Jonatan Christopher "Jace " Weyland Lightwood Herondale •  Джонатан Кристофер "Джейс" Вейланд Лайтвуд Эрондейл

shadowhunters  •  сумеречные охотники

ВОЗРАСТ:

21

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Сумеречный охотник

http://images.vfl.ru/ii/1606415801/9399f68e/32453040.gif http://images.vfl.ru/ii/1606415802/8dfb2440/32453041.gif

Я не знаю кто я. Я смотрю на себя в зеркало и вижу Стивена Эрондейла, но я веду себя как Лайтвуд, и говорю как подобие моего отца, Валентина. Поэтому я вижу, кто я в твоих глазах, и пытаюсь быть тем человеком, потому что ты веришь в этого человека, и я думаю, что веры будет достаточно, чтобы сделать меня тем, что ты хочешь.

Твоя история

Кому ещё удастся похвастаться, что за максимальный срок он сумел сменить три фамилии? Джейс этим никогда не хвалился, но оглядываясь на своё прошлое и на всё пережитое он никак не может отделаться от ощущения того, что всё как-то слишком уж печально.
Сначала он считал себя сиротой, почву для этого создал, как позже оказалось Валентин Моргенштен. До десяти лет Джейс воспитывался отцом по имени Майкл Вейланд, строгим, местами жестоким, держащим сына в ежовых рукавицах. Отец называл его Джнатан Кристофер. Он обучал сына единоборствам, владению оружием, взращивал в нем настоящего воина и не забывал учить тому, что любовь разрушает. В глазах мальчишки его отец имел авторитет и был к сыну справедлив, наказывая за ошибки, восхваляя успехи. Нельзя с точностью сказать, что Джонатан был тогда счастлив, но и несчастным его не назовешь. Единственный урок, который тот не простил своему отцу был как раз основан на этом правиле «полюбишь — позволишь себя уничтожить». Подарив сыну дикого сокола отец велел того приручить, что было нелегко, но Джонатан справился и когда он показал отцу свои успехи, воодушевленный победой, ожидающий похвалу, то внезапно получил приказ свернуть шею птице. «Зачем?». Он не смог, потому что полюбил сокола, тогда за него это сделал Майкл, сказав, что задача Джонатана была не полюбить, а приручить. Когда ему было десять, отец погиб в пожаре и Джонатан остался один.
Его усыновили Лайтвуды, как позже признается Мариза, Джона просто оставили у них на пороге. Старые друзья отца, не видевшие Майкла много лет не стали оставлять ребёнка на произвол судьбы и вырастили наравне со своими детьми. Тут Джонатан Кристофер стал Джейсом благодаря Маризе, и у него появились брат и сестра, о которых он и мечтать не мог. Но учения отца все-таки остались, помимо успехов в тренировках, осели в голове парня. Он оставался немного скованным в проявлении чувств, хотя, несомненно, полюбил и Алека и Изи.
В Институте благодаря обучению отца Джейс достаточно быстро стал известен своими успехами. В то время, когда Майкл был недоволен, здесь на него смотрели с восхищением, это подкупало и избаловало его, несколько меняя характер. Ему все давалось легко, но это не значит, что Джейс больше не тренировался, напротив, он жил тренировками и миссиями. Здесь Джейс обрёл не только семью, за которую готов сражаться до последнего вздоха, но ещё и парабатай — Алека. Они такие разные с ним, но так идеально подходящие друг к другу. Джейс никогда не признается, но опоздание Алека на обряд сильно заставили его поволноваться.
Так могло бы длиться вечно, если бы однажды им на миссии случайно не встретилась девчонка. Именно с этой встречи всё пошло наперекосяк.
Появление Валентина Моргенштерна в сумеречном мире ещё раз все переворачивает с ног на голову и выворачивает Джейса наружу, потому что в этом человеке, в этом враге он узнает погибшего Майкла Вейланда. Насколько действительным может быть новость, что он сын могущественного врага и брат той, которую вдруг… полюбил? Это позже окажется, что такое быть не может, не для него. Но Джейс долгое время страдал из-за того, что Клэри его «сестра», что те чувства, которые он к ней испытывает заглушить не удается. Соль на рану сыплет отношение остальных охотников после новости о том, что из-за экспериментов Валентина в теле Джейса кровь демона. Ему нелегко, ему хочется вернуться в том время, когда всё было просто и понятно, когда были миссии, демоны, нежить и законы. Вот так безо всех прикрас, без этих удушающих эмоций. Даже приёмная мать относится к нему как к чужому, о чем случайно проболтался Макс. Удар поддых причиняет ему настоящую душевную боль, к счастью это оказалась игра ведьмы, Мариза извинилась.
«Полюбить — это уничтожить».
Иногда кажется, что так и есть.
Оказавшись для Валентина слишком предсказуемым в попытке уничтожить Меч Душ Джес его активировал, оказавшись носителем вовсе не дьявольской, а ангельской крови.
Они были очень близки к тому, чтобы уничтожить Валентина, но чертов мерзавец заколол Джейса и тот умер. Клэри вернула его, но что-то пошло не так. Что-то, что заставило молчать Джейса о своей смерти даже перед родными, даже перед Алеком.


