no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

headImage

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Nowhǝɹǝ[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?


Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ELLIOT NIGHTRAY, XERXES BREAK
https://i.imgur.com/kJ6ybFi.gif
Hedwig's Theme

Чувство юмора vs чувство долга в стенах Хогвартса.
Ну, или как-то так.

[icon]https://i.imgur.com/spMBWlg.gif[/icon][status]it's a kind of magic[/status]

Отредактировано Xerxes Break (2021-03-22 14:55:57)

Подпись автора

Если этот бой был твоим последним самым,
То зачем ты здесь был самим собой?

+3

2

     В библиотеке царила мягкая шелестящая тишина, изредка нарушаемая скрипом стульев, хрустом сворачиваемого пергамента и досадливыми вздохами. В преддверии первого этапа турнира Трёх волшебников домашней работы задавали мало, в сравнении с началом учебного года. Элиот был благодарен за это, пусть и подозревал, что профессора вовсе не щадили учеников — с чего-бы, в турнире участвовал лишь один из доброй тысячи, — а попросту были загружены подготовкой к испытанию. Причина благодарности Элиота была во всё той же загруженности. Пусть он и не принимал участие в турнире, он был старостой — с этого года, — и ни вынужденная возня с детьми-первокурсниками, ни проблемы от старшекурсников, совсем разбушевавшихся из-за близости испытания, не добавляли ему свободного времени.

     Больше всего проблем было с гриффиндорцами. Элиот учился на другом факультете, но очень быстро понял, что для старост это деление становилось весьма условным, и пусть каждый по-прежнему ратовал именно за своих, без помощи чужого факультета иной раз не обойтись. Но и от конфликтов никуда не деться — попытки учеников надавить на то, что брат Элиота когда-то учился на Гриффиндоре, а значит, сам Элиот теперь обязан проявлять снисхождение из мифической солидарности, моментально выводили его из себя. И что, что Гилберт, единственный из их семьи, кто учился не на Слизерине, не считая Элиота, был гриффиндорцем? Да хоть десять раз гриффиндорец! Элиота такая сомнительная «справедливость» не трогала. У него есть свой факультет и обязанности, не допускающие «снисхождения».

     Почувствовав, что снова начинает злиться — последний такой разговор состоялся не так давно, и Элиот до сих пор вспыхивал при одном воспоминании о чужой наглости, в ответ на которую Лео подленько хихикал, за считанные мгновения считывая то, как Элиот начинает закипать, — он присыпал пергамент тальком, чтобы чернила быстрее высохли. Лео сидел напротив, обложившись башнями из книг, но делать домашнюю работу не собирался — читал что-то на постороннюю тему, как всегда. А Элиоту, как господину нерадивого слуги, потом краснеть за него. Раздражает. За соседним столом расположилась эта Безариус — староста с шестого курса Хаффлпафа. Элиот предпочёл бы отсесть от неё подальше, но другие столы были заняты. Несмотря на щадящий учебный режим, общественные места вроде библиотеки часто бывали забиты до отказа — не только учениками из Хогвартса, но также гостями из Дурмстранга и Шармбатона. Первые не нравились Элиоту из-за полного отсутствия манер и умения вести себя в светском обществе — будто с гор спустились, честное слово, — а вторые — он пока не понял, почему, просто не нравились, и всё.

     Он свернул пергамент и перевязал его лентой, но взяться за следующий ему не дали — из-за дверей библиотеки раздался грохот и потянуло странным запахом. Спасибо, что очередную диверсию устроили не прямо в библиотеке — нарушителей, раньше, чем до них добрался бы Элиот, убил бы сначала библиотекарь, а потом Лео. Хорошо, что они не изучали некромантию, как эти — из Дурмстранга.

     — Схожу, проверю, что на этот раз, — со вздохом проговорил Элиот, откладывая перо и закрывая чернильницу. — Сиди тут.

