no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » Bird of prey


Bird of prey

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Jace х Alec х Magnus
https://i.imgur.com/bq7y8oE.gif https://i.imgur.com/OosiQm5.gif

- Mom said you'd make a dramatic entrance...

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-11-27 21:10:47)

+1

2

Entreat me not to leave thee, or to return from following after thee;
for whither thou goest, I will go; and where thou lodgest, I will lodge;
thy people will be my people; thy God will be my God;
and when thou diest, I will die, and there will I be buried:
the angel do so to me. And more also, if aught but death part thee and me…
Please don’t leave me, Alec.

http://images.vfl.ru/ii/1591352269/92c29568/30725204.gif

Он так отчетливо помнит это тепло и нахлынувшие эмоции брата в тот момент, когда на обоих появилась руна парабатай, это волнение Алека и даже страх, радость и некое облегчение Джейса. Первое время это завораживало, сбивало с толку, но потом они привыкли и научились этим пользоваться. Парабатай это не просто слово, не просто связь, это когда один не может жить без другого. И Джейсу было ужасно пусто в Институте, но он должен был там остаться, потому что должен был прикрыть брата и сестру, потому что не доверял себе уже тогда. Но он понимал почему Алек, Иззи и Магнус прятались, какие поиски они вели и потому просто не смел говорить о своей проблеме, он же даже не понимал, что именно не так. Он не мог сказать это глядя Алеку в глаза, потому что его жизнь важнее жизни Джейса. Никто же не говорил, что связь парабатай идеальна.

— Пожалуйста, Алек, не подходи, — у него психика не выдерживает, хотя Эрондейл прекрасно понимает, что перед ним не настоящий Алек, что это лишь образ, который ему составила Лилит и всё-таки! Алек неизбежно подходит, Джейс против своей воли всаживает тому клинок по самую рукоять, а горячая кровь оказывается на его руках. «За что?», шепчет он как и Клэри, как и Иззи позже, которая возникает где-то со спины и ей клинок всаживается в бок.

— Хватит, пожалуйста, хватит! — Но его крики никто не слышит, воспоминания угасают, сменяются лишь болью постоянной утраты.

Он смотрит сквозь мельтешащих примитивных на того, кто является парабатаем для Джейса и хочет причинить тому как можно больше боли. Лилит не отдавала приказ трогать Лайтвудов или вообще кого из сумеречных, ей важно, чтобы филин находил нужных людей и сегодня он нашел одного такого. Может он немного поразвлечься? Почему бы и нет, но как жаль, что Джейс сейчас так занят своими видениями, что совершенно ничего не может сделать, не может среагировать на появление здесь своего парабатай. Филин смотрит надменно, Александр такой строгий, собранный. И он тоже один, а жаль, потому что с Иззи филин бы тоже поговорил. Её важность для Джейса многими неоценима, но свою сестру он любит крепко.

— Александр, — передразнивает он нефилима, поворачиваясь к тому в профиль, на губах надменная улыбка, а в глазах — тьма непроглядная, которая растворяется, но наружу Джейс так и не появляется, потому что он заперт теперь. Заперт, пока Лилит не решит его освободить и убить.

— Ты тоже без группы поддержки, как опрометчиво, — он хмурится, но улыбка все ещё в его глазах. От упоминания Клэри улыбка на лице Эрондейла становится шире. Когда это Алек стал переживать за рыжую? Она же его так раздражала, филин помнит это.

— Я доступным способом объяснил ей, что не люблю её, — он улыбается, такая беззлобная улыбка могла бы появиться на его лице, если бы Алек сказал, что он возвращается домой, но взгляд выдавал в Джейса что-то иное, что-то злое, выдавал филина, - к сожалению, слов она не понимает, пришлось сбросить её с крыши.

Неужели Александр рискует быть пойманным ради Джейса? Как глупо. Вот поэтому нефилимы и умирают, эта их привязанность друг к другу им мешает, но на этом можно сыграть.

— Что с твоим лицом, Александр?  — Филин немного наклоняет голову к плечу, — такой идеальный, ты вдруг решил пойти наперекор правилам? Что же подумают мама с папой? — его брови взмывают вверх, — чтобы подумал Макс?

Он будто крылья мухе отрывает, в детстве люди так многие делали, филин и это уже узнал, а потому он смело ассоциирует свои действия именно с этим, но удовольствия при этом получает точно в разы больше. Так приятно смотреть в это хмурое лицо и ещё больше его злить.

— Как же ты не заметил? — он щурится, всё ещё улыбается, - как же ты не заметил, как ему плохо? Как ему страшно? Как он тонет в темноте, пока вы бегаете за призраком, - если бы он себе позволил, то готов был прыгать и хлопать в ладоши от того, как прекрасно сейчас чувствует себя филин, надавливая снова и снова на больную рану, которая начинает кровоточить, а потому он давит сильнее, — бедный Джейс, он так старался, чтобы... Ты пришел чтобы спасти его? Будешь, как и Клэри звать?

Это так смешно, Джейса нельзя выудить так просто, сейчас даже филин не сможет явить миру нефилима, а было бы здорово, его знатно ломает и одним демонам известно, как на это среагировал бы его парабатай. Но какое всё-таки сладкое чувство это, вот так поддразнивать, поддразнивать. Если бы филин мог питаться человеческой болью и ненавистью, он ушел бы отсюда сытым.

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif

+1

3

Наверное, Алек никогда не сможет себя простить — произошедшее останется горечью, налетом на корне языка, постоянно напоминая о себе. Всего один раз он позволил себе по-настоящему расслабиться — каких-то два месяца путешествий с Магнусом, что могло пойти не так? Что могло случится с Институтом? Не заслужили ли они немного времени ради себя, после всего, через что им довелось пройти с Валентайном?

Молчит, упрямо глядя в родные глаза, блестящие сейчас чужим блеском. Джейс бы на его месте сказал что-то вроде «мне не нужно подкрепление, чтобы надрать задницу одному демону». Но Лайтвуд молчит, дожидается первого хода оппонента. Хмурится и едва заметно склоняет голову набок.

Где-то там внутри Джейс заперт в своем личном аду. Умоляет, чтобы эта пытка закончилась. А демон в это время упивается его болью. Болью, которую Лайтвуд как парабатай должен был почувствовать сквозь связь, которая доносилась до него размытыми картинами, отголосками чужого наваждения — разобрать что-то не получалось, детали стирались, превращаясь в блеклые разводы, оставляя после себя какое-то безосновательное чувство отчаяния. И все-таки парабатай должен был что-то сделать.

На мгновение в памяти всплывает образ, который им с Иззи довелось лицезреть в попытке достучаться до сознания сводного брата с помощью Магнуса. Страх сковывает ледяными когтями — теперь мага рядом нет. И времени дожидаться принесет ли разговор с Асмодеем плоды тоже.

