no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Nichego osobennogo


Nichego osobennogo

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

[icon]https://i.imgur.com/975v1rr.png[/icon][sign]™[/sign][fandom]NOTHING[/fandom][lz]I want to play [a game][/lz][status] [ никто ][/status][nick]NOBODY[/nick]

Подпись автора

The room with lost toys
I can make you better.
There's so much I have to say, mother
Just another hero
I remember your name

+2

2

Ямамото всегда улыбается ярко и лучезарно. Искренне. Умеет видеть положительное там, где не видят другие. Радоваться мелочам. Ценить то, что у него есть.

Ямамото хорош в том, что делает: без лишней скромности и лишнего бахвальства — ему не нужно признания собственных талантов, похвалы или внимания. Он просто знает, что может, как знает свой предел и свои недостатки. Он, пожалуй, не любит, когда ему об этом говорят: посмеётся, отмахнувшись, и переведёт тему — это не то, на чём нужно акцентировать внимание и не то, о чём стоит говорить.

Ямамото не идеален и не безупречен. Может, он мог стать хорошим человеком, достойным, но выбрал путь, который на корню пресекает это. И не то чтобы он был плохим другом или не заботился о близких. Не то чтобы он бы эгоистичен или алчен. Но Ямамото — убивал. А это клеймо, которое перекрывает всё, вне зависимости от причин. Ямамото не ищет себе оправдания: как минимум, потому что он делает это так же легко, как отбивает мяч на бейсбольном поле, как варит кофе по утрам или помогает бабулечке перейти дорогу. Это так же просто и естественно для него, как дышать. Ямамото вообще не думает об этом, он — Хранитель Десятого Босса Вонголы. Вонгола — сильнейшая мафиозная семья. Ямамото знает, что мафия это не красивые истории, это не про дружбу и не про семейные ценности. Мафия, которую хочет Цуна — да. Но Цуна не все и всё объять не может. Но Цуна слишком добросердечен, их Небо и их свет. И за этот свет Ямамото, не колеблясь, прольёт кровь, если потребуется.

Ямамото убивал.
Но в этот раз он бьёт тупой стороной меча. Его движения выверенные и отточенные, рефлекторные. Он точно знает куда надо ударить человека, чтобы вырубить, но не причинить лишнего вреда. Скуало не столь же мягок, никогда не любил это в нём. Ямамото — прирождённый киллер, как говорит Реборн. В этом, наверное, что-то есть, но он предпочитает не думать об этом. Скуало — убийца. Ямамото думает, что его это никогда не волновало. В сущности, никого из них: весь мир воспринимался через призму, за всеми событиями, забылось главное. И в этом, пожалуй, самая большая ирония: границы так просто размываются и становятся неосязаемыми, а неприемлемое — естественным.

Ямамото заходит в комнату, когда Скуало пробивает грудную клетку Оскара Романо мечом: тот выхаркивает кровь, цепляется пальцами за чужое плечо, будто ещё верит, что сможет спастись, и обмякает. Ямамото не меняется в лице, лишь медленно выдыхает, краем глаза замечает движение, думает: «Какая неосмотрительность», — подсекает его быстрее, чем тот успевает добраться до Скуало — рукоятью катаны бьёт в висок и подхватывает, не давая рухнуть и разбить голову об угол стола, слишком аккуратно, но совершенно бесстрастно опускает на пол.

— Это было лишним, — обращается к Скуало, поднимаясь на ноги.

Это было лишним. У них не было необходимости убивать. И Ямамото не боится сказать, что думает, как никогда не боялся. Ямамото знает: Скуало считает иначе. Скуало никого бы не оставил в живых. Это его работа. Скуало не знает полумер и не видит смысла в бессмысленном милосердии. Тем более тогда, когда идёт война между Семьями. Но Романо — не более чем пешки в чужой игре, проигрышная ставка. В этом не было смысла.

Ямамото огибает стол, взглядом пробегается по бумагам, выдвигает ящики и, когда находит нужный документ, победно улыбается, зажимая его между средним и указательным пальцем, когда поднимает руку, чтобы Дождь Варии тоже увидел.

— Миссия выполнена? — подмигивает и улыбка становится непринуждённой.


Ямамото разливает чай и прислушивается к звуку воды в ванной. Губ касается рассеянная улыбка, когда он слышит глухую ругань, после того, как что-то с грохотом падает на пол. Сколько они не виделись? Месяц? Три? Сложно сказать. Ямамото не считает дни, но точно знает, что давно уже. Когда Ямамото приезжает в Италию, Скуало всегда заходит к нему и не всегда по делу. Как учитель к ученику, как старые знакомые. Скуало никогда не предупреждает о своём визите, Ямамото — никогда не спрашивает. Как не спрашивает о его личной жизнью, которой, в сущности и нет ни у одного из них, и в этом, пожалуй, они были похожи. Но Ямамото знает: сегодня он был с какой-то блондинкой, у неё помада цвета фуксии и дешёвый цветочный парфюм. Об этом он тоже не спрашивает, ведь то естественно, да? Им давно не пятнадцать и его это, в общем-то, не должно касаться. Ямамото ставит кружки на столешницу рядом с диваном и вздрагивает, когда дверь с грохотом распахивается, широко, но мягко улыбается.

