no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Come up and try my new parts


Come up and try my new parts

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Graverobber х Amber Sweet
https://funkyimg.com/i/37SdR.gif https://funkyimg.com/i/37SdQ.gif
https://funkyimg.com/i/37SdT.gif https://funkyimg.com/i/37SdS.gif
Graverobber, graverobber,
Sometimes I wonder why I even bother.
Graverobber, graverobber,
Sometimes I wonder why I need you at all!

And when the gun goes off, Ms. Sweet is ready for...

"Мы здесь ради сюжета" (с) Graverobber
[nick]Amber Sweet[/nick][status]Theres ways for me to pay, dear[/status][icon]https://funkyimg.com/i/37QPM.gif[/icon][fandom]Repo! The genetic opera[/fandom][lz]What's the matter, graverobber? Can't get it up if the girl's breathing?[/lz]

Отредактировано Kyoya Hibari (2020-10-09 17:07:23)

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret | Luna
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+2

2

Малышке Анджеле сегодня не повезло. В ее съемной конуре в муравейнике-кондоминиуме ждет пиво в холодильнике, и, возможно, орет голодный младенец: остатки ее короткой жизни, такие же малозначительные, как блестящая туфля на шпильке, отсверкивающая из лужи крови в неоновом мигании рекламы. Ноги малышки Анджелы задраны выше ее головы, но не по причине исполнения профессионального долга. Она подвешена мясной тушей на пожарной лестнице, потроха свисают вниз влажной гирляндой, и нечто похожее на рентгеновский снимок, пришпиленное к ее разрезанной одежде, издает тугой характерный звук на вонючем сквозняке. Это медкарта с электронной подписью из просроченного кредитного договора. Визитная карточка, которую Конфискатор оставляет в назидание другим должникам и в помощь мусорщикам, которым придется убирать тело. Изъятие по кредиту - ноль бумажной волокиты, сбрось куда удобнее, лишь бы проезжую часть не загораживало.

Малышка Анджела слишком любила Зидрат, поэтому все ее выплаты за сердце ручьем утекали в карман Стервятника. Чувствует ли он вину за эту смерть? Ни на гран. Каждый в этом городе сам кузнец своей неизбежной и лишенной какого-либо достоинства кончины. Наоборот, Стервятник, наблюдающий, как длинная пластиковая сережка в ухе Анджелы раскачивается перевернутым маятником, думает, что было бы закономерным завершением круга извлечь из нее ту самую лазурно сияющую субстанцию, что она загоняла себе в вены, и перепродать ее следующему смертнику. Жаль, она слишком свежая, и процесс образования птомаинов еще не окончился.

Итак, корпорация забрала у него еще одного клиента. Впрочем, грех жаловаться: каждый день она создает взамен десятки новых - чудовищно здоровых, дизайнерски укомплектованных, ювелирно зашитых нефилимов нового Ренессанса; живущих в долг небожителей, которым просто необходимо закинуться чем-нибудь, чтобы избавиться от послеоперационных болей и ощущения внутреннего уродства. Хирургический скальпель - безжалостный любовник. Он глубоко проникает в ваше тело и полностью подчиняет его себе, но вместо оргазма оставляет в вас чувство голода и стремление к большему, страх лишиться обретенных инородных даров, отвращение к собственной бренной поврежденной плоти. Хирургический скальпель - это новое божество, постоянно требующее жертвоприношений, окруженное сонмом ангелов в белой форме, апостолами с голографических биллбордов, и, разумеется, имеющее на земле своего пророка, слова которого - истина в последней инстанции. Вы всегда можете найти пророка, ориентируясь на красные буквы GeneCo, сияющие на вершине башни в Сити, а также в любом громкоговорителе, в любой публичной оферте на медицинские услуги, и даже в текстах песен вашей любимой певицы. Вы обречены стать частью этой религии.

Затем в один день зуд во внешних и внутренних швах становится нестерпимым. Возможно, вы кажетесь себе слишком убогим для своего идеального мира. Возможно, реальный мир кажется вам слишком убогим для того совершенства, которым вы стали. Религия поможет вам и здесь - ведь это она создала Зидрат в процессе бесконечной переработки трупов, и это она рекламирует его, одновременно призывая к ответственному употреблению и создавая десятки групп помощи зависимым. Щелчок укола - и вы становитесь чистым, цельным и завершенным; вас не касается ни грязь, ни шум гниющей реальности. Боли больше нет, и вы плывете в ласковых водах материнской утробы. И скальпель сияет над вами, осиянный лучами белого электрического солнца...

