Ники Смит/Николо Ди Дженова ⋯ Nicky Smith/Nicolo Di Genova

The Old Guard ⋯ Бессмертная гвардия 

ВОЗРАСТ:

951 год

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

наемник с золотым сердцем

https://media.tumblr.com/a19b3ffba70031eaca39ee9b757bf953/5e9e3248261afbd4-4b/s400x600/987ae0192a6ee5333ac6579410dea1b27e2e9484.gif https://media.tumblr.com/45a91eca100558d5d77c6db6e33cac5a/5e9e3248261afbd4-05/s400x600/1de24ddad38be9a4b4c5c306a8b9114bfc877d77.gif

это любовь — и пытка твоя, и лекарь, вот бы её без боли свести на нет и не искать ни правых, ни виноватых...
...но на тебя он смотрит ещё нежней, даже когда стреляет из автомата.


Судьба Николо предопределена с рождения, и в его голове даже не возникает мысли пойти ей наперекор, бросить вызов. Рожденный в сердце набиравшей обороты Светлейшей Генуэзской Республики, сын одного из вассалов альберго Фиески, он ни в чем не знает ни нужды, ни горя. Отец, глядя на то, как уверенно Николо управляется с деревянным мечом, жалеет лишь об одном: о том, что он не родился первым и оттого едва ли станет полноправным наследником. Мальчишка протягивает руку поверженному старшему брату, мягко улыбается, а в глазах отражается небо – синее, как воды реки Таро.

Служить Господу – вот его предназначение, и в том Николо не сомневается. В полутьме и стыни церковных стен, столь непохожих на тепло отцовского дома, он постигает дисциплины тривиума и квадривиума, ему легко даются арифметика, риторика, богословие, а его голос словно бы создан для пения псалмов. И только с трудом осваиваемая латинская грамматика коварно марает его репутацию. Однако учителя в монастырской школе строги, а наказания просты и жестоки – таким нехитрым путем знания все же оседают в голове Николо. Он привыкает к аскезе, почти не думает о себе и ставит нужды других превыше всего. Сила его веры, отзывчивость и сдержанность позволили бы ему достигнуть небывалых высот и однажды надеть епископскую митру, расшитую золотом и драгоценными камнями.

Византийский император Алексей молит о помощи. Отголоски клермонской речи Урбана II добираются и до Генуи. Сердца людей пылают, а с их уст срывается роковое: «Так хочет Господь». Грядет первый крестовый поход. И когда приходит время сменить розарий в руках на оружие, Николо не сомневается ни дня. Дозволение получено, постаревший отец отдает ему свой меч, а вдова брата целует в лоб. На счастье.

«Пусть же прекратится меж вами ненависть, пусть смолкнет вражда, утихнут войны и уснут всяческие распри и раздоры. Начните путь к Святому Гробу, исторгните землю эту у нечестивого народа, землю, которая была дана Господом нашим детям Израилевым и которая, как гласит Писание, течет млеком и медом».

Кровь, смерть и зной – вот новые спутники Николо на пути к Иерусалиму. На его глазах гибнут десятки и сотни людей: для кого-то раны оказываются смертоносными, кто-то сходит с ума под палящим солнцем. Противники сливаются в стоглавую и стоголосую мешанину, и движет Николо только одно – слова Урбана II, словно вытравленные в мыслях. Он спасает христиан от нечестивцев, которые оскверняют святыни, подвергают людей страшным пыткам и хохочут, глядя на муки и страдания.

В одном из сражений Николо бьется один на один со своим врагом, наконец-то обретшим лицо. Ему кажется, он уже видел эти черты, они, определенно, были ему знакомы, но… Удар! За ним еще один. Повсюду крики и звон оружия, гортанный клекот иноземцев и истошные вопли «Так хочет Господь!». Схватка выматывает их обоих, но ни один не желает сдаваться. Последний вздох они разделяют на двоих. Умирая от тяжелых ран, Николо бросает взгляд на белую ткань, запятнанную кровью, испытывает странное желание посмотреть на небо, но так и не успевает.

Он приходит в себя на поле боя, устеленном трупами. От ран не остается и следа, но Николо не размышляет о том, приснилась ли ему собственная смерть или же это было Господним чудом. Ведь его противник тоже оказывается цел и невредим. И как только Николо ловит его внимательный взгляд, он снова хватается за оружие. Они бьются без устали, ведь терять им нечего. Вокруг ни души, в воздухе сладко пахнет гнилью. Во второй раз умирать даже проще. Проходит немало времени, прежде чем они опускают оружие. Разные религии, разные языки, разные миры – Николо и Юсуфа объединяет только этот странный дар бессмертия. Они еще не раз убивают друг друга, прежде чем достигают шаткого перемирия. Николо вспоминает странные сны, которые видел незадолго до встречи с Юсуфом, и решает, что не Богу было угодно, чтобы они однажды увиделись. Не Богу, но Судьбе. А против нее не пойдешь.

Да, не пойдешь. В этом Николо убеждается, когда впервые встречает Андромаху и Куин – двух других бессмертных. Ни одного седого волоса, ни единого шрама. Прожитые столетия выдает только взгляд. Отношения с Юсуфом, начавшиеся с жгучей взаимной ненависти, перерастают в невероятной силы любовь – то чувство, которое Николо отринул давным-давно, решив, что в его сердце есть место лишь для Господа. Теперь нет.

Когда Николо узнает о страшной судьбе Куин, которую церковники отправили на морское дно в железном саркофаге, он не может прийти в себя несколько дней. В присутствии Андромахи держится, остается спокойным и собранным, но по ночам, стискивая руку Юсуфа, беззвучно шепчет и молит об одном. «Только не так».

Летят годы и столетия. Они уже не Николо и Юсуф: им на смену приходят Ники и Джо. Их небольшой отряд участвует в мировых конфликтах, спасает тех, кто попал в беду, и защищает тех, кто слаб. Кажется, что для них нет ничего невозможного. Однако для каждого из них рано или поздно наступит тот самый роковой день, когда раны перестанут затягиваться. Ники, в сущности, никогда и ничего особенно сильно не желал. Но ему бы хотелось, ему бы и в самом деле хотелось.

Чтобы этот день, как и первую смерть, он и Юсуф также разделили бы на двоих.

СВЯЗЬ:

почта в профиле

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

хочу поиграть артура и имса из начала, умираю нахуй