Джейсон Питер Тодд  ⋯ Jason Peter Todd

DC comics ⋯ Детективные Комиксы

ВОЗРАСТ:

~ 19 лет (но зависит от того, версию из какой вселенной спрашивать)

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

все уверены, что мудак. не отрицает и даже соглашается. но все равно предпочитает называться "антигерой" - за это, по крайней мере, можно получить денег.

https://i.imgur.com/ETuMeeW.jpg

i died once.

[indent]Джейсон тушит сигарету и замечает, что пальцы предательски подрагивают, задевая грязное железо урны, покрытое пеплом и ржавчиной. Ему хочется верить, что это из-за того, что эта блядская палочка, набитая никотином — шестая по счету, или, быть может, потому, что совсем рядом с тем, где он примостил свой зад и сумки — ебаный пост пожирателей пончиков, лениво пялящихся в телевизор, подвешенный в углу зала ожидания. Но проблема в том, что надежда — хуйня, и она существует, по сути, просто для того, чтобы подтирать задницы особенно чувствительных до всякого дерьма и социальной несправедливости идиотов.
[indent]Проблема в том, что он знает — никотин не убьёт его, потому что раньше этой медленной смерти от рака с этим справится чья-нибудь пуля.
[indent]Проблема в том, что на копов ему давно насрать в той же степени, что акуле — на стаю мальков.
[indent]Проблема в том, что на самом деле он знает, почему докуривает эту сраную пачку.
[indent]Проблема в том, что проблем быть не должно. Было не должно. Не с этим золотым мальчиком. Не с Ричардом Грейсоном, чьи обещания нерушимы также, как отвесные склоны Эвереста. Не с Ричардом Грейсоном, чья фотография висит не только на доске почета в заново отстроенном полицейском участке Бладхэйвена, но и, наверное, в Бэтпещере, если такой доске там есть место рядом со списком самых разыскиваемых преступников, где — вот ирония — прибит файл уже с его — Тодда — именем. Не с Ричардом Грейсоном, что с таким огнём в глазах обещал быть в ебучем аэропорту в ебучие девять часов вечера.
[indent]Не с ним.
[indent]И, понимает Джейсон, доставая новую сигарету, дело здесь вряд ли в сраном котёнке, который очень не вовремя застрял на каком-нибудь дереве, и не в бабушке, которую потребовалось перевести через дорогу. Дело, чувствует он, закуривая и затягиваясь сразу так, что глотку и легкие обжигает никотином, в чем-то другом.
[indent]В чем-то. В разрывающихся у всех вокруг от оповещений телефонах, в удивленных вздохах и приглушённых вскриках, в причитаниях, в оторвавших задницы от стульев копах, бросившихся к рациям, в тревожном голосе администратора аэропорта, запинаясь объявившего отмену всех рейсов по техническим причинам, не зависящим от неполадок аэропорта.
[indent]Дело в чем угодно.
[indent]Но не в нем.
[indent]Потому что он не мог его бросить.

[indent]Не мог.

[indent]И тут все вокруг затихает, словно на похоронах, а толпа, никогда не прекращающая движения, замирает, буквально синхронно вскинув головы к развешенным то тут, то там мониторам.
[indent]Джейсон — вскидывает голову тоже, словно стадное, покорное зрелищу животное. Вскидывает и тут же роняет недокуренную даже наполовину сигарету из пальцев.

[indent]Так почему он на этом ебаном мониторе, если он обещал?

ХХХ

[indent]— Обещаешь?

[indent]Джейсон переспрашивает это уже, наверное, третий раз, но даже после третьего утвердительного ответа он все ещё не верит. Не потому, что Дик лгун, не потому, что он ему не доверяет, а потому что это просто безумие.
[indent]Безумие, что они решились просто бросить все к чертовой матери и сбежать. Безумие, что золотой мальчик Дик оставит позади эту цепь, на которую его и всех прочих посадил Брюс. Безумие, что он и сам готов забросить к хуям жизнь, к которой уже привык, отпустить все и осесть где-нибудь в тёплом местечке, чтобы тратить оставшуюся жизнь натащенное из карманов всяких козлов добро. Безумие, что они просто нашли общий язык после всего, что было.
[indent]Безумие, впрочем, уже то, что в итоге они оказались здесь, в одной кровати, договариваясь о каком-то совершенном сумасшествии.

