no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?


Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ELLIOT NIGHTRAY, XERXES BREAK
https://i.imgur.com/kJ6ybFi.gif
Hedwig's Theme

Чувство юмора vs чувство долга в стенах Хогвартса.
Ну, или как-то так.

Подпись автора

Если этот бой был твоим последним самым,
То зачем ты здесь был самим собой?

+3

2

     В библиотеке царила мягкая шелестящая тишина, изредка нарушаемая скрипом стульев, хрустом сворачиваемого пергамента и досадливыми вздохами. В преддверии первого этапа турнира Трёх волшебников домашней работы задавали мало, в сравнении с началом учебного года. Элиот был благодарен за это, пусть и подозревал, что профессора вовсе не щадили учеников — с чего-бы, в турнире участвовал лишь один из доброй тысячи, — а попросту были загружены подготовкой к испытанию. Причина благодарности Элиота была во всё той же загруженности. Пусть он и не принимал участие в турнире, он был старостой — с этого года, — и ни вынужденная возня с детьми-первокурсниками, ни проблемы от старшекурсников, совсем разбушевавшихся из-за близости испытания, не добавляли ему свободного времени.

     Больше всего проблем было с гриффиндорцами. Элиот учился на другом факультете, но очень быстро понял, что для старост это деление становилось весьма условным, и пусть каждый по-прежнему ратовал именно за своих, без помощи чужого факультета иной раз не обойтись. Но и от конфликтов никуда не деться — попытки учеников надавить на то, что брат Элиота когда-то учился на Гриффиндоре, а значит, сам Элиот теперь обязан проявлять снисхождение из мифической солидарности, моментально выводили его из себя. И что, что Гилберт, единственный из их семьи, кто учился не на Слизерине, не считая Элиота, был гриффиндорцем? Да хоть десять раз гриффиндорец! Элиота такая сомнительная «справедливость» не трогала. У него есть свой факультет и обязанности, не допускающие «снисхождения».

     Почувствовав, что снова начинает злиться — последний такой разговор состоялся не так давно, и Элиот до сих пор вспыхивал при одном воспоминании о чужой наглости, в ответ на которую Лео подленько хихикал, за считанные мгновения считывая то, как Элиот начинает закипать, — он присыпал пергамент тальком, чтобы чернила быстрее высохли. Лео сидел напротив, обложившись башнями из книг, но делать домашнюю работу не собирался — читал что-то на постороннюю тему, как всегда. А Элиоту, как господину нерадивого слуги, потом краснеть за него. Раздражает. За соседним столом расположилась эта Безариус — староста с шестого курса Хаффлпафа. Элиот предпочёл бы отсесть от неё подальше, но другие столы были заняты. Несмотря на щадящий учебный режим, общественные места вроде библиотеки часто бывали забиты до отказа — не только учениками из Хогвартса, но также гостями из Дурмстранга и Шармбатона. Первые не нравились Элиоту из-за полного отсутствия манер и умения вести себя в светском обществе — будто с гор спустились, честное слово, — а вторые — он пока не понял, почему, просто не нравились, и всё.

     Он свернул пергамент и перевязал его лентой, но взяться за следующий ему не дали — из-за дверей библиотеки раздался грохот и потянуло странным запахом. Спасибо, что очередную диверсию устроили не прямо в библиотеке — нарушителей, раньше, чем до них добрался бы Элиот, убил бы сначала библиотекарь, а потом Лео. Хорошо, что они не изучали некромантию, как эти — из Дурмстранга.

     — Схожу, проверю, что на этот раз, — со вздохом проговорил Элиот, откладывая перо и закрывая чернильницу. — Сиди тут.

     Из-за книжной баррикады донеслось невнятное, но определённо согласное бормотание Лео, который, похоже, и не собирался никуда идти. Взяв со стола волшебную палочку и прихватив с собой футляр, в котором, помимо свитков и нотных листов хранил ножны с фамильным клинком, Элиот направился в коридор. Библиотекарь происходящим тоже не заинтересовался — не удивительно, его вотчина пока что не пострадала, а Безариус вдруг подорвалась и бросилась в противоположную сторону — туда, где затеяли драку два первокурсника в мантиях Хаффлпафа.

     Выйдя в коридор, Элиот закашлялся от ударившего в нос запаха тухлых яиц. Прикрыв нос и рот рукавом мантии, он завернул за угол, где клубился густой желтовато-серный дым, пронизанный тусклым светом газовых светильников. Третий раз за эту неделю, да какого чёрта?! С тех пор, как эти серные шутихи от какого-то слабоумного изобретателя из Ливерпуля поступили в продажу, ими то и дело бомбардировали коридоры в любых частях замка. Кретины. Выставляют англичан ещё большими дикарями с гор, чем румыны, или кто они там — те, что из Дурмстранга, — которые пусть и вели себя, как неотёсанные деревенщины, а не чистокровные дворяне, но хотя бы не устраивали балаган в такое ответственное время, как турнир. «Найду, кто это сделал — убью», — мрачно подумал Элиот, тщась разглядеть хоть что-то сквозь дымовую завесу. Через пару минут должна спасть, но за это время нарушители успеют скрыться — если только они не кинули шутиху ради прикрытия, тогда ещё велик шанс их изловить. И не дай бог это — кто-то с Рейвенкло. Элиот сдерёт с них максимум очков и не посмотрит, что свой, родной факультет.