     Из-за книжной баррикады донеслось невнятное, но определённо согласное бормотание Лео, который, похоже, и не собирался никуда идти. Взяв со стола волшебную палочку и прихватив с собой футляр, в котором, помимо свитков и нотных листов хранил ножны с фамильным клинком, Элиот направился в коридор. Библиотекарь происходящим тоже не заинтересовался — не удивительно, его вотчина пока что не пострадала, а Безариус вдруг подорвалась и бросилась в противоположную сторону — туда, где затеяли драку два первокурсника в мантиях Хаффлпафа.

     Выйдя в коридор, Элиот закашлялся от ударившего в нос запаха тухлых яиц. Прикрыв нос и рот рукавом мантии, он завернул за угол, где клубился густой желтовато-серный дым, пронизанный тусклым светом газовых светильников. Третий раз за эту неделю, да какого чёрта?! С тех пор, как эти серные шутихи от какого-то слабоумного изобретателя из Ливерпуля поступили в продажу, ими то и дело бомбардировали коридоры в любых частях замка. Кретины. Выставляют англичан ещё большими дикарями с гор, чем румыны, или кто они там — те, что из Дурмстранга, — которые пусть и вели себя, как неотёсанные деревенщины, а не чистокровные дворяне, но хотя бы не устраивали балаган в такое ответственное время, как турнир. «Найду, кто это сделал — убью», — мрачно подумал Элиот, тщась разглядеть хоть что-то сквозь дымовую завесу. Через пару минут должна спасть, но за это время нарушители успеют скрыться — если только они не кинули шутиху ради прикрытия, тогда ещё велик шанс их изловить. И не дай бог это — кто-то с Рейвенкло. Элиот сдерёт с них максимум очков и не посмотрит, что свой, родной факультет.

Подпись автора

[хронология]