[indent]Он, наверное, так и не поверит до конца, и переспросит у Грейсона это ещё раз двадцать. Переспросит, когда, не выдержав, снова прильнёт к его горячему боку, скользнув по груди ладонью. Переспросит, обжигая дыханием его ухо, когда снова окажется сверху. Переспросит, когда говорить на самом времени не будет ни сил, ни желания, ни дыхания.
[indent]Он переспросит, потому что будет бояться простой и смешной уверенности в том, что если не слышать этого ответа, этого обещания, этого голоса, сопровождаемого сбившимся дыханием, то обещание станет просто его воображением.
[indent]Он переспросит.
[indent]А пока он просто свешивается с кровати, тянется за пачкой сигарет в брошенных рядом джинсах, достаёт сигарету и закуривает, прежде чем снова откинуться на подушку.

[indent]— Значит завтра? В девять вечера? И все, свобода?

[indent]Он негромко усмехается, поворачивает к Грейсону голову и, помедлив, затягивается, прежде чем выпустить дым в потолок.

[indent]Он переспросит раз, второй и десятый.
[indent]Но он ему верит.
[indent]Верит, потому что хочет.
[indent]Верит, потому что больше не готов был поверить никому.
[indent]Верит, потому что он до сих пор — идеал, образец, икона.
[indent]Верит, потому что эта вера, по сути, единственная настоящая справедливость, оставшаяся в его жизни.

[indent]И за все это, за веру, за идеал, за свою личную справедливость, Джейсон готов отдать все.
[indent]И все бросить.

ХХХ

[indent]Забавно, какая на самом деле несправедливая штука — жизнь. Она благоволит подлецам и обманщикам, способным выкрутиться из любой передряги, благосклонна к психопатам и убийцам, избегающим меча правосудия раз за разом, но зато почти всегда беспощадна и жестока к тем, кто старается для других, кто несет добро, кто не щадит себя во благо прочих и кто просто старается жить честно. Джейсон заметил это давно. Сложно сказать, когда умер или когда воскрес, но он быстро смекнул, что хорошим в этой жизни труднее, чем плохим.
[indent]И до поры до времени ему, говоря откровенно, было похуй.
[indent]Было.
[indent]Пока это не коснулось — нет, не его, потому что на себя ему было плевать с высокой колокольни, — Дика. Пока он не выронил из дрожащих рук скомканную пачку сигарет в том и так прокуренном аэропорту. Пока он не увидел, как в одно мгновение рушится жизнь единственного, на кого ему бы не насрать. Пока внутри не треснуло что-то, чем он окружил своё сердце, чтобы никогда не страдать, если нечто вот такое случится, потому что с их жизнями никто не будет вечен.

[indent]Джейсон смутно помнит последние полтора суток. Возможно, Бизарро, этот ручной уродец Лютора, слишком сильно приложил его об стенку, когда вылетал прочь из убежища Башни, может быть, сам мозги не пропускал в себя информацию, которая буквально рвала все внутри острыми когтями страха, а, возможно, здесь что-то ещё. Джейсон не знает.
[indent]Да Джейсону и похуй.
[indent]Похуй. На это, на солнце, появившееся из-за вернувшейся не место Луны, на пытающуюся растрясти его Кошку, на то, что все тело саднит, на то, что вдруг солнце закрывает огромная чёрная тень, никогда при свете дня на улице не появляющаяся.
[indent]Ему похуй.
[indent]Он не знает, как теперь собрать свою жизнь, снова, в который ебаный раз, разбитую на мелкие кусочки, как и шлем, который он по привычке сжимал в пальцах, пока тот медленно, но верно, рассыпался в крошку, или как кости, что-то дерущие внутри. Шлем он заменит, у него их сраный шкаф. Кости срастутся. Но вот жизнь... ее он клеить заново не хочет.
[indent]Не хочет.
[indent]Не хочет, потому что не ради кого.

