no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » сны из прошлой жизни


сны из прошлой жизни

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ричи тозиер х билл денбро
https://i.ibb.co/bRpjjdr/1.gifhttps://i.ibb.co/YDcHY7B/2.gifhttps://i.ibb.co/SRnq8Tp/3.gif
https://i.ibb.co/HCjLQ41/4.pnghttps://i.ibb.co/zFYPgf3/5.gifhttps://i.ibb.co/1RH1Zd6/6.png
и мы с тобой на высотах смеёмся и плачем.
в моих снах творится мрачное подобие жизни;

дерри давно остался за плечами и новая жизнь в портленде заставляет забыть все, что было раньше. а, быть может, и не только новая жизнь — плевать, никто не задается вопросами о причине такого равнодушия в сторону прожитого детства. вот только странные сны и знакомое лицо в толпе вынуждают сомневаться в том, что ты в порядке.
а в порядке ли ты?

[icon]https://i.ibb.co/XzzTdKh/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f.png[/icon][lz]Самое время забыть о прошлом и начать новую жизнь, но прошлое следует за тобой неотступно. [/lz]

Подпись автора

[fandom] into the abyss of fear
[fandom] потерянные души танцуют
[au] сны из прошлой жизни
[au] and here we are

[au] natural selection
[au] прекрасное далеко
[au] на самом дне и даже глубже
[au] мертвыми птицами

+3

2

Казалось, что в жизни Билла Денбро никогда и не было и вовсе никакого Дерри, никакого Пеннивайза, никаких воздушных шаров и потери самых близких людей. В его собственном сознании этого всего и правда не было, потому что он все забыл.

Для Билла вполне привычной была его нынешняя жизнь: спокойная, размеренная и без постоянного заикания, которому он благополучно помахал ручкой вслед. В Портленде не существовало Заики Билла, который был лидером подростков, зовущих себя Клубом Неудачников. Здесь он был простым Уильямом (почему-то в этом городе все называли его именно полным именем и со временем самого Денбро это очень стало раздражать), заканчивающим в следующем году школу и задумывающимся о своем дальнейшем будущем. Билл ведь даже еще не догадывается, что станет именно тем писателем в будущем, который будет черпать сюжеты для своих из личного опыта, даже не подозревая, что нечто подобное с ним действительно случалось.

Некоторые образы из прошлого иногда все же всплывали в воспоминаниях Билла в виде каких-то несвязных отрывков во время сна, значения которых он даже и не пытался истолковать. Обычно подобные сны ему виделись очень редко. Но в последнее время Билл Денбро каждую ночь видит один и тот же сон с одним и тем же человеком, которого он никогда не видел, и этот сон ему совершенно не нравится.

С таким даже к психотерапевту не пойдешь, думает Билл. Этим он даже не может поделиться с родителями, например. И вовсе не потому, что они последние пару лет равнодушны к его существованию (Денбро связывает это все со своим младшим братом — который погиб, но Билл не помнит при каких обстоятельствах). Связано это было больше с дикой гомофобией Зака Денбро – его отца. Причем здесь это, спросите вы? Ответ до ужаса простой — Биллу на протяжении недели снится сон эротического содержания с участием представителя вовсе не противоположного пола. Он отказывается это как-то понимать, принимать и связывает с магнитными бурями и каким-нибудь ретроградным Меркурием; да с чем угодно, лишь бы не устраивать самокопание в себе. За собой Билл никогда не замечал, чтобы ему нравились не только девчонки, поэтому подобное может быть следствием банальной усталости – в последнее время Денбро слишком плотно засел за учебники, записался на пару дополнительных элективов и забил абсолютно на все вечеринки, организованные его одноклассниками.

Во всем остальном же, в жизни бывшего борца с древним злом ничего не изменилось. Воспоминания о бывших друзьях его не беспокоили. И это могло бы действительно пугать, если человек бы чувствовал, что он кого-то забыл, но это было не про Уильяма.

***

Билл уныло водил ручкой по листам своей длинной тетради формата А4, пока лектор курса по истории подбирал свои последние слюни и вытирал их носовым платком с вышитым на нем именем (сначала Денбро даже посчитал это весьма милым; возможно, это сделала его жена или кто-то еще близкий, но потом это стало вызывать больше рвотные позывы, чем прилив умилительных чувств). Он ждал, когда седой мужчина лет пятидесяти, объявит об очередном перерыве, во время которого Билл попробует что-то бесплатно отжать из автомата с шоколадными батончиками. Он даже не сомневается, что за ореховые готов убить человека.

Наконец, звенит долгожданный звонок. Билл Денбро теряется где-то в хаотичной толпе среди таких же, как он – подростков-школьников, у которых вероятно есть много свободного времени или отсутствие личной жизни, раз они учатся дополнительно после школы. Автомат, который не возвращал монеты, но и не отдавал желаемое, никто не любил. Именно по этой причине он весь в царапинах и выпуклостях от ударов ногами. Пока Билл спускался с лестницы, он наблюдал за следующей картиной: как блондин года, по версии журнала «Эсквайр» неистово трясет огромный и жизнью побитый автомат в разные стороны.

«Не так ты это делаешь, парень, — мысленно кричит ему Билл, — нужно трясти его под определенным углом, тупица».

И действительно, в этом он мастер. Того парнишку, кстати, звали Виктор Крисс, — он пользуется здесь местной популярностью и, по мнению Денбро, совершенно не пользуется мозгами.

Дождавшись своей очереди к этой чудо-машине, Билл не увидел своего любимого шоколада с лесным орехом. Словив чувство разочарования, уныния и вагон суицидального настроения в придачу, он ни с чем возвращается в аудиторию. Такой насыщенный событиями пятнадцатиминутный перерыв как раз уже подходил к концу, а чувство нарастающего голода никуда не хотело улетучиваться, подобно выдыхаемому из легких сигаретному дыму.

Вернувшись в аудиторию, Билл, в буквальном смысле, оцепенел и замер на месте. Кто-то даже напоролся на него на входе и выругался несколькими запрещенными фразами, за что был выставлен за дверь без возможности забрать свои личные вещи. Денбро первым делом больно ущипнул себя за руку, чтобы убедиться, что происходящее с ним – не сон. Как оказалось, нет, не сон, зато вмиг образовавшийся синяк на руке еще долго будет заживать.

Билл не верил своим глазам. Он уже начал думать, что уверенно сходит с ума, раз вживую видит перед собой людей, которые преследуют его в собственных снах. Такое вообще возможно с точки зрения научного мировоззрения, которое отрицает разного рода иррациональное мышление? То, что случайности не случайны – кто это придумал? Разве какой-нибудь Исаак Ньютон?

