? Н вкладывал в него основу на протяжении тринадцати лет, стремился сделать его бесчувственным, а следовательно, лучшим Сумеречным охотником, у которого не было бы слабых мест, но если он вложил основу, то воспитание у Лайтвудов заметно пошатнули эти устои. Джейсу было непонятно как это  расти с кем-то ещё, но Иззи и Алек приняли его. Это они его успокаивали первые ночи, хотя он и старался сделать вид, что кошмар его не сильно напугал, а потом не нужно было делать и этого. Его не жалели, его лишь успокаивали.

Он думал, что смог перерасти эту боль, но все иллюзии рухнули, стоило только увидеть знакомое лицо, а затем принять ужасающую правду.

Его отец Валентин Моргенштерн. Остается вопросом знали ли Мариса и Роберт, но что-то подсказывает Джейсу, что это не так и что он не хочет знать ответ. Не даром же Валентин примерил лицо Вэйланда.

Он так виноват перед Алеком, это чувство только усиливается в объятьях брата, Джейс дает волю чувствам, зная, что Лайтвуд его не осудит и не осмеет. И все-таки кто же он теперь? Вэйланд, Моргенштерн? Доверие со стороны Конклава будет минимальным сразу после того, как слухи о произошедшем достигнут их ушей, а если учесть присутствие здесь Инкизитора, то осуждение будет практически незамедлительным.

- Прости, - извиняется он, растягивая слово, ни одна тренировка не могла так нарушить его дыхание, как удушающее чувство растерянности. Хотелось добавить, что он не стремился обидеть брата и действительно должен был подумать о том, что делает, пока носится за Фрэй да только пока не особо получалось.

Джей закрывает глаза, крепкие объятья Алека говорят куда больше любых слов, в них действительно становится спокойно. Ладонь на затылке как завершающий штрих в этом странном обряде абсолютного доверия. Это подпитывает чувство безопасности. Всего лишь на один миг, но он почувствовал себя снова тем мальчишкой из глубокой ночи, чей звонкий голос разрезает тишину в крике отчаяния, а Алек первым оказался в его спальне, напоминая, что это был всего лишь сон.

Понемногу удалось унять все чувства, за вспышкой отчаяния следует пустота. Алек все равно верит в него, все равно не смотря ни на что. Это доверие дорогого стоит.

- Прости меня, - снова просит прощения Джейс, опуская взгляд. Так и кто же он теперь? Парабатай, приемный сын, брат. У него теперь есть ещё одна сестра и родная мать, с которой пока никак не удастся поговорить и выяснить, почему она отказалась от него.

- Я больше не понимаю, кто я, - честно признается Джейс, уверенный лишь в Алеке, что же касается всего остального, то он действительно не понимает, - моя жизнь была ложью, - замолчав, он снова опускает взгляд и замолкает, чувствуя одновременно и облегчение и вину.

Отредактировано Jace Herondale (2020-12-07 07:11:23)

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

22

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Когда-то Иззи сказала, что родители не могут отказаться от своих детей, как иначе? Это ведь родная плоть и кровь. Тогда это призвано было успокоить сильно переживающего насчет своей ориентации Алека – если бы родители узнали…был бы настоящий скандал. Сейчас его посещает мысль о том, чтобы повторить эти слова – Мариса и Роберт от приемного сына не откажутся, но решает прикусить язык, ведь это лишний раз напомнит о Джослин. А еще, если в себе и сестре уверенность была стопроцентной, то с родителями…дела обстояли сложнее. Особенно, учитывая сильно пошатнувшуюся семейную репутацию. Поэтому и остается успокаивающе гладить брата по голове, дожидаясь, пока тот хоть немного придет в себя. Извинения сейчас звучат почти что смешно – он только выяснил, что его отец полоумный маньяк, пытающийся уничтожить мир, но переживает о том, простит ли его парабатай? Конечно, простит.

Нефилим вздыхает, хмуря брови еще сильнее, хотя, казалось бы, куда уж больше. Джейсу сейчас придется тяжело. И даже тот факт, что он и Клэри добыли Чашу (о ее исчезновении из института Алек никому не рассказал) вряд ли хоть немного сгладит ситуацию. Вся его репутация в институте почти наверняка будет перечеркнута одним простым фактом – его отец Валентайн. И, хоть весь сумеречный мир и должен сейчас чествовать героя…на деле все будет куда сложнее.

