no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » among us


among us

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

crewmate х impostor
https://i.imgur.com/LIilyIY.jpg
there is 1 impostor among us

Вахтовая смена мертва, корабль поврежден, разбуженная по принуждению команда ничего не помнит, но это не главная проблема
— есть что-то страшное на борту —
и оно [среди них]

[status]crewmate[/status][icon]https://c.radikal.ru/c14/2010/18/eac5a96537d8.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]BLACK[/nick][sign]white is kinda sus[/sign][lz]In space no one can hear you scream[/lz]

Отредактировано Riccardo (2020-10-09 20:04:55)

Подпись автора

The secret side of me, I never let you see
I keep it caged but I can't control it
So stay away from me, the beast is ugly
I feel the rage and I just can't hold it

+2

2

Все вокруг трясётся и мигает, подсвеченное вспышками красного, оглушительно воет сирена.

Двигаться не выходит, он заперт в чём-то тесном и узком. Это пугает, первым и единственным порывом становится биться и кричать, однако с этим тоже возникают проблемы: легкие горят, каждый вздох даётся с невероятным трудом, и на прозрачной крышке перед лицом пульсирует бардовым светом предупреждение о низком уровне кислорода.

Думать почти не получается, мозг агонизирует в панике. Взгляд загнанно мечется, но кругозор весьма небольшой, и все, что ему доступно, это наблюдать за перемещающимися вокруг тенями. Ни фигур, ни лиц он не видит, однако понимает, что рядом люди, и начинает биться активнее.

Эй, кто-нибудь! Помогите же!

Над крышкой возникают руки, несколько пар, и кто-то совместными усилиями сдвигает заевшую крышку криокапсулы.

Кашляя и давясь воздухом после удушья, он переваливается через борт и буквально всем телом падает на скользкие прутья вентиляционного люка, сотрясается от болезненных приступов спазмов и больше всего мечтает умереть прямо в этот самый момент.
Но — он дышит, а потом становится легче.
Наверное, это главное. Он жив и может дышать, все остальное как-нибудь да наладится.

Сирена продолжает выть, и половина ламп вокруг, и без того тусклых и угрожающе-красных, гаснет.

Людей вокруг ломает также, как и его, кого-то рвёт слизью прямо на пол, кто-то бессвязно мычит и корчится, некоторые на карачках беспомощно мечутся в поисках выхода и помощи. Они все голые, скользкие от непонятной жидкости, липкие и почти у каждого безумный взгляд, полный непонимания — и только теперь к нему приходит эта простая и чёткая мысль, так что даже становится непонятно, почему он не осознал этого раньше.
В нем нет никаких воспоминаний.
Ни о себе, ни о происходящем вокруг. Все, что он знает, так это то, что случилось что-то поистине ужасное, раз этот раздражающий вой до сих пор никак не прекратится, а люди находятся в подобном состоянии.

Встать на ноги получается не с первого раза, но это то, что нужно сделать. Ему все ещё сложно думать, перед глазами плывет, внутренности скручены тугим узлом, но он стискивает зубы и заставляет себя приподняться на четвереньки, встать на колени, а после и выпрямиться, сделать первый шаг, цепляясь за повреждённую капсулу, что чуть не стала ему смертельной ловушкой.
В попытке перевести дыхание и осознать текущее положение дел, он осматривается, силясь сложить двоящиеся и скачущие объекты воедино. Вокруг все ещё ползают и стонут люди, ему никак не удаётся найти тех, что ему помогли. Состояние у окружающих довольно неудовлетворительное, так что даже удивительно, что кто-то из них умудрился заметить заблокированную капсулу и помочь несчастному пленнику до того, как он задохнётся внутри.

«Внимание! Предупреждение! Критическое повреждение реактора!» — оглушительно грохочет под потолком, повторяя снова и снова с короткими интервалами. Да уж, кажется, ничего хорошего здесь не происходит, и жить им остаётся всего-ничего. Что такое этот реактор? Как его найти? Может ли кто-то починить? Где все остальные? Так много вопросов, но ответов нет.

Думать об этом прямо сейчас бессмысленно, и он одёргивает сам себя. Нужно сосредоточиться на простых вещах. На глаза попадается чёрный скафандр, установленный точно за той капсулой, в которой он недавно находился. Бездумно тянется к нему, чтобы одеться, чтобы не оставаться [вот так]. Одетым кажется безопаснее, возвращается обманчивое ощущение, будто что-то можно контролировать. Впрочем, он все ещё ничего не помнит и растерян ничуть не меньше, чем когда очнулся, и все же — он одет, он твёрдо стоит на ногах, он…

Все вокруг вздрагивает, и его швыряет о ближайшую стену. Не так и твёрдо он стоит, нужно признать, слишком рано ощутил уверенность.. он усмехается себе под нос, но тут же напряжённо фокусируется на стекле шлема перед глазами. Кажется, толчок запустил какую-то программу, и теперь по стеклу бегут ровные строчки, графики, карты, а после все мигает раз, другой, и выстраивает маршрут движения к реактору.
Вот оно!
Он ещё раз осматривается, но помощи ждать неоткуда. Становится будто бы ещё темнее, других людей плохо видно, но больше никого нет на ногах и в скафандре, готового к действию. Кажется, ему придётся сделать все самостоятельно. Решительно сжимая кулаки, торопливо шагает прочь, следуя полученному маршруту, и очень скоро достигает запечатанной двери с крохотным окошечком на ней, за которым все плывет от раскалённого воздуха и мигает все теми же красными лампочками, словно добавляя атмосферности.

Что делать… Что делать?

Все, что он может сейчас, это смотреть беспомощно на раскаляющееся ядро, надеясь вспомнить хоть что-то, хотя бы мелочь, хотя бы малость, что поможет ему как-то справиться с ситуацией. В голове все перемешано и абсолютно пусто, ни имени, ни понимания, ни-че-го.
Он стукается шлемом в запертую дверь от безысходности, скрипя зубами, а после со всей силы бьет раскрытыми ладонями, будто пытается оттолкнуть обидчика, но поврежденный реактор остаётся нем к его страданиям. Зато на стекле снова что-то мигает и подсказывает:

«Приложите ладонь к сканеру и введите ключ-карту безопасности. Ожидание. Приложите ладонь к сканеру. Введите ключ-карту.»

Сканер? Ключ? Карта? Торопливо осматриваясь, находит узкую коробочку с изображением руки на ней и вставленной картой в слотоприемнике, будто кто-то забыл ее здесь.. или не успел завершить то, что начал. Внутри скафандра становится душно и липко, по спине струится пот. Что же на самом деле здесь произошло? Вся стена возле сканера заляпана брызгами чего-то бурого, засохшего. Подходить туда не кажется хорошей идеей. Ему страшно, но… выбора нет. Нервно сглатывая, он решительно шагает к сканеру и на ходу оголяет правую ладонь, касается скользкой поверхности и заталкивает торчащую карту в слот. Как удачно, что карта не утеряна, не придётся догадываться и судорожно искать по всему кораблю.

— Ну! Давай!!
Не выдерживая, вслух рычит. Собственный голос кажется чужим, незнакомым, но это сейчас не главная из проблем. Бегунок сканера медленно проходит у его ладони, а после на шлеме появляется надпись:

«Удачно! Синхронно подтвердите команду на втором устройстве.»

Какого черта? Что ещё за второе устройство?

