Гермес ⋯ Hermes

Hades ⋯ Аид

ВОЗРАСТ:

Старше Диониса, младше Аполлона. Достаточно стар, чтобы изобрести счёт и достаточно молод, чтобы быть богом юности

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Бог юности, торговли и счастливого случая, проводник душ умерших посланник Олимпа, личный (яндекс) курьер Зевса

https://sun9-7.userapi.com/PbJdFSoUQhNF4EvMeG_TgHKYsry4zxWst8YzOA/0uHcxKw38K4.jpg

"Знаешь поговорку "поспешишь - людей насмешишь"? Это я ее придумал. Простая уловка для устранения конкурентов, выданная за великую мудрость."

Твоя история

UNFORTUNATELY, ZEUS WAS FEELING HORNY...


Перед этой встречей Гермес даже неожиданно для себя слишком сильно распереживался. Хотелось создать хорошее первое впечатление, ведь судя по всему, им двои придется сотрудничать еще очень-очень долго. Вряд ли до конца времен, это уже пугающе долго, но до конца всех смертных точно.

Мысли наскакивали одна на другую как зайцы по весне,  конфликтуя и перемешиваясь между собой. Нужна ли официальность в приветственной речи? Или лучше сказать всё от чистого сердца экспромтом, полагаясь на чуткую интуицию и везение? Пока что баловливая душа больше лежала ко второму варианту, сам он любил говорить именно так, особенно с теми, кто ему нравился хотя бы самую малость – ведь это всегда быстро и искренне. Все эти дифирамбы с обязательным перечислением длинных титулов и добавлением к ним сладчайших хвалебен Гермес расценивал как возможность выкроить себе время, чтобы подумать над не самыми честными вещами, например, как обмануть или максимально подмаслить собеседника. Сейчас же ничего такого не требовалось, он просто хотел познакомиться до того, как ему придется заняться своей новой работой. Пусть это знакомство хотя бы начнется с честной нотки, расстелить словесные ковры из восхвалений и уйти по ним он всегда успеет.

Правильно ли он поступил, когда согласился на эту работу? Тогда, стоя перед Зевсом и слушая его волю Гермес радовался тому, что не придется больше быть побегушником на Олимпе. Не то, чтобы ему было трудно разносить указания отца, обустраивать места для возлежаний, следить за чистотой и частенько выметать сор после пиршеств и разливать нектар во время них, но всё это казалось каким-то мелким и незначительным. Унизительным – думал он в грустнейшие из дней, но гнал эту мысль изо всех сил, - особенно на фоне того, что у других богов были обязанности не только перед друг другом, но еще и перед смертными людьми. Гермес чувствовал, что это не его судьба, тысячу раз нет. Не мог же его уникальный дар быть годным только для того, чтобы быть прислугой в своей семье. Даже смертные не заставляют своих гончих собак таскать сандали к кровати, стеречь цыплят, даже они понимают, что перекраивать скорость для служения в быту дело глупое, как минимум. Хорошо, что и отец это понимал, но всё же...
Точно ли он рассчитал, что Гермес такое потянет?

Конечно он хотел помогать смертным, они нравились ему, в них виделся большой потенциал и возможности. Подумать только, что совсем не так давно их было не слишком много, а теперь их столько, что подземное царство не справляется своими силами. И если раньше они были лишь беспомощными забавными зверушками, обязанные почитать всех богов одинаково щедро, то теперь кому-то из Олимпийского пантеона они слали больше молитв и даров, здорово подогревая страсти в наднебесье. Знаки внимания в виде статуй и песен грели самолюбие богов словно Солнце, становясь не только поводами для пиров, но и причиной ревностных ссор и раздоров. Еще не успев получить достойное местечко среди белых мраморных облаков, Гермес уже хотел покинуть божественную обитель, чтобы не попасть никому под горячую руку. Хоть и отец его был самым значимым членом этой большой и пёстрой семьи, мать его не была даже оной из богинь, из чего уже росли ноги целого множества претензий и недовольств. Раньше, среди беззаботных дней полных музыки и плутовских забав, задумываться об этом не было и желания, но чем старше становился Гермес, тем четче видел, из каких ниток сшито это семейное полотно. И за какие можно потянуть, чтобы вынуть его, словно застрявший уродливый волос.