- Все хорошо. – Отзывается Лайтвуд. Смысла выяснять отношения сейчас не просто не было, это казалось самым настоящим эгоизмом. Все ведь обошлось? Обошлось. И хотелось верить, что впредь Вэйланд будет чуть больше думать прежде, чем действовать. А значит и в очередной раз сотрясать воздух нет необходимости. – Я понимаю.

Пожалуй, если хорошенько задуматься и отключить собственные эмоции, он действительно мог понять. Джейс хотел найти убийцу своего отца, хотел предостеречь девчонку от глупостей, защитить. Жаль только, что Алек не проникся к Рыжей таким доверием. И, наверное, проникнется еще очень нескоро. Но чутье очень редко подводило парабатай, а значит…наверное, стоило хотя бы попытаться. Взять себя в руки и не обращать внимания на ее замашки примитивной – схватить клинок и броситься грудью на амбразуру.

Нефилим перехватывает руку брата за предплечье, совсем как тогда, когда им наносили руну и пристально смотрит в разноцветные глаза. Тогда они поклялись, что будут биться вместе, как единое целое. Что всегда будут на одной стороне и эта клятва, эта связь – не пустое обещание, которыми так любят сыпать примитивные.

- Ты мой парабатай. Мой и Иззи брат. Тот, кого мои родители воспитывали как родного. Никогда в этом не сомневайся. – Говорят, что узы крови – самые сильные. Алек ты не согласился. Потому, что если родители вдруг решат, что зря взяли под крыло сына Валентайна, Алек и Иззи будут на стороне Джейса. В этом он был уверен. – Мы надем способ разбудить Джослин и все выяснить. Вместе. Хорошо?

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:45:08)

+1

23

Кто если не парабатай сможет поддержать и подобрать верное слово? Кто если не Алек сможет задвинуть собственные обиды и поддержать Джейса? Это вовсе не значит, что Вэйланд будет пользоваться чувствами брата к себе, даже если так будет казаться. Вовсе нет, он любит своего брата и уважает его чувства, о которых им так и не удалось нормально поговорить. Сейчас не время и не место, наверное, стоит отложить этот разговор на потом, если только это самое «потом» наступит.

Джейс смотрит на Алека, перехватывает его руку, припоминая, как это было на церемонии парабатай, и как сильно он волновался, что тот не придет. Теперь-то понятно его замешательство, стоит как-нибудь отблагодарить Иззи за то, что не дала этому балбесу спасовать. Без него Джейс был бы совсем невыносимым, влияние брата оказывается очень даже большим.

Он кивает на слова Лайтвуда. Что ж, разбудить Джослин им в любом случае придется, а вот на счет разговора с ней. Ну, там тоже придется. В конце концов, именно из-за Джослин и её дочери была вся эта беготня, если Джейс не заставит себя хотя бы попытаться перекинуться с ней парочкой слов, то Алеку доставалось зря.

- Спасибо, - он заметно успокоился, попытался улыбнуться, пускай и вышло несколько печально, но Джейс искренне постарался, поднимая руку, касаясь шеи Алека.  Так он хотел тому сказать, что всё ещё не просто брат, что ничего не изменилось. И да, им действительно надо поговорить будет об этом, но не в стенах Института, здесь слишком много ушей и любопытных глаз.

- Как… Иззи? – осторожно спрашивает он, пользуясь тем, что брат здесь и можно с ним поговорить, окончательно успокаиваясь. Впрочем, это он мог бы спросить у самой Изабель, когда увидит её, а сейчас Джейс все думает о том, как уже завтра перевернется его жизнь. Отродье Моргенштерна моментально потеряет свое очарование в глазах очень и очень многих, родители Лайтвудов едва ли будут уже смотреть на него так же, как и раньше. Да, брат с сестрой будут рядом, но Джейсу это может оказаться мало. Когда весь против тебя, важно найти опору. Его опора – его парабатай.