Он снова рыщет взглядом вокруг, голова трещит и раскалывается, думать становится все сложнее. Ему нужен перерыв. Сесть, подышать, подумать. Нельзя с людьми вот так, это бесчеловечно! Кто-нибудь, нажмите на паузу, дайте хотя бы инструкцию с пояснениями…
Ладно, это не помогает.
Никто ему не поможет. Не погладит по голове, не объяснит, не расскажет, не остановит безумную круговерть происходящего, чтобы ему стало легче. Остаётся рассчитывать лишь на себя, но проблема в том, что он даже не знает, кто он такой есть на самом деле. Все, что у него есть сейчас, это чёрный скафандр и всплывающие подсказки на интерактивном стекле.

Что ж.. по крайней мере, он умеет читать, и на том спасибо.

«Подтвердите команду», — все ещё упрямо мигает уведомление в углу стекла. Другой сканер висит на соседней стене, тут метров пять, если не больше. Он не дотянется ни при каких обстоятельствах, чтобы коснуться обоих сканеров одновременно. Но все равно пробует дотянуться, вытягивая руку к соседней стене, и ощущает себя идиотом, когда ничего не получается.
«Внимание! Критическое повреждение реактора!» — словно ему на зло, кричит под потолком повторяющееся предупреждение.
— Да знаю я! Заткнись!!

Перед глазами все плывет, он весь мокрый внутри скафандра. Что произойдет, если синхронно не ввести на сканерах команды? Реактор перегреется и взорвется? Что тогда? Что случится после? Проверять ему не хочется, но справиться в одиночку не получается. Он уже всерьёз готов кричать и звать на помощь тех бедолаг, но не уверен, что они услышат, слишком далеко пришлось уйти, чтобы найти чертов реактор.

Так — что теперь? Кажется, он не самый умный малый, раз застрял с такой простой вещью.

За самобичеванием он не сразу осознаёт, что больше не один в помещении. Здесь слишком темно, а ещё постоянно трясёт, будто на ухабах, чтобы всерьез заметить оппонента. Но сканер вдруг оживает под чужой ладонью, и оба аппарата довольно пикают: принято.
Сирена моментально затыкается, но светлее не становится. Реактор за маленьким окошечком охлаждается и больше не кажется таким опасным.
Повезло? Справились? Мера наверняка временная, но сейчас и этого достаточно.

— Эй, — отнимая руку от сканера, наконец, зовёт в темноту. — Спасибо за помощь. Я застрял здесь, в одиночку никак. Ты местный? Я больше никого не встретил. Что тут за хрень происходит?

[status]crewmate[/status][icon]https://c.radikal.ru/c14/2010/18/eac5a96537d8.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]BLACK[/nick][sign]white is kinda sus[/sign][lz]In space no one can hear you scream[/lz]

Подпись автора

The secret side of me, I never let you see
I keep it caged but I can't control it
So stay away from me, the beast is ugly
I feel the rage and I just can't hold it

+1

3

Это было всего лишь удачей. В бескрайнем космосе не так просто наткнуться на то, что тебе нужно. Простая попытка спастись, выбор наугад. И он оказывается успешным, в момент стирая годы бесплодных попыток найти подходящий объект. Эти создания достаточно беспечны, чтобы подхватить его, словно вирус. Радоваться собственной находке, бережно помещая его в стальной ящик и давая достаточно времени на то, чтобы выйти из уже привычного состояния анабиоза. Они столь легкомысленны среди окружающей темноты вселенной, что остается лишь вопросом времени, когда он станет здесь полноправным хозяином.
Первым ему попадается светловолосый парень, проверяющий образцы. Он смотрит с непониманием, когда ящик скрипит изнутри, ломаясь под чужим желанием выбраться наружу. Подходит слишком близко, влекомый банальным любопытством. И не успевает выскочить вон, когда что-то, похожее на хвост, сбивает его с ног. Перед ним будто всего лишь зыбкая тень, неясные очертания, размякший пластилин, постепенно обретающий форму. Удивительно, но он не кричит, лишь перебирает бесполезно ногами, пытаясь добраться до панели. Нечто окутывает его за ногу и дергает к себе, проникая под плотный скафандр, заполняя собой и касаясь бледной шеи темными кляксами собственных отростков. Оно изучает, передает самому себе информацию, лепит себе новый облик. Он может стать кем угодно. Мимикрировать под любое создание. Таков их способ выжить и найти себе новое место. И спустя всего мгновение перед испуганным человеком опускается его точная копия. Оно смотрит равнодушно, ведет новым носом и заглядывает в точно такие же серые глаза. Он не слышит новый для себя язык. Но это ничего. Он обязательно всему научится. Главное - это ему не мешать. А тот, кто поделился с ним своим телом, более не нужен. И хрупкие кости шеи переламываются с приятным хрустом, заставляя Нечто облизнуться тонким длинным языком. Он голоден.

Он натыкается на второго почти сразу же, как выходит из лаборатории. Это создание отвечает совершенно растерянным взглядом, вскидывает руки и кричит что-то совсем непонятное. Эти звуки пока еще сливаются в обычную какафонию, но он всегда был способным. Оно оглядывается по сторонам, пытаясь понять, есть ли рядом кто-то еще, а не заметив такового, хватается тонкой рукой за чужую шею и швыряет обратно в помещение. Наступает медленно, неотвратимо, примериваясь к новой для себя пище. Впалый живот вдруг начинает шевелиться, будто что-то пытается выбраться изнутри, а после пересекается черной полоской. Пасть оказывается широкой, с целым частоколом острых зубов. И создание напротив крикнуть толком не успевает, когда острый шип пронзает его голову, оставляя ровное красное отверстие. Все, что ему сейчас нужно, находится в этой круглой маленькой штуковине - умирающие вместе с носителем данные о самых элементарных вещах. Именно поэтому его голова исчезает в чужом теле, оставляя на полу лишь подрагивающее от остаточных рефлексах тело. И ему теперь нужно немного времени - считать информацию, осмотреться более осмысленно, посмотреть на самого себя - более осмысленно. Оно открывает несколько раз рот, выдавливая из себя непривычные звуки, и через некоторое время ему удается сказать свои первые слова. Оно все же понимает, что ему необходима одежда, и раздевает безголового, неспешно облачаясь в его костюм. Судя по всему, это место достаточно часто посещают, поэтому он прячет своего прототипа в один из обнаруженных пустых ящиков, а вторым утоляет свой зверский голод. И, стоит признать, эти создания оказываются вполне питательными... Оно облизывает красные губы, оправляет форменную кофту и выходит из лаборатории, оставляя в коридоре после себя лишь тихий шорох закрываемых дверей.

Невидимая зараза расправляется с экипажем корабля неспешно. Разобравшись что к чему, Оно тщательно исследует корабль, интересуется всем, что может оказаться полезным, а после убирает того, кто более оказывается не нужен. Паника накрывает этих созданий не сразу, но когда это происходит, они становятся еще более беззащитными и слабыми. Кидаются друг на друга, трясутся от любого звука и даже умудряются убить одного из своих, когда обнаруживают того всего в крови. Никто и не слушает о том, что он лишь старался помочь - изуродованное тело красноричевее любых слов. И Оно даже с интересом смотрит за этим самосудом, когда человека просто закидывают в шлюз и открывают защитные двери. После криков отчаяния и животного ужаса, повисает звенящая тишина. Создание так боялось умирать в темноте космоса... Оно почти понимает. Та бесконечность поглощает тебя целиком, и не остается ничего. Тебя встретит одно бесконечное ничто, и это осознание должно доводить до паники столь слабых созданий. Но таков их удел. Слабый становится пищей для сильнего. Ему кажется, таков закон природы... примерно везде.
Когда их остается всего трое, люди окончательно сходят с ума. Ему больше нет нужды прятаться, и Оно показывает свой истинный лик. Эти двое ему не нужны, в одном из отделений еще целый отряд таких же, которые помогут ему продержаться до конца пути. Одного он ловит в рубке охраны, а второго добивает уже у реактора. Тот отчаянно пытается попасть внутрь, чтобы вывести его из строя, но сделать это в одиночку просто не может. Он кричит о том, что не позволит Этому попасть на землю, а после давится собственной кровью, когда его пожирают. Оставшееся месиво падает у ног, затихая бесформенной кучей мяса и костей. Оно сыто облизывается и бесшумно покидает очередное место охоты, у него впереди долгий путь. И очень многое нужно сделать прежде, чем новая порция проснется от долгого сна.

