no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Everything Black


Everything Black

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

https://i.imgur.com/vbEeb0k.png
РиккардоРеборн

Жалость и снисходительность, «второй шанс» — пустой звук: выбивает первые трещины, что, в конце концов, словно паутина, расходятся по всей поверхности, ломают некогда крепкий фундамент. Реборн не знает знает жалости. С ледяным хладнокровием выбивает чужие мозги и лишь отступает чуть в сторону, будто бы в брезгливости, не желая марать обувь в крови. Риккардо — не прощает. Взгляд его жгучая ярость, жжёт не меньше огня пламени, что оставляет после себя лишь груду обугленных костей и тошнотворный запах горелой плоти.

[nick]Reborn[/nick][status]сaos.[/status][icon]https://i.imgur.com/Pr4Yu4U.png[/icon][fandom] Katekyo Hitman Reborn![/fandom][lz]If he's lying, then we'll just blow his brains out.[/lz]

Подпись автора

AU:
Bad Things [Shit Reality]
In My Bones [Mythology]


My kingdom for your last breath [WoW]


+3

2

Риккардо наблюдает из большого, в полный рост окна второго этажа за тем, как Джотто и его несколько ближайших Хранителей забираются в карету ранним утром. Ему неспокойно оставаться в стороне от дел семьи, но это лишь рядовые переговоры, так что волноваться не о чем. Дождь и Ураган беззвучно переговариваются на ходу и чему-то смеются, по губам направление диалога с нынешней позиции угадать почти невозможно. Примо выглядит сонно, клюёт носом и бесконечно растирает покрасневшие глаза, зря они вчера всю ночь пили и развлекались. Словно чувствуя его взгляд, поднимает лицо выше — и улыбается издалека, коротко взмахивая ладонью на прощание. А после все трое исчезают внутри кареты, и лошади неспешно цокают прочь.
Все выглядит обыденно, даже стандартно, будто ничего необычного не происходит и эти трое просто вышли покататься по утреннему городу, но внутри нарастает иррациональное ощущение надвигающейся опасности. Риккардо смотрит ещё некоторое время, готовый простоять так до самого их возвращения из-за смутного ощущения тревоги, но вынужденно одёргивает сам себя: как бы ему не хотелось присутствовать на сегодняшней сделке, у него есть гораздо более важные дела. Кому, кроме него, босс ещё может доверить аж целого гостя из будущего? Его зовут Реборн и он прибыл из совершенно иного времени, откуда-то очень издалека, где Вонгола все ещё сильна и опасна.

Во все это верится с трудом, так что в голове до сих пор не укладывается, но Риккардо собран и серьёзен. Вчера они все долго разговаривали, обсуждали и размышляли, а после того, как незнакомец отправляется в комнату отдыхать, Джотто ещё на некоторое время задерживает поверенного, чтобы лишний раз поделиться мнениями о временном парадоксе.
Риккардо размеренно шагает вдоль длинных коридоров поместья, размышляя о случившемся. Причин не верить молодому мужчине, что назвался Реборном, практически нет: его оружие, одежда и даже лёгкий акцент наводят на совершенно конкретные выводы. И в то же время — поверить в подобное кажется настоящим безумием! Путешествия во времени, Вонгола из далекого будущего и лучший киллер своего поколения.
Похоже, босс всецело верит в чужую легенду. У Второго же эта история вызывает лишь множество вопросов, однако никаких чётких ответов он так и не получает. «Сбой базуки времени», «это ненадолго, вскоре все вернётся в привычное русло», «я не могу разглашать дополнительную информацию», слова, слова, пустые слова. Этот тип больше походит на сумасшедшего, чем на путешественника во времени. К тому же, он вооружён и обладает некоторыми навыками, довольно нестандартными для мафиози, Риккардо нигде и никогда не видел подобную манеру ведения боя, что заставляет относиться к ситуации серьёзнее.

Впрочем, спешить некуда и время их рассудит. Все, что остаётся сейчас, это следить и наблюдать, пытаясь понять чужие мотивы. На территории Вонголы гость не опасен, к тому же до сих пор он не проявляет ни малейшей агрессии, и Риккардо уверен, что в крайнем случае всегда сумеет разобраться с ним. Не так уж он и крут, этот Реборн, как кажется, ха!