Он посмотрел в глаза Алеку, прикусил на мгновение губу, чтобы затем потянуться к губам Лайтвуда и поцеловать его. после того случая с демоном между ними не было ничего, даже толком разговора. Не говоря уже о чем-то большем. Было все ещё странно целовать мужчину и не менее странно целовать Алека. Джейс успел подумать о том, что надо было бы делать это чаще, чтобы привыкнуть уже, чтобы сердце каждый раз не ломилось из груди, как напуганная птица.

- Как на счет выпить? – Говорит он негромко, не убирая руку с шеи Лайтвуда.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

24

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Наверное, надо бы сказать что-то еще. Только вот что? Его парабатай – не горстка сумеречных охотников, которых нужно вдохновить перед заданием, не сестра, которой, чаще всего и советы-то в отношениях не нужны, просто или похвастаться, или выговориться. Да и не найдется слов, способных сейчас мгновенно все поставить на свои места и успокоить, как бы не хотелось. Конечно, обида отступила, но ей на смену приходят непрошенные опасения о том, что может произойти. Потому что сейчас Лайтвудам просто нельзя оступаться, если они вообще хотят сохранить то, что осталось от их авторитета. И…что гораздо более важно, сейчас этот самый авторитеи почему-то совсем Алека не волнует. Потому, что, если какой-то идиот в институте резко решить забыть о том, что Джейс Вэйланд – лучший сумеречный охотник Нью-Йорка, Лайтвуд сделает все, чтобы выскочку отправили на самое скучнейшее задание, которое только удастся найти. А то и подсуетится с «повышением» до перебирания бумажек в архиве.

А вот Джослин…как вообще можно решиться на подобное? Отказаться от одного ребенка, чтобы…забрать другого и явно не желать ее возвращения в сумеречный мир? Это казалось не просто неправильным, но и довольно жестоким. Потому как ни единой причины так поступать попросту не было – раз и два…неужели эта женщина не подумала, что с ребенком может сделать Валентайн? Даже мысли не возникло о том, чтобы защитить собственное чадо?

Достаточно хорошие вопросы, ответить на которые сможет только мать девчонки. А для этого ее придется сначала привести в чувство. Надо бы связаться с Магнусом. Если маг помог Джослин попасть в это состояние, то маг должен суметь помочь из него выбраться, ведь так?

- Иззи…в порядке. Скажем так, последние пару дней оказались очень насыщенными. – Отзывается Лайтвуд и тут же сощуривается. Надо бы сменить тему, пока чувство вины не взяло верх. – Ты же понимаешь, что должен сказать ей до того, как девчонка разболтает всем вокруг?

Сомнений в том, что Рыжая непременно начнет жаловаться о своей неразделённой любви не было. Особенно, учитывая весь трагизм ситуации – давно потерянный и заново обретенный брат. Пожалейте бедняжку, ведь держать язык за зубами она не умеет. А если она пойдет к Иззи…сколь бы они оба не любили свою сестру, в гневе она поистине страшна. А такие новости точно не должны проходить мимо нее, иначе пощады можно не ждать.

Мысли тут же разбегаются, когда на губах остается след поцелуя, почти что неуверенного. Алек криво усмехается.

- Нас вряд ли выпустят с территории, но…никто не говорил, что нельзя пить на территории института. – Невозмутимо отзывается нефилим и пожимает плечами. – Если у тебя найдется заначка.

И всё-таки кое-что не выходит из головы. Некоторые шутки слишком хороши, чтобы не быть озвученными. Даже если об этой шутке успеешь пожалеть еще до того, как ее прлизнесешь.

- В книжном клубе тоже пугаешься поцелуев? – Хотелось увести разговор подальше от темы семьи. Как минимум, новообретенной семьи Джейса. Потому и на губах несколько мгновений играет ехидная усмешка, пока Лайтвуд взвешивает все «за» и «против» прежде, чем поцеловать парабатай гораздо более настойчиво, с жаром, притягивая его к себе. Сколь давно ему хотелось это сделать и только сейчас, наконец, есть реальные шансы претворить желаемое в жизнь.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 14:44:53)

+1

25

- Эта девчонка моя сестра, - как-то кисло напоминает Джейс, но не позволяет себе уплыть вслед за этой рефлексией. Да, Клэри Фэйрчайлд, которая перевернула мир нью-йоркского института с ног на голову, оказалась его сестрой как минимум по отцу. Если Джослин в итоге окажется его матерью, то тут уже деваться будет некуда, стоит только спросить кому благодарить Джейса за его более-менее уравновешенное воспитание – Лайтвудов или Валентина. В тот же момент он и правда не хочет об этом думать, даже если это означает навлечь на себя гнев Изабелль.