Когда Оно вновь испытывает голод, то приходит в отсек с криокапсулами. Они так надежно охраняются системой, что у него не выходит вскрыть хотя бы одну. Оно безуспешно царапает несколько, старается разобраться в хитросплетениях кодов, но так и не справляется со своей задачей. Оно недовольно ходит вокруг еще несколько дней, а после принимает единственное возможное решение. Им скоро просыпаться, Оно об этом слышал. И ему лишь надо немного подождать. А в этом он действительно хорош. Остается лишь забраться в одну из капсул предыдущей команды и погрузиться в сон, даже не закрывая крышки. Оно будто умирает, консервирует самого себя до лучших времен, совершенно не ожидая, что вполне продуманный и простой план может быть нарушен банальной случайностью. В рубке никого, и через несколько недель автопилота, корабль попадает под траекторию обломков какой-то из звезд. Некому было скорректировать курс, некому было уберечь корабль, и вскоре он взрывается звуками и светом. Оно пробуждается первым, замирает и вслушивается, всматривается, всем своим существом изучая происходящее. И когда капсулы вокруг вдруг начинают раскрываться, выплевывая из себя ослабленных и ошалевших людей, Оно ощущает что-то сродни ликованию. Наконец. До конца его пути теперь осталось совсем немного, Оно закончит уже свой путь в поисках нового пристанища.
Шум и мигающий свет дезориентирует и так потерянных созданий. Они ползают, задыхаются, выплевывают из себя сгустки белесой кашицы. Они настолько шокированы, что и не замечают, что Оно уже среди них. Вглядывается в новые лица, помогает кому-то сесть на край капсулы, открывает крышку тем, у кого заклинило. Оно уже один из них, они зацепили его краем сознания и уже вписали в картинку окружающего мира. Вышло даже лучше, чем планировалось. И все было бы замечательно, если бы не звучащая со всех сторон тревога. Подобное ему совсем ни к чему. Этот корабль, эти создания, ему нужно это все, чтобы долететь до планеты, которую они называют Землей. И он первым покидает отсек, уже привычными движениями надевает белый скафандр, а после отправляется на поиски проблемы. Оно успело изучить корабль достаточно, чтобы суметь определить столь глобальные проблемы. В первую очередь он посещает рубку, считывает критические показатели системы. Выискивает основную проблему и отправляется сразу же к реактору, чтобы к собственному удивлению обнаружить там одного из тех, кто очнулся с десяток минут назад.

Оно наблюдает со стороны какое-то время. Примеривается к черной фигуре, вслушивается в отчаянные чертыхания. Оно достаточно голоден, чтобы убить его прямо здесь и сейчас. И достаточно умен, чтобы понимать - сейчас ему нужна вся команда, чтобы привести этот корабль в норму. Ему совершенно не хочется вновь барахтаться в черном космосе с жалкой надеждой на очередную удачу. Оно совершенно точно закончит свой путь, и эти создания ему помогут. А пока - Оно поможет им. Ему тоже знакомо понятие взаимовыгодного сотрудничества. Именно поэтому он бесшумно подбирается со спины и без колебания прикладывает ладонь ко второму сканеру. Через мгновение он загорается зеленым, и раздражающий шум рассеивается, оставаясь лишь отголосками в голове. Оно переводит взгляд на человека и какое-то время молчит, выбирая правильную стратегию. Оно не из первой команды - слишком много вопросов. Быть таким же растерянным и совершенно сбитым с толку - сейчас это кажется единственно верным. Оно научилось многому, и подражанию чужим эмоциям тоже.
- Да... - голос звучит хрипло после долгого молчания. Отвечает Оно осторожно, ступая на незнакомую территорию. Ему стоит больше слушать, нежели говорить. Так быстрее соберется необходимая информация. - Я не знаю... Очнулся в капсуле, вокруг сирены и какое-то безумие... Реактор в порядке, ведь так? Выглядит лучше...
Оно отворачивается и всматривается в крошечное окошко. Туда не сунутся без очень крайней нужды, получить дозу облучения от поврежденного ректора эти создания не захотят. Им бы теперь разобраться с другими проблемами. Например, понять, что действительно произошло. Ему бы тоже стоило это сделать - пока Оно спало, произошло что-то из ряда вон. Такой оплошности он больше не допустит.
- У меня надпись, что реактор стабилизируется. Что у тебя? - он вновь поворачивается к человеку, натыкаясь на собственное отражение в чужом шлеме. Это создание справилось с перегрузкой после пробуждения лучше всех, даже смог добраться столь далеко. Значит, он еще пригодится в будущих работах. А Оно требуется время, чтобы не только понять, кто есть кто в этой команде, но и вычленить слабое звено. Такие есть всегда. Они бесполезны. Разве что голод помогут утолить.

[status]impostor[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/2010/60/1532f1242379.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]WHITE[/nick][sign]black is kinda sus[/sign][lz]In space I will make you scream[/lz]

Отредактировано Alaudi (2020-10-09 23:00:21)

Подпись автора

Le nuvole sopra di noi piangono lacrime di peccati

+1

4

Он надеется на ответы, но к несчастью подоспевший на помощь — точно такая же жертва, проснувшаяся в неведении. Да что за чертовщина здесь творится! Неужели не осталось никого, кто мог бы им подсказать?
Отвлекаясь на мигающие уведомления, чуть морщится, следя за ровными строчками и цифрами. Он все ещё ничего не помнит о себе или этом месте, но надписи кажутся удовлетворительными.
— Да, у меня тоже норма. Думаю, первый кризис миновал, — вполголоса соглашается, фокусируя взгляд на оппонента. Хочет добавить, что не знает, что они станут делать в случае более серьёзной проблемы, но молчит. Ситуация и без того напряженная, наверное, не стоит усугублять. Как знать, насколько человек напротив стабилен и не впадёт ли в истерию, не выдержав стресса? Впрочем, что-то ему подсказывает, что мужчина в белом скафандре гораздо крепче, чем кажется на первый взгляд. Хотя он довольно низкорослый и щуплый, все же одним из первых поднялся на ноги после пробуждения, влез в костюм и последовал к месту проблемы, чтобы оказать помощь.
— А ты молодец, — озвучивает свои мысли. — Быстро оклемался.
Похвала короткая, но ему кажется, что это нужно им обоим. Доверие, поддержка, взаимовыручка. В происходящем безумии хочется ощущать, что можно хоть на кого-нибудь положиться. Он не знает ничего о себе и уж тем более об этом человеке, но они оба здесь для одной и той же цели, и это внушает надежду.