Биллу сейчас совершенно не хочется разбираться с [не] героем своих сексуальных фантазий. Он сдвинулся с места только после того, как толпа из разъяренных школьников, образовала вокруг него полукруг, не в состоянии пройти нормально в аудиторию из-за его ступора. Тогда Денбро разъяренной походкой направился к той парте, за которой просидел сегодня последние часа полтора.

— Вообще-то ты сидишь на моем месте! — возмутился Билл. Из его ушей буквально шел пар от стоящей перед ним картины. В смысле кто-то занял его место?

— И это моя гребаная шоколадка! — злобно тычет он пальцем на свой любимый батончик с цельным фундуком. Тот, который ему сегодня не достался.

Двойное возмущение ситуацией.
Тройное недовольство происходящим.
И полное отсутствие элементарной вежливости.

[icon]https://64.media.tumblr.com/b72aeb4397717dd79e5d4d6e05e47d4c/tumblr_inline_nukb77g8BU1qlt39u_250.gifv[/icon]

+3

3

Соня действительно была очень красивой и Ричи почувствовал себя настоящей скотиной, когда проснулся с ней во второй половине дня в одной постели с характерным стояком в трусах. Со стояком, который точно не имел отношения к этой женщине — старше него на пять лет, она выглядела прекрасно, да и ночью проявила себя на десять из десяти. Тозиер только увидел ее в том баре накануне вечером и сразу решил, что останется у нее до утра, где бы она там не жила. И все пошло точно по сценарию, который Ричи создал в своей голове; он действительно проснулся в съемной халупе на окраине. Единственное, что не соответствовало его гениальному сценарию — сны никуда не делись.

Нельзя было сказать, что Ричи так уж беспокоили эти сновидения. Он не был ханжой — кем угодно, только не им! — а потому к любой фантазии относился с пониманием. Не был он и гомофобом — полагал, что в жизни нужно попробовать все. Как говорил один великий человек, любовь — не война, сторону можно не выбирать. Кто это говорил? Кажется, Оберин Мартелл. Ричи пересматривал «Игру Престолов» дважды. Ты ведь не ждал, что тут будут цитаты Ницше, правда? Словом, к тому, что ему снится симпатичный парень в довольно провокационном сюжете, Тозиера не удивляло. И все же эти сны казались ему довольно... Странными.

Думать об этом слишком долго он не мог. Ричи поднялся с постели, стараясь двигаться как можно осторожнее, чтобы не разбудить Соню — во-первых, ему хотелось, чтобы она поспала подольше. А во вторых — и самое главное! — ему не хотелось оставлять для нее свой номер телефона. Некоторое время Ричи провел в ванной, пытаясь справиться с проблемой, которую ему оставил ночной гость из сна, а затем покинул квартиру Сони без какого-либо сожаления. Уверяя себя в том, что даже если бы он хотел остаться, ему было бы некогда.

Но он не хотел.

Впереди Тозиера ждал очередной семинар по истории, который ему вообще-то и нужен не был. Записался на курс только ради того, чтобы забить академические часы и не остаться не у дел. Отец сказал, что для поступления Ричи нужно сделать все возможное и он делал вид, что старается. Настолько, насколько это было возможно, конечно же. Встать к первой лекции возможности у него не было, а потому тот факт, что Ричи приедет на вторую, можно будет посчитать подвигом. Приедет после бессонной ночи и с головной болью — первый признак старения, а? Раньше-то Тозиер от похмелья настолько сильно не страдал.

Остановившись в ожидании транспорта, Ричи закурил и день стал чуть лучше. Для того, чтобы у него открылось второе дыхание, ему не хватало черного кофе, очень и очень сладкого, но времени для еще одной паузы и похода в Старбакс у него не было. Оставалось тешить себя надеждами, что конец этого долгого дня наступит как можно скорее. Ему хотелось лечь и уснуть — нормально поспать в своей постели, без разгоряченного женского тела рядом. И, возможно, без не менее разгоряченных снов, которые он видел практически каждую ночь.

Ему снится один и тот же человек и Ричи может поклясться собственным членом, что он его не знает. Какова вероятность, что сознание будет тебе из раза в раз подкидывать фантазию с одним и тем же незнакомцем? События в снах всегда были разными. Если это вообще можно было назвать так отстраненно. События. PornHub позавидует сценариям, которые выстраивало подсознание Ричи. Немудрено, что каждое утро он проводил в душе минимум полчаса, приводя себя и маленького Тозиера в порядок.

К тому времени, как последняя затяжка оказывается сделанной, мысли целиком и полностью возвращаются к последнему сну. Было в таких видениях еще что-то странное, отличающее их от других ночных фантазий. Они почему-то запоминались во всех деталях. Обычно ты уже к обеду не можешь вспомнить, что именно видел минувшей ночью; но сейчас Ричи помнил все. Как если бы это на самом деле с ним случилось. Ну, если учесть тот факт, что он был трезвым — запоминать пьяные похождения он не научился и интереса к подобному навыку не проявлял.

Когда городской транспорт остановился напротив Ричи, тот уже отчаянно пытался думать о чем-то другом. Чем угодно, но не о подробностях своих снов. Не посреди Портленда же, в конце концов!

* * *

В аудитории Ричи оказался спустя сорок минут. И, на удивление, прибыл вовремя — до начала перерыва даже успел совершить налет на автомат с дешевыми шоколадками. Ему досталась с орехами и тот факт, что она была последней, грел душу необычайно сильно. Вообще Тозиер не любил батончики, но за неимением очень сладкого кофе довольствоваться приходилось малым. От небольшого перекуса жить в любом случае стало чуть легче.

Ричи расположился за партой, которую до него уже явно успели занять. В глубине души, он надеялся, что неизвестный не станет с ним спорить за право сидеть здесь и просто перетащит свои вещи на свободное место. Сам Тозиер сесть за парту, стоящую в первом ряду, не мог. Нужна причина? Их миллион. Самая главная — нежелание вообще здесь находиться. А те студенты, которые сидели впереди, неизбежно становились предметом особого внимания со стороны преподавательского состава. К черту это.

Ричи уже приготовился распечатать вторую шоколадку и погрузиться в образовательный процесс — а если точнее, то в экран своего смартфона, — когда рядом с ним появился другой парень. Еще не поднимая взгляда, Тозиер понял, что конфликта за место ему не избежать. Но когда он обратил все свое внимание на разозленного студента... 

Он закашлялся, подавившись куском батончика. Что это за фокусы, я вас спрашиваю?