Завтрак уже накрыт, ему остаётся лишь постучать в дверь комнаты и пригласить визитёра спуститься к началу трапезы. Жаль, что босс уже уехал, но с такими мелочами они справятся и самостоятельно. Второй, возможно, и служит «примитивной огневой мощью» в семье, но он не глуп и не туп, так что способен поддержать разговор и развлечь дорогого гостя до возвращения Примо. Его больше всего интересуют события будущего, конечно, а ещё необычное оружие, очень похоже на современное, но заметно отличающееся, однако Джотто ещё с прошлой ночи приказал не истязать незнакомца провокационными взглядами в его отсутствие и не терзать каверзными вопросами. Совершенно очевидно, что Реборн не может или не хочет делиться делами дней будущих, что совершенно объяснимо, но лишь если его легенда — правда. Если же нет, то это лишь удобный повод уйти от ответов и не рассекретить свои грязные планы.

Подозрение в крови Риккардо, его природу не изменить. И все же — он очень старается. С достоинством выдерживает завтрак и утренний ниочемный диалог, водит гостя по особняку и прилегающим территориям, заученно рассказывает выдержки из истории семьи или города, стараясь обходиться дежурными фразами и незначительными фактами. Он все ещё не уверен, что может быть откровенен с этим человеком, так что старается не болтать лишнего и не выдавать ценной информации, но чем больше времени проходит с момента отбытия босса, тем беспокойнее делается Второй. Он уже и сам не слышит, о чем именно беседует с Реборном, все его мысли обращены к отбывшей процессии: как они там, все ли в порядке, не случилось ли чего дурного? Стандартные переговоры, утешает он себя. Ничего особенного, уговаривает кого-то в своей голове. Все будет в порядке, рядом с боссом два сильнейших Хранителя, все просто обязано идти по плану.

Риккардо не склонен к беспричинным переживаниям и приступам тревоги. Но хваленая Вонгольская Интуиция у него работает не хуже, чем у Джотто, поэтому он почти не удивлён, когда к особняку врывается карета со взмыленными лошадьми и из неё вываливаются порядком потрёпанные Дождь с Ураганом, волочащие босса под руки.
Не удивлён — но раздражён.
Босс в крови и едва ли в сознании, как эти слабаки не усмотрели за ним!? Что могло случиться ужасного на обычном совещании глав сотрудничающих семейств? Кулаки сжимается сами по себе, Риккардо замирает каменным изваянием, источающим злость и ненависть, покуда следит за тем, как Джотто подхватывают чужие руки, как спешит подмога и медики заодно, как его уносят в особняк и надежно прячут от целого враждебного мира.. Примо живуч, как таракан, и на нем заживает, как на собаке, уже спустя пару дней он снова будет давить бунтующих и непокорных твёрдой рукой в железной перчатке, но прямо сейчас он слаб и уязвим, так что под рёбрами неприятно сжимается, а за щекой горчит. Никому не позволено скалиться на Вонголу, но что страшнее: никому не позволено видеть Вонгольского босса таким. Никаким шавкам не дозволено ранить Первого и остаться невредимыми.

Второй поднимает темный, злой взгляд на порученного ему киллера. Играть в няньку у него больше нет ни сил, ни желаний. Все внутри кипит и бурлит, его буквально раскалёнными железом вдоль хребта вытягивает от необходимости что-то предпринять. Нет времени ждать, покуда босс придёт в себя, соберётся с силами, стянет Хранителей на границы зарвавшихся негодяев. Их нужно проучить прямо сейчас, пока история этой шальной, нелепой удачи не успела разойтись в массы, пошатнув авторитет Вонголы.
— Я должен разобраться с этим.
Скулы сводит от ярости, он буквально скрипит зубами. Не говорит, рычит. Нет времени на расшаркивания. Не изволите ли найти себе занятие на пару часов самостоятельно, синьор? Не сочтете грубостью, если я отлучусь убить пару выскочек, синьор? Не желаете ли отправиться сидеть у постели Джотто и скорбеть вместе с ним об утраченных перспективах и «как же так, я же к ним с пониманием и миром, а они воткнули мне нож в спину», как будто это случается впервые, когда же ты откроешь уже глаза, oh mio Dio, синьор?
На самом деле, его не интересуют реакции или пожелания гостя. Что бы он ни сказал или ни сделал, Риккардо уже все решил для себя. Он отправляется немедленно! Один, без прикрытия, в его первородном гневе никто ему не помощник. Там, где не справились застигнутые врасплох Хранители, он пройдётся пожирающим пламенем, и ничто его не остановит.

Подпись автора

The secret side of me, I never let you see
I keep it caged but I can't control it
So stay away from me, the beast is ugly
I feel the rage and I just can't hold it

+2


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Everything Black