Вытаскивая ключ-карту из слота возле своего сканера, прячет в нагрудный карман. Такие вещи нужно беречь на случай нового инцидента. Пускай лучше побудет у него, потому что пока совершенно непонятно, кто и как забыл столь важную штуку в этом месте. Для надежности хлопая себя по карману ладонью, будто убеждаясь, что всё на месте, возвращает руку в защитную перчатку и поднимает лицо к потолку. Света все ещё почти нет, но он видит кабели, обшивочные листы и ровные цифры с обозначением отсеков на стенах. Что-то ему подсказывает, что они не дома. И очень важны для этого места.
— Кажется, мы на каком-то корабле.. Я не уверен, но это очень напоминает звездолёт или что-то в этом роде.
Он колеблется, не решаясь озвучить мысль вслух, но после все же бормочет.
— Думаю, мы в космосе.
Становится яснее, но страшнее. Идея о том, чтобы застрять в космосе без поддержки и знающих людей, кажется устрашающей. Базовых реакций хватает для осознания, что космос — не естественная среда обитания для них, но здесь есть снаряжение и оборудование, а это значит, что они здесь неспроста.

— Идём, — решительно зовёт за собой. — Нужно найти хоть кого-нибудь и разобраться во всем этом.

Кажется, система в шлеме реагирует на голос, и чем больше он смотрит на командную строку, тем более понятной она ему кажется.
Навигацией он уже пользовался один раз, получится и во второй. Следует довериться услужливо предложенному маршруту до центральной рубки, уж если где-то и есть ответы, так это в «голове» корабля.

Передвигаться в полумраке достаточно сложно, путь занимает у них гораздо больше времени, чем предполагалось. Но они все же добираются до места — и здесь тоже пусто. Он даже чертыхается себе под нос от досады и открывает в себе обширное познание ругательств, правда не пользуется ими прямо сейчас, полагая, что в будущем ещё пригодится.
— Не понимаю.. Куда все делись? Почему совершенно никого нет? Если мы проснулись, значит, нас должен был кто-то встретить и проинструктировать.
Проговаривать вслух кажется правильным. Возможно, это натолкнёт на какие-то соображения его помощника. Возможно даже, тот вспомнит что-то более внятное первым. Но пока зацепок у них нет, и мужчина смотрит на громоздкие панели управления с огромными футуристическими окнами впереди, через которые видна лишь бесконечная чернота. Ни звёзд, ни планет, одно сплошное ничего. Даже становится как-то не по себе, но он старательно держит себя в руках.

— Давай посмотрим. Не уверен, что умею этим пользоваться, но нужно что-то сделать.
Человек в белом не мешает, но и не помогает. Вероятно, тоже растерян и напуган, хотя и не подаёт виду. Не истерит — и на том спасибо.

Руки уверенно ложатся на панель. Он не имеет ни малейшего представления, что с этим делать, но ладони двигаются сами и пальцы интуитивно касаются клавиш. В воздухе разворачивается голограмма меню, движется, переливается серебристым.
— Эй, кажется, мне знакома эта система! — спешит поделиться своей радостью. В памяти все ещё мутно, но это не мешает телу совершать заученные движения. — Посмотрим.. Включён автопилот, корабль продолжает движение по проложенному маршруту. Конечная цель: Земля.
Земля! Что-то отдаёт теплом под рёбрами. Дом. Название незнакомое, но вызывает в нем положительные эмоции. И это хорошо, вот бы им оказаться на Земле поскорее.
— Мне это нравится. Звучит неплохо, — бормочет себе под нос, продолжая касаться клавиш. — Но есть повреждения в системе. Что-то в нас врезалось и повредило обшивку, из-за этого проблемы с подачей питания, электричества и даже в реакторе.

На этом его полномочия всё, что делать дальше он не имеет ни малейшего понятия. Переводит взгляд к тому, что облачен в белый скафандр, и словно что-то вспоминает.

— Постой. Мы же можем найти информацию о членах экипажа, пассажирах и грузе, если здесь таковые вообще имеются. Возможно, это поможет нам вспомнить.. А ещё должны быть камеры, верно? Постараемся найти других людей.

В сложном выборе между поиском экипажа и личных дел перевешивает второй вариант. Возможно, желание узнать, кто он такой, слишком эгоистично, но в первую очередь ему хочется доверять самому себе. Он трогает кнопки, крутит клавиши, приказывает сам себе найти нужные файлы и расслабляется, отдаваясь интуиции — и в самом деле находит.
— Видать, я сраный навигатор, иначе никак не объяснить это умение. В этой системе черт ногу сломит, а я — посмотрите! — хорош.
Болтовня его немного утешает. Список людей довольно обширный, он скользит глазами по превью фотокарточек и вскоре находит похожего на себя, благо успел насмотреться в темноте на своё отражение внутри шлема.
— Похож? — совещается с помощником и велит системе подгрузить файл, жадно вчитываясь в ровные бледные строчки. — Риккардо.. заместитель звездного командира.. капитан второй смены… — торопливо читает, а после присвистывает. — Да я тут главный, получается! Жаль только, что ничего не помню.

Внутри разливается привкус горечи разочарования. Ему казалось, что это что-то прояснит, но сухая информация и перечень физических данных с непонятными достижениями не находят в нем отклика. Он будто читает о ком-то другом, не о себе. Это очень странное и неприятное ощущение, стоит заметить.

— Постой, постой.. Давай найдём тебя.
Заглядывает через стекло в чужом шлеме, чтобы свериться с лицом, и возвращает внимание картотеке. Ищет и, конечно же, находит.
— Ну, момент истины, — разворачивает файл с заголовком «Алауди», когда внутри шлема вдруг рождается истеричный крик. Настолько громкий, что он вздрагивает всем телом и загнанно озирается, будто кричащий где-то рядом, но абсолютно понятно, что звук идёт из динамика внутренней связи.

Сердце испуганно стучит, внутри скафандра будто не хватает воздуха.

— Что-то случилось, — его тянет прочь от панели, обратно к оставленным людям. Если он управляющий некой второй смены, то должен быть там, со своей командой. — Мы ещё вернёмся, но сейчас надо идти.
Оставляя панели системы, Риккардо — это его имя, кажется — на ходу прокладывает обратный маршрут к криокапсулам и торопливо шагает по темным коридорам. Похоже, это у него получается все лучше, по крайней мере он больше не натыкается на углы и стены.

[status]crewmate[/status][icon]https://c.radikal.ru/c14/2010/18/eac5a96537d8.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]BLACK[/nick][sign]white is kinda sus[/sign][lz]In space no one can hear you scream[/lz]

Отредактировано Riccardo (2020-10-10 16:16:46)

Подпись автора

The secret side of me, I never let you see
I keep it caged but I can't control it
So stay away from me, the beast is ugly
I feel the rage and I just can't hold it

+1

5

Оно пока немногословен. Старается больше вслушиваться в чужие слова, анализировать полученную информацию, чтобы выбрать верную линию поведения. С прошлой командой все вышло вполне удачно, но они оказались первыми. Эти же начнут не с нулевой отметки, а с середины пути. Пустой корабль, никаких признаков других живых людей. Есть с чего начать переживать. Именно поэтому ему стоит постараться лучше, чем даже в прошлый раз. У них у всех впереди долгая дорога. И сейчас оно только кивает и откликается размытым "И ты тоже". Это вроде как комплимент друг другу? Странная нужда в поддержке и ответной реакции. Оно вполне готов к этой социальной игре, которая словно вшита в подкорку мозга каждого из этих созданий. По крайней мере, его прообраз явно обладал всеми необходимыми навыками, чтобы сосуществовать в относительной гармонии в столь замкнутом пространстве с кучкой одних и тех же людей. Чужая размытая память услужливо помогает правильно реагировать и действовать,
Всего несколько следующих слов заставляют напрячься. Оно вглядывается в чужое лицо, искаженное тонким слоем прочного стекла, несколько раз повторяя про себя эти фразы. Кажется, кажется, кажется. Не уверен, не уверен, не уверен. Этот человек не знает, где он находится. Судорожно думает, и все равно не может сказать с уверенностью, что стоит в одном из отсеков космического корабля. Если подумать, и действовал он излишне импульсивно, испуганно, словно наугад. Оно спешно роется в чужой памяти, выискивает то, что может ему помочь понять, и натыкается на когда-то заученные протоколы. Криосон, нагрузка на организм, побочные эффекты преждевременного пробуждения, прописанные скрипты необходимых действий... И все встает на свои места. И это можно считать еще одной большой удачей.