Встретить героя своих снов он не рассчитывал. Не то чтобы Ричи вообще думал об этом более серьезно, чем о порнофильме с полным погружением. 3D технологии или что похлеще? Но вот он, стоит возле парты и смотрит так, словно желает прожечь дыру в голове Тозиера. И все же к подобным странностям он готов не был.

Ты хочешь взять мою шоколадку? — он вопросительно приподнял бровь. Черт знает, почему Ричи задал именно этот вопрос. Наверное, потому что неизвестный ему парень твердил что-то о гребанных шоколадках, о местах, но уж точно никак не о снах. И это было хорошо. Потому что если сны видит только Ричи, в них нет ничего жуткого. Да и что может быть жуткого в гомосексуальном сексе? Ну, если только это не первый твой опыт и ты не снизу.

Ричи склонил голову набок и, откусив от батончика немного, протянул его парню.

Да пожалуйста, — он улыбнулся. Издевался, не иначе. А затем, не получив ответа, заерзал на стуле, усаживаясь поудобнее, — Прошу тебя, сядь туда.

Он указал на место перед собой. Первый ряд. Центр.

Будь другом? — смахнув темные волосы со лба, Тозиер страдальчески закатил глаза, — У меня была действительно бешеная ночь и я бы хотел оказаться как можно дальше от этого мистера Как-его-там и его попыток втянуть студента в дискуссию.

Мистер Как-его-там должен был войти в аудиторию не меньше, чем через пару минут. На спор времени не оставалось, только если этот злобный засранец не хочет навлечь на себя праведный гнев преподавателя, не успев и поступить в этот колледж. Ричи был уверен, что такого желания тот не испытывает. Потому испытующе смотрел на него в ожидании ответа. Положительного, конечно.

[icon]https://i.ibb.co/XzzTdKh/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f.png[/icon][lz]Самое время забыть о прошлом и начать новую жизнь, но прошлое следует за тобой неотступно. [/lz]

Отредактировано Richard Tozier (2020-10-05 14:26:23)

Подпись автора

[fandom] into the abyss of fear
[fandom] потерянные души танцуют
[au] сны из прошлой жизни
[au] and here we are

[au] natural selection
[au] прекрасное далеко
[au] на самом дне и даже глубже
[au] мертвыми птицами

+2

4

Какого хуя? — всего лишь один простой вопрос хотелось задать Биллу объекту своего стояка по ночам, но он считал себя достаточно интеллигентным, чтобы не вестись на подобного рода провокации. И ему совсем плевать, что все это начал именно сам.

В голове все еще не укладывалось, как такое, блять, вообще может все происходить в реальной жизни? Не так давно Денбро пересматривал фильм «Начало» с Леонардо ДиКаприо и еще тогда ему казалось, что научная фантастика смешалась с чем-то субъективным, иррациональным. Билл даже под страхом гильотины не признал бы, что такое может существовать. Пусть не в этой галактике или вселенной. Категорическое «нет».

Ровно до этой минуты.

Человеческое мышление работает именно таким образом, что, когда не можешь что-то объяснить, оно пытается сначала с точки зрения рациональности попытаться это обосновать. Но что делать, если логика окончательно покинула чат?

Убедившись, что происходящее, все же, не сон, вторым объяснением, которое пришло в голову Биллу, было таким, что это всего лишь очень похожий человек на того, в чьи глаза можно смотреть часами и воплощать в реальность все то, что приходит в стране грёз каждую ночь. Денбро сложно отрицать: тот, кто ест его шоколадку даже слишком красив [для него?].

В голове Билла крутилось множество всяких мыслей, которые переплетались в n-ое количество запутанных нитей — подобные плетет паук для своей паутину, чтобы жертва попалась в свой смертельный плен (и Билл в нее попадает так же легко, как бабочка, беззаботно порхающая над цветочной поляной). Распутать это все в данный миг было настолько же сложно, как, например, побить мировой рекорд сбора кубика Рубика или выбраться живым из лабиринта Минотавра без помощи Ариадны.

И все же к кое-чему в своих размышлениях Билли удалось прийти — снятся ли этому парню такие же сны, которые видит, и он? Если же да, тогда ему очень легко удается держаться и не подавать вида, потому что Денбро едва уже сдерживается, чтобы не заорать на всю аудиторию: «ЗАЕБАЛ ТЫ МНЕ УЖЕ СНИТЬСЯ!». Да, звучит, как дешевая мелодрама о расставании парня и девушки, в которой вторая все никак не может забыть первого. Пожалуй, в этой истории все еще впереди.

Билл Денбро все больше начинает сомневаться в том, нормальный ли он.

— Из твоего здесь только ничего, — выровняв дыхание, отвечает Билл. Он, конечно, попытался сделать это как можно равнодушно, но вовремя не отвел взгляд, неловкая пауза затянулась и все полетело к чертям. — Спасибо, уже перехотелось.

Вообще-то Денбро никогда не считал себя человеком брезгливым, но смотрелось бы это крайне странно со стороны: он истерит из-за шоколадки, сам не понимая до конца почему, а тот, кому он высказывает претензию, надкусывая батончик, протягивает его ему и что дальше с этим делать-то? Такая антисанитария напоминает Биллу кого-то некогда ему очень близко знакомого; имя этого человека буквально вертелось на языке, но вспомнить этого неизвестного он так и не смог.

— Ты нарываешься, — Билли-бой сохраняет хладнокровность, находясь на стадии тотального гнева. — Не доводи до абсурда и свали с моего места.

Такой Билл пугает самого себя до чертиков. Почему он вообще ведет себя настолько себе несвойственно? Что именно его так раздражает — ему не совсем понятно. Или он просто не хочет этого понимать.

Билл еще не определился.

Ему не хочется идти на уступки незнакомцу из снов теперь уже чисто из принципа. Конечно, он свободно мог пересесть за первые ряды, которые всегда пустовали, молча, без лишних возражений. Но нет. Не сегодня. Не в этой жизни.
Ему не хочется молчать. Хочется бунтовать, всячески возражать, создавать различные ситуации, при которых его слова будут последними в этом странном диалоге.

В груди Билла Денбро зарождается новое чувство. Чувство, при котором тебя тянет к человеку на каком-то подсознательном уровне; которое ты не можешь объяснить. Но почему среди всего человечества именно он? Одновременно Биллу кажется, что он знает этого человека всю свою жизнь и что не знает его от слова «совсем».

— Не понимаю тогда, что ты здесь вообще забыл, если не хочешь участвовать в дискуссиях? — прозвучало это с некой горечью в голосе. Честно говоря, и сам Билл с неохотою проявлял заинтересованность в беседах по проблемным вопросам с мистером Торренсом: они всегда были очень унылыми и сводились лишь только к отдельным личностям в истории, которые были интересны только ему. — Такое помятое лицо явно не свидетельство заинтересованности в этом курсе.