Быстрым движением натягивает тетиву и спускает стрелу, целясь в грудь Эрондейла.

Тогда Джейс просил их убить его, со слезами на глазах вкладывал в руки Лайтвудов клинок и умолял покончить с этим.

Стрела с неприятным звоном падает на землю.

— Осторожнее. Он все еще здесь. — Издевательские нотки, играющие в голосе парабатай режут ухо. Родной голос сейчас звучит совершенно чуждо и это заставляет нахмуриться, сосредотачиваясь на своей цели. Охотник перехватывает лук поудобнее и качает головой, делая шаг в сторону.

— Он хотел бы пойти на эту жертву. — Отзывается Алек ледяным тоном и только что сам не удивляется насколько ровно это прозвучало, несмотря на бушующие эмоции и пытающимся пробиться сквозь выстроенную годами тренировок стену.

Да, Джейс хотел бы, чтобы они остановили Лилит любой ценой. Джейс хотел бы, чтобы его страдания закончились. Но Лайтвуд слишком боится его потерять — не может отвернуться от своего парабатай. А потому бьет не смертельно, чтобы ранить, замедлить, но не убить. Потому что его парабатай еще жив, и он где-то там, внутри. Потому, что должен ему извинения.

Бросает лук и хватается за стрелы вместо клинка серафима, одна втыкается в колено, другая в плечо, а при следующей атаке — в предплечье.

Ответный удар филина застаёт врасплох, охотник налетает спиной на бетонную стену и едва успевает перехватить чужую руку перед ударом. А затем с мерзким хрустом ломается кость, бронзив предплечье острой болью и заставляя вскрикнуть. От боли темнеет в глазах, и Алек теряет драгоценные мгновения, пытаясь взять себя в руки. Удар приходится под дых и Лайтвуд падает на спину, рефлекторно прижимая к груди сломанную руку. Сквозь звон в ушах слышится голос Джейса, но слов он не разбирает. Успевает только инстинктивно среагировать и перехватить занесенную для удара его собственной стрелой руку.

— Джейс, я знаю, ты здесь. — Пальцы впиваются в чужое запястье, но острие неумолимо приближается к груди. — Все хорошо, это не ты. — взглядом ищет в глазах парабатай знакомые искорки. — Я тебя прощаю.

Наконечник медленно надрывает кожу, но Алек из последних сил пытается остановить чужую руку.

Прости меня, брат, что мне не хватило сил. Прости, что меня не было рядом, когда был нужен. Прости, что даже думать не могу о том, чтобы убить тебя.

— Прости, что не смог спасти тебя.

+1

4

Разговор с Асмодеем не был легким. Отец из него и так был паршивый, но сейчас он собирался припомнить Магнусу абсолютно всё, давить всё больше и больше, чтобы выторговать какую-нибудь непомерно высокую цену за оказание услуги. В свою очередь Бейн понимал, как дорога каждая минута, как важно договориться как можно быстрее. Так какую цену он может заплатить за жизнь нефилима, к которому не испытывал ни грамма романтических чувств? Всё дело было в Алеке, его стремлении защитить брата, а эта их сложная к пониманию для других связь парабатай только ухудшала положение. Джейс составляет половину души и естества Александра, а тот в свою очередь – тоже самое для Джейса. Если погибнет Вэйланд, то от Алека останется так мало, он испытает слишком много боли.

Боль это вовсе не то, что маг желает для того, кого любит все своим сердцем.

Асмодей не хочет быстро сдаваться, не хочет так просто отпускать сына, но и погибнуть он ему отчего-то тоже не даст. Поразительная извращенная любовь отца к своему сыну. Сколько их таких у Асмодея? Наверное, слишком мало и недостаточно, чтобы беречь жизнь.

И всё-таки цена отца слишком высока. Магнус не сомневается, соглашаясь, лишь бы этого хватило, чтобы освободить Джейса, убить Лилит или хотя бы изгнать её обратно в Эдом. Цена непомерно велика, Бейн с ужасом думает о том, как он будет жить дальше, но сразу отметает эти образы бренного существования без магии. Она – его естество, она его проклятье. В порывистых поступках у Бэйна всегда было мало логики, но впервые его самопожертвование столь огромно.

Пути назад не будет.

Пути назад уже нет.

Магнус закрывает глаза, мысленно он призывает  Алека, тянется к нему и в то же мгновение оказывается в просторном помещении, стоя где-то позади остальных и он видит, как Джейс завис над Алеком.

- Алек! – Магнус испугался, что мог опоздать.

Энергия послушным клубком собралась в его руках, она проникла прямиком из Эдома, от самого принца Ада, она обжигает его руки до локтей, она щиплет пальцы, кусает его. Магнус никогда не чувствовал такой ярости, он искренне надеялся, что эта сила не убьет никого, кто мог бы оказался на его пути. Эта сила послушно выскользнула из его рук, яростный визг Лилит раздался как раз перед взрывом. Магнус не заметил появление Саймона, громкий хлопок оглушил его, маг присел, зажав уши.

- Александр, - времени оценивать окружение у него не было, маг как можно скорее оказался рядом с Алеком, с ужасом замечая у того застрявшую стрелу в груди, - пожалуйста, останься со мной.  Я не могу тебя вылечить, - с сожалением говорит он, замечая приближение Джейса со стило.

Подпись автора

--
heretic

+1

5

Боль обжигает, каждый миллиметр на которые острие входит под кожи отзывается болью. Алек судорожно хватает ртом воздух. Стрела входит глубже, а остатков сил попросту недостаточно, чтобы сопротивляться. Но нефилим пытается. Вцепляется в чужое запястье здоровой рукой.

- Ты не виноват. – Упрямо повторяет он и смотрит в глаза Джейса, прекрасно понимая, что, если у них не выйдет без Магнуса, рано или поздно его парабатай разорвет оковы. Рано или поздно этот самый момент всплывет в памяти сводного брата и меньше всего ему хотелось бы, чтобы тот винил себя в случившемся. – Не твоя вина. – Упрямо твердит он и шипит от боли, пытаясь помешать собственному оружию войти еще глубже. Жаль только одной рукой против демона сопротивляться практически невозможно.

На счастье, кавалерия редко опаздывает. И двойная удача, что этой кавалерией оказывается маг, вполне себе конкретный маг. Лайтвуд даже позволяет себе слабо усмехнуться, когда мимо проносится вихрь чистой энергии. Не поднимается, не может подняться, чтобы увидеть, что происходит, но прекрасно слышит оглушительный вой Лилит, крик Джейса и взрыв, заставляющий съежиться на полу, прижимая сломанное запястье к груди и стараясь не касаться застрявшей в груди стрелы.