— Надеюсь, ты ничего не разбил? — добродушно поддевает и отходит к окну, чтобы закрыть его, не потому что холодно, а потому что осенний ветер не терпит беспечности, хотя, если быть откровенным, Ямамото ни разу не видел, чтобы Скуало ходил хотя бы с насморком. Чтобы хоть кто-то из Варии хоть раз заболел простым гриппом.

Ямамото не садится рядом, встаёт напротив, облокачиваясь о столешницу, ждёт, когда вскипит вода в кастрюле: Дождя Варии, не помешало бы накормить — Такеши уверен, что тот не то что не ужинал, но хорошо, если хотя бы перекусил чем на завтрак. Рассеянно улыбается, окидывая его внимательным взглядом, думает, что с длинными волосами, наверное, много мороки: Скуало так и не обрезал их, спутанные после воды, они тяжёлыми прядями спадают по плечам и груди, — думает, что никогда не понимал, как они не мешают ему в бою. Ямамото бы мешали, он уверен в этом. Морось дождя тихими каплями бьёт о стёкла окна, робко постукивая, яркая вспышка молнии распарывает небо где-то в далеке, но Ямамото знает, что сегодня грозы не будет — она минует и пройдёт дальше. Выдыхает тихо и поворачивается к Скуало спиной, достаёт овощи, доску для резки и нож, говорит спокойно, будто между делом:

— Завтра я возвращаюсь в Японию.

Подпись автора

Сюжет:
Leave It All Behind
Our little horror story’s just begun

+3

3

Очередное задание ничем не отличается от сотни других – для Скуало это такая банальная и привычная работа, но он всё равно выполняет её скрупулёзно. К любому делу относится ответственно и, чёрт его дери, если бы у него волосы были не белые, то он бы точно поседел, потому что Вария – то ещё сборище ублюдков, от которых сложно добиться четких соблюдений инструкций. Луссурия – ебучая дива, которой если что взбредёт идиотское в голову, то не выветрится так же быстро, как приказы капитана. Леви – вечно ебёт мозг, потому что дрочит на Занзаса и, видите ли, слушается только его приказов. Бельфегор вообще гребаный психопат. Маммон – еврейская рожа, от которой даже нормального билета для командировки хуй дождешься. Нет, Скуало, плыви на своей гребучей акуле по сука гребучему морю. Ты же блять рыба.
Какая он нахуй рыба? Хотя ладно. Этот вариант, может, и быстрее. И не надо проходить пограничный контроль или общаться с другой бестолковщиной, а еще толкаться в каком-нибудь засранном эконом классе, потому что на бизнес маммон ни за что не раскошелится, а Скуало не дурак, чтобы тратить кровно заработанные. У него предостаточно того, на что он может еще потратиться. Иногда одни больничные счета чего стоят.
Маммон блять чуть ли не подорожниками предлагал лечить очередное пулевое после позапрошлой перепалки. Да как будто Скуало виноват, что его сука подстрелили! Там пуль столько летело – хуй увернёшься. Да попробуй поспорить, когда Занзас тоже мозг ебёт, что мечник сам нарвался, мол, бесполезный мусор. Ну да, а он прям охуеть какой полезный босс!


В очередной вылазке, когда шкет припёрся в Италию, раздражения не поубавилось, а лишних нервных клеток – не прибавилось. Ямамото бесил с самого начала, и как же унизительно было проиграть этому бесполезному куску дерьма. Какой-то ссаный школьник, который фанат бейсбола больше, чем фанат меча, уделывает его. Наёмного убийцу со стажем. Чёрт, это было реально настолько отстойно, что хотелось сдохнуть. Вытерпеть можно что угодно, но только не попранную гордость.

Но он выжил за каким-то хером. И единственный вариант, и смысл, который он видел для себя после – это обучить молокососа и сделать из него достойного мечника. Пожалуй, лишь в это смогло бы оправдать всё то дерьмо, что случилось в тот день.
Скуало не позволит шкету просрать свой талант. Потому что это было бы унизительно в первую очередь для него самого. Когда у тебя гордость размером с Эверест или больше, жить вообще довольно сложно. Присмотр за щенком – меньшее, что он мог сделать для реабилитации в собственных глазах.