Дальше Билл сделал то, чего от себя совершенно не ожидал. Хоть сегодняшний день и ломал все внутренние стержни морального поведения.

Он попытался отпихнуть этого засранца в сторону, чтобы занять свое полноправное место. Выглядело по-детски, но Билл немного не рассчитал свои силы и надеялся, что ничего не переломал своему оппоненту.

Всем своим нутром он чувствовал, как остальные в аудитории смотрят только на него, включая вернувшегося после перерыва преподавателя.

— Вы! Оба! Следуйте за мной! — завопил он в несвойственной для себя грубой манере.

«Ну, блять, отлично, Билли! 10 из 10».
[icon]https://64.media.tumblr.com/b72aeb4397717dd79e5d4d6e05e47d4c/tumblr_inline_nukb77g8BU1qlt39u_250.gifv[/icon][status] [/status]

+2

5

Меньше всего Ричи ожидал, что этот парень на него набросится, в попытке спихнуть с насиженного места. «Мы что, в начальной школе?!» — хотелось возмутиться ему, но слова так и остались несказанными. И вовсе не потому что Ричи потерял дар речи от произошедшего — хотя и это тоже! — и не нашел подходящих слов. Просто в тот самый момент, когда незнакомец толкнул его бедром, Тозиер отправлял в рот вторую дольку шоколадки. И, потеряв равновесие, он рухнул вместе со стулом на бок, понеся дополнительные потери. Прикусил язык! Это ли не шутка Вселенной? Ричи изумленно смотрел на парня; уж в его-то снах он был куда более нежным. Тозиер потер ушибленную лодыжку пальцами и, тряхнув головой в попытке сбросить темные волосы с лица, неожиданно улыбнулся.

Если хотел полапать меня, мог просто сказать, — громко проговорил он, явно не стесняясь притихших абитуриентов, расположившихся в аудитории и теперь во все глаза наблюдающих за представлением. Ричи потянулся вперед и, схватившись за край парты, начал подниматься на ноги. Неспешно, неловко, старательно делая вид, что ему куда больнее, чем есть на самом деле. И все же Тозиер не переставал сверкать улыбкой, — После этого ты просто обязан выйти за меня, приятель. Или, как минимум, сводить на свидание.

Он, быть может, и добился бы ответа от парня. Почему-то Ричи чувствовал, что ответ для него действительно важен. И вовсе не из-за влажных снов, верите? Зря. Сны стали своеобразным толчком к действию, ведь в любой другой момент Ричи вряд ли обратил бы внимание на потенциального сокурсница. Правило номер сто-тридцать-пошел-нахуйнадцать: «Не заводи отношений там, где учишься». Ричи никогда еще не нарушал его и не собирался. До этого момента, наверное. Словом, ответ на свою шутку, — не самую лучшую, что уж там, —  он ждал. Но не дождался. Он даже не успел подняться на ноги, когда в аудитории появился профессор. Довольно опытный, очевидно, ведь ему хватило пары мгновений, чтобы оценить обстановку и вынести вердикт:

Вы! Оба! Следуйте за мной! — Ричи закатил глаза в ответ. Не то чтобы для него подобный вызов был первым; тем более, он не был последним. Чего нельзя было сказать о невольном соучастнике. Этот парень побледнел и Ричи был готов уже отпустить какую-нибудь плохую шутку, но... Промолчал. Что-то щелкнуло в его сознании и внутренний голос буквально заорал: «Не перегибай палку, кретин!». Тозиер и не перегибал. Он поднялся, наконец, на ноги и поднял стул. Свалив свои вещи в рюкзак, Ричи последовал к выходу из аудитории, попутно подмигнув своему новому приятелю, пришедшему из грязных снов.

Когда они вышли в коридор, преподаватель уже удалялся в направлении своего кабинета. Он явно рассчитывал, что два нарушителя тишины последуют за ним. И все же Ричи на мгновение замер в коридоре. Закинув рюкзак на плечо, он покосился в противоположном направлении.

Мы всегда можем уйти, ты же знаешь, да? — он снова улыбнулся, обращаясь к незнакомцу. Впрочем, не совсем справедливо было называть его так. Не после тесного телесного контакта. И во сне, и в реальности. В голове Тозиера крутилась тысяча и одна шутка, которые он старательно проглатывал. Такое кощунство — дать пропасть отличным остроумным вещам! И он пошел на эту жертву. Следующей жертвой стало его решение последовать за преподавателем. Потому что этот Незнакомый Знакомец проигнорировал предложение, — Ладно, как скажешь, составлю тебе компанию. Раз уж ты настаиваешь. Это что, твой первый раз? Волнуешься?

Он повел бровью и усмехнулся. И молча последовал в указанную сторону.

В следующий раз Ричи заговорил только тогда, когда они оба оказались на пороге кабинета профессора. Тот смерил обоих гневным взглядом и жестом попросил закрыть дверь. Ричи послушался, несмотря на старательно демонстрируемое равнодушие. Захлопнув створку, он остановился рядом со своим приятелем — так называть его уж точно удобнее! — и устало посмотрел на преподавателя.

Мистер Тозиер, мистер Денбро, — тот проявил осведомленность, назвав фамилии верно. Ричи даже подумал о том, что у него должна быть шпаргалка. Если этот красавчик, стоявший рядом, может претендовать на звание «любимчик учителя», то он сам... Точно нет. И вовсе не из-за плохого поведения. Из-за прогулов — уже теплее. Профессор сложил руки на столе и постучал пальцами по полированной поверхности, — Вы понимаете, что такое поведение недопустимо в стенах этого учебного заведения? Вы даже не студенты, а уже позволяете себе подобного рода...

Он не нашелся с подходящим словом, а Ричи не дал ему возможности подумать еще немного. Тозиер покачал головой и сделал шаг вперед, задвигая мистера Денбро — спасибо этому старику, хоть какая-то ниточка к знакомству! — на задний план.

Это просто недоразумение, профессор... — он без зазрения совести щелкнул пальцами, силясь вспомнить имя этого человека. Бессмысленное занятие, если учесть, что Ричи никогда в жизни с ним не знакомился. Оставив попытки, он опустил руки, — Такого больше не повторится. Новый коллектив, мы притираемся друг к другу. Сами понимаете.