Entreat me not to leave thee, or to return from following after thee;
for whither thou goest, I will go; and where thou lodgest, I will lodge;
thy people will be my people; thy God will be my God;
and when thou diest, I will die, and there will I be buried:
the angel do so to me. And more also, if aught but death part thee and me…
Please don’t leave me, Alec.

http://images.vfl.ru/ii/1591352269/92c29568/30725204.gif

Он так отчетливо помнит это тепло и нахлынувшие эмоции брата в тот момент, когда на обоих появилась руна парабатай, это волнение Алека и даже страх, радость и некое облегчение Джейса. Первое время это завораживало, сбивало с толку, но потом они привыкли и научились этим пользоваться. Парабатай это не просто слово, не просто связь, это когда один не может жить без другого. И Джейсу было ужасно пусто в Институте, но он должен был там остаться, потому что должен был прикрыть брата и сестру, потому что не доверял себе уже тогда. Но он понимал почему Алек, Иззи и Магнус прятались, какие поиски они вели и потому просто не смел говорить о своей проблеме, он же даже не понимал, что именно не так. Он не мог сказать это глядя Алеку в глаза, потому что его жизнь важнее жизни Джейса. Никто же не говорил, что связь парабатай идеальна.

- Пожалуйста, Алек, не подходи, - у него психика не выдерживает, хотя Эрондейл прекрасно понимает, что перед ним не настоящий Алек, что это лишь образ, который ему составила Лилит и всё-таки! Алек неизбежно подходит, Джейс против своей воли всаживает тому клинок по самую рукоять, а горячая кровь оказывается на его руках. «За что?», шепчет он как и Клэри, как и Иззи позже, которая возникает где-то со спины и ей клинок всаживается в бок.

- Хватит, пожалуйста, хватит! – Но его крики никто не слышит, воспоминания угасают, сменяются лишь болью постоянной утраты.

Он смотрит сквозь мельтешащих примитивных на того, кто является парабатаем для Джейса и хочет причинить тому как можно больше боли. Лилит не отдавала приказ трогать Лайтвудов или вообще кого из сумеречных, ей важно, чтобы филин находил нужных людей и сегодня он нашел одного такого. Может он немного поразвлечься? Почему бы и нет, но как жаль, что Джейс сейчас так занят своими видениями, что совершенно ничего не может сделать, не может среагировать на появление здесь своего парабатай. Филин смотрит надменно, Александр такой строгий, собранный. И он тоже один, а жаль, потому что с Иззи филин бы тоже поговорил. Её важность для Джейса многими неоценима, но свою сестру он любит крепко.

- Александр, - передразнивает он нефилима, поворачиваясь к тому в профиль, на губах надменная улыбка, а в глазах – тьма непроглядная, которая растворяется, но наружу Джейс так и не появляется, потому что он заперт теперь. Заперт, пока Лилит не решит его освободить и убить.

- Ты тоже без группы поддержки, как опрометчиво, - он хмурится, но улыбка все ещё в его глазах. От упоминания Клэри улыбка на лице Эрондейла становится шире. Когда это Алек стал переживать за рыжую? Она же его так раздражала, филин помнит это.

- Я доступным способом объяснил ей, что не люблю её, - он улыбается, такая беззлобная улыбка могла бы появиться на его лице, если бы Алек сказал, что он возвращается домой, но взгляд выдавал в Джейса что-то иное, что-то злое, выдавал филина, - к сожалению, слов она не понимает, пришлось сбросить её с крыши.

Неужели Александр рискует быть пойманным ради Джейса? Как глупо. Вот поэтому нефилимы и умирают, эта их привязанность друг к другу им мешает, но на этом можно сыграть.

- Что с твоим лицом, Александр?  - Филин немного наклоняет голову к плечу, - такой идеальный, ты вдруг решил пойти наперекор правилам? Что же подумают мама с папой? – его брови взмывают вверх, - чтобы подумал Макс?

Он будто крылья мухе отрывает, в детстве люди так многие делали, филин и это уже узнал, а потому он смело ассоциирует свои действия именно с этим, но удовольствия при этом получает точно в разы больше. Так приятно смотреть в это хмурое лицо и ещё больше его злить.

- Как же ты не заметил? – он щурится, всё ещё улыбается, - как же ты не заметил, как ему плохо? Как ему страшно? Как он тонет в темноте, пока вы бегаете за призраком, - если бы он себе позволил, то готов был прыгать и хлопать в ладоши от того, как прекрасно сейчас чувствует себя филин, надавливая снова и снова на больную рану, которая начинает кровоточить, а потому он давит сильнее, - бедный Джейс, он так старался, чтобы... Ты пришел чтобы спасти его? Будешь, как и Клэри звать?

Это так смешно, Джейса нельзя выудить так просто, сейчас даже филин не сможет явить миру нефилима, а было бы здорово, его знатно ломает и одним демонам известно, как на это среагировал бы его парабатай. Но какое всё-таки сладкое чувство это, вот так поддразнивать, поддразнивать. Если бы филин мог питаться человеческой болью и ненавистью, он ушел бы отсюда сытым.

СВЯЗЬ:

тг @reptillpornopony

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

стекло и все, на что упорюсь

ЛЗ:

Код:
And the sun will set for you <br>
The sun will set for <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=170" target="_blank">you</a> <br>
And the shadow of the day <br>
Will embrace the world in grey <br>

Отредактировано Jace Herondale (2020-11-26 22:42:04)

Подпись автора

http://images.vfl.ru/ii/1607634988/65bb8fc2/32621441.gif http://images.vfl.ru/ii/1607636542/6c30f921/32621641.gif