Кратковременная амнезия.
Эти люди - воистину интересные создания. Их тела столь не приспособлены к выживанию в космосе, что возникает логичный вопрос - что они вообще здесь делают? С ними может столько произойти. Такие мелочи могут так быстро и так надолго вывести их из строя. И все равно они сели в эту металлическую коробку, наивно полагая, что холод и мрак - единственная опасность, поджидающая их на пути. Рано или поздно с ними должно было приключиться нечто подобное. Просто Оно нашел их первым. И теперь это его территория.
- Согласен. Еще бы понимать, где именно - в космосе, - отвечает осторожно, соглашаясь с чужими умозаключениями, но не делая своих. Осторожно бросает первый пробный камень. Они же оба не знают, ни где они, ни что им теперь делать. Наверное, это очень пугающе для создания напротив, но тот не срывается в панику или истерию. Оно видел, как это может быть. Как человек лишается даже своего скудного разума, поддаваясь банальному страху. Сейчас это никому не нужно, им необходимо привести в порядок этот корабль, и Оно вполне удовлетворено поведением и решениями этого человека. Идет послушно следом, будто ведомый на невидимой нити. Хотя мог бы провести его быстро и коротким путем, давно изучив все коридоры и повороты. Но так глупо попадаться не входит в его планы, и Оно тащится также неспеша, занятый пока собственными мыслями. Их должно было проснуться пятнадцать человек. Будь все в полном порядке с кораблем, шестнадцатый член экипажа точно бы вызвал вопросы, но сейчас они об этом даже не подумают. Оно примелькается, вольется в эту новую компанию, и они долгое время не смогут отделить его от собственного испуганного комка человеческих привязанностей. К тому моменту, как память понемногу начнет возвращаться, они также начнут понемногу пропадать... Пятнадцати человек будет более чем достаточно для возвращения на известную лишь по чужой памяти планету. Одному счастливчику и вовсе придется провести с ним последние часы перед приземлением.

Оказываясь в уже знакомой рубке, Оно внимательно оглядывается, словно оказался здесь впервые. А сам подмечает все, что могло произойти за время его отсутствия. Судя по количеству мигающих лампочек на центральной панели управления, произошло что-то серьезное. Никто не мог сделать этого изнутри, поэтому остается предполагать, что что-то повредило корабль снаружи. И им очень повезет, если это был лишь один из бесчисленного числа мертвых камней. А не очередная зараза в поисках нового места обитания.
- Это выглядит... пугающе. Никто даже на связь не пытается выйти, - так должен отреагировать испуганный человек. Он топчется позади мужчины, не мешая ему и совершенно точно не собираясь помогать. Но зато отмечая про себя, как быстро и ловко тот справляется с панелью, хотя совершенно точно не должен этого еще помнить. Наверняка кто-то из рубки, навигатор, капитан, старший помощник? Определенно тот, кто поможет быстро найти все проблемы.
- Ты знаешь, как это работает? - второй пробный камень, им просто необходимо произнести вслух то, что неоновой вывеской горит между строк. Я не помню, не помню ничего. Наверное, ему страшно признаваться в подобном, люди бояться больше того, что все же обличили в слова. Будто это что-то могло изменить. Разве это не странно? Один из инженеров прошлой команды, погибший на том самом месте, где стоит сейчас этот мужчина, только мотал головой из стороны в сторону, не в силах даже спросить, что же пришло за ним. Оно наступал тогда аккуратно, уже никуда не спеша. Стянул шлем и с тихим чавкающим звуком раскрыл пасть, полную острых зубов. Она рассекла тонкое бледное лицо от уха до уха, буквально откинуло часть головы назад, высвобождая острое жало. А человек зачем-то жмурился, и заплетающимся языком еще успел пролепетать что-то вроде "тебя нет". Разве же это избавило его от смертельного удара? Или от того, чтобы лишиться половины туловища, утоляя чужой голод? Говори, не говори, от действительности скрыться трудно. И тем более - от него.

- Мы летим на землю... - повторил следом за мужчиной, будто пробуя это на вкус. Он даже улыбается, действуя по прописанным в теле реакциям, нервно хлопает в ладоши, пытаясь унять собственное возбуждение. - Значит, мы все же долетим? Повреждения ведь не критические?
Вот теперь Оно и вовсе звучит как человек, впору гордиться самим собой. Делает несколько шагов вперед и заглядывает через его плечо, быстрым взглядом пытаясь считать всю необходимую информацию. Оно обязательно заглянет сюда позже, когда будет возможность и самому все посмотреть, но пока держится в стороне. В конце концов, все основные ошибки будут исправлять люди, Оно отсканировал простого лаборанта и доктора, а обучаться всем этим навыкам от каждого человека не было ни времени, ни необходимости. Пусть делают свою работу. Они ведь прибыли в это место по собственному желанию.
- Информацию? - Оно почти сразу вскидывается, словно ищейка, напавшая на след. О камерах он позаботился еще с первым экипажем, это теперь не более, чем бесполезная бутафория. Но совершенно не подумал о том, что кто-то полезет копаться в досье, доступном лишь для высших членов экипажа. Это должно было быть последним, что им бы захотелось делать, если бы они проснулись в положенный им срок. Собственная легенда уже была готова, переиграть ее сейчас было просто, но споткнуться в первый же день? Оно недовольно хмурится, скользит взглядом по картотеке, где есть информация и про его прототип. Там наверняка должно значиться, что он из первой смены. Вот незадача... И Оно делает едва заметный шаг назад. Только быстро кивает, когда мужчина уточняет, похож ли он с той фотокарточкой, что смотрит теперь на них с большого экрана. Разумеется похож. Это же надо было, сразу столкнуться с новым капитаном корабля. Видимо, не зря получил эту должность, его голова работала намного лучше, чем у тех, кто теперь покоится по разным укромным местам этого места. Как жаль, что столь ценный ресурс придется убрать первым. Он бы совершенно точно подсобил ему в этой дороге.
- Так вы наш капитан... - Оно играет роль до последнего. Дает даже посмотреть на себя, но как только мужчина отворачивается, Оно выпускает из спины тонкий отросток с острым концом, привычно метя в голову. И как только на экране появляется знакомое бледное лицо, делает быстрый замах.