Недоразумение — это то, что вы... — профессор осекся и Ричи не желал гадать, что же такого колкого тот хотел сказать. Он выжидающе уставился на преподавателя, не сдержав легкой улыбки. Невиннейшей улыбки, которая должна была либо растопить сердце старика, либо же разозлить его еще сильнее. В данной ситуации актуальным оказался второй вариант. Профессор хлопнул ладонью по столу, — Довольно. Так как вы еще не студенты, я ограничусь устным предупреждением. Надеюсь, при данных обстоятельствах мы с вами больше не встретимся. Иначе ничто и ничто вам уже не помогут. Свободны.

Ричи расплылся в улыбке. Конечно же, им ничего не сделают. Они здесь никто — в том хорошем, исключительном смысле. Тозиер попятился к двери, потянув Денбро за рукав.

Когда они вышли в коридор, он сразу же перекрыл парню путь.

Ты ведь не собираешься возвращаться на эту лекцию? Поверь, на учебу ты сегодня уже не настроишься, ниндзя, — Ричи хмыкнул, снова прицепившись к чужому локтю, который вынужден был выпустить, когда закрывал за собой дверь. Казалось, теперь он даже забыл про головную боль, которая мучила его все время с того самого момента, как он проснулся в квартире Сони. Да вы целитель, мистер Денбро.

Он следовал за парнем нога в ногу, не собираясь отставать. И пытался преградить дорогу всеми мыслимыми и немыслимыми способами. В конечном итоге Ричи просто поставил ему подножку и не прогадал — Денбро оступился и, споткнувшись, едва не улетел на пол. Только рука Тозиера избавила его от этой перспективы. О сделанном Ричи пожалел всего на секунду. Каким было бы лицо профессора, увидь он то, как они снова нарушают порядок учебного заведения.

Поддержав Денбро, он усмехнулся снова.

Теперь ты точно должен мне свидание, не находишь? Я почти спас тебя от падения. В глазах этого хмыря, как минимум, — Тозиер, наконец, отпустил парня. Не без удовольствия он отметил, что шаг того сбавился. Возможно, виной тому была подножка. А, возможно, он все же решил послушать, что ему говорят. И второй вариант Тозиеру нравился сильнее, — Расслабься, можем просто выпить кофе. Я не буду приставать... В отличие от тебя. Кто тебя научил распускать руки в первую же встречу?

Он не удержался и по коридору прокатился отзвук его слишком громкого смеха. Это считается нарушением правил?

[icon]https://i.ibb.co/XzzTdKh/68747470733a2f2f73332e616d617a6f6e6177732e636f6d2f776174747061642d6d656469612d736572766963652f53746f.png[/icon][lz]Самое время забыть о прошлом и начать новую жизнь, но прошлое следует за тобой неотступно. [/lz]

Подпись автора

[fandom] into the abyss of fear
[fandom] потерянные души танцуют
[au] сны из прошлой жизни
[au] and here we are

[au] natural selection
[au] прекрасное далеко
[au] на самом дне и даже глубже
[au] мертвыми птицами

+2

6

Некоторые свои действия Билл Денбро не может полностью объяснить даже после того, как их совершил. Сначала он долго убеждал себя, что он уже достаточно взрослый, чтобы поддаваться эмоциям, вести себя по-глупому и истерить из-за мелочей. Теперь же, он ведет себя, как ребенок. Нет, даже хуже. И в этом он видит не свою вину. Во всем виноват тот парень из снов. Парень, чьего имени он до сих пор не знает.

После содеянного Билл лишь молча стоит и наблюдает, как поднимается с пола его оппонент. Денбро ожидает ответной реакции, был буквально к ней готов. И вовсе не потому, что (какого-то дьявола!) испытывал неописуемый трепет от каждого прикосновения с ним. Билл просто придерживался какой-то своей собственной, никому непонятной логики, по которой если уж и играть в ясельную группу детского сада, то делать это нужно по-крупному.

Он чувствует, как все лицо начинает заливаться алой краской. Не спрятаться, не скрыться от такого. Может, внешне он и мог скрыть весь спектр эмоций, которые испытывал в тот момент, но только вот все биохимические процессы в организме выдавали его с лихвой. Наивно было даже и на миг представить, что этого не сможет никто заметить, однако Билл старался думать именно так.
Денбро никак не реагирует на услышанное, но это, безусловно, одновременно его как злило, так и заставляло улыбаться, как клинического идиота. От последнего, он, конечно, воздержался, но мысленно уже распланировал всю свою дальнейшую судьбу со своим гостем из снов: от посадки гостей на свадебном торжестве до уютного частного дома, в котором бы они жили, воспитывая двух усыновленных деток.

Стоп, что?

Билл чувствует себя конструктором «Лего», который собирают и разбирают по чьему-то (далеко не щучьему) велению. И сейчас его снова разобрали и собрали вновь уже какого-то неправильного. Неправильность, конечно, относительное понятие в обществе, но Денбро приготовил уже свыше миллиона аргументов, доказывая свою правоту в этом вопросе. Он уже хотел позвонить в местную психиатрическую больницу, но успевает вовремя вернуться обратно в эту реальность.

Его всего перевернуло изнутри от услышанных слов преподавателя. Вообще-то, Билл хоть и знал, что скорее всего так и будет, но патологически боялся, что его попрут с этих курсов (которые не так были ему и важны, но все же), а родители дома отчитают не хуже, чем в Небесной канцелярии, определяя тебя либо в ад, либо в рай. Билл уже морально хочет выбрать смерть.

Вынужденно и нехотя Денбро следует за преподавателем по его пятам, как добропорядочный гражданин, даже не думая останавливаться или оглядываться по сторонам. Ничего нового для себя он уже не увидит. Нет, ему не хотелось извиниться за свои действия. По крайней мере, не перед ним. Да, он признавал, что поступил неправильно, однако это уже совсем другая история.

Но тем не менее, он останавливается. Буквально на минуту.

— Твоя болтовня бесит.

И Билл продолжает следовать дальше за преподавателем.

Правдой это было лишь отчасти. Его бесило больше не то, что с ним разговаривают так много и часто, а то, что последует, если он ответит хотя бы на одну дебильную фразочку этого бесплатного доставщика проблем на голову. Билл, в принципе, не привык видеть в своем окружении таких людей. При других обстоятельствах, он не думает, что обратил бы внимание на него свое внимание.

У входа в кабинет Билла охватывает приступ легкой паники. Переминаясь с одной ноги на другую, он все никак не решается переступить через себя и через порог двери, но гневный взгляд мистера Торренса не оставлял для него права выбора. Местные студенты часто поговаривают, что его и вовсе злить нельзя. Но как говорится: не увижу — не поверю.