Подпись автора

[эпизоды]
Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?
Я обнаружил неизвестно что, капитан!
В эту ночь ты безумный взгляд под маской спрячь

Bakugō Katsuki
Rokudō Mukuro

+2

3

     Просто поразительно, до какой же степени некоторые люди не любят правду - плохая, плохая Эмили, нельзя же так в лоб,  в самом деле, нужно быть изящнее в попытках вывести из себя ближних и дальних, даже в ответ не опускаться до уровня убогих! - и не умеют вести себя в обществе. В голове прозвучало не лишенное характерных ноток (и чрезмерной дотошности) Лиама «уж кто бы говорил!» Подумаешь. Брейк прикрывал нос рукавом мантии и думал о том, что не стоило, пожалуй, класть в карман последнюю шутиху, ибо даже он не застрахован от случайностей в этом полном сюрпризов мире. Теперь пополнять запасы придется.
     Но это потом. Сейчас же в коридоре разливался неприятный запах тухлятины, а глаза застилал густой дым. Отличная штука, если желаешь кому-нибудь досадить, подшутить, сорвать урок — или все сразу и незачем отказывать себе в удовольствии. Негодная, если сам оказываешься в эпицентре — Брейк предпочитал запахи приятные и не слишком навязчивые. И уж совсем никуда не годится, когда тебе предстоит сразиться на дуэли.
     Не важно, что школьный коридор для таких целей не предназначен. Пока профессора и завхоз не видят — сгодится. Видит Мерлин, Брейк создание исключительно простое и непритязательное, очень отзывчивое. Как он мог отказать гостю из Дурмстранга, который решил вдруг, что кроткая малютка Эмили оскорбила его честь и достоинство? И еще Брейк не дурак сразиться на дуэли — без ложной скромности он мог бы сказать, что в дуэльном клубе немногие способны сравниться с ним, хотя многие пытались. За словом Брейк никогда в карман не лез, а вокруг столько впечатлительных личностей с чрезмерно развитым чувством собственной важности. И без намека на чувство юмора.
     Вот как этот безымянный гость. Между прочим, никто не заставлял его отпускать ехидный комментарий насчет Эмили, которая тихо-мирно пристроилась у Брейка на плече и никого, между прочим, не трогала. По крайней мере, сегодня. Не умеешь держать удар (вербальный, разумеется, никакой грубой силы!) — будь добр, держи язык за зубами. Но нет, художника всяк обидеть норовит, а потом еще и толкнуть, ведь школьный коридор так узок, что не разминуться вдвоем. То есть, Брейк в курсе, что выглядит не слишком внушающе. Проблемы? Непременно будут, потому что наглеца следует проучить.
     Высокая фигура маячила в серной дымке неясным расплывчатым силуэтом. Дурмстранговец, кем бы он ни был, не мог похвастаться не только хорошими манерами, но также терпением. Дожидаться, пока дым рассеется, он не соблаговолил, и Брейк покорнейше согласился — в собственных силах он никогда не сомневался.
     — На счет «три»? — небрежно полюбопытствовал он, все так же не отнимая рукав от лица. В правой уже привычно сжимал волшебную палочку.
     На счет «три» золотистая змейка заклятья прорезала густую взвесь. Не задумавшись и секунды, Брейк выставил защитные чары, и змейка, наткнувшись на невидимый щит, отлетела обратно с тихим треском. Вреда, судя по всему, не причина и автору. Эмили на плече насмешливо цыкнула. Брейк усмехнулся в рукав, размышляя, чем же отплатить храбрецу? Весело будет напустить Риктусемпру, а потом наблюдать, как противник хохочет, прям-таки складывается пополам от смеха, не в силах совладать с собой. Ведь хотел посмеяться? Или сосредоточиться на шалостях. Приклеить ботинки к полу, например. Тогда уж хохотать будет сам Брейк, без сомнения.
     Благоразумней всего было бы прибегнуть к простому и изящному решению — обезоружить противника. Классика. Но это же слишком скучно. Дуэль в любом случае не затянется надолго, и смысла отказывать себе в небольшом развлечении Брейк не видел. В конце концов, это последний курс, последний год в Хогвартсе, и это время просто обязано запомниться и ему, и профессорам. А раз уж с турниром Трех волшебников пролетел, придется наверстывать иными путями.
     Единственное, что несколько омрачало планы — перспектива получить выговор от Шерон. Такая маленькая, а такая рассудительная, подумать только — вся в бабушку. Некоторые его проделки развлекали ее, другие — уже не очень. В любом случае Шерон будто бы считала своим долгом напоминать ему, что в школе нужно вести себя хорошо. И так уж сложилось, что юная леди Рейнстворт одна из немногих, кому Брейк не смог бы ответить в ключе «если тебе надо, ты и веди»~ 
     — Таранталлегра! — скороговоркой выпалил Брейк, за мгновение до того увернувшись от пущенного в него заклятья. Все-таки чудесная вещь — опыт. Тело успевает отреагировать прежде, чем в полной мере осознаешь разумом, что вот сейчас тебе прилетит.

Подпись автора

Если этот бой был твоим последним самым,
То зачем ты здесь был самим собой?

+2


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?