Хватит на сегодня этого дерьма, рядом с Алеком удается отпустить ситуацию как минимум до завтра.

Выпивка у него действительно есть, но кривая усмешка Лайтвуда отвлекает, а озвученная шутка заставляет Джейс расслабиться, хохотнуть, прежде чем ответить на поцелуй. Куда более уверенный в этот раз и настойчивый, жаркий, от которого внизу живота стягивает приятным узлом. Все-таки свыкнуться с мыслью, что между ними нет последней преграды Джейс ещё не успел. Всё как-то некогда было, хотя Алек занимал бόльшую часть его мыслей. Их бы осудили за нарушение правила о чувствах парабатай друг другу, но чем больше Джейс об этом думает, тем больше осознает, что иначе быть просто не могло. В каждом из них есть частичка друг друга, а нормальный человек хоть сколько-нибудь любит себя. Отсюда и добрая половина чувств, что же касается всего остального – то зачем отказываться от того, что действительно желаемо? Тем более, когда это взаимно.

Отстранившись, Джейс не сразу посмотрел в глаза Алеку, он потратил доли секунды на то, чтобы припомнить куда именно спрятал несколько бутылок пива.

- Знаешь, не каждая книга меня так волнует, - с улыбкой отвечает он, подначивая брата, - нам ведь потом и об этом надо будет поговорить. Да? – можно было бы изобразить святую невинность и идти той тропой, что появляется перед ними, но все-таки что-то подсказывало Джейсу, что разговор действительно будет нужен. Хотя бы даже чтобы разрядить обстановку.

- Идем, у меня есть несколько бутылок  пива, - по пути к комнате Джейс внимательно смотрел на остальных сумеречных охотников Института, но пока ещё никто не смотрел на него косо. А до слуха не доносилось плохо скрываемое «Моргенштерн», что давало ему фору как минимум до утра. Вот в своей спальне он поспешил закрыть дверь на внутренний замок.

- Пока это моя спальня, сюда больше никто сегодня не войдет, - поясняет он Алеку, стягивая куртку, которую тут же и бросает на кресло, а затем подходит к тайнику в стене рядом с кроватью, замечая веселый взгляд парабатай. – Ходж нередко таскает пиво, вот и приходится, - на свет он вытаскивает шесть бутылок, две из которых темного пива и четыре светлого. Даже если они нажрутся, свидетелями их позора может быть только камин..

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

26

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Алек закатывает глаза. Девчонка для него еще очень долго будет оставаться просто девчонкой. Потому, что чересчур заносчива, потому, что перевернула на уши целый мир, о существовании которого не знала и, кажется, вовсе не беспокоилась. И это был его мир. Мир, в котором Лайтвуд вырос и который старался защитить. А еще потому, что внезапно вскрывшееся родство не меняет ничего. И уж точно не делает ее ни на волосок похожей на него.

Правда вот тему решает не продолжать. То, что Клэри, как выяснилось, сестра Джейса – не меняет ничего между ней и Алеком. Она все еще взявшаяся из ниоткуда дочь Валентайна, которой нет причин доверять. Как и ее матери. Но для парабатай это важно, а значит, он должен постараться помочь. Но это вопрос, над которым он подумает завтра.

Брата удалось хоть немного успокоить и даже не нужно лишний раз обращаться к их связи, чтобы это понять. Нефилим вместе с парабатай идет по коридорам института, ловит взгляд Джейса – тот явно старается что-то высмотреть в лицах сумеречных охотников. Но ничего не говорит. Конечно, Вэйланд (а звать его Моргенштерном даже в собственных мыслях значило бы признать, что отношения между ними могут измениться) переживает. Он, как и Алек, провел в стенах этого института почти всю сознательную жизнь, с многими из этих людей он тренировался, кого-то выручал на заданиях, и кто-то выручал его. Ничего удивительного в том, что он опасается, что теперь все изменится. Ведь Валентайну веры нет…заслуживают ли доверия его дети?

Единственное, что Лайтвуд позволяет себе в качестве жеста поддержки – легко хлопнуть брата по плечу, попытаться отвлечь его внимание от ненужных переживаний.