- Мама говорила, что твое появление будет эффектным. – Едва заметной усмешкой выдает нефилим, когда звон в ушах стихает, а среди плывущих цветных пятен удается различить знакомое лицо. Правда подняться все равно не может, да и не стал бы рисковать, а сломанная права рука не позволяет нашарить в кармане стило.

Смысл сказанных слов доходит не сразу – словно через толстую водную гладь. Должно быть заклинание потребовало слишком много силы, чтобы Магнус мог исцелить и его. Да и может ли Алек просить его тратить еще больше сил? Справится и так. Стискивает зубы и пытается дотянуться левой рукой до кармана, чтобы активировать исцеляющую руну. Справлялся с ранами и посерьезнее.

Сражался же он как-то до появления мага в его жизни? И раны залечивал, даже достаточно паршивые.

- Джейс. Джейс в порядке? – Это куда более важно. Охотник тянется к парабатай, пользуясь связью и всего мгновения хватает, чтобы придать надежду – напуган, сбит с толку, но что самое важное, жив. Какое-то мгновение, когда можно отогнать непрошенное чувство вины. Пальцы, наконец, сжимаются на рукояти стило и пытается активировать руну. Он должен вернуться в бой, если окажется, что сил Магнуса не хватило. Лилит и ее Филин – нечто, с которым они еще никогда не сталкивались, ни один из них.

+1

6

Магнус осторожен в своих действиях, он с болью в глазах замечает сломанное запястье, кисть Алека изогнута под неестественным углом. От такого вида по спине бегут мурашки. Но слова Александра заставляют немного улыбнуться.

- Чудесная женщина, - говорит он, зарываясь пальцами в чужие волосы. Как жаль, что он  не пригласил сюда Катарину, она бы сейчас оказала первую помощь или надо было научиться у неё этому. По-человечески лечить кого-то. Александр интересуется Джейсом, чтобы ответить на вопрос Бейну приходится поднять голову и посмотреть на ошеломленного нефилима. Выглядит тот потрепано, ужасно, но он живой. От Лилит остались лишь тлеющий пепел в воздухе. Они её уничтожили, взрыв был слишком сильный, и всё-таки удалось остаться невредимыми, что-то помешало огню обжечь их всех.

- Все хорошо, - поглаживает Алека по голове успокаивающе, - он в порядке.

Словно в подтверждение его слов Джейс торопится к ним, подползая ближе. Магнус перехватывает руку Алека, своим стило Джейс активирует руну регенерации – поразительное умение парабатай, руна действует эффективнее, если они делают это друг другу. Бен испытал легкий укол зависти, но почти сразу он исчез, сменяясь, простой радостью – успел же.

- Я позабочусь о нем, - обещает уже не-маг, обычный человек и ему так страшно осознавать это; Джейс уходит в сторону, он обещал найти Клэри и остальных, а Бейн медленно поглаживает своего нефилима по волосам, смотрит на него любовно, никак не может нарадоваться – успел, жив! Что с ним бы только стало, если бы не успел? Мысли об этом наполняют его голову, хотя и все пустое, но Магнус так испугался. Этот страх никогда от него не уйдет.

- А ты все пытаешься умереть, - немного укоризненно говорит он, наклоняясь ниже, касаясь своим лбом лба Лайтвуда, - мне уже хватило этого с камнем душ, - улыбается, - с тобой у меня прибавится седых волос и морщин.

У него нет желания сейчас огорошить Алека новостью о потере сил и собственной смертности, просто свои страхи бывший маг не видит смысла держать при себе. Алек ему очень дорог, он любит его всем сердцем, мысль о возможной его потере пугает. А теперь пугать будет в два раза больше, ведь больше Бейн не помощник. Теперь он самый бесполезный человек на свете.

- У нас получилось изгнать Лилит, так что все будет хорошо, - все ещё поглаживая нефилима по волосам говорит он, ожидая, когда лечение хоть как-то облегчит его страдания и когда уже можно будет вытащить эту чертову стрелу из его груди. Ведь и она пугает.

Подпись автора

--
heretic

+1

7

В этот раз вздыхает с облегчением. Лилит побеждена, Джейс спасен…можно ведь назвать это победой, ведь так? И пока исцеляющая руна делает свое дело, можно коснуться рукой щеки мага и усмехнуться в ответ на шутку. На мгновение зажмуриться почти что довольно, когда Бейн касается его лба своим. Позволяя огромному вороху страхов и навязчивых мыслей теперь отступить. В один день он рисковал потерять все – каждого, кто был ему дорог. И что-то подсказывало, что его запас удачи на исходе.

- Не то чтобы магу грозили седые пряди. – Фыркает Алек, старательно не обращай внимания на боль. – Никто и не говорил, что будет легко.

У них получилось, это самое главное. Очень скоро можно будет хвастаться, что они остановили мать всех демонов. Лайтвуд на несколько мгновений прикрывает глаза, фокусируясь на своих ощущениях и, когда стрела в груди причиняет боль уже не потому, что нарушает целостность организма, но потому, что мешает исцелению, фыркает. Было бы, конечно, лучше, если бы наконечник торчал где-то в спине – проще было бы вытащить. Но раз металл сейчас больно царапает легкое при каждом вздохе…доставать стрелу придется тем же путем, которым ее втыкали.

Лайтвуд косится на сломанное запястье и фыркает. Одной рукой у него вряд ли получится выдернуть стрелу так, чтобы не повредить еще больше тканей.

- Встреча с отцом прошла по плану? – Не станет просить, чтобы Магнус его исцелил, даже чтобы просто снял боль. Потому что уже попросил у мага слишком многое. Немногие готовы будут спуститься в Эдом ради других, еще меньше способны вернуться обратно. – Как ты его убедил?

И только сейчас Алек позволяет страху взять свое, упрямо отгоняя навязчивые мысли о том, что больше может никогда не увидеть Магнуса ранее, сейчас нефилим чувствовал невероятное облегчение и безумное желание прижать мага к себе. Жаль только, что торчащая из груди стрела была тому помехой, а правая рука была изогнута под настолько неестественным углом, что что-то подсказывало, что для восстановления понадобится руна помощнее.

Сумеречный охотник аккуратно касается сломанного запястья, пытаясь понять где и как сломана кость – шипит сквозь зубы от боли и морщится, но не отступает, пока не проходится пальцами вдоль всего перелома.

- Мне надо в институт. – Заключает он и предпринимает попытку подняться. Но сначала надо избавиться от стрелы. Обхватывает древко пальцами и уже от легкого касания боль кажется настолько сильной, что Алек почти готов согласиться оставить ее на месте. – Можешь помочь?