Так что технически Стервятник тоже часть религии, пусть информационные плакаты и утверждают, что осквернители могил и распространители уличного Зидрата будут уничтожаться на месте. Он точно так же участвует в круге зависимости, которую породила зависимость. Иногда ему кажется, что Ротти Ларго не так уж на самом деле и стремится повесить его голову над камином, невзирая на нарушение монополизма и весь имиджевый ущерб, который он наносит корпорации одним своим существованием. Ротти - мудрый человек, хотя и отстреливает иногда людей просто потому, что ему не понравилась биржевая сводка. Он предпочитает стабильность системы незначительным неприятным изменениям, на которые ему придется обращать внимание.  

Эта теория Стервятника подкрепляется тем, что он не настолько наивен, чтобы верить, будто Ротти Всемогущий не знает, кто раздвигает ноги его лапочке-дочке, чтобы ширнуть ее во внутреннюю сторону бедра. Он разве что может рассчитывать на то, что вездесущие фотографы и камеры всё еще не успели подловить его до того, как он накрасит глаза, и положить эти ужасные кадры на стол начальству вместе со сценами мафиозных разборок и поделками серийных убийц. Нет, GeneCo точно не знает его имени и не располагает его прививочной картой; но оно в любую ночь может прекратить играть в поддавки, поднапрячься и безвозвратно отправить его на любимое сырьевое кладбище.

Это входит в топ-пять причин, по которым Стервятник терпеть не может Эмбер Свит. Там же - ее манера вытряхивать весь его запас, которым он собирался сегодня облагодетельствовать население. И ее пение, похожее... ну, знаете, как иногда вы видите красивую женщину? Так вот, дальше вы видите на ней огромный страпон, которым она неумолимо насилует слуховые проходы всех окружающих.

...И не то, чтобы у него не было других проблемных клиентов. Официальный Зидрат - это всегда огласка и след в газетах, поэтому уйма ублюдков в бриллиантовых кислородных масках стоимостью в три лимузина спускается из своих пентхаусов на улицу, чтобы трястись от омерзения, заискивать и клянчить у него дозу. Все они, как на подбор, идут под девизом: "да стоит мне слово сказать, и тебя!..", но любого из них Стервятник может послать недвусмысленным маршрутом. Искать другого дилера, который сам добывает сырье, сам его очищает и не разбавляет при продаже в полтора раза. Он не зависит от этих торчков ни в чем, а вот они от него - зависят, и это положение вещей, которое полностью его устраивает. Эмбер зависит от него, но ее он послать не может. Иногда это просто стискивает ему глотку.

Мысли Стервятника перетекают от малышки Анджелы в плоскость Эмбер по мере того, как он вытирает ботинки от крови первой, выходя из полусвета подворотен в сияющую цивилизацию. На бывшем пустыре (и, разумеется, куче костей) GeneCo сегодня открывает новую клинику, и любой, кто в свои четырнадцать работал карманником, знает, что это - халява. Не в смысле одноразовых шприцов и сканирований тела с бесплатной консультацией пластического хирурга, а в том смысле, что куча оборудования и медикаментов уже завезена, но еще не полностью учтена, а временами - и не распакована. Стервятнику как раз не мешает кое-чем затариться, а потому он поправляет свой условный недовязанный шарф и присоединяется к толпе благодарных пациентов, пришедших посмотреть на перерезание ленточки.

Эти ленточки всегда перерезают Эмбер с братьями. Луиджи, по-видимому, из чувства долга, а Эмбер с Пави - присматривая себе операционную с видом получше.

Лично Стервятник рекомендовал бы вид на северную сторону пустыря. Там уровень радиации придает земле приятное свечение.

Впрочем, свои рекомендации он предпочитает оставить при себе, и намеренно обходит застеленный алым шелком помост, на котором идет церемония, по дуге. Один из садо-мазо-питбулей Эмбер, умеющий до дрожи хорошо различить его в любой толпе, встречается с ним взглядом сквозь человеческую массу. Без особой надежды Стервятник беззвучно прикладывает палец ко рту, предлагая считать, что его здесь нет (учитывая официоз мероприятия, это очень хорошее предложение).

И ныряет в неосвещенный коридор.
[nick]Graverobber[/nick][status]dig up her bones[/status][icon]https://i.imgur.com/ZbadyWV.gif[/icon][sign]The bitch came back the very next day
Oh the bitch came back thought she was a goner
But the bitch came back she couldn't stay away
Don't you know the bitch came back
[/sign][fandom]Repo! The Genetic Opera[/fandom][lz]It's clean, it's clear, it's pure, it's rare... It takes you there.[/lz]

+2

3

Эмбер Свит всегда получает то, что хочет.