[indent]В голове из всего времени, прошедшего с момента трансляции в аэропорту, ярким остался только один момент, и Джейсон видит его снова и снова на поцарапанной красной поверхности своего шлема, будто бы записанной там навсегда. Хотя, вообще-то, он и правда записан: система шлема сохраняет видео в зашифрованное облачное хранилище исправно, словно швейцарские часы, и теперь у него есть возможность снова и снова прокручивать момент, когда человек, ради которого он свернул бы горы, отказался бы от всего и начал все действительно заново, умирает.
[indent]Умирает, потому что жизнь — редкая сука. И потому что у одного лысого уебка хватило смелости лишний раз это доказать.

[indent]— УБЕРИ ОТ НЕГО РУКИ, УЕБОК!

[indent]Джейсон вздрагивает, потому что собственный голос в воспоминаниях оглушает. Вместе с голосом приходит ощущение чужих огромных лап, сдавливающих грудную клетку, и ребра моментально отзываются болью.
[indent]Он помнит, как Лекс и Брюс обсуждали эту ебучую бомбу, а сам он, словно придурок, стоял за их спиной, не в силах ничего сделать. Он помнит, что шептал чужое имя, что отчаянно хотел коснуться чужого израненного, в синяках лица, прижаться к разбитым губам, что ещё утром целовал, пока они так тепло улыбались. Он помнит, что красная пелена застлала все, только лишь Лекс отбросил Брюса и, прикрываясь попыткой всех спасти, протянул свои грязные лапы к тому, за кого Джейсон эти самые лапы без раздумий запихал бы их обладателю в жопу. Он помнит, как бросился вперёд, как серая, как камень, и такая же крепкая, туша врезалась в него. Помнит крик Кошки, помнит зелёный всполох криптонита, помнит вспышки выстрелов и пули, отскакивающие от брони Лекса. Помнит, как одна из пуль почти вышибла мозги из его лысой, как шар, башки, но отскочила от сраного недоклона.
[indent]Он все это помнит.
[indent]А вот то, как остановилось сердце Дика, он предпочёл бы забыть.

[indent]Джейсон роняет шлем и тот раскалывается окончательно, разлетаясь в дребезги. Запись и память, к сожалению, так не могут.
[indent]Джейсон обхватывает руками голову и кричит, даже не пытаясь облечь эмоции, боль и отчаяние в слова.
[indent]Джейсон не обращает внимание на то, как тень обнимает его своим чёрным плащом, укрывая от рассветного солнца.
[indent]Джейсон вообще ничего не замечает.
[indent]Джейсон просто не понимает, почему Бизарро не мог ударить его чуть посильнее, чтобы вместе со шлемом раскололся и череп, почему не сжал свои медвежьи объятия так, чтобы сломались все рёбра, проткнули сердце и закончили этот ебучий цирк, по какой-то ошибке названный его жизнью.
[indent]Джейсон не понимает.
[indent]И хочет умереть.

[indent]Тень что-то говорит, пока к ним подходит ещё одна, а потом ещё и ещё.
[indent]Джейсон — уже не кричит.
[indent]Джейсон — даже не двигается.
[indent]Джейсон — уже и не Джейсон вовсе, а просто пустая оболочка от самого себя.
[indent]Настоящий Джейсон остался в той комнате и никуда оттуда не уйдёт.
[indent]Для настоящего Джейсона жизнь теперь не имеет никакой ценности.
[indent]И, если уж на то пошло, лучше бы его закопали там же, где скоро закопают единственного, ради кого он готов был жить. Там, где когда-то его уже закапывали. Там, откуда он когда-то выбрался.
[indent]И в этот раз он не захотел бы подниматься из могилы никогда.
[indent]И все вокруг — не захотели бы этого тоже.

[indent]Ричард Грейсон умер, напишут в газетах, только репортеры немного отойдут от того безумие, что произошло.
[indent]О том, что Джейсон Тодд стал мертвецом снова, не напишет, к счастью, никто.
[indent]Но совсем скоро — узнают многие.

СВЯЗЬ:

ЛС, но лучше вообще не надо

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

просто ткните меня палкой, и если я не завоняю, то можно договориться очень на многое: от почти любых комиксов до почти любого всего.