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-11-28 10:03:57)

+1

8

Алек понятия не имеет, что Магнус больше не маг, он понятия не имеет, что от бессмертия остались лишь воспоминания и седые волосы Бейну как раз-таки очень даже угрожают. Однако разрушать этот образ, пока его любимый в таком состоянии тот не собирается. Зная Александра вполне серьезно можно предположить, что он в первую очередь начнет корить себя за случившееся. Это был выбор самого Магнуса и никто не в праве взваливать на себя этот груз. Так что он только негромко усмехается.

- Один юноша сказал мне, что в отношениях надо стараться, - пытается разрядить обстановку, вновь усаживаясь прямо. Вокруг никого нет, у всех остальных свои дела и задачи, а Алек и Магнус на сегодня закончили. Как именно удалить стрелу из груди нефилима Магнус понятия не имеет, смотрит на его безуспешные попытки и уже начинает корить себя за бесполезность.

- Да, все пошло по плану, - немного лукавит он, старательно сохраняя непринужденный тон в голосе и во взгляде, для правды время ещё наступит, - мы заключили небольшую сделку. Свою часть я выплатил и он тоже, - снова касается этих непослушных волос, - никто больше никому и ничего не должен. Нет причин для переживаний.

Он готов подхватить Александра в любой момент, помочь тому двигаться, придержать, но Магнус совершенно не готов выдергивать стрелу у него из груди! Он же так причинит ему боль, да и в целом Бейну за его долгую жизнь не приходилось ничем таким заниматься. Здравый смысл вопит, что со стрелой регенерация, которая началась с активации руны не сможет пойти дальше и только ведомый этим здравым смыслом Магнус кивает.

Да, он поможет.

- Я  не смогу избавить тебя от боли, - предупреждает он мягко, но тут же решает уточнить, - вся сила ушла на изгнание Лилит, - виновато улыбается. Лгать любимому неприятно, это как увязнуть в липкой паутине, которая никак не отстанет от рук, пальцев и одежды. Бейн убеждает себя, что врет он недолго и во благо, что скажет правду как только запястье Алека вновь будет срощено, а от раны на груди останется только дырка в одежде. Но не раньше.

- Я должен её вытянуть? – он понимает, что будет больно, а слышать крик Алека, ему хватило уже один раз. Исчезнувшая руна парабатай не откладывается в памяти. Помнится собственное бессилие, крик Алека на его руках, его отчаяние при этом «Джейс мертв». Что ж, стоит признать, что Магнус в какой-то степени тоже прикипел к нему.

- Будет больно, - заранее извиняется он, вкладывая в здоровую руку Лайтвуда стило, чтобы он сразу смог активировать руну.

Подпись автора

--
heretic

+1

9

Алеку хочется хмыкнуть с усмешкой, когда маг возвращает ему его же слова. Несмотря на пронзающую грудь острую боль, пульсирующую при каждом вдохе и каждой попытке пошевелиться. Несмотря на ноющую от сломанной руки боль. Хочется усмехнуться.

- Интересно, кто этот наивный балбес? – Отвечает Лайтвуд, старательно борясь с желанием сделать глубокий вдох, чтобы не причинять себе еще больше боли.

Им ведь удалось. Все живы и почти что невредимы, ведь так? Ну, кто-то в большей степени, чем остальные. А потом его будет ждать сложный разговор с Джейсом в попытке убедить своего парабатай в том, что все произошедшее – не его вина. В том, что винить стоит в первую очередь демона. И, конечно, извиниться, ведь они с Иззи опрометчиво пообещали не позволить Лилит его забрать, но демон оказался сильнее. И, разумеется, нужно придумать, как отблагодарить Магнуса.

Нефилим растягивается на полу, позволяя себе расслабиться и выдохнуть. Короткая передышка. О, да, будет достаточно больно – наконечники стрел придуманы для того, чтобы легко проникать в плоть и совершенно не предназначены, чтобы их извлекали обратно таким вот способом с минимальными повреждениями, как раз наоборот. Но…не идти же ему со сломанной рукой и стрелой в груди до института? Веселая была бы картина.

- Я не могу сам. – Поясняет Алек и, сделав глубокий вдох, скривился: стрела на движение грудной клетки отозвалась болью. Ему попросту не хватит сил выдернуть стрелу не разодрав себе еще больше мышц.

Лайтвуд перехватывает стило между пальцами и поднимает здоровую руку, касаясь щеки мага.

– Это просто стрела, я справлюсь. – Заверяет он всматриваясь в глаза мага. В конце концов, это даже не какая-нибудь сверхсильная руна, боль от нанесения которой поначалу, казалось, прожигает до кости. Мог бы добавить, что самое главное не крутить стрелу, а самым идеальным вариантом и вовсе было бы вытаскивать под тем же углом, но… Магнус ведь и так это понимает, правда?

Когда же пальцы мага смыкаются вокруг торчащей из груди охотника стрелы приходится стиснуть зубы – меньше всего сейчас хочется, чтобы Бейн вдруг решил, что это его вина потому что рисковал опоздать. Так что когда стрела, наконец, покидает грудную клетку все силы уходят на то, чтобы не начать дёргаться и инстинктивно хватать мага за руки, чтобы свести крик боли к шипению сквозь зубы, стиснутые до такой степени, что, казалось, еще немного и начнет сводить скулы.

- Я в порядке, в порядке. – Повторяет Алек и самому себе, и Магнусу. Проводит стило над исцеляющей руной и снова растягивается, чтобы перевести дух прежде, чем аккуратно попытаться сесть. – Что…как прошло с Асмодеем?

+1

10

Черты лица Магнуса смягчаются. Александр пытается шутить и в этом во всем витает тень абсурда. Честное слово, разве можно пытаться даже улыбаться, когда из груди торчит его же собственная стрела? Этот нефилим удивительный, не по годам сильный.

Единственное, что успокаивает Бейна это лишь то, что стрела была не выпущена из лука, иначе было бы куда сложнее. Наконечник засел не слишком глубоко и надо приноровиться, вытаскивая её, дабы не причинить слишком много боли и новых повреждений. Да-да, он понимает, что Лайтвуд не может сам, просто кивает, аккуратно смыкая пальцы на холодном древке. Другой рукой он вынужденно давит Алеку на грудь, чтобы тот в порыве боли не попытался помешать действиям бывшего мага.

Как лучше оторвать пластырь? Быстро или медленно?

Магнус колебался буквально секунду, но завидев наконечник стрелы среди крови и плоти, принял решение дергать быстро. Сопротивление было несильным, но металл всё-таки послушно покинул тело Александра, а кровь, что скопилась, окрасила пальцы Бейна в темно-красный. Ему не приходилось чувствовать кровь на своих руках, ни разу до этого момента. Шипение Алека режет хуже, чем, если бы он кричал, с беспокойством наблюдая за страданиями Лайтвуда, Магнус уже начинал чувствовать легкий привкус отчаяния на языке.

А что если им попадется ещё страшный враг?