Когда же дверь комнаты Джейса закрывается на замок, Алек только что глаза не закатывает.

- Никто, за исключением тех у кого есть стило. – Усмехается нефилим и опускается в одно из кресел. Такое понятие как приватность в институте всегда ограничивалось лишь чужим любопытством и воспитанием. Чаще всего нефилимам попросту не интересно знать кто и чем занимается за закрытыми дверями – у любого сумеречного охотника найдутся дела поважнее. Однако, вместо того, чтобы таскать звенящую связку ключей, практически все пользовались отпирающей руной, если нужная дверь была закрыта. И в этом не было ничего удивительного – стило всегда под рукой, да и времени уходит гораздо меньше, чем на поиски нужного ключа.

А вот тот факт, что выпивку Джейс прячет в тайнике вызывает смешок, который Лайтвуд тут же пытается скрыть за покашливанием.

- Ага, Ходж. А не тот факт, что если бы мама нашла здесь бутылки тебе пришлось бы объясняться когда у тебя есть время пить и почему ты не тратишь это самое время на тренировки. – Подхватывает бутылку наугад – светлое. Ну что же, он никогда не был большим любителем выпить, да и не сказать, что было желание. А потому и после первого же глотка хмурится, стараясь скрыть собственное недовольство вкусом напитка.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-08 19:49:37)

+1

27

- Кто войдет сюда при помощи стило влетит при помощи моего пинка, - почти недовольно замечает Джейс. Ему не особо нравится перспектива нарушения их общения. Все проблемы он вероломно откладывает на завтра, черт с ними со всеми. Черт с Джослин, Клэри и всех остальных туда же. Даром, что надо было бы поговорить с Иззи, но в нем сейчас говорит эгоизм. Очень много эгоизма и чувство вины перед братом. На замечание Алека Джейс ухмыляется, в этот миг вернулся тот самый Джейс «Я лучше всех» Вэйланд, который действительно был лучше многих. Он с легкостью не думает о том, что во многом это заслуга Валентина и его тренировок. Просто он всегда был лучшим и никому не удалось оспорить это его звание.

- О чем ты, я и так лучший, - Джейс берет бутылку пива как и его брат – не глядя, это тоже оказывается светлое, но в отличие от Алека Джейс не хмурится, когда делает глоток, только усмехается, присаживаясь на кресло, откуда кинул куртку на кровать.

- Не нравится пиво? – в его глазах остались веселые нотки, как будто он не был в отчаянии ещё каких-то пятнадцать минут назад. Алек всегда действовал на Джейса отрезвляюще, их взаимопониманию ещё до обряда можно было позавидовать, они всегда дополняли друг друга и Иззи в их команде оставалась сердцем, она мозга достучаться до них обоих при необходимости.

Таких необходимостей было очень много.

Джейс сделал ещё один глоток, впервые вдруг понимая, что понятия не имеет, о чем говорить с Алеком. Примерять к себе фамилию Моргенштерн он не собирался, говорить о Клэри, которая вызывает у Алека чуть ли не нервный тик, он тоже не хочет, а про Джослин и вовсе ничего не знает, кроме имени. Вэйланд ненароком вспомнил одно из своих дней рождений, когда отец делал для него спагетти и позволял делать всё, что угодно в этот день. Конечно, Джейс стремился тренироваться, чтобы не показаться отцу ленивым…

А потом он почему-то вспомнил их обряд парабатай. Как он волновался, что Алек не придет и передумает, но Иззи была уверена.

Из этих мыслей, которые не вызывали никаких чувств Джейс вынырнул поймав себя на том, что он уставился на лицо Алека. Мягкая смущенная улыбка тронула его губы, но почти сразу она стала шире, Вэйланд снова делает глоток пива, после чего облизывает губы.

- О чем думаешь? – интересуется он, пользуясь шансом поговорить по душам, не обязательно о чем-то, что будет скрестись той же кошкой, о чем-то, что ранее было для них недоступно.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

0

28

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
- В своих снах, - беззлобно парирует Алек. Иногда кто-то должен спускать великого и могущего Вэйланда с небес на землю, а не то окончательно зазнается. Смеется и понимает, что кризис, если и не миновал, то как минимум отступил. Вопрос как надолго, конечно. И все же он не позволяет мыслям вернуть его к тому моменту на крыше.