+2

3

     Просто поразительно, до какой же степени некоторые люди не любят правду - плохая, плохая Эмили, нельзя же так в лоб,  в самом деле, нужно быть изящнее в попытках вывести из себя ближних и дальних, даже в ответ не опускаться до уровня убогих! - и не умеют вести себя в обществе. В голове прозвучало не лишенное характерных ноток (и чрезмерной дотошности) Лиама «уж кто бы говорил!» Подумаешь. Брейк прикрывал нос рукавом мантии и думал о том, что не стоило, пожалуй, класть в карман последнюю шутиху, ибо даже он не застрахован от случайностей в этом полном сюрпризов мире. Теперь пополнять запасы придется.
     Но это потом. Сейчас же в коридоре разливался неприятный запах тухлятины, а глаза застилал густой дым. Отличная штука, если желаешь кому-нибудь досадить, подшутить, сорвать урок — или все сразу и незачем отказывать себе в удовольствии. Негодная, если сам оказываешься в эпицентре — Брейк предпочитал запахи приятные и не слишком навязчивые. И уж совсем никуда не годится, когда тебе предстоит сразиться на дуэли.
     Не важно, что школьный коридор для таких целей не предназначен. Пока профессора и завхоз не видят — сгодится. Видит Мерлин, Брейк создание исключительно простое и непритязательное, очень отзывчивое. Как он мог отказать гостю из Дурмстранга, который решил вдруг, что кроткая малютка Эмили оскорбила его честь и достоинство? И еще Брейк не дурак сразиться на дуэли — без ложной скромности он мог бы сказать, что в дуэльном клубе немногие способны сравниться с ним, хотя многие пытались. За словом Брейк никогда в карман не лез, а вокруг столько впечатлительных личностей с чрезмерно развитым чувством собственной важности. И без намека на чувство юмора.
     Вот как этот безымянный гость. Между прочим, никто не заставлял его отпускать ехидный комментарий насчет Эмили, которая тихо-мирно пристроилась у Брейка на плече и никого, между прочим, не трогала. По крайней мере, сегодня. Не умеешь держать удар (вербальный, разумеется, никакой грубой силы!) — будь добр, держи язык за зубами. Но нет, художника всяк обидеть норовит, а потом еще и толкнуть, ведь школьный коридор так узок, что не разминуться вдвоем. То есть, Брейк в курсе, что выглядит не слишком внушающе. Проблемы? Непременно будут, потому что наглеца следует проучить.
     Высокая фигура маячила в серной дымке неясным расплывчатым силуэтом. Дурмстранговец, кем бы он ни был, не мог похвастаться не только хорошими манерами, но также терпением. Дожидаться, пока дым рассеется, он не соблаговолил, и Брейк покорнейше согласился — в собственных силах он никогда не сомневался.
     — На счет «три»? — небрежно полюбопытствовал он, все так же не отнимая рукав от лица. В правой уже привычно сжимал волшебную палочку.
     На счет «три» золотистая змейка заклятья прорезала густую взвесь. Не задумавшись и секунды, Брейк выставил защитные чары, и змейка, наткнувшись на невидимый щит, отлетела обратно с тихим треском. Вреда, судя по всему, не причина и автору. Эмили на плече насмешливо цыкнула. Брейк усмехнулся в рукав, размышляя, чем же отплатить храбрецу? Весело будет напустить Риктусемпру, а потом наблюдать, как противник хохочет, прям-таки складывается пополам от смеха, не в силах совладать с собой. Ведь хотел посмеяться? Или сосредоточиться на шалостях. Приклеить ботинки к полу, например. Тогда уж хохотать будет сам Брейк, без сомнения.
     Благоразумней всего было бы прибегнуть к простому и изящному решению — обезоружить противника. Классика. Но это же слишком скучно. Дуэль в любом случае не затянется надолго, и смысла отказывать себе в небольшом развлечении Брейк не видел. В конце концов, это последний курс, последний год в Хогвартсе, и это время просто обязано запомниться и ему, и профессорам. А раз уж с турниром Трех волшебников пролетел, придется наверстывать иными путями.
     Единственное, что несколько омрачало планы — перспектива получить выговор от Шерон. Такая маленькая, а такая рассудительная, подумать только — вся в бабушку. Некоторые его проделки развлекали ее, другие — уже не очень. В любом случае Шерон будто бы считала своим долгом напоминать ему, что в школе нужно вести себя хорошо. И так уж сложилось, что юная леди Рейнстворт одна из немногих, кому Брейк не смог бы ответить в ключе «если тебе надо, ты и веди»~ 
     — Таранталлегра! — скороговоркой выпалил Брейк, за мгновение до того увернувшись от пущенного в него заклятья. Все-таки чудесная вещь — опыт. Тело успевает отреагировать прежде, чем в полной мере осознаешь разумом, что вот сейчас тебе прилетит.
[icon]https://i.imgur.com/spMBWlg.gif[/icon][status]it's a kind of magic[/status]

Отредактировано Xerxes Break (2021-03-22 14:56:43)

Подпись автора

Если этот бой был твоим последним самым,
То зачем ты здесь был самим собой?

+2

4

Сквозь клубы дыма Элиот отчётливо различил силуэты двух людей, стоявших посреди коридора и будто бы не особо озабоченных ни запахом, ни застящей глаза серой завесой. «Ну, сейчас вы у меня получите!» — раздражённо подумал Элиот. Не сбавляя шага, он поднял волшебную палочку и выкрикнул длинное неуклюжее слово: «Брахиабиндо!», призванное связать двух идиотов, которые, секунду, что, ДУЭЛЬ ТУТ УСТРОИЛИ?!

Взгляд наткнулся на красную окантовку чёрной мантии одного из придурков.

— Минус пять очков Гриффиндору! — выпалил он, коснувшись значка старосты пальцами. Взмахами другой руки Элиот пытался разгнать дым перед лицом. Он мучительно прокручивал в голове все известные заклинания, способные помочь вытравить это зловоние из коридора, но в голову приходили только абсолютно бесполезные. Лео, ходячая энциклопедия, за секунду вспомнил бы нужное заклинание, но его тут не было.

Второй придурок оказался из чужой школы. Проклятые румыны в своих кричаще-красных мантиях, от них проблем ещё больше, чем от гриффиндорцев, вечно лезущих не в свои дела и устраивающих стычки со слизеринцами! И всё это — не когда-нибудь, а накануне первого тура! Когда и так все напряжены! Особенно учитывая то, что чемпионом от Хогвартса стал не кто-нибудь, а слизеринец.