То, как сильно вырос Ямамото с их первой тренировки, Суперби без стеснения считал своей заслугой. Он долго и упорно выбивал всю дурь из этой глупой головы, заставляя осознать всю серьезность положения хранителя дождя, хранителя Десятого Вонголы. Будущего ссаного босса самой крупной мафиозной семьи. Это вам не в игры играть. Здесь всё серьёзно и с мировым масштабом. Даже их Вария имеет вес достаточный, чтобы светиться по разным странам и наживать врагов где ни попадя. Босс Вонголы же станет целью номер один. А, учитывая, что боссом Вонголы станет Цуна – его грохнут реально быстро.
И если Ямамото не хочет потом размазывать сопли из-за того, что его босса убили, а он ничего не смог сделать – пусть соберёт яйца в кулак, осознает свой путь и своё предназначение полностью и будет относиться ко всему на двести процентов серьёзно.

Даже спустя годы Скуало так и не перестал за ним присматривать. Это уже было похоже на личную ответственность. Поэтому до сих пор на заданиях он продолжает следить за каждым движением Ямамото. И он хмурится, когда видит, как этот ублюдок бьет тыльной стороной меча. Словно в противовес этому, движения Скуало становятся грубее и жёстче – он рубит всех, кто попадается под руку. Не хочешь убивать? Серьёзно? Мне снова делать за тебя всю грязную работу?

Суперби вытирает перчаткой кровь с щеки и хмурится, когда смотрит на Ямамото. Он чертовски недоволен. А тот идиот ещё и улыбается, да подмигивает так беззаботно, будто ничего особенного не произошло.
Каждый раз, когда они не виделись дольше месяца, мечник словно набирался глупости или какой-то наивности, и Скуало верил, что это всё влияние Савады. Этот идиот сам не понимает, что если его хранители дадут слабину – он сдохнет. А следом за ним – все те, кто слабее, и кто обречён, не имея шанса хоть как-то защититься. Савада нихуя не понимает, что за его спиной уже сотни людей и их семьи, которые под угрозой. В целом, конечно же, Скуало плевать на людей. Пусть хоть все передохнут. Но ему не плевать на то, как безответственно некоторые относятся к тому, что происходит вокруг.
Это больше не те школьные поединки, что были несколько лет назад.


Скуало напивается прилично, потому что в очередной раз его выбесили, а с каждым днём это сделать всё легче. Эти недели выдались тяжелые, ебаная рана от пули ещё саднит и даёт одышку, Маммон задерживает зарплату, да и в целом бывают такие хуёвые, но свободные дни, в которые не то, чтобы хочется напиться, но один стакан идёт за другим, и останавливаться просто уже нет ни сил, ни желания. Особенно когда тебе ещё навязчиво составляют компанию и совсем не скромно намекают на то, что можно провести вечер ещё приятней. Прямо здесь, за углом, можно не ходить далеко.

- Не сегодня, детка, - он даже имени её не запомнил. То ли Мелания, то ли Мэри… Он просто подхватывает её под ляшки, когда поднимается со стула, и чуть ли не сбрасывает с себя, не замечая, что она уже успела размазать свою помаду по рубашке и коже, где целовала. Хотелось бы надеяться, что она не слишком обиделась – информатор из не отличный. Кого хочешь разболтает. Мечник допивает виски, бросает на стол какие-то купюры и валит. У него ещё есть дело сегодня – надо проведать шкета.

К Ямамото он находит дорогу даже в пьяном состоянии – уже привык. Но вот тумбу блядскую в коридоре всё равно чуть не сносит и матерится в три слоя.

- Да и нахер, - коротко и по существу отвечает мечник на опасения Такеши. Разбил и разбил – с него не убудет. Мечник усаживается за стол, кладет на него руки и упирается в них лбом закрывая глаза, - ммххммм, - это все, что он отвечает на заявление Ямамото об отъезде. Он с какого-то хера и сам это помнит. Кажется, поэтому он хотел сюда притащиться сегодня, но чутка перебрал и забыл. Мысли спутались, но, в целом, все, что ему надо знать – это то, что он справляется.

- Как дела в Вонголе? – блекло интересуется Акула, пытаясь контролировать свои мысли, и чтобы ёбаный мир вокруг перестал заваливаться на бок. Ещё он надеется, что Такеши ответит по существу, и из него не надо будет ничего выпытывать. Честное слово, если он сейчас начнёт заливать о том, как самочувствие у Савады, Скуало не поленится и встанет, чтобы врезать ему. Его интересовали не просто дела семьи в целом. А то, как с ними справляется Ямамото.

[nick]Superbi Squalo[/nick][lz]Congradulations, your chance at beating me has increased from zero percent to.....zero percent.[/lz][status]enjoy the fall[/status][icon]https://funkyimg.com/i/39jMX.png[/icon]

Подпись автора

Famine | Dante | Portgas D. Ace | Sherri Birkin | Adgar | All Might
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+2


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Nichego osobennogo