Что ж, Александр не был бы собой, если бы не поторопился заверить, что с ним все в порядке. Отлегло немного на сердце, Магнус тут же поддержал нефилима за плечи, стараясь больше не задевать рану, игнорирует оставшуюся кровь на пальцах, которая испачкала его кольца, и негромко вздохнул, вновь услышав вопрос. Ему бы не хотелось говорить об этом сейчас. не хотелось бы говорить об этом и вовсе, лучше бы доставить Александра в Институт, чтобы его там подлечили как следует и после уже можно поговорить.

- Давай сначала вылечим твою руку? Мне жутко смотреть на её изгиб, - признается Магнус, стараясь улыбнуться. Если Алек сейчас затребует немедленный ответ, то деваться будет уже совсем некуда, придется отвечать. Но сейчас в то время как один из них ранен, другой просто стал человеком и будет странно, если первый станет жалеть второго. Жалость это не то, что надо Магнусу. Он и сам не уверен, что в действительности ему надо.

Главное, что Алек жив.

Подпись автора

--
heretic

+1

11

Когда стрела все-таки покидает грудную клетку получается вздохнуть – сделать глубокий вдох, боль из острой и режущей сменяется на ноющую, а повторно активированная исцеляющая руна уже начала делать свое дело. С рукой же дела обстояли хуже. Нужно было сначала вернуть кость на место прежде, чем регенерация начнет восстанавливать руку после перелома. Еще, конечно, было бы очень неплохо зафиксировать запястье, но вряд ли под рукой найдется подходящая шина. Думать о ком-то из врачей не приходится, хотя, конечно, лишним бы не было.

Но что гораздо более цепляет так это то, что Магнус явно не хочет говорить о встрече со своим отцом. И это ведь после того, как Алек старательно делал все, чтобы убедить мага в том, что ничто не заставит его поменять мнение. Но вот перед охотником знакомая дверь и по опыту он уже знает, что лучше бы не затягивать, если он хочет узнать, что за ней скрывается – пока Бейн не придумал тысяча и один способ отвлечь его. Или выдумать правдоподобную историю.

- Магнус… - Пальцы здоровой руки касаются сломанного запястья в попытке аккуратно вернуть кости на место и Лайтвуд морщится от боли, но взгляд прикован к лицу мага. – Что ты скрываешь?

К счастью, нефилим достаточно хорошо узнал Бейна, чтобы уметь поймать его на вот таких вот мелочах. Маг очень не хочет ему чего-то говорить, но вот уж кому не занимать упрямства и решимости, так это Алеку.

Шипит от боли, кое-как вправляя запястье и протягивает руку магу.

- Сообразишь что-нибудь вроде шины, на это ведь не нужно много сил? – Сощуривается, прекрасно понимая, что выдает себя. Если это касается сил Магнуса, Александр должен знать. Потому, что только в этом случае сможет помочь, будь то разгневанный высший демон или последствия какого-нибудь извращенного проклятия.

Только если обычно ему не нужно давать повода, не нужно просить, сейчас что-то не так. Если он и видел Магнуса когда-нибудь обессиленным, обычно он был не в состоянии для словесной перепалки и беготни. Ловит чужой взгляд и хмурится, догадываясь, что попал точно в цель. Опускает сломанную руку и касается щеки Бейна, заглядывая в глаза.

- Ты ведь знаешь, что может мне рассказать? Что бы это ни было, мы сможем разобраться. – Заверяет он и пристально смотрит в подведенные черным карандашом глаза.

+1

12

Не получается. Неужели вместе со своими силами Магнус лишился шанса отмалчиваться перед Алеком? Тот обладает острым умом и метким взглядом, но сейчас ему с легкостью удается попасть в цель и ковырять невидимой стрелой в ней до тех пор, пока Магнус не признается. Бейн в свою очередь достаточно упрям, он хочет снова увильнуть от ответа, хочет отвести Александра к Катарине или в Институт, чтобы ему там уже вправили кисть и залечили рану.

Но кое-кто уже и сам начал вправлять многочисленные косточки запястья, превозмогая боль. Магнусу захотелось остановить Алека, потому что тому больно и он делает это едва оправившись от такой серьезной раны! Но иначе ведь никак. Руна не может сама все сделать, а потому Бейн молчит, хмурится и молчит.

Что он может сказать? Понятное дело, что Лайтвуд изначально полюбил не магию, а самого Магнуса, но кто он без неё? Примитивный, со склонностями странно одеваться и много пить. Бейн уже скучает по магии, но он ни на секунду не жалеет о принятом решении. Лучше лишиться магии, чем допустить Алеку, потерять его парабатай.

- Александр, я, - но он замолкает. Шина. Ну, конечно, шину можно сообразить из доски и лоскута одежды, но если с одеждой вопросов нет, то вот никакой доски рядом не наблюдается. Но Алек его подловил и теперь смотрел так пристально, что Магнусу безумно хотелось провалиться куда-нибудь под землю. Он смотрит на нефилима с осуждением, ведь не хочет говорить ничего, хочет помочь ему сидеть ровно, дойти до Института, или вызвать сюда Катарину – это явно быстрее! К счастью номер Катарины он помнит наизусть.

Прикосновение к щеке немного отрезвляет. Бейн наклоняет голову к ладони Алека, закрывает глаза, разрывая зрительный контакт. «Мы сможем разобраться», ах, Александр, едва ли! Все ещё придерживая Лайтвуда за плечи, другой рукой Магнус касается его ладони на своей щеке и открывает глаза. У этого юноши совсем никакой жалости! Зато упрямый он как сто мулов.

- У меня нет сил, - сердце больно бьется в груди, - вообще. Нет бессмертия. Я обычный человек, - он опускает взгляд, кисло думая о том, что хотя бы средств к содержанию хватит до конца жизни и не придется идти куда-нибудь работать, как все примитивные, ведь попробуй объясни, что ты родился в далеких 1600 годах.

- Такая была сделка с Асмодеем.

Подпись автора

--
heretic

+1

13

Алек ждет. Настолько терпеливо, насколько вообще может. Привыкший все контролировать, он очень не любит, когда его близкие что-то скрывают. Особенно, когда дело касается их напрямую или скрывает подвох. Но в некоторых вещах признаться тяжело. Порой, даже больно. А потому нефилим ждет, не отводя глаз. Если бы Магнус т сейчас не ответил, он бы уже забил тревогу. Но новость оказывается куда более неожиданной.

- Ты…что? – Охотник удивлённо вскидывает брови. Поначалу ему даже кажется, что это шутка, но Магнус не кривит губы в улыбке и нет привычных ему в такие моменты шутливых ноток в голосе. Приходится мысленно проговорить сказанное магом и потерять драгоценные мгновения. Бейн отдал свою силу, чтобы избавить Джейса от поводка Лилит. Ради…Алека? Чтобы тот не лишился своего парабатай. Его всегда пугала подобная альтернатива. Если бы что-то заставило его выбрать между Джейсом и Магнусом...кого бы он выбрал?