Конечно Зевс дает ему такую большую ответственность и странную работу, потому что никто больше для нее не подходит. А еще он добродушно убирает его с глаз Геры, которая никогда не смирится с бастардом, еще и наглым с самого младенчества.
Так что пути назад просто не существовало. Только вперед, и прямо сейчас конкретно – к Харону, кем бы он ни был.

Смертные описывали его по-всякому: то ли мужчина, то ли старик, всегда безобразный, опционально – грязный и злобный, но всегда страшный. Что ж, по крайней мере понятно, что у Харона мужское начало, уже неплохо, и от этого уже можно танцевать. Правда ли он так страшен и безобразен, каким его пишут люди? Кто знает, вкусы у людей весьма странные, они могут считать красавца Ареса страшным, но без проблем думать, что сношения с кентаврами или лебедями неплохая идея. Иногда их до смерти пугают простые гуси, а иногда они сражаются и побеждают морских чудовищ с одними лишь копьями, просто поразительно! Какие же они все-таки удивительные, оставалось лишь надеяться, что его уже в скором времени коллега хоть немного разделяет толику умиления в сторону людей. Поступков, хотя бы.

Мягко спустившись к причалу на берегу Стикса, Гермес осмотрелся: лодки нигде не было и в помине, и соблазн пролететь по всей длине реки рос с каждой секундой все больше. И что, что из воды – хотя вряд ли это вода, - торчали полчища рук, вряд ли хоть одна из сумела бы ухватить Гермеса хотя бы за край его сандалий. От соблазнительного полета туда-обратно его сдержала лишь мысль о том, что это будет не очень-то и вежливо и точно испортит первое впечатление, о котором он думал с самого рассвета.

Когда мрачная ладья почти бесшумно подплыла к причалу, пустому в этот счастливый момент, Гермес замер, растеряв все волнение вместе с заранее мысленно заготовленным текстом речи. Какой старик, какая борода? Перед ним предстал высокий и явно крепкий муж, черный, как ночь, в темноте которой поблескивало золото и два сиреневых глаза. Он был ПОРАЗИТЕЛЬНЫМ как минимум, но страшным? Нисколько. Разве что разница в росте и ширине была внушительной, но страха крылатый посланник не ощущал.

- Большое удовольствие встретиться с вами! – он протянул руку для рукопожатия и продолжил. – Гермес! Новый и единственный проводник свежеумерших душ прямо до вашей роскошной лодки.

Восхищенный нарядом и прекрасным цветом глаз Гермес не сразу понял, что его протянутую руку жать вовсе не собираются. Ничего, может у них здесь так не принято, как же он сразу не подумал об этом? Тут буквально кисти из воды торчат, а он тут свою тянет к этому роскошному… он же бог, правильно? Хорошо, без рукопожатий, и не тараторить, не тараторить.
Убрав руку за спину, Гермес продолжил:

- Знаю, знаю, это будет непривычно первое время, но и для меня тоже! Прошу у вас, как у старшего коллеги, лишь проявить немного терпения, обещаю, оно быстро и с лихвой окупится! Я быстр в обучении, чуть меньше, чем в доставке сообщений, а теперь, конечно, еще и душ, хаха…

Я ему не нравлюсь. – промелькнула мысль буквально за пару секунд до того, как стигиец недовольно заворчал. Тембр голоса, низкий и бархатный, приятно кольнул Гермеса куда-то в самое нутро так неожиданно, что пух крыльев на голове предательски распушился, выдавая симпатию владельца. Однако, новоиспеченный психопомп ожидал, что сейчас ему скажут что-то в ответ этим чертовски необычным голосом, но ничего, кроме недовольного вздоха и облака фиолетового дыма не последовало. Теперь это даже было обидно – вдвойне! Потому что необычный мрачный лодочник восхитил Гермеса, и тот возложил на него ожидания хотя бы маленькой взаимной симпатии. Которой не последовало. И не последует?