— Вы что тут устроили, куски дерьма!!!

А вот теперь, не сдержав крика, эхом разнёсшегося под сводами коридора, Элиот малодушно порадовался тому, что Лео остался в библиотеке. Только нотаций о манерах от собственного слуги, да ещё в присутствии какого-то дурмстрагнца, ему не хватало!

Элиот не без труда подавил острое желание схватить за шкирку этого гриффиндорца и, не снимая связывающего заклинания, отволочь его к декану, чтобы тот сам разбирался со своим умственно отсталым подопечным, позорящем всю школу прямо перед иностранными гостями! На иностранных гостей Элиоту было плевать, что вовсе не означало, будто каждому ученику Хогвартса было дозволено слоняться по коридорам и встревать в разборки. Из каких переулков этот гриффиндорец вылез вообще! У него на лице написано, что он не дворянин.

На мгновение Элиот устыдился собственных мыслей. Лео ведь тоже не был дворянских кровей. Более того, он даже не принадлежал к роду потомственных слуг — обычный безродный сирота, что не мешало ему был умнее всех пятикурсников вместе взятых. Так что не Элиоту судить незнакомого (или малознакомого, уж больно примечательной была внешность у этого ученика, Элиот точно видел его раньше) человека по его происхождению. Но всё же, он был слишком зол, и лучше бы дурмстрагнцу не дёргаться и нести чушь про гостеприимство и прочую ересь, которую тот уже начал заливать Элиоту в уши. Даже от простейшего заклинания освободиться не в состоянии, о каком гостеприимстве может идти речь?!

Наконец, Элиот вспомнил заклинание, способное очищать воздух от пыли, дыма и прочих примесей. Шутиха, похоже, всё-таки была волшебной, из тех, что доводили Элиота до белого каления последние недели. Чёртовы ливерпульцы со своими игрушками! Дым рассеивался медленно, будто бы с неохотой, расползаясь в стороны и вязко прилипая к стенам, прежде чем окончательно раствориться. Вот только если взвесь в воздухе заклинание убрало, то запах никуда не подевался — так и остался заполнять коридор и разъедать обонятельные рецепторы.

— Кто нагнал в коридор дыму?! — не дав ученикам и секунды на то, чтобы ответить на предыдущий вопрос, бросил Элиот. Бессмысленный вопрос, откуда бы у дурмстрагца взялась ливерпульская шутиха? С другой стороны, а что мешало ему прикупить подобную игрушку уже здесь, в Хогвартсе? Некоторые альтернативно одарённые личности не брезговали торгашескими замашками, покупая всякие волшебные штуки, способные здорово испортить жизнь и ученикам, и старостам, и преподавателям, а потом перепродавая уже в школе. Элиот дорого бы отдал за то, чтобы разобраться с этими «гениальными» дельцами, но ни разу ни одного из них не поймал с поличным с самого начала учебного года. Может, удастся вытряхнуть из гриффиндорца, где тот взял гипотетическую шутиху, если в возникновении дыма действительно был виноват именно он.

Подпись автора

[хронология]

+1

5

Как честный человек, Брейк сосредоточил все внимание на противнике, и тут же поплатился за собственное благородство. Не успели обменяться еще парочкой заклинаний с этим нежным дурмстрангцем, как в поединок вмешался кто-то третий. Настойчивость и напор, достойные лучшего применения в других сферах жизни.

К счастью, не профессор. К сожалению, староста. Скрытый завесой дымки, но до оскомины прозрачный в своих намерениях и мотивах. Брейк всегда знал: власть портит людей, особенно юных и неокрепших умом. Вообще ужасно испорченный староста, чуть что — сразу мешать наслаждаться зрелищем поверженного в пляс противника, сквернословить, связывать и снимать баллы. Фу таким быть. Вот вырастет и станет профессором зельеварения, таким же мрачным и недовольным всем миром, начнет плеваться ядом, а ведь даже не слизеринец. Удручающая перспектива, между прочим, врагу не пожелаешь.