Приятно чувствовать, что хоть что-то остается неизменным – их связь, пусть и была ослаблена поисками Джейса в момент, когда Алек едва не впал в отчаяние, получив новости о приговоре, грозившем Изабель, все еще была на месте и с каждым часом только усиливалась, расставляя все на свои места. Ему не хотелось верить, что брат может бросить все ради девчонки. Не хотелось, но в какой-то момент он все-таки допустил эту мысль. Она и стала причиной столь необдуманного поступка. Правда вот парабатай волновали другие вопросы, потому, видно, ожидаемой злости не последовало.

Нефилим качнул головой, отгоняя непрошенные мысли. Слишком далеко его уводят размышления, и ничем хорошим это не закончится.

- Я не большой любитель выпить. – Уклончиво отвечает Лайтвуд и откидывается на спинку кресла, запрокидывая голову. Не говорить же, право, что все его посиделки с алкоголем ограничиваются чересчур редкими вылазками в бар, где он берет себе что-нибудь выпить просто для вида и цедит единственный стакан весь вечер?

Взгляд возвращается к бутылке пива в руках и Алек невольно криво усмехается.

- Думаю о том, что не понимаю смысл алкоголя. – Хмыкает он и даже не лукавит. Весь его интерес к алкоголю испарился в тот самый момент, когда, еще будучи ребенком, он выпросил у родителей попробовать вино и…конечно же, не оценил. С тех самых пор его отношение к спиртным напиткам ничуть не изменилось. Но в бары с братом ходил исправно чтобы поддержать общее настроение.

Но вот что на самом деле волновало, так это…как они вообще умудрились не только не потерять Чашу, но еще и вызволить Джослин? Вряд ли Валентайн отпустил бы их вот так просто…что же случилось?

- На самом деле… - Алек поджимает губы и делает еще глоток пива, в этот раз даже не морщась, но беря небольшую паузу, чтобы правильно сформулировать мысль. Ему вовсе не хочется повторения эпизода не крыше, но избавиться от некоторых сомнений просто не получается – что если все это часть плана Моргенштерна? Что если они окажутся слишком предсказуемы? – Я думал о том, через что тебе пришлось пройти, а меня не было рядом, чтобы помочь. По факту я даже больше мешал.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-10 14:23:20)

+1

29

Выбираться с братом в бар особо не получалось. Тот всегда стремился стать руководителем Института, не понятно только, по своему желанию или потому, что так хотели родители. А отсюда свободного времени действительно было мало, а потом началась вся эта кутерьма с Фрэй. Пьяным видеть парабатая не приходилось, но Джейс особо никогда и не стремился его напоить. Вот и сейчас Алек высказывает свои мысли, а Вэйланд хмыкает.

- Это просто, чтобы расслабиться, состояние опьянения иногда идет на пользу, - их может развезти, но они в институте, тут нет даже оборотней, которым можно начистить морду, так что приключений не будет. Он бы хотел избавиться от невесомого ощущения недомолвок, так что даже рад, когда Алек, словно обдумывая перспективу их разговора, все-таки отвечает на вопрос.

Как и ожидалось, он пытался немного винить себя. Джейс прекрасно понимает, что сам виноват во всем, что между ними произошло, что на самом деле парабатай обижен, просто сейчас эта обида осталась позади жалости или понимания. Джейс хотел показать брату, что он не намерен пользоваться своим положением «я сын Валентина, пожалейте», а потому брат действительно имеет право обижаться и что-то требовать. Но в этом весь Алек, если Джейс импульсивный, то он… он словно всегда зависел от их связи больше. Джейс любит их связь, он зависим от неё, но он знает, что его парабатай не такой безумный и не станет кидаться в какую-то авантюру, не подумав. Что же касается Вэйланда, то он всегда сначала делает, а потом думает.

- Алек, - он наклоняется вперед, облокачиваясь локтями в колени, держа бутылку перед собой обеими руками, - ты мой парабатай. Я бы сделал тоже самое, если бы был на твоем месте. Ты знаешь меня, я действую импульсивно нередко, это меня не оправдывает, но, - он пожимает плечом, чуть мотнув головой, - ты никогда мне не помешаешь. Я отдам за тебя жизнь, ты же знаешь это?