Захлопывая за собой дверь, Билл Денбро погружается вообще в отдельный мир, снова выпадая из этой реальности. Он жалеет о том, что пока сюда шел, совсем не продумал дальнейшую стратегию своего поведения, а в особенности, что ему говорить, кому и как. Потрачено.

«Мистер Тозиер, мистер Тозиер, мистер Тозиер».

Мозг Билла, уцепившись за эти два слова, дальше перестал работать, самостоятельно переведя себя в спящий режим. Узнать хотя бы фамилию — для него уже было нечто сродни испанской фиесте. Денбро, конечно, пытался доказать самому себе, что ему неинтересно как зовут того, кто снится ему слишком бесчисленное количество раз, слишком назойливо. Но имя он точно его узнавать не собирается. Совершенно нет.

Билл ничего не успел толком сказать что-то в свое оправдание после того, как его отчитали. Названный мистером Тозиером взял инициативу в свои руки (все прямо как в повторяющемся сне), вот только было это тем еще зрелищем по закапыванию себя самостоятельно в гроб онлайн, без регистрации и смс. Биллу уже кажется, что живыми они отсюда точно не уйдут, когда мистер Торренс отпускает их после всего услышанного.

— П-простите, — растерянно добавляет Билл. — Мы больше так не… — но он так и не договорил эту сухую, безэмоциональную отмазку на все времена, ведь Тозиер уже тянул его за собой благополучно к выходу.

Сначала Билл хотел возмутиться, как недовольная девчонка, но одернул руку уже только после того, как эта моральная пытка в кабинете закончилась. Или не закончилась?

— Может, дашь мне пройти? — всеми фибрами души протестует Билл в ответ на прегражденный путь. — Даже если собираюсь обратно, тебе-то какое дело?

Денбро чувствует, как снова подходит к своей эмоциональной черте. К той грани внутреннего состояния, при котором случается очередной неконтролируемый всплеск. Снова. Едва сдерживаясь, Билл продолжает полностью игнорировать существование своего назойливого собеседника, не отстающего от него ни на миллиметр, и целенаправленно идет в аудиторию, в которой не очень интересные занятия по истории превратились в целый сценарий ремейка «Санта Барбары». По крайней мере, там остались его вещи, которые Билл не забрал своевременно.

Если бы не одно «но».

— Вот сука! — успевает подумать Денбро, стремительно теряя равновесие и готовясь соприкоснуться с грязным, липким коридорным полом. Билл ожидал чего-то подобного минут так пятнадцать назад, но уж никак не сейчас.

— Грязные методы, Тозиер, — повиснув на его руке, удержавшей от падения, проговаривает Денбро, чуть едва улыбнувшись уголками своих губ. Да и кто бы говорил, Билл, про всякие там нечестные методы, а?

Заглянув Тозиеру в глаза, Билла опять охватило ощущение, будто его парализовало насквозь. Да какого черта?!

У него слишком мало жизненного опыта, чтобы понимать, что побуждает людей совершать такие действия. И уж тем более Билли-бой совершенно не понимает его. Но если он хотел привлечь внимание Билла, у него это вышло на пять с плюсом.

— Нет. Я не пойду с тобой ни на свидание, ни просто выпить кофе.

Как ножом по (собственному) сердцу проходятся слова Денбро. Когда внутри бушуют ветра и штормы, внешне это проявляется в максимальной отрешенности. Билл надеется, что отказ избавит его от общества Тозиера раз и навсегда.

— Потому что завязывай мне уже сниться, — эти слова вырываются из груди даже гораздо больше, чем простой крик души. Эмоциональный взрыв, помните?

Прозвучало слишком громче даже для самого Билла. Он, уже ничего не объясняя дальше, разворачивается и ускоренным шагом поспешает вперед, заворачивая за ближайший угол и от неожиданности двигается в ту часть здания, в которой еще ни разу не бывал.

Да что вы вообще знаете о людях с топографическим кретинизмом?
[icon]https://64.media.tumblr.com/b72aeb4397717dd79e5d4d6e05e47d4c/tumblr_inline_nukb77g8BU1qlt39u_250.gifv[/icon][status] [/status]

+2

7

[indent]  [indent]  [indent]  [indent] потому что завязывай мне уже сниться.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] завязывай сниться.
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] с н и т ь с я .
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] ахуеть!

Теперь смеяться не хотелось.

Ричи не сразу понял, что удивило его сильнее — стремительное бегство Денбро или же грубо брошенная фраза о снах. До этого момента он был уверен в том, что игры разума берут свое начало у коротких встреч в стенах университета, когда черты лица незнакомого парня просто отложились в долговременную память по неизвестным причинам. Так ведь бывает, да? Кому принадлежала теория о том, что все люди, которых мы видим в своих сновидениях, уже встречались нам в реальной жизни? Теперь теория сыпалась. Если в шутки долговременной памяти Тозиер еще мог поверить, то в совпадения подобного рода — абсолютно точно нет.

Слушая удаляющиеся шаги и прокручивая в голове услышанное, Ричи наблюдал за удаляющимся Биллом, позорно бегущим от разговора. Который сам же и начал, позвольте заметить! Нет, Тозиер совершенно точно не стал бы его преследовать в дальнейшем, несмотря на свои влажные ночные фантазии — в любом случае, сейчас он считал именно так. И уж точно Ричи не вкладывал в свою болтовню о свидании больше истины, чем Денбро хотел услышать — вот так он не считал, вообще-то, но это и не важно. Если бы Билл согласился, они бы просто пошли выпить кофе; если бы не согласился, Тозиер бы нашел, чем занять свободный день. Обычная история. Была. До фразы о снах.

Эй, какого хрена, приятель!?

Ричи хотелось закричать на весь корпус, чтобы беглец точно услышал его вопрос. Но делать этого он, конечно, не стал. Вместо этого Тозиер направился следом за Денбро — и вовремя, потому как дверь кабинета снова открылась и из-за нее показалось лицо профессора, не выражающее ничего, кроме усталости и раздражения. Правда, Ричи уже было плевать, он уже скрылся за поворотом и... Остановился.

Конечно же, он не рассчитывал, что все будет просто — вообще-то, он не рассчитывал и на то, что ему придется бегать по зданию университета, пытаясь поговорить со злобным героем своих снов, на минуточку, — но все равно чертыхнулся. Перед ним была настоящая развилка. Он мог повернуть налево и, если верить указателям, оказаться в административном крыле. А мог подняться вверх по лестнице и попасть в настоящий лабиринт из коридоров и кабинетов. 