Динамик в шлеме взрывается чужими криками, и капитан нервно озирается. За ним стоит такой же напуганный парень, нервно обхвативший руками шлем. Нет ни намека на то, что могло произойти всего мгновение назад. Они обмениваются быстрыми взглядами и поспешно кивает.
- Д..да, конечно! - Оно мешкается, как и любой человек в критической ситуации, позволяет мужчине проскочить первым, но почти сразу отправляясь следом. За спиной остается компьютер с опасной информацией, и скользнувший из шлема щупалец устраивает короткое замыкание, которое позволит стереть столь ненужные теперь никому знания. Какая разница, кто есть кто? Их тела действуют на рефлексах, они починят этот корабль и без выяснения собственных имен. Это не должно вызвать слишком много подозрений - тут все переливается огнями ошибок и сбоев, и они вполне могли пропустить очередные поломки. В конце концов, это не жизненно важная информация. Тем более для них.
Когда они возвращаются в отсек с криокамерами, то обнаруживают толпу кудахтающих людей, обступивших бьющегося в припадке молодого человека. Тот бился на полу, будто выброшенная на берег рыба, тело не справилось с перегрузкой экстренной побудки, и теперь расправлялось само с собой. Оно ступает чуть ближе, заглядывает через плечо капитана и... узнает его. Это лаборант второго экипажа. Чужая память услужливо подкидывает воспоминания о совместном обучении в каком-то центре. Этот человек знает, кто такой Алауди. И даже если память их всех пока подводит, однажды он вспомнит - его товарищ не из второй смены. Спасать его глупо, но не спасать - еще глупее. Никто не вызовет большего доверия, чем тот, кто однажды может сберечь твою жизнь. И Оно действует по заложенным в это тело инстинктам. Расталкивает толпу людей, стаскивая по пути громоздкий скафандр, оставаясь, как и большинство все еще находящихся здесь, нагим. Переворачивает человека на бок, засовывает пальцы в рот и буквально не дает ему проглотить собственный язык.
- Держите его! За ноги и руки! - приказывает стоящим рядом, а после шипит от вполне натуральной боли. Сейчас его тело - точная копия человеческого, и сжатые челюсти на собственных пальцах причиняют непривычные ощущения. Он в состоянии теперь имитировать все, а потому на пол падает вполне себе натуральная кровь, и Оно может собой гордиться. Когда первые спазмы проходят, переворачивает человека обратно на спину и теперь уже всех отгоняет, склоняясь к его груди и вслушиваясь в почти затихшее сердцебиение. Пожалуй, он и должен остаться в подобном состоянии, пока не придет его время. Им же не нужен тут второй доктор и лаборант... Оно склоняется к чужом лицу, чтобы сделать искусственное дыхание. И запустить в его организм немного себя. Эти тела легко сломать, перекроить и даже раздавить. Но еще легче, имея достаточные знания, обратить оболочку в живое ничто. Он теперь дышит, перестает хрипеть и даже будто просто погружается в сон, пока нечто внутри него мучительно медленно будет уничтожать его мозг. Останется на десерт. Последним блюдом перед приземлением на землю.

- Кажется... он дышит... Но в себя не приходит, - Оно вскидывает светлый взгляд, оглядывая собравшихся вокруг людей. Но смотрит в глаза только капитану. Говорит одну им понятную вещь. - А я, кажется, знаю что-то об оказании первой помощи.
Больше ничего и не стоит говорить. Этот мужчина вполне себе сообразительный, сложит два плюс два. Он теперь знает, что главный на этом корабле. Нашел доктора, а, значит, постепенно разберется и с остальными. Теперь понимает, что в них буквально заложены программы, как действовать, несмотря на отсутствие памяти.  И это дает надежду, что они все исправят в краткие сроки и вернутся домой. Ему остается всем этим распорядится, привести перепуганных людей в чувство и дать им всем короткую передышку. Оно знает, что это магическое нечегонеделание в течении какого-то времени благотворно влияет на людей. А ему сейчас нужна рабочая сила, а не загнанная толпа неадекватных созданий.
- Я... тут, наверное, должен быть мед.отсек? Или что-то подобное... - Оно укладывает голову пострадавшего себе на колени и снова смотрит на капитана в поиске поддержки и помощи. - Мы же не можем оставить его здесь. Капитан?
Оно сам ничего не решает. Мигом передает бразды правления, переключая все внимание людей на того, кого назвали капитаном. Теперь долгое время все будет крутиться вокруг этого человека по имени Риккардо, ни у него, ни у других не будет слишком много возможностей следить за ним и друг за другом. Их ждет столько дел и столько незабываемых дней, проведенных в соседстве с Нечто.

[status]impostor[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/2010/60/1532f1242379.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]WHITE[/nick][sign]black is kinda sus[/sign][lz]In space I will make you scream[/lz]

Подпись автора

Le nuvole sopra di noi piangono lacrime di peccati

+1

6

Они бегут торопливо, почти в ногу. Истеричный женский вой в динамике, что встроен внутри шлема, подстёгивает плетью, подгоняет и путает мысли, мешает думать внятно. Там наверняка случилось что-то дурное, и им срочно необходимо разыскать оставшихся. Не нужно было оставлять их вот так в одиночестве и неведении, нужно было держаться вместе, но реактор…

Риккардо стискивает зубы и гонит спутанные мысли прочь. Он все делает правильно, ему не нужно придумывать оправданий, сейчас не самый подходящий момент для самобичевания. Подумает об этом после, а пока —

он замирает на пороге уже знакомого помещения со вскрытыми капсулами, с напряжением и почти испугом наблюдая за конвульсией незнакомого человека. И не имеет ни малейшего представления о том, что с этим делать. Как у того, кто назначен капитаном смены, у него наверняка имеются в запасе какие-то трюки с оказанием элементарной помощи пострадавшему, но его голова пуста и реакции в этот раз подводят.
К счастью, его напарник решительно кидается на амбразуры, командует держать пострадавшего, ловко переворачивает на бок и придерживает его язык, дожидаясь окончания приступа, а после проводит вентиляцию легких.
Риккардо не мешается. Все, что ему остаётся, это лишь наблюдать, познаний в этой области у него ноль. Возможно, в этом есть свой смысл? Каждый из них в чём-то силен и выполняет свою роль хорошо. Каждый из них особенный и уникальный, они не заменяемы, но взаимодополняемы. Пожалуй, если бы он набирал команду, то поступил бы именно так.

Кажется, опасность тем временем минует. Лучше не становится, но приступ прекращается, что заметно снижает уровень накала среди окружающих. Несчастный все ещё дышит, и на том спасибо.
— Хорошая работа.., — он колеблется, рассматривая избавившегося от мешающего скафандра мужчину. Тот выглядит довольно молодо, но, похоже, дело свое знает, даже если ничего не помнит. Его тело действует заученно, совсем как у Риккардо в центральной рубке. Жаль, что им не удалось прочитать личное дело, но не нужно большого ума, чтобы догадаться о направлении его деятельности. Врач, медбрат или что-то очень близкое. Такой человек пригодится и всегда будет полезен, особенно в сложившихся условиях.
— ..Белый.
С запозданием заканчивает очередную похвалу. Имени он не успел прочитать из досье, и цвет скафандра единственное, что приходит на ум и помогает хоть как-то идентифицировать среди толпы прочих.

Продолжить Риккардо не успевает, потому что обращение «капитан» будто бы слышат моментально и все разом. Десяток пар глаз обращается к нему в едином порыве: в поисках ответов, объяснений и утешений. Даже женщина, что в истерике продолжает умолять кого-то невидимого о помощи в переговорник внутри шлема коралловой окраски, замолкает и отнимает скафандр от лица.
Это довольно неловкий момент, особенно учитывая, что ответов у него нет, но самое дурацкое, что можно придумать в этой ситуации, это молчать и утаивать. Поэтому он предельно честен с окружающими, ведь они все коллеги и товарищи, даже если пока не помнят этого.

Делая глубокий вздох, упорядочивает мысли в своей голове и говорит медленно, тщательно подбирая слова и анализируя факты. Когда говоришь правду, это не кажется таким сложным.