Она была единственной дочкой, и папочка в ней души не чаял. Что ты хочешь, милая? Я подарю тебе весь мир. Он – твой, золотце. Посмотри на ту грязь, что копошится у фундамента наших домов и запомни – это лишь средство. Хочешь – бери. Хочешь – используй. Конечно, ты лучше их. Ты лучше всех в этом мире.

Эмбер Свит знает, что между ней и остальными ебаная социальная пропасть. Никто ей даже в подмётки не годится, ведь она – королева, за каким-то хером ещё не признанная официально, но не плевать ли, когда перед тобой и так пресмыкаются, восхваляют тебя, мечтают дотянуться? Не плевать. Она хочет эту сучью корону, и она её получит. Она хочет стать самой лучшей, без единого конкурента. Без этой чёртовой Слепой Мэг, которая прикидывается такой мерзкой монашкой, что тошно. Что люди в ней нашли?

«Они – просто скот».

Глупые, зависимые. Луиджи таких пачками режет. Пави заживо сдирает с них кожу.

А Эмбер… Эмбер бесит Слепая Мэг, которая кажется остатками чего-то человеческого в этом мире, что нужно вырезать, как опухоль, до основания. Она не вписывается и раздражает со своими нравоучениями. Почему просто не заткнется? Почему она потеряла именно глаза, а не, например, язык? Она бы сказала Луиджи вырезать его, но папочке эта слепая циркачка ещё нужна, у них контракт. И она отличная реклама для их компании… хотя кому нужна реклама, когда ты единственная медицинская империя, которая объявила монополию на операции?
Нет ничего в этом мире, что они не смогли бы сокрушить или раздавить.

Но Мэг всё ещё здесь.

Эмбер Свит смотрит на неё словно в кривое зеркало – они настолько разные, что это бесит. Что кажется – не будь Мэг уже слепой, Эмбер выцарапала бы ей глаза собственными руками. Она лучше этой певички, гораздо лучше. Их семья – на вершине пищевой цепочки этого мира. Их невозможно сравнивать, так почему эта слепая стерва всё ещё здесь, трепыхается, купается во всей этой незаслуженной любви и овациях?

«Весь мир – твой», но они смотрят на неё.

- Папочка, уволь её!

- Эмбер, пожалуйста, успокойся. У нас с ней контракт, и она ещё нужна ДжинКо.

- Но ты говорил, что я получу всё, что хочу! – со стола летит всё: ручки, бумаги, техника, которая разбивается вдребезги. – Это не честно! Ты обещал!

Сучья Слепая Мэг. Когда её контракт будет разорван, Эмбер хочет быть в ВИП-ложе, чтобы смотреть, как ей выдирают её чёртовы глаза. «Ты принадлежишь ДжинКо, не забывай об этом».

Эмбер Свит всегда до смешного хотела, чтобы её любили. Все и каждый. Чтобы боготворили, восхищались, преклонялись. И каждый раз, когда она ложилась под нож – это приносило несколько минут удовлетворения. Она не знала даже, с чего больше получала кайф – с наркотиков или ощущения скальпеля, который должен был сделать её, наконец, идеальной. Теперь точно, наверняка. Теперь её будут любить все.

Она так идеально вписалась в эту «грязь» у подмостков корпорации, что здесь ей было по-настоящему хорошо. Но она все ещё была здесь не просто кем-то, а королевой отбросов. Она могла указать пальцем на кого-то, кто ей не нравится, и никто бы уже о нем не вспомнил. Она могла бы сказать слово, и перед ней уже падали на колени. Здесь она была тем, кем всегда хотела быть. Здесь у неё была власть, и не было ничего одновременно, потому что власть переходила к тому, у кого была заветная доза зидрата, которую она готова была выпрашивать как последняя сука.

Ведь Эмбер Свит всегда получает, что хочет.

На очередном открытии клиники она чувствует себя прекрасно. Здесь нет этой слепой дряни, зато есть она во всей красе. Вспышки камер, всё журналистов и толпы – только её. Она приняла немного утром, и теперь чувствовала себя расслабленно и легко, купаясь в пятиминутке обожания толпы. Когда-нибудь она будет так же выступать на сцене, и все будут в восторге от её идеальной внешности, идеального голоса.

Ведь весь мир уже принадлежит ей.