Раз, два, три, четыре, пять. Я иду тебя искать, — пробормотал Тозиер себе под нос, прежде чем сделать шаг в сторону административного крыла. Уж лучше он облажается с поисками и встретится с Денбро в следующий раз, чем будет бродить среди однотипных кабинетов до конца своих дней и, заблудившись, умрет от обезвоживания возле какой-нибудь дальней аудитории.

Административное крыло отличалось от того, в котором проходили подготовительные занятия. Будучи абсолютно пустым и тихим, оно моментально погружало в какую-то напряженную атмосферу. Ричи толкнул дверь, отделяющую один коридор от другого, и проскользнул внутрь. Створка с глухим стуком захлопнулась за ним и Тозиер невольно дернулся, обернувшись на звук. Почему-то в полумраке коридора, лишенного искусственного освещения и хоть каких-то признаков жизни, он чувствовал себя не комфортно. Словно за поворотом его мог ждать вовсе не Денбро и даже не разъяренный декан. А что же?

Ничего. Иди давай, раз уж решился.

Ричи ухмыльнулся, удивляясь собственной реакции на обычный пустой коридор — он никогда не боялся чего-то настолько примитивного, так почему теперь полумрак вызывает такие смутные чувства? Тозиер продвинулся вперед, стараясь идти тихо, чтобы никоим образом не выдать своего присутствия до того, как Билл лишится возможности снова сбежать. Ричи шел и прислушивался к тишине. Казалось, что здесь действительно никого нет. Вероятно, Денбро пошел вверх по лестнице, чтобы потом спуститься через другое крыло и покинуть корпус. Вот так просто. И все же уходить Ричи не спешил.

Почему-то ему казалось, что если сегодня разговор не состоится, то он не состоится вообще никогда.

Тозиер шел вперед и останавливался почти рядом с каждой дверью, прислушиваясь к звукам в кабинетах. Или к их отсутствию. Казалось, все крыло умерло и это не было удивительно. Занятия давно закончились и теперь преподавательский состав или вел подготовительные курсы, или был свободен. Лишь один раз Ричи заметил в дверном проеме высокую сухопарую женщину с короткой стрижкой. Та увидела его тоже, приспустила очки на нос и вопросительно подняла брови. Но ничего не сказала, а потому Тозиер, расплывшись в улыбке и извинившись, плотнее закрыл дверь ее кабинета. На том все закончилось.

Когда Ричи надоело бродить по пустому коридору, он услышал шум за дверью. На ней висела табличка, утверждающая, что если кто-то из любопытных студентов зайдет внутрь без приглашения, на его голову обрушится праведный гнев ответственного сотрудника. «Не входить, проходит эксперимент», — гласила эта самая табличка. Чуть выше была расположена другая, прикрученная к двери на два болта. «Лаборатория».

Кто-то другой прошел бы мимо, но перед дверью стоял Ричи Тозиер, который не станет подчиняться каким-то там табличкам. Он постучал в дверь — ради приличия, не более, — а затем сразу же толкнул ее. Створка поддалась без проблем и Ричи оказался в темном кабинете. Вряд ли в таких условиях кто-то мог проводить эксперимент. Если только в горизонтальных плоскостях. И все же на фоне слабых солнечных лучей, пробивающихся через прикрытые жалюзи, виднелся чей-то силуэт. Мистер Икс не стремился кричать и выгонять непрошеного гостя и, как показалось Ричи, наоборот напрягся. Вытянулся струной и замер. Вывод напрашивался сам собой.

Тозиер провел рукой по стене и почти сразу нащупал выключатель. Яркие лампы поочередно загорелись, освещая помещение излишне ярким белым светом. Ричи, успевший привыкнуть к полумраку коридора, невольно зажмурился и прикрыл глаза ладонью. И все же он заметил, что перед ним действительно Билл, а не кто-то другой. Заметил и усмехнулся.

Ты ведь не думал, что я буду за тобой гоняться по всему корпусу? — Ричи тоже не думал, но тем не менее он тут. Вопрос прозвучал нелепо, учитывая всю его неактуальность. Вот только Тозиеру было плевать. Он потянулся, притягивая тяжелую дверь и плотно закрывая ее за собой. Оставалось надеяться, что другому студенту хватит совести не нарушать просьбы таблички, — Между прочим, ты рискуешь заработать себе плохую репутацию в глазах местных зануд, если будешь отираться там, где тебе не положено.

Он подошел к столу, стоящему напротив Билла, и, сдвинув кипу методичек и книг в сторону, сел на столешницу. Только теперь Ричи посмотрел на Денбро. Склонив голову набок, он окинул его внимательным взглядом. Что-то здесь было не так. Теперь, глядя на Билла, он подмечал малейшие детали, которые совпадали с тем образом из его сна. И это не могло быть просто хорошей памятью на лица в толпе. Совершенно точно не могло.

Признавайся, ты меня тут поджидал? Хотел, чтобы я тебя нашел?

Он засмеялся, но не для того, чтобы выбесить Билла. Для того, чтобы успокоить себя, переключиться на другую волну. Потому что все эти странности его пугали и признавать это даже самому себе было тяжело.

Ричи казалось, что он попал в какой-то переплет и даже тот факт, что никакой видимой опасности в подобной ситуации он не видел, никоим образом не смягчал суровую действительность. Его жизнь была чертовски простой. И такие сюрпризы не могли радовать. Тозиер должен был контролировать все, что происходит с ним  — хотя бы в какой-то мере. Вот только свои сны и сны этого странного парня он контролировать  не мог.

Так что тебе там снилось, м?

[icon]https://i.ibb.co/zSPyQPB/4.gif[/icon][lz]Самое время забыть о прошлом и начать новую жизнь, но прошлое следует за тобой неотступно. [/lz][nick]Richard Tozier[/nick][status]ㅤㅤ[/status]

Отредактировано Richard Tozier (2020-11-20 16:47:38)

Подпись автора

[fandom] into the abyss of fear
[fandom] потерянные души танцуют
[au] сны из прошлой жизни
[au] and here we are

[au] natural selection
[au] прекрасное далеко
[au] на самом дне и даже глубже
[au] мертвыми птицами

+2

8

Билл Денбро не верит в гороскопы. Ну, почти. Верит только в то, что появиться на этом свете под знаком «Близнецы» было не самой лучшей его идеей. Но, безусловно, это очень удобно, когда собственное непостоянство и невозможность сделать выбор можно списать на какие-то там гороскопы, натальные карты, составленные полоумной бабкой-гадалкой и расположения далеких, но в то же время таких близких, звезд на небе. И как бы Билл не пытался от этого откреститься, это всегда шло с ним рука об руку.

Как и в этой ситуации.