Плевать. Что ему теперь, вернуться на Олимп и сказать, что хтонический коллега не хочет с ним знаться и работать? До падения небес на землю оттирать скамьи от вина и остатков любовных утех других богов и быть благодарным за то, что сегодня его не закололи во сне по просьбе супруги Громовержца? Нет. Мало ли, что ему там не нравится! Будет работать со мной, пусть скрипит и фыркает сколько хочет, назад я не вернусь.

- Послушай, времена меняются. Смертных стало гораздо больше, уверен, ты заметил это по заполненности своей лодки, да? Душ стало больше, бог смерти не может больше тратить свое время на то, чтобы водить каждую сюда, а сами они не добираются, понимаешь? А я им в этом буду помогать, ну знаешь, чтобы тебе не пришлось. Теперь я помогаю вам всем в этой системе, по прямому приказу Зевса, между прочим! И, о – я понимаю, насильно мил не будешь, все-такое, хотя ты мне очень понравился, - но уважать труд друг друга мы обязаны, можно и без личной симпатии. Я твой бизнес-партнер, в первую очередь. Рад знакомству!

И рванул с причала, как обожженный, прочь. Да, со стыда, а еще от страха получить по макушке за свои наглые речи – не каждый день приходится хамить хтоническому богу! Правда, завтра им все равно придется свидеться несколько раз, и впредь видеться постоянно. Ну что ж, завтра и посмотрим, будет ли зол этот угрюмый молчун.

Как ни странно, с того момента и впредь каждый день неразговорчивый переправщик встречал если не нейтрально, то довольно тепло, каждый раз вежливо выслушивая болтовню крылатого олимпийца, за что Гермес уже уважал его сверх меры.

- А знаешь, - передавая Харону плату за проезд аж сразу пятнадцати душ, радостно заявил посланник, - я не так давно придумал для смертных торговлю, считаю, что здорово вышло, хочешь послушать? О нет, не то, чтобы они до этого не обменивали одни вещи на другие, конечно это у них давно. Я лишь усложнил правила обмена, чтобы их жизнь стала легче и интереснее.

Гермес уже привык, что его стигийский приятель лишь рычит и вздыхает ему в ответ, а также научился распознавать широкий спектр эмоций таких ответов. И в этот раз, как и в множество других, Харон благодушно соглашался послушать, не отлынивая при этом от своей прямой обязанности.

- В общем, теперь есть проценты и налоги, это позволяет равномерно распределять прибыль между большим количеством людей, конечно, если только грамотно всё обустроить, а иначе прибыль будет капать только в одни руки. Но, в любом случае, теперь гораздо легче обменивать товары на золото и не тратить время на споры с оценщиками. Кто устанавливает цены? Держатель товара, конечно же. А что, хочешь детальнее изучить это? Тогда позже занесу тебе трактат с основными принципами…

СВЯЗЬ:

Уведомления все равно придут мне ото всюду так что лс

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Пока что Хадес, R6S, чужих против хищников, ржомбу любого калибра и фэндома

ЛЗ:

Код:
Психопомп а не психопат! [s]спонсор этого выпуска 1Хбет [/s]
шаблон лз

Для заполнения, воспользуйтесь вот этим подозрительно простым шаблоном:

Код:
стекло пафос стекло песня меладзе вот что я хочу видеть у себя в лз (заменить на своё, конечно же)

Если же хочется выделить кого-особенного в профиле, то вот вам ещё один простой, но посложнее шаблон!

Код:
стекло <a href="ВАША ССЫЛКА" target="_blank">пафос будет ссылкой</a> стекло песня меладзе ...

Отредактировано Hermes (2020-11-07 05:28:56)