Но из марева наслаждения её вытаскивает голос цепной собачки. Идеально отработанная улыбка не сходит с её лица – на неё направлены камеры, она не будет терять перед ними лицо, особенно из-за такого мусора. Но взгляд моментально становится цепким и хищным. Она смотрит в толпу и выискивает глазами давнего знакомого.

Ей не нужна доза, она недавно была под скальпелем.

Ей не нужно в очередной раз забываться – у неё все хорошо, она на вершине.

Но это уже выработанный рефлекс. Стоит ей увидеть эту заразу, и сердце сбивается с хладнокровного ритма. Она не знает, когда Гробовщик начал у неё ассоциироваться с тем кайфом, который она получает после встречи с ним, но ей и плевать. Он вызывает жажду одним лишь своим появлением, и это бесит. Её разрывает между двумя вещами, которые приносят ей больше всего удовлетворения в этой жизни: светом софитов и зидратом.

Улыбка становится напряжённой, но как только Гробовщик скрывается из виду, она решает, что получит всё и сразу, как это обычно и бывает. Эмбер притягивает за ошейник одного из своих псов и шепчет ему, чтобы следил и не выпускал из виду, пока она тут не закончит. Хлопает его по щеке, как послушную собачонку, и возвращается к журналистам.

- В честь открытия мы собираемся запустить благотворительную акцию: ста людям со сложными дефектами внешности будет сделана операция. ДжинКо заботится о мире и людях. Вы не должны быть изгоями просто потому, что родились такими, - Эмбер улыбается, и её слова заканчиваются воодушевленными овациями. Каждый из присутствующих зрителей, видимо, надеется, что именно ему выпадет шанс попасть в этот список из ста. У Эмбер скромная отрепетированная улыбка, опущенный покорный взгляд, ведь она хорошая актриса. Она изображает добродетель, и ей верят. Мир хочет ей верить.

Но как только ленточка оказывается перерезанной; как только последняя вспышка гаснет, Эмбер исчезает следом за одним из своих псов. Они приводят её к нужному человеку, потому что выдрессированы приносить ей всегда то, что она хочет (и уносить её домой, когда она уже получила то, что хочет). У неё ещё есть немного самообладания и контроля, ведь она готовилась к этому открытию, и это ей тоже нравится. Поэтому в кои-то веке при виде Гробовщика у неё хоть немного работают мозги, ну, или та их часть, которая ещё может трезво думать, вместо того, чтобы стелиться перед ним.

- Здесь ещё нет трупов, которые ты мог бы вскрыть, ты пришел слишком рано. Подожди пару дней. Или уже присматриваешь себе местечко? Морг, как всегда, в пристройке на цокольном этаже. Оттуда удобней вывозить тела, - она улыбается хищно и клонит голову в бок. Её собаки перекрывают коридор с двух сторон, чтобы этот слизняк не успел сбежать, как он это любит делать. Поэтому Эмбер спокойно изучает свой идеальный маникюр. Настолько спокойно, насколько это возможно рядом с ним. – Или ты решил перейти на товар почище? Не очень хорошая идея. Папочка не одобрит, - Эмбер качает головой, и её белые локоны с идеальной укладкой падают с плеч на грудь. Они давно не виделись вот так, чтобы вот так, она при полном параде, получившая дозу своей славы и обожания, а он… впрочем, он как обычно, и это бесит. Её самообладание трещит по швам рядом с ним и рассыпается. Она вспоминает, насколько ей плевать вообще на всё в этом мире, но не плевать на удовольствия, которые она может получить.

Что ей ещё нужно от этого мира? Кроме низвержения Слепой Мэг.

Ей не нужно думать о будущем – ведь ей в наследство достанется компания, контролирующая весь мир. И не нужно думать о настоящем. У неё вообще чертовски много свободного времени, чтобы сходить с ума.

Когда по коридору слышатся шаги, Эмбер недовольно цокает языком и быстро подходит к Гробовщику, толкая его в ближайшую, еще пустую, палату. Для этого даже не надо прилагать сил – он сам от неё обычно шарахается, но ей хочется. Псы становятся истуканами по обе стороны от двери и послушно ждут, не пуская никого внутрь.

- Что? Не собирался даже поздороваться со мной? Блядски грубо.

[nick]Amber Sweet[/nick][status]Theres ways for me to pay, dear[/status][icon]https://funkyimg.com/i/37QPM.gif[/icon][fandom]Repo! The genetic opera[/fandom][lz]What's the matter, graverobber? Can't get it up if the girl's breathing?[/lz]

Подпись автора

Famine | Dante | Ravus Nox Fleuret | Luna
А мы уйдем в небытие; Язык — в крови; душа — в огне.

+1


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Come up and try my new parts