no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [now here] » the red muse


the red muse

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Jack the Ripper х Michiko
https://i.gyazo.com/80c3add1056bf07fd1955bbf7a21ba17.jpg
What do we do now?..

Когда идей нет и всё вокруг тебя кажется блеклым, вдохновение может прийти из самых неожиданных источников. Джек только не ожидал, что все эти источники находить ему будет Мичико.

+3

2

Состояние Джека было близким, и только близким, к панике последние полтора часа. До этого он ловил себя на отрицании и даже злости, так что, возможно, отчаяние должно было постучать в дверь следующим. Словно ожидая этого судьбоносного стука, Джек то и дело выхаживал свой мягкий ковёр вдоль и поперёк, и в иной раз его уста бы мямлили какую-нибудь приятную мелодию, которую он мог слышать с улицы или, может, по радио. Но сейчас ничего не дёргало его внутренние струны. Внутри была пустота, неприятная и непривычная.
Кто бы мог подумать, что Джек Потрошитель будет испытывать так много эмоций от вида простого холста для рисования? Пустого холста, если быть точным.
Пальцы правой руки нервно крутят кисточку, лицо хмурится, когда Джек останавливается напротив белого полотна, как напротив соперника своей жизни, и смотрит на него, будто ожидая, что пустота сама ему скажет, что делать. Что усладит глаз? Но голосов в голове Джека не было уже давным-давно. Ещё с тех времён, которые он помнил только смутно. До прогулок под луной...
Луна должна была уже светить на небе, что значило, что вместо здорового сна Джек мучился не пойми чем буквально целый день, даже не заметив этого. И почему-то от этой мысли он не почувствовал... Ничего. Джек не любил бросать то, что начал, даже если картина не была технически начата. Джек закрывает глаза и вдыхает полной грудью. Не могло быть на его душе совсем-совсем пусто, ведь она жаждет искусства. И в кой-то веки Джек был намерен доказать если не другим охотникам, то хотя бы себе самому, что с полотном он всё ещё умеет работать не хуже, чем с плотью. Какой же художник работает только с красным?
Он смотрит на палитру и усаживается на свой крохотный для столь длинных ног табурет. Пока он не макнёт кисточку хотя бы в какую-то краску, он не начнёт, не так ли? Пусть это будет что-то случайное, а оттуда можно решать.
Красное снова капает с кисточки в воду. Конечно же, снова красное, почти бессознательно, ведь Джек не помнит как выбирал этот цвет, пусть это и было секунды назад. Не важно, об этом можно подумать и позже. Багровый кончик медленно приближается к белому полотну, и Джек делает паузу убеждаясь, что его рука не дрожит. Волнение от чего-то такое, будто рисовать ему приходится в первый раз... Ещё немного и он бы почувствовал капельку пота, вытекающую из-под шляпы, но тогда Джек понял, что ощущение было ему знакомо - как будто за ним кто-то наблюдает. Сощурив глаза, Джек повернулся к окну,  ведь это было первой догадкой, но по ту сторону на него смотрели только огни фонарей и чужих домов. Джек мычит недовольно, ведь интуиция его обычно редко подводит...
От резкого и громкого стука в дверь Джек едва не падает с табурета, и рука с кисточкой делает резкий выпад в сторону, словно Джек забыл, какой рукой предпочитал увечить, а орудием искусства будто внезапно можно было убить. Кривая, стекающая вниз от избытка краски, красная линия прошлась от центра холста до самого края, и Джек поджимает тонкие губы, почти шипя от злости, ведь стук повторился снова. Джек готов был поклясться, что в этот момент ему стучали не в дверь, а по голове, и от раздражения он резко встаёт, переворачивая табурет и доставая левую руку из-за спины. Сразу несколько огромных лезвий безжалостно проходятся вдоль полотна, разрывая его в клочья, ведь оно всё равно уже было испорчено, а Джеку необходимо было выместить на чём-то злость, чтобы не пострадал стучащий. Подставка наклоняется и с грохотом падает на пол
Он поворачивает ручку двери, открывая её резко и широко, не заботясь даже о том, чтобы надеть свою маску, ведь простой человек не мог найти эту дверь, это был явно кто-то знакомый...
- Добрый вечер, сэр! Могу я вас заинтересовать в чудодейственном средстве для роста волос? Вы не поверите своим глазам, когда я продемонстрирую его вам прямо здесь и прямо сейчас!..
Джеку пришлось опустить взгляд сильно пониже, чтобы встретиться с крохотными жёлтыми глазками горбуна-прислужника. Было это чьей-то не смешной шуткой или простым шарлатанством, Джек наклонился как можно ближе к его лицу, так что аж шляпа едва не съехала с головы, и ответ был простым:
- Нет! Хорошего вечера!
Джек хлопает дверью и правой рукой закрывает своё лицо. Похоже, мир не желает видеть его творчества, раз это произошло, ведь это ничто иное как знак. Сквозь пальцы он смотрит на то, что осталось от холста - куски, разлетевшиеся по полу. Превратить пустое белое полотно в искусство было, пожалуй, сложнее, чем сделать кого-то другого красивым. Полотно не имеет личности или уникальных черт, у него нет истории. Люди же все разные, и каждая женщина, которую Джек убил за свою карьеру, отличалась от предыдущей. Это... Захватывало. Этого не хватало. Но сейчас для этого не было времени, и он должен достать из шкафа ещё один холст, такой же пустой и такой же... Никакой.
Тихий стук снова раздаётся по ту сторону двери, и Джек готов рычать. Скребя лезвиями друг о друга, он быстрым шагом, возвращается туда, где только что уже отправил восвояси чужого жалкого прислужника, и сходу, открывая дверь, наклоняется.
- Для непонятливых, объясняю ещё раз, мне не нужна ваша настойка из помоев и слюны летучей мыши, и если ты ещё раз... - последние остатки сдержанности заставляли убийцу говорить сдержанно, но сам его голос бурлил.
Открыв глаза, Джек резко осознал, что перед его лицом были вовсе не испуганные глаза горбуна, которому Потрошитель уже было собирался пригрозить левой рукой. Как раз глаза пришедшей были немного выше, и Джек медленно поднял взгляд, чтобы окончательно убедиться, что перед ним стоит женщина в одежде японской гейши.
Мичико трудно было спутать хоть с кем-то в этих краях. И с тех самых пор как они впервые встретились посреди ночного Лондона, японка была яркой усладой для глаз Джека посреди этих серых улиц.
- ...Добрый вечер, моя дорогая Мичико, - Джек резко выпрямился и спрятал свою левую руку за спину, чтобы скрыть даже намёк на намерение причинить этой конкретной даме вред, - Прошу меня простить, я... Думал, что ты кто-то другой.
Взгляд медленно обводит лестницу за спиной девушки, как бы убеждаясь, что за углом не спрятался ещё один торговец на полставки.
- Не стой в дверях, проходи.

Отредактировано Jack the Ripper (2020-09-08 15:43:35)

0


Вы здесь » Nowhere[cross] » [now here] » the red muse