Александр Лайтвуд ⋯ Alexander Lightwood

Shadowhunters ⋯ Сумеречные Охотники

ВОЗРАСТ:

21

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Сумеречный охотник, сиделка для младших

https://49.media.tumblr.com/18cf4653b327d3e562556b2a235fc2c3/tumblr_o317fgOUkf1tjbzooo2_540.gif

Entreat me not to leave thee,
Or return from following after thee—
For whither thou goest, I will go,
And where thou lodgest, I will lodge.
Thy people shall be my people, and thy God my God.
Where thou diest, will I die, and there will I be buried.
The Angel do so to me, and more also,
If aught but death part thee and me.

Твоя история

«Александр Гидеон Лайтвуд.»
Родители редко повышают голос и почти никогда не срываются на крик. Но и полное имя произнесенное полным ледяного спокойствия тоном значило, что скрыться с места происшествия незамеченным не вышло.
Мариса и Роберт умеют воспитывать детей без криков и ругани, взращивая в каждом из них волю и стремления – по-своему, конечно. И тем не менее, даже учитывая, что матушка обычно довольно скупа на проявление эмоций, Алек не может сказать, что кому-то из детей доставалось меньше внимания.
Александр самый старший из детей Лайтвудов и, как это полагается, самый ответственный или, по крайней мере, ему полагалось быть таковым. Через два года после его рождения на свет появляется Изабель – любимая младшая сестра, с которой Алек проводил все свободное время и в которой души не чаял (пока та не научилась говорить). Еще через семь – Макс, с которым они с сестрой обожали нянчиться в перерывах между учебой. А еще немногим позже в доме появляется Джейс, которого Лайтвуды усыновили после трагической гибели его отца.
С юных лет воображавший, что однажды будет управлять институтом, мальчишка тайком любил пробираться в отцовский кабинет, писал записки, придумывая, что отдает распоряжения, а затем покидал место преступления, оставляя на рабочем столе отца идеальный порядок. Алек рано взвалил на себя обязанность присматривать за младшими – испытывая постоянную потребность если и не оберегать, то как минимум удостовериться, что их маленькая компания не попадется со своими выходками.

«Heavy is the head that wears the crown»
Пожалуй, именно воспитание сыграло решающую роль в том, насколько привязаны друг к другу оказались молодые охотники – Джейс и Алек и вовсе стали парабатай, а Иззи всегда была рядом, чтобы прикрыть спину, отпуская колкие комментарии по поводу и без. Воспитание же стало причиной и некоторых проблем – Алек рано осознал свою ориентацию и почти сразу понял, что родители вряд ли обрадуются, а потому долгое время предпочитал сохранять все в секрете, равно как и искреннее убеждение в том, что его чувства к Джейсу носят романтический характер. И скрывать это удавалось весьма успешно, от всех, кроме младшей сестренки, которая, казалось, видит его насквозь.
И, надо сказать, что охотники хорошо выполняли свою работу, достаточно хорошо, чтобы им сходили с рук небольшие нарушения правил. Особенно, если это способствовало успеху операции. До тех пор, пока в дверь не постучалась дочь Валентайна, принося с собой отголоски, казалось бы, давно подавленного восстания. Кларисса Фэирчайлд подобно вестнику апокалипсиса принесла с собой неутешительные новости и целую массу конфликтов – Валентайн оказался жив, а почти каждый представитель Нижнего Мира возобновил деятельность по поиску Чаши, нарушая Закон налево и направо. Времени раздумывать не было и Алек решил пойти на поводу у брата с сестрой, предпочитая действовать самостоятельно, нежели доложить обо всем Конклаву. Да и мог ли он позволить своему парабатай пройти через это одному?

«Lightwoods. They always have to have the last word.»
Возвращение Валентайна поставило весь сумеречный мир на уши. Боясь нового восстания и войны, победы в которой не одержать, Конклав буквально сошел с ума, раз за разом переходя границу Соглашений. И все же, любое действие имеет последствия и очень скоро с результатами своих решений пришлось разбираться и им. Стараясь выбрать меньшее из двух зол, Алек решает поступить правильно, попытаться укрепить разрушенную было репутацию дома браком, и более не допускать необдуманных решений. Что, разумеется, не нравится ни Иззи, ни Джейсу. А тот факт, что Александр по-прежнему выступает на стороне Лидии приводит к едва ли не открытому противостоянию между родственниками. И все же даже после поединка за жизнь фэйри, Алек не принимает сторону своего парабатай, но и не мешает им похитить заключенного. С другой же стороны до последнего уверенный в правильности своего решения о свадьбе не позволяет ни семье, ни Магнусу отговорить себя от этой затеи. И только появление Магнуса на свадьбе придает достаточно решимости, чтобы, наконец, признаться самому себе и окружающим.
Но война далека от завершения, а воспользовавшись суматохой Валентайн получает сначала Чашу, а затем и Джейса, когда тот направился по его следу. Управление вновь сменяется и теперь всех собак спускают на Джейса, что, конечно, не могло оставить Алека в стороне.