— Мы на космическом корабле, который следует к планете Земля. Это наш дом, и очень скоро мы все окажемся в безопасности. Но прямо сейчас корабль поврежден, поэтому нам нужно взять себя в руки и что-то предпринять. Память большинства, как я полагаю, повреждена из-за экстренного вывода из сна, однако наши тела помнят азы, доверьтесь своей интуиции также, как Белый. Хотя он и не помнит, но ему знакомы принципы оказания первой медицинской помощи, и он справился. Мы все справимся.
Риккардо кивает на пример для подражаний, а после помогает поднять несчастного пострадавшего и придерживает его под руку с одной стороны, чтобы помочь перенести в ближайшую каюту. Снова строго смотрит в лица окружающих.
— Успокойтесь. Приведите себя в порядок. Впереди по коридору есть жилые отсеки, найдите одежду, еду и поищите зацепки. Внутри скафандров имеется единая  система с навигацией и связью, старайтесь не оставаться в одиночестве, держитесь по двое или группами. Мы обязательно выясним, что здесь случилось, но прямо сейчас нужно позаботиться об этом человеке. После этого назначим сбор в центральной рубке, там есть записи о полёте, системе, членах экипажа и все необходимые данные.
Наверняка, и бортовой журнал имеется, запоздало думает. Эта мысль всплывает из задворок сознания и кажется логичной. Наверняка те, кто были до них, вели какие-то записи. Нужно лишь со всем разобраться.

Люди, похоже, успокоены строгим голосом и четкими командами. Обращают взгляды друг к другу, чтобы найти себе напарника на ближайшее время. Риккардо утешен тем, что никто не останется в одиночестве. Ему все ещё не дают покоя те бурые пятна на стене возле сканеров, но об этом он молчит. Пока рано для выводов, а новой волны паники ему не хочется.

— Идём, — окликает дока (каковым уже и считает мужчину в белом скафандре, мысль быстро приживается и закрепляется, не вызывая отторжения), взваливает ношу на свои плечи и судорожно ищет на карте внутри своего шлема что-то, хотя бы издали напоминающее медицинский отсек. К сожалению, безрезультатно. — Отнесём его к каютам, нельзя его здесь оставлять.

Они уже проходили по этому коридору несколько раз, поэтому передвигаться гораздо проще. Он ловит себя на том, что довольно легко запоминает дорогу и ориентируется в пространстве, будто знает здесь каждый уголок. Ещё его радует, как быстро мозг обрабатывает данные и делает выводы, это сильно облегчает ему задачу. Похоже, он не глуп, все же не зря второй капитан. Только бы память вернулась поскорее, играть в угадайку безумно сложно.

Пыхтя и отдуваясь, они затаскивают тело в одну из кают. Здесь тесно и без особых излишеств, но зато имеется постель. Укладывая бессознательного мужчину прямо поверх одеяла, Риккардо откидывает стекло на шлеме и вытирает ладонью пот со лба. Он все ещё весь липкий, грязный и покрыт слизью после пробуждения, но это меньшее из того, что его сейчас волнует.
— Оставайся с ним. Если снова случится приступ, ты сумеешь ему помочь. А я обойду ближайшие отсеки, чтобы поискать медицинский блок.
Да, он велел другим не разделяться, но сейчас у него нет выбора. К тому же, он в себе уверен, авось не пропадёт.
Ещё нужно починить свет, напоминает сам себе. А, значит, почитать досье на имеющихся в наличии людей, возможно один из них техник или механик. Впрочем, это может подождать, как бы сильно ему не хотелось кинуться к центральной панели и раскопать бортовые записи. Бедолага на постели едва дышит, и его сохранность — первоочередная задача.

Хлопая Белого по плечу, решительно покидает каюту. Чем дольше медлит, тем сильнее сомневается. Стоит ли разгуливать одному? Не ждёт ли опасность за следующим поворотом? К чему готовиться и чего ожидать от чёрной темноты? Куда девалась предыдущая смена и правда ли на стене под сканерами человеческая кровь…?
Навстречу выныривает быстрая низкорослая фигура — женщина в коралловом скафандре — и кидается наперерез. Сбиваясь со своих мыслей, Риккардо замедляет шаг. Узнает ее, именно она звала на помощь, когда с бедолагой случился приступ. Только новых истерик ему сейчас не хватает…, но женщина выглядит в разы спокойнее.
— Капитан! — замечает его и быстро приближается. — Нас тринадцать человек за исключением вашего трио. Каждый выбрал напарника, но количество людей нечетное, поэтому.. возьмите меня с собой. Кажется, я могу быть полезной.
Она напугана, но вместе с тем полна решимости. Отговаривать ее будет дольше, чем разрешить пойти с собой. К тому же, ему действительно не хочется ни оставлять ее одну, ни шататься по кораблю, где может быть опасно, в одиночестве.
— Хорошо, — медленно кивает, рассматривая незнакомое лицо за стеклом шлема. — Открыла в себе какие-то суперспособности, Розовая?
Он хмыкает и жестом руки предлагает следовать за собой. Она шагает очень близко и старается не отставать, удивляется его вопросу и не сразу понимает заложенную шутку, но через пару мгновений все же неуверенно смеется. Нет, отвечает, самая обычная, но тело что-то помнит. Интересно, кем она может оказаться? Хорошо бы, механиком.

[status]crewmate[/status][icon]https://c.radikal.ru/c14/2010/18/eac5a96537d8.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]BLACK[/nick][sign]white is kinda sus[/sign][lz]In space no one can hear you scream[/lz]

Отредактировано Riccardo (2020-10-11 00:17:10)

Подпись автора

The secret side of me, I never let you see
I keep it caged but I can't control it
So stay away from me, the beast is ugly
I feel the rage and I just can't hold it

+1

7

Людям отчего-то критически необходимо обозначить все, что их окружает. Вот и его нарекают простым позывным "Белый", и Оно неловко улыбается, кивая в ответ. Его реакции хороши, успел натренироваться с первой командой, а потому действует без запинки и особых обдумываний. Похвала всегда подразумевает под собой реакцию. Получивший ее отчего-то должен играть смущение и благодарность, даже если это заслуженно. Люди придумали себе такое количество масок, ограничений и рамок, что даже удивительно, как они не теряются среди всего этого разнообразия. Им приходится учиться столь бесполезным вещам, вместо того, что потратить время на действительно значимые вещи. Театр абсурда, никак иначе. Но ему необходимо в нем участвовать, если он хочет добраться до своих новых территорий. Впрочем, для него не составляет особого труда, он хотя бы действительно носит чужую маску, которая с ним надолго. Возможно, даже навсегда. Кажется, внешность этого человека вызывает доверие. Как и его навыки, направленные на помощь себе подобным. Оно уже понял - банальная сила не всегда представляет собой путь к успеху, порой щуплое тепло с необходимым набором качеств даст куда больше. И Оно успел в этом убедиться.
- Спасибо, капитан, - он тихо кивает, а после замолкает и будто переводит все свое внимание на несчастного, что все также лежит на его коленях. Прислушивается к чужим словам, боковым зрением считывает чужие реакции и записывает все на подкорку своего теперь мозга. Кто все еще продолжает излишне нервничать, кто быстро берет себя в руки, кто удивительно спокоен для всего происходящего. Важна каждая мелочь. Тот, кто не сможет совладать с собой в достаточной мере, покинут этот корабль первыми. Фигурально выражаясь. Бесполезные особи здесь не нужны никому. Ему нужны те, кто способен здраво мыслить и хорошо работать. Как капитан, который, даже лишившись памяти, уже выстраивает команду вокруг себя, вполне привычно раздавая приказы и расставляя приоритеты. Если все сложится хорошо, они справятся быстро с основными проблемами. И тогда можно будет утолить свой давний голод.