Что же ему довелось пережить? Он опустил взгляд, смотря на горлышко бутылки, торчащее из сцепленных пальцев вокруг него.

- Мы рассчитывали увидеть Валентина в одном из заброшенных зданий, - поделиться с братом сокровенным получается само собой, - но нашли там моего отца. Майкла Вэйланда, таким, каким я его запомнил. Меня отравил демон и я, как мне кажется, потерял бдительность, - он вспоминает тот момент, когда увидел того, о кому горевал уже десять лет, - он убедил меня в том, что это он. Мой отец. Черт, он и есть мой отец. Я снова ощутил себя Джейсом Вэйландом, парнем с отцом, - он отвлекается, сделать большой глоток пива, облизывает губы и хмурится, пока не поднимая взгляд,  - всего сутки я был очень счастлив, но Клэри его раскусила. Он разрезал руну гламура и всё. Пуф, - Джейс пожал плечом ещё раз, вновь приложился к бутылке пива, желая, чтобы алкоголь поскорее начал действовать и мир вокруг начал немного двигаться.

- Если бы я не был так беспечен, то всё могло бы быть по-другому. Так что, никто не виноват, Алек, уж точно не ты.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

30

[icon]https://i.imgur.com/qJrYOKU.gif[/icon]
Сложно скрываться от того, кто знает тебя настолько же хорошо, как ты сам. Еще сложнее только пытаться этого кого-то обмануть. И, если лгать нет никакого смысла – слишком быстро поймут, то недоговаривать…можно попытаться. Не сегодня, впрочем, учитывая, как быстро Джейс понимает, что творится в голове парабатай.

- Я и не говорил, что виню себя. – По привычке фыркает Алек и качает головой. Почему-то чувство вины отступать не желает. Может, ему и впрямь следовало быть чуть более терпеливым и чуть больше прислушиваться к тому, что говорил брат, вместо слепого подчинения правилам. В конце концов логика «закон суров, но это закон» едва не привела их к полномасштабной войне с фейри. Быть может в этом случае, они бы не оказались по разные стороны баррикад.

Лайтвуд хмурится и сам того не замечая копирует позу Джейса – устраивает локти на коленях, а взгляд переводит с лица парабатай на бутылку с пивом, словно бы та могла дать ответ на вопрос что теперь со всем этим делать и стоит ли продолжать разговор, высказывать собственные опасения.

Решив, тем не менее, что от недомолвок будет только хуже, Алек недовольно цокает языком и делает глубокий вдох.

- И ты уверен в ней? Доверяешь Клэри? – Пожалуй, этот вопрос интересует его гораздо больше. Потому что сам нефилим все еще не верил девчонке. И не поверит, наверное, еще очень долго. Слишком странно, что Валентайн отпустил их, слишком странно, что она раскусила его, а Джейс – нет. Лайтвуд делает глоток пива, надеясь, что это поможет собраться с духом, чтобы снова поднять не слишком приятную для брата тему. – Я не…не могу отделаться от мысли, что все сложилось слишком легко. Не могу перестать думать, что Валентайн хотел, чтобы вы забрали Джослин.

Привыкший доверять своим инстинктам, сейчас ему стоило очень больших усилий не начать сыпать обвинениями в сторону рыжей девчонки и ее матери. На его взгляд Джослин едва ли была меньше преступницей, чем Валентайн. И, если Конклав судил всех членов Круга, то…очень удобно, что ей удалось скрыться вместе с Чашей и избежать наказания.

- Посуди сам. У девчонки нет ни опыта, ни знаний. Неужели Валентайн вдруг оказался настолько неосторожен? Десять лет все думали, что он мертв, а сейчас он, вдруг, оступается, позволяя без пяти минут примитивной раскрыть себя?

Что-то не сходилось в этой картине. И понять что именно с первого раза не получалось, словно бы ответ был прямо перед носом, но он его не видел. И все же...все же, если Джейс сейчас скажет, что доверяет Клэри, Алек постарается верить ей тоже. Как минимум, приложить усилия, чтобы если и не наладить с ней отношения, то не позволять своей личной неприязни влиять на свои суждения.

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-12-10 14:22:16)

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » I need him