Лайтвуд притягивает мага к себе, стараясь лишний раз не тревожить сломанную руку. Обнимает, качая головой.

- Ты в порядке? – Наконец, нефилим нарушает затянувшееся молчание после новости и разжимает объятия, снова ловя взгляд мага. Он должен быть уверен, что Бейн в порядке. Что справится с этим и…да как вообще можно быть в порядке? Лиши Алека рун и выпусти в мир, будет ли он в порядке? Ответ приходит в голову сразу неутешительной новостью.

Лайтвуд бы соврал, если бы сказал, что не думал о том, что будет в будущем. Магнус бессмертен, был бессмертен. Для того, кто прожил несколько столетий человеческая жизнь – краткий миг. Но он никак не планировал вот так вот лишать любимого человека выбора. Это решение должно быть взвешенным и обдуманным, а не принятым в разгар битвы.

Немного позже догоняет осознание того, что показывать собственное сожаление сейчас не самый хороший вариант. Так что Алек вновь заглядывает в подведенные черной подводкой глаза.

- Я боялся, что он тебя не отпустит. – Шепчет он и почему-то старательно выискивает в чужих глазах сожаление. – Я люблю тебя, Магнус.

И всё-таки, представить через что ему придется пройти пока что даже не получалось. Новость огорошила громом, пусть и не среди ясного неба, но…Лайтвуд никогда бы не подумал, что когда-нибудь будет значить для кого-то столько, что этот кто-то сам отдаст за него частичку себя. В одном только нефилим был уверен на тысячу процентов – с силами или без, Магнус Бейн будет человеком, в которого он влюбился.

+1

14

Магнус тихо вздохнул, но вдаваться в детали переговоров с отцом не стал. Сам-то он ещё не понял как это – быть примитивным, но с ужасом осознает, что дальше будет хуже. Ему ранее было не с чем сравнивать, наблюдение за людьми не может сравниться с личным опытом, который совсем скоро наступит. Люди страдают от похмелья, от безделья, но их жизни такие короткие. Ранее Бейн старался об этом не думать, но теперь ему попросту некуда деваться.

Теперь он примитивный и ужас этого осознания пока его не настиг. Есть лишь смирение – Алек и Джейс живы, а остальное не так важно.

Близость Александра сейчас не дает совсем уж раскиснуть, в конце концов это решение Магнус принял сам, без чьего-либо давления. Он прекрасно понимает, что если бы Алек знал условия сделки, он бы попросил отказаться и найти другой способ, но у них не было времени. А причинять любимому боль утраты маг не хотел. Она порой невыносима.

- Сам ещё не понял, - честно отвечает он, с благодарностью смотря в родные обеспокоенные глаза. Что ты там ищешь, Алек? Такой пристальный взгляд, словно он ищет ответ на вопрос, не жалеет ли Магнус о своем поступке. О поступке – нет, а об утрате магии – пока что совсем чуть-чуть.

Мягкая улыбка трогает его губы. Бейн старается держать себя в руках.

- Ко мне ещё надо привыкнуть, а у Асмодея не было и шанса, - он касается щеки Алека, слышит его слова, внутри разливается патокой тепло, ведь это важнее всего, - и я люблю тебя, Александр.

Всё, что ещё будет, всё проблемы и истерики – Магнус же знает себя – оно сейчас отодвигается на задний план, потому что он же знал, на что идет. Он знал, что Асмодей так просто не отпустит его. в любом случае, все это наступит потом, а пока что необходимо решать проблемы по мере их поступления.

- Идем, Алек, надо вылечить тебя, об остальном потом поговорим, - это ещё стоит сказать Спасибо за то, что он видит сумеречный мир! Асмодей вполне мог отнять воспоминания и возможность видеть Алека. Само собой, Лайтвуд бы нашел способ, но Бейн бы тогда совершенно точно бы не справился.

Теперь ему остается привыкать и учиться многому.

Подпись автора

--
heretic

+1

15

Алек хмурится. Понимает, что им обоим еще предстоит столкнуться с последствиями решения Магнуса, но что заботило гораздо больше – сможет ли он смириться с потерей магии? Смирился бы Алек с потерей рун? Однозначно нет. Пошел бы он на это ради любимых? Разумеется. В этой дилемме не было правильного и неправильного выбора. Остается только быть рядом, чтобы помочь Бейну адаптироваться и надеяться, что он не пожалеет о своем выборе.

Лайтвуд, наконец, встанет на ноги – морщась и шипя каждый раз, когда движение тревожит сломанную руку. Исцеление работало. По крайней мере там, где кости встали на место. С остальным ему помогут разобраться в институте. Нефилим бросает беглый взгляд на здание, на пентхаус, где должна была быть Клэри. Лилит ведь побеждена? Джонатан не воскрес. А значит, это можно считать победой.

- Спасибо, - обращается он к Магнусу, обнимая того за плечи. Не потому, что требовалась поддержка, просто потому, что захотелось. Остальные или уже возвращаются в институт или вот-вот соберутся, но искать их сейчас смысла не было. Да и…вряд ли магу сейчас нужны лишние глаза полные сожаления и вины. Поэтому и дорогу выбирает не самую короткую. Просто, чтобы украсть у Бейна лишние четверть часа и точно убедиться, что все в порядке. – За…все, в общем-то. Я думал, что справлюсь с филином, но если бы ты не пришел...

Алек решает не продолжать, и так ясно к чему он ведет. Если бы не Магнус, он был бы мертв. Убит руками демона, завладевшего Джейсом.

Правда вот институт встречает своего главу не самыми хорошими новостями – ему с порога заявляют, что Клэри, едва та появилась на пороге, заключили под стражу. А разбираться с этими проблемами до тех пор, пока его запястье не приведут в порядок не стоит, о чем лишний раз напоминают близкие и медперсонал. И всё-таки, пока его руку осматривают в лазарете, Лайтвуд отдает приказы – уведомить Конклав, что Клэри не сбегала, а была похищена. И доложить, что без ее способности одолеть мать всех демонов просто не удалось бы.

Пока что это все, что он может сделать для девушки. Но если правда об использованном желании вскрылась…ох, ему бы побеседовать с Консулом с глазу на глаз. Запросить аудиенцию? Да, это, пожалуй, наилучший вариант.

Значит, еще нужно запросить аудиенцию, как можно скорее. И...куда это подевался Магнус?

Со всеми налетевшими охотниками и проблемами Алек упустил его из виду всего на мгновение, а после был завален таким количеством вопросов, что голова просто разрывалась.