Замечая, что Риккардо подходит ближе, Оно помогает поднять чужое тело, старательно делая вид, что ему достаточно сложно удержать крепкого мужчину на своих плечах. Несмотря на свои навыки, сильнее его это не делает, поэтому он сгибается под чужим весом и даже тяжело выдыхает, придерживая того за талию. На самом деле он почти ничего не весит для него, он бы прекрасно справился и один. Но кто же будет так глупо раскрывать собственные карты? Быть неопасным и полезным - лучшее, что можно придумать в подобной ситуации. И Оно запоминает все, что говорит капитан, отмечает, что тот достаточно сообразителе, чтобы не распускать людей поодиночке, делая себе мысленную галочку, что пока это единственное, что может стать проблемой. Не серьезной, разделять команду он уже научен. Если понадобится, они все побегут, спасая собственную шкуру, ничуть не заботясь о своем ближнем.
- Да, капитан, - Оно, как и все, слушается и послушно несет "товарища" по все еще темным коридорам. Белый прекрасно знает, где находятся жилые отсеки, медицинский блок и зал для собраний, пищевой отсек и склад с питанием. Оно не в восторге от человеческой пищи, но вполне себе переваривает то, что они называют кофе. Кофеин прекрасно влияет на это тело, и ему определенно стоило бы "найти" необходимые помещения, чтобы они не носились в панике по кораблю, боясь умереть с голода при полных запасах.
- Это так странно, что я не могу ничего вспомнить... - аккуратно замечает по дороге к одному из жилых отсеков, кидая быстрый взгляд на Риккардо. Он не любит бессмысленные разговоры, зато люди их просто обожают. - Это бы оказалось сейчас так полезно...
Оно умело делает вид, что чувствует долю вины за то, что не может помочь больше, чем сейчас. Тяжело поправляет тело, что висит на его плече, а после с видимым облегчением опускает его на кровать, показательно заботливо касаясь чужого лба и снова проверяя пульсирующую жилку на шее. Смотрит на мужчину с сожалением, а после все же поворачивается к Риккардо, спешно изучая и запоминая лицо, что раньше видел лишь через мерцающее стекло. Оно кивает, буквально отзеркаливая его жест, утирая лицо и выказывая свою усталость от столь бурного пробуждения.
- Буду ждать дальнейших указаний.

Провожая взглядом покинувшего каюту капитана, Оно лениво опускается на стоящий рядом стул и равнодушно смотрит на распростертое тело. Им можно было бы утолить голод, но он уже достаточно повезло, чтобы оказаться, как выражаются люди, "консервами с долгим сроком хранения". Поэтому Оно некоторое время просто сидит, даже не думая изучать обстановку вокруг. Каждая жилая каюта похожа одна на другую, кроме капитана и старшего помощника, Оно даже охотилось в подобном, загнав одну из своих жертв в ловушку. Кричать в этом месте совершенно бесполезно, камер нет, зато в потолку находится целая сеть развлетвленных воздуховодов, куда легко попасть с подобным телом. Та женщина была столь напугана его появлением в казалось бы безопасной зоне, что даже не смогла открыть сразу дверь, так и оставив кровавые следы на панели. Ее так и не нашли, будто и вовсе не искали, даже не подумав о том, что нападение может произойти там, где запираются двери. Самые безопасные места - самые прекрасные ловушки, которые легко захлопываются. Но сейчас и в ближайшее время Оно ими не воспользуется. Время определенно будет тянуться достаточно долго...
Белый поднимается с кресла спустя долгое время. Все же уходит в крошечную уборную, где принимает душ, смывая с тела чужую грязь и липкую слизь. Находит под кроватью чистую запакованную одежду, облачаясь в стандартный серый костюм - брюки, футболка, кофта и кроссовки, больше похожие на плотные носки. В этом комплекте легко сразу влезть в скафандр и начать работу, нет даже необходимости раздеваться или разуваться. Здесь все сделано для оперативного и быстрого реагирования, но человеческих рефлексов все равно не хватает. Они не в состоянии выжить даже скопом в столь маленьком пространстве. Эволюция явно где-то дала сбой.

Оно не считает, сколько прошло времени, но в какой-то момент в каюте оживает динамик. Кто-то либо нашел, либо починил связь и кнопку общего сбора. Приятный женский голос несколько раз спокойно повторяет: "Внимание экипажу. Общий сбор в командной рубке. Внимание экипажу. Общий сбор в командной рубке. Пройдите к центральному управлению". Оно поднимается через пару минут и, даже не думая проверять лежащего на кровати, без запинки отправляется в командную рубку. Приходит не первым и не последним, замечая, что большинство людей уже привели себя в божеский вид. Почти все одеты в такие же костюмы, но кто-то упрямо стоит в скафандрах, держа в руках шлемы. Оно держится чуть поодаль, потому что все это время был один, а, значит, не успел познакомиться хотя бы с тем, кто теоретически должен был составить ему компанию. Зато все действительно жмутся к тому, с кем успели провести это время. Стадный инстинкт этих созданий тоже поражает. Им настолько нужен рядом себе подобный, что это затмевает многое другое. Впрочем, чисто логически это вполне объяснимо. Поодиночке они просто ни на что неспособны.
Когда все собираются, капитан собирает краткую информацию. Кто-то рапортует о том, что по пути к отсекам нашли, кажется, столовую. Все в рабочем состоянии, и это определенно радует голодных и уставших людей. Кто-то обнаружил заблокированные двери в какие-то отсеки, но они не помнят, что там может быть. Оно прекрасно знает, что в одном из подобных свалено несколько тел, Белый сам повредил панели доступа, чтобы любопытная вторая команда туда не полезла. За другими дверьми спрятана одна из комнат наблюдений, ему совсем нет нужды, чтобы какой-то умник все же сумел починить убитое в хлам оборудование. Кто-то даже нашел ту самую комнату для совещаний, и Оно рад, что ему не будет нужды лишний раз высовывать и тоже находить то, что почему-то не обнаружили другие. После коротких отчетов все внимание обращено только на капитана, у того были самые важные задачи - понять, где они сейчас конкретно находятся в этом большом бесконечном космосе, кто есть кто в этом сборище незнакомых друг другу и самим себе людей, а, самое главное, что было написано в журнале первой смены. Это могло пролить хоть какой-то свет на то, куда все подевались. Ведь самые страшные мысли уже наверняка посетили всех. В корабле что-то неисправно настолько, что первый экипаж просто спешно эвакуировался, оставляя спящих просто умирать. Признаться, Оно хотел бы отправить несколько спасательных шлюпок с телами бороздить просторы космосы, но вот незадача - подобную команду могли отдать либо старший помощник, либо капитан. Или же передать кому-то подобные полномочия. Знал бы Белый об этом заранее, не убил бы их столь рано, но что случилось, то уже случилось. Самое главное, что он повредил сами спасательные капсулы, обеспечивая себе сохранность собственного пропитания. Никто из здесь стоящих экстренно не покинет этот корабль. Они теперь с ним до самого конца. Своего, разумеется.

[status]impostor[/status][icon]https://c.radikal.ru/c39/2010/60/1532f1242379.gif[/icon][fandom][among us][/fandom][nick]WHITE[/nick][sign]black is kinda sus[/sign][lz]In space I will make you scream[/lz]

Подпись автора

Le nuvole sopra di noi piangono lacrime di peccati

0


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » among us