Веревки плотно обхватили запястья и прижали руки к туловищу. Брейку посчастливилось не выронить  волшебную палочку, а Эмили — не свалиться с его плеча. В таком дыму и суете и палочке, и Эмили грозила нешуточная опасность. Брейк не возражал против шалостей и экспериментов, причем не возражал так вдохновенно и со вкусом, что удивлялся, как это Лиам не придушил его за все годы, проведенные в общей спальне и за одной партой. Другие соседи, впрочем, тоже проявляли чудеса выдержки, а ведь кто еще под рукой в любое время, даже самое неурочное? Гениальные идеи, знаете ли, ждать не станут, а тоска способна нагрянуть в любой момент. Брейк не любил тосковать. И предпочитал не терять контроль над шалостями, а сломанная палочка подобную роскошь не обеспечит, придется тратиться на новую, истощать свои запасы монет.

Ощущение скованности Брейк любил не больше, чем потерю контроля в целом. И, пока смутно знакомый староста разорялся, обращаясь — ну разумеется — не к нему, он пробормотал контрзаклятье. Не дожидаться же чужой милости, в самом деле. Веревки упали на пол и канули в вечность, не оставив по себе воспоминаний. Брейк потер запястья, размышляя, не разыграть ли оскорбленного в лучших намерениях защитника чести и достоинства всех студентов Гриффиндора по меньшей мере, и решил смотреть по обстоятельствам. Староста и в самом деле… смутно узнаваем. В том смысле, что Брейк и прежде имел удовольствием наслаждаться этим громким, полным экспрессии голосом. Всегда приятно послушать, как распекают других, а не тебя, вносит некоторое разнообразие в будни.

Волшебная палочка от греха подальше отправилась во внутренний карман мантии, и Брейк вновь поднес руку к лицу, рукавом защищаясь от миазмов, все еще царивших в этой части коридора. Интерес к вспыльчивому и невоспитанному ученику Дурмстранга он давно потерял. Нет, если тот вознамерится продолжить дуэль позже и в более укромном месте, Брейк, так и быть снизойдет, и даже прихватит в качестве секунда кого-нибудь, чтоб соблюсти все правила.

Ну, или чтоб очередной староста не вмешался и не испортил всю забаву. Лиам поорет, разумеется, но никуда не денется, посторожит. Лиам вообще никуда не девался. Уникальный человек. Воплощенная ответственность.

Правда, для начала малоуважаемому противнику придется избавиться от пут и прекратить ныть. Они с юным старостой составили дуэт, потрясающий буквально до головной боли. Один, по всей видимости, искренне уверовал, что разговаривать с людьми можно исключительно на повышенных тонах, другой полагает, будто ему все должны исключительно по факту его принадлежности к определенной школе. Скучно.

— Не пора ли нам удалиться? — негромко полюбопытствовал Брейк, скосив взгляд на Эмили.

Эмили всем своим видом говорила: пора. И тихонько, но выразительно хихикала над попытками старосты избавиться от последствий взорвавшейся шутихи. Святая наивность! Однако к чужому упорству в достижении поставленной цели можно отнестись с некоторым уважением. Уважать Брейк мог и на расстоянии, но отступить под прикрытием дымки успел не далее, чем на пару шагов. Ну что ж, этот староста утомлял и забавлял одновременно — по глазам видно, из тех, кто заводится с пол-оборота. Брейк картинно развел руками, изобразил честные глаза: какой такой дым? Ничего не видел, ничего не знаю. Он совершенно ни в чем не виноват и вообще мимо проходил, не докажете.

— Полагаю, теперь я могу быть свободен? — практически смиренно полюбопытствовал он.
[icon]https://i.imgur.com/spMBWlg.gif[/icon][status]it's a kind of magic[/status]

Подпись автора

Если этот бой был твоим последним самым,
То зачем ты здесь был самим собой?

0


Вы здесь » Nowhǝɹǝ[cross] » [no where] » Ты же не думал, что избавишься от меня так легко, не так ли?