+1

16

- Не нужно об этом, - Магнус улыбается, его пугает мысль о том, что он мог бы потерять Александра, если бы разговор  с Асмодеем немного задержался. Подумать страшно, что обретя собственное счастье его можно так быстро потерять. Ничто не вечно, у всего есть так или иначе конец в истории, у Магнуса он тоже был бы, но какой-то иной. А теперь он просто стал человеком. Пока ещё масштабы беды его не коснулись, но он уже сейчас думает о том, какое место в его жизни занимала магия.

Если раньше все проблемы Сумеречного мира касались Бейна, потому что он мог как-то решить хотя бы часть из них, то теперь – нет. Это он понимает, едва в Институте сообщают о злоключениях Клэри. Теперь она считается сбежавшей из Гарда заключенной и её взяли под стражу. Ранее Магнус бы что-то да сделал, даже сказал бы хоть что-нибудь, но сейчас – нет.

Александра уводят, чтобы залечить ему руку, а Бейн… он впервые чувствует себя ничтожным. Бесполезным. Он не может щелкнуть пальцами и оказаться в своем лофте, который, теперь не обнесет защитными заклинаниями, но хотя бы все ещё принадлежит Бейну. Он потерял работу и свои силы, но у него ещё есть Александр, это тот якорь, за который стоит держаться.

Но Магнус покидает их общество.

Ему ещё не тяжело там находиться, однако он понимает, что в нынешнем положении будет там мешаться. Единственное, что он сделал – обернулся, чтобы посмотреть видит ли он ещё Институт. Да, видит. Что ж, уже хорошо. Прогулка по ночному городу кажется приятной первые несколько минут, затем она становится какой-то тяжелой. Онем будут говорить, что он пошел на жертву ради сумеречных охотников, что сделал за них их работу, что неназванным героем, теперь проживет ещё лет тридцать и превратится в старика. Его могут презирать даже и раньше было просто игнорировать чужое мнение, ведь у Магнуса была невероятная сила в руках. Теперь её нет. О нем ещё будут говорить и то, что он сделал – изгнать мать демонов под силу далеко не каждому!

В своем лофте кажется, что мир здесь его не достанет. Магнус закрывает глаза, прижимаясь спиной к двери и слушает тишину.

«Больше не верховный маг».

«Больше не маг вовсе».

Он все равно бы сделал тоже самое, если бы потребовалось, ведь видеть улыбку на лице Александра большая награда, чем кто-то мог бы подумать.

- Мне надо выпить.

Подпись автора

--
heretic

+1

17

Избавиться от всех любопытных и страждущих оказывается не так легко и в какой-то момент Алек готов поклясться, если его еще раз спросят про Лилит – он отправит этого кого-то драить клинки как какого-то желторотого новичка. Всем хотелось узнать подробности о схватке с таинственным филином и матерью всех демонов. Нефилим же не испытывал никакого желания тратить драгоценное время на пустую болтовню.

К счастью, настроение главы института, видно невооруженным глазом, поэтому приближаться к нему рискуют лишь избранные – доложить, что все распоряжения выполнены, а это значит, рабочий день закончен. Жаль только не удалось выбить для Клэри хотя бы одну ночь в ее комнате вместо камеры. Но зато удалось договориться об аудиенции с Консулом на завтра, на которой Лайтвуд собирался приложить все силы, чтобы убедить ее в полезности Клэри и ее верности Конклаву. А пока все, что он может для нее сделать – это достать матрас, подушку и одеяло поудобнее.

А ещё где-то на задворках сознания упрямо скребется тревога. Магнус обычно не покидает здание института вот так, не попрощавшись. Обычно у охотника как минимум есть шанс предложить проводить его до апартаментов. И это настораживало, сбивало с рабочего настроя, а потому, разбираться со всеми отчетами пришлось дольше, чем хотелось бы.

Но сейчас, когда последняя бумажка была подписана и заполнена, его больше ничего не удерживает в институте. На самом деле, Алек прямо-таки уверен, что он сейчас должен быть совсем в ином месте, поэтому и выскакивает из института почти что бегом, направляясь к дому Магнуса. Что-то не так. Маг – превосходный актер, но хотелось бы верить, что и Алек с каждым днем учится отличать его игру от правды. Учится заглядывать за эту театральную ширму и ловить моменты, когда что-то может пойти не так. По крайней мере, так он объяснял собственную паранойю.

Стучит в дверь – тихо и терпеливо дожидается ответа. Тишина. Стучит снова и в этот раз прислушивается. За дверью не слышно ни шороха, ни шагов…неужели не дома? Открывает замок собственными ключами и входит в пустующие без своего владельца апартаменты. Самое главное, чтобы ничего не случилось по дороге. Он ведь теперь без своих сил, может, решил заскочить в бар?

Лайтвуд проходит вглубь квартиры и достает телефон, чтобы написать Бейну сообщение, когда за дверью слышатся шаги, поворот ключа и знакомый голос, обращенный, видно, к самому себе.

- Магнус? Все в порядке? – Подает голос нефилим прежде, чем вернуться в прихожую. – Ты ушел ничего не сказав…

+1

18

О том, что Александр мог оказаться первым в квартире Бейн даже не думал, внезапный голос, раздавшийся в темноте лофта заставил того непроизвольно дернуть рукой, но пас оказался бесполезным. Никакой даже мельчайшей искорки из неё не вылетело. Бейн выдохнул и провел ладонью по лицу, отрываясь от двери.

- Извини, Александр, - отзывается он, снова натягивая на лицо легкую улыбку, - не хотел тебе мешать.

Так себе отмазка. Магнус проходит в лофт, зажигает свет нажатием на выключатели и все ещё идет прямиком к своему алкоголю. Выпить он все ещё хочет.

- Зато я впервые за последние пару сотен лет гулял так долго по ночному городу, - он старается говорить непринужденно, не вызывать лишних беспокойств, ведь ему всего-то и придется, что самому краситься, делать прическу, а ещё теперь одежда не будет просто так появляться на нем в нужном размере! Гардероб у него приличный, тут уж хоть повезло. Пока что у него остался и его лофт.

Виски плещется в стакане, Магнус делает смелый глоток и даже не морщится, хотя алкоголь обжигает глотку и разливается слишком сильным жаром в животе. Ему бы хотелось опьянеть как можно скорее, а ещё он несомненно будет искать какой-нибудь способ, чтобы вернуть себе магию.

Но вопрос от Алека дышит в затылок.

Магнус поворачивается к нефилиму со стаканом виски в руках.