Наверное, Алек никогда не сможет себя простить – произошедшее останется горечью, налетом на корне языка, постоянно напоминая о себе. Всего один раз он позволил себе по-настоящему расслабиться – каких-то два месяца путешествий с Магнусом, что могло пойти не так? Что могло случится с Институтом? Не заслужили ли они немного времени ради себя, после всего, через что им довелось пройти с Валентайном?

Молчит, упрямо глядя в родные глаза, блестящие сейчас чужим блеском. Джейс бы на его месте сказал что-то вроде «мне не нужно подкрепление, чтобы надрать задницу одному демону». Но Лайтвуд молчит, дожидается первого хода оппонента. Хмурится и едва заметно склоняет голову набок.

Где-то там внутри Джейс заперт в своем личном аду. Умоляет, чтобы эта пытка закончилась. А демон в это время упивается его болью. Болью, которую Лайтвуд как парабатай должен был почувствовать сквозь связь, которая доносилась до него размытыми картинами, отголосками чужого наваждения – разобрать что-то не получалось, детали стирались, превращаясь в блеклые разводы, оставляя после себя какое-то безосновательное чувство отчаяния. И все-таки парабатай должен был что-то сделать.

На мгновение в памяти всплывает образ, который им с Иззи довелось лицезреть в попытке достучаться до сознания сводного брата с помощью Магнуса. Страх сковывает ледяными когтями – теперь мага рядом нет. И времени дожидаться принесет ли разговор с Асмодеем плоды тоже.

Быстрым движением натягивает тетиву и спускает стрелу, целясь в грудь Эрондейла.

Тогда Джейс просил их убить его, со слезами на глазах вкладывал в руки Лайтвудов клинок и умолял покончить с этим.

Стрела с неприятным звоном падает на землю.

- Осторожнее. Он все еще здесь. – Издевательские нотки, играющие в голосе парабатай режут ухо. Родной голос сейчас звучит совершенно чуждо и это заставляет нахмуриться, сосредотачиваясь на своей цели. Охотник перехватывает лук поудобнее и качает головой, делая шаг в сторону.

- Он хотел бы пойти на эту жертву. – Отзывается Алек ледяным тоном и только что сам не удивляется насколько ровно это прозвучало, несмотря на бушующие эмоции и пытающимся пробиться сквозь выстроенную годами тренировок стену.

Да, Джейс хотел бы, чтобы они остановили Лилит любой ценой. Джейс хотел бы, чтобы его страдания закончились. Но Лайтвуд слишком боится его потерять – не может отвернуться от своего парабатай. А потому бьет не смертельно, чтобы ранить, замедлить, но не убить. Потому что его парабатай еще жив, и он где-то там, внутри. Потому, что должен ему извинения.

Бросает лук и хватается за стрелы вместо клинка серафима, одна втыкается в колено, другая в плечо, а при следующей атаке - в предплечье.

Ответный удар филина застаёт врасплох, охотник налетает спиной на бетонную стену и едва успевает перехватить чужую руку перед ударом. А затем с мерзким хрустом ломается кость, бронзив предплечье острой болью и заставляя вскрикнуть. От боли темнеет в глазах, и Алек теряет драгоценные мгновения, пытаясь взять себя в руки. Удар приходится под дых и Лайтвуд падает на спину, рефлекторно прижимая к груди сломанную руку. Сквозь звон в ушах слышится голос Джейса, но слов он не разбирает. Успевает только инстинктивно среагировать и перехватить занесенную для удара его собственной стрелой руку.

- Джейс, я знаю, ты здесь. - Пальцы впиваются в чужое запястье, но острие неумолимо приближается к груди. – Все хорошо, это не ты. – взглядом ищет в глазах парабатай знакомые искорки. – Я тебя прощаю.

Наконечник медленно надрывает кожу, но Алек из последних сил пытается остановить чужую руку.

Прости меня, брат, что мне не хватило сил. Прости, что меня не было рядом, когда был нужен. Прости, что даже думать не могу о том, чтобы убить тебя.

- Прости, что не смог спасти тебя.

СВЯЗЬ:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Отредактировано Alexander Lightwood (2020-11-27 10:13:33)