Лицо Денбро заливается краской всякий раз, когда в незнакомом крыле он сворачивает не туда и оказывается еще в более непонятных аудиториях университета, забредая все дальше и дальше. Глупо, по-детски и очень неловко. Билл, может, и хочет вести себя иначе, но почему-то всякий раз сталкиваясь с Тозиером в этой реальности, а не в собственном сне, у него выходит все из-под контроля и он действует больше интуитивно, чем разумно. И почему-то эта самая интуиция диктует Денбро свои условия. Условия тринадцатилетней девочки влюбившейся в одиннадцатиклассника, который даже ее не замечает.

Аудитории сменяются одна за другой. Из каждой несло какой-то определенной сыростью, ни на что не похожей, как будто здесь никто не находился последние лет тридцать и не проветривал с тех же самых пор. Биллу хотелось кого-нибудь встретить, чтобы его вовсе выгнали отсюда, ведь дважды попасться кому-нибудь важному было бы уж точно непростительно. Сейчас Денбро, в общем-то, даже не интересовало собственное будущее, а больше тот факт, что при таком раскладе он бы больше никогда не пересекался с Тозиером. Однако, к сожалению (или к счастью) Билл так и не наткнулся на хотя бы одну живую душу здесь. Все либо вымерли, либо до сих пор на обеденном перерыве. Оглянувшись назад, он понял, что совершенно не помнит, откуда пришел и в какую сторону идти обратно, поэтому не придумал ничего лучше, как хаотично наобум двигаться дальше. Его медленные, неуверенные шаги свидетельствовали только об одном — Билл в очередной раз погрузился в собственный поток мыслей, от которых мог бы закипеть не только чайник.

Денбро снова казалось, что он сходит с ума. То ли от любви, то ли от собственного слабоумия. И если первый вариант он отмел, даже не задумываясь, то второй никуда не хотел уходить. Билл даже подумал, что уже видел Тозиера на этих же курсах раньше, просто забыл об этом. Иначе как объяснить то, что незнакомый человек, которого ты никогда не видел, может тебе так настойчиво и настырно сниться? Почему именно он, а не кто-то другой — этому Билл не нашел логического обоснования, как и всему своему поведению, начиная с истерики из-за шоколадного батончика и заканчивая топографическим тупизмом (прим. топографический тупизм — разновидность топографического кретинизма, сопровождающаяся меньшей степенью урона).

Эти и другие мысли завели Денбро в конец коридора и подвели к одной двери, которая была чуть приоткрыта. Почему-то ему захотелось именно в эту секунду заглянуть в образовавшуюся щель и посмотреть, что же происходит по ту сторону. Но разглядеть Биллу, увы, ничего не удалось, кроме той темноты, которая манила к себе почти так же, как Энакина Скайуокера в «Звездных войнах» темная сторона. Приоткрыв дверь еще больше, и убедившись, что в кабинете никого нет фразой из дешевого слешера «Есть ли здесь кто-нибудь?», Билл погрузился в этот мрак.

Пробираясь все дальше и дальше, он, по собственным ощущениям, разбил несколько стеклянных предметов. Все сопровождалось нецензурной бранью, но наряда полиции у стен университета он так и не заметил, поэтому перестал задерживать дыхание так, будто он — самый опасный и разыскиваемый преступник на свете, и задышал полной грудью. Никого здесь не было. Никого не осталось. Только он с самим собой наедине. Осталось бы только расплакаться от какой-то безысходности, но он же не девчонка там какая-нибудь.

Билл уже почти отпустил все происходящее безумие, даже пульс и сердцебиение пришли в норму. Сейчас Денбро мечтал лишь об одном — чтобы этот чертов придурок не пустился в поиски. Пусть лучше он будет считать его безумцем, психом после всего сказанного, чем хотя бы еще раз с ним столкнется лично.

Не получилось.

Стук в дверь не предвещал ничего хорошего.  Билл посчитал, что это может быть охранник, прибежавший на звуки разбитого стекла, поэтому мысленно готовился, чтобы ему наплести в свое оправдание. Но увидев в дверном проеме силуэт до боли знакомый (было время изучить, уж поверьте), он лишь еще больше вздрогнул от этого.

«Да, ты, блять, издеваешься!»

Стремительно распространяющийся свет (ого, а что, так можно было?) по помещению заставил Билла на время зажмуриться. И он бы предпочел свои глаза и вовсе не открывать. Когда зрение адаптировалось к электрическому освещению, Денбро заметил, что разбитое им стекло было некогда пробирками для опытов. На счастье, подумал он.

— Что ты здесь забыл в таком случае? — сухо отвечает Билл вопросом на вопрос. Стэнли Урис со своими еврейскими замашками явно бы им сейчас гордился. — Если не собирался меня преследовать, — добавляет после скорее себе под нос, чем приближающемуся Тозиеру.

Денбро раздражали эти его шутки, раздражал он сам, но с сильным влечением он больше бороться не в состоянии. Ему хочется крушить все кругом, кричать до срыва голоса, лишь бы ничего уже не чувствовать. Но в тысячах исходах, которые крутились в голове, как старая кинопленка, у Билла ничего не получалось.

— Думаешь, ты такой остряк? Думаешь, я вот это специально все провернул, чтобы остаться с тобой наедине? Тогда ты попался в мою хитроумную ловушку, чувак, — Билл резко переменился в настроении. И не то чтобы только сменил гнев на милость, но было и что-то еще, помимо ехидной и неоднозначной ухмылки.

Еще секунду назад Денбро хотелось все крушить, плеваться саркастическими фразами, как змея-гадюка. А сейчас даже окружающая обстановка для него стала не просто набором столов и всего необходимого для проведения опытов. Близнецы, помните?

— Скажи мне, ты веришь в то, что сны могут носить повторяющийся характер? — начал Билл издалека. — Что тебе может сниться каждый день один и тот же человек, которого ты никогда не видел до сегодняшнего дня? — с каждым заданным вопросом Денбро приближался к Тозиеру все ближе и ближе, пока не оказался на достаточно близком уровне с его лицом. — А все эти сны могут носить эротический характер? — последнее Билл произносит почти шепотом, размеренно и томно.

Дальше произошло то, чего вряд ли сам Денбро ожидал от себя.

Он просто отключил свой разум и поддался непреодолимому влечению.

Поцеловав Тозиера.
[icon]https://64.media.tumblr.com/b72aeb4397717dd79e5d4d6e05e47d4c/tumblr_inline_nukb77g8BU1qlt39u_250.gifv[/icon][status] [/status]

Отредактировано Bill Denbrough (2020-12-31 17:40:50)

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » сны из прошлой жизни