- Хочу, чтобы ты знал, что я не сожалею, - ещё не хватало, чтобы Александр стал себя винить в этом, а ведь он может, - это было моё решение и я принял его. Теперь всё так, как должно быть, а я справлюсь, - он обвел взглядом свой лофт все с той же легкой улыбкой на лице, - мне всего-то и надо, что привыкнуть жить, как примитивный…

Подпись автора

--
heretic

+1

19

Движения мага не остаются незамеченными, но не вызывают в охотнике даже инстинктивной попытке защититься. И вовсе не потому, что он теперь лишен силы, вовсе нет. Просто Алек настолько привык к любви Магнуса использовать собственную силу по поводу и без что, смешавшись с, пожалуй, безграничным доверием, не позволяло даже сформироваться мысли о том, что нефилиму стоит опасаться.

Но куда больше волновало, что теперь Бейн куда более беззащитен и гораздо менее внимателен. Вот это уже было опасно. Потому, что его работа с институтом уже стоила ему поста верховного мага. Можно только представить сколько у него если и не врагов, то тех, кто может попытаться воспользоваться ситуацией.

- Ты никогда не будешь мне мешать. – И тут он ни капли не лукавит. Присутствие мага словно бы придавало сил. Какой бы безнадежной ситуация не была, он всегда знал, что так или иначе, но домой они вернутся победителями. Знал за что и, что самое главное, за кого борется.

Алек по привычке собирается было приблизиться для поцелуя, но Магнуса куда больше занимает выпивка. И сейчас Лайтвуд не может его винить. А потому, наливает и себе – пить в одиночестве маг никогда не любил.

- Ты не должен проходить через это один. Я рядом, Магнус. - Конечно, Бейн мог бы также рассчитывать еще и на половину института. Ну, или нефилиму хочется так думать. В конце концов, на Иззи с Джейсом и Клэри – точно. Охотник подхватывает свой стакан с виски и занимает соседнее кресло, следит за магом краем глаза потому, что не очень знает, чего ожидать. В любой момент тот может просто сорваться, разве нет? Алек не из тех, кто переживал бы подобное молча. Он бы злился, постарался бы выплеснуть гнев самым доступным для него способом – тренировкой. Магнус же уверяет, что все в порядке и это почему-то совсем не успокаивает. – Я помогу.

+1

20

У Магнуса на языке застрял вопрос о том, не слишком ли крепкий алкоголь себе взял нефилим. Он так очаровательно каждый раз морщится, что магу никогда не надоест наблюдать за этим. С другой стороны ему сейчас отчаянно хотелось вскружить себе голову алкоголем и затем просто завалиться в сон. Первый глоток уже почти растаял, Бейн делает следующий, замирает на краткий миг, запрокинув голову и слушает Александра. Это была тяжелая ночь, он все напоминает себе о произошедшем, но тут же никак не может оценить масштаб трагедии. Это что же, теперь самому придется готовить?

Он поддерживает, но ради всех маленьких скляночек Бейна – не надо его жалеть. Жалость его придавит ещё больше, а он не собирается сдаваться так просто и ещё будет искать различные обряды по возвращению себе магии.

- Я ничем не могу помочь, а путаться под ногами не захотел, да и, - «какая уже разница», - ты же знаешь, где меня найти.

Но Алеку он протягивает руку, накрывает его пальцы и чуть сжимает, как будто его поддерживает. Чувство чужого тепла отвлекает.

- Спасибо, Алек, - сказано все с той же улыбкой. Надо как-то заставить себя не расстраиваться, не искать во всем этом минусы и не горевать о магии. Да, сложно будет привыкнуть к отсутствию того, с чем жил более четырех веков, но что уж теперь сделать? Если ни один из обрядов ему не поможет, то останется смириться. Обратно к Асмодею он не приползет на коленях, да и смысла нет. отец не вернет магию из какой-то любви к сыну, он и понятия не имеет, что это такое.

Магнус быстро допил свой алкоголь, голова самую малость начала кружиться, ему стало жарко.

- Идем спать, Александр, - совсем скоро солнце встанет над городом, - ночь была трудной, - стакан остается на подносе, а Бейн наклоняется к нефилиму, заглядывая тому в глаза, - главное, что ты в порядке. Не знаю, чтобы со мной стало, если бы я не успел.

Лукавить и приукрашать нет смысла,  Бейн не представляет, что могло бы с ним стать если бы он не успел. Снова потерять кого-то, это невыносимо больно, а прожить свою вечность в одиночестве Магнус не смог бы. Но смог бы он сделать непоправимое? Смог бы он обратиться к по-настоящему темной магии, чтобы вернуть себе Александра?

- Утро вечера мудренее, как говорят.

Подпись автора

--
heretic

+1

21

Беспокойство отступает очень нехотя, но, всё-таки страх разжимает когтистые объятия. Алек видит улыбку Магнуса, чувствует его тепло и больше всего на свете хочет поверить, что все действительно в порядке. Может, он и впрямь ещё не осознал, что теперь не сможет ни путешествовать по миру в мгновении ока, ни…даже еду теперь придется готовить самостоятельно. И не будет магии, чтобы исправить ужасный вкус неудавшегося блюда, как он это сделал, когда Мариса приходила в гости. Но на улыбку отвечает улыбкой. Потому, что хочет поддержать, но не уверен пока еще как это лучше сделать.

- Не твои силы делали тебя особенным. – Он даже не лукавит. Конечно, Бейн мог творить удивительные вещи. Но помимо этого он чрезвычайно умен и знает о сумеречном мире гораздо больше, чем вся их компания. Даже учитывая, что их воспитывали с целью стать защитниками этого самого мира. А еще…еще маг влияет на охотника так, как не могут повлиять остальные, заставляет искать обходные пути и выходить за рамки. Просто напоминая своим присутствием о сделанном выборе. Вот это стоило дороже всего.

И всё-таки, поймав взгляд мага, Лайтвуд немного успокаивается. Через что бы им не пришлось теперь пройти, он будет рядом, чтобы помочь тому, кто отдал частичку себя, чтобы вернуть Джейса. Чтобы ему не пришлось окончательно потерять своего парабатай.

Занятно, пару лет назад он бы и подумать не мог, что будет настолько сильно переживать за кого-то из Нижнего Мира. Пару лет назад для него и не существовало никого и ничего дороже семьи. Теперь же все стало в разы сложнее, но Магнус прочно вошел в ряды тех, за кого Алек готов отдать жизнь. Так что…что бы не ждало впереди – попытка вернуть магу его силы или помочь свыкнуться со смертностью, нефилим сделает все, что от него потребуется.

Лайтвуд залпом допивает налитый виски и как всегда кривится – до сих пор не привык к тому насколько крепкий у Бейна иногда находится алкоголь, и поднимается с кресла. Это была долгая ночь и кто знает что им предстоит завтра. Но сон казался очень хорошей идеей.

Завтра ему предстоит разобраться с Консулом и попытаться вытащить Клэри. Завтра же придут новости о том, найдено ли тело Джонатана. Но это все завтра.

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » #eternity [завершенные эпизоды] » Bird of prey