no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [now here] » I walk with the noise


I walk with the noise

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

zero х vigil
https://i.imgur.com/HcqBEPI.png
iamx // walk with the noise

I walk with the noise
It’s reaching out of me
I talk to the walls
Face my devils

+2

2

[indent]Сэм щурится на яркие люминесцентные лампы, висящие прямо над столом на низком потолке, и откидывается на спинку стула — голова болит, и ни лампы, ни духота в комнате, ни затянувшееся на сорок минут ожидание не способствуют тому, чтобы что-то в этой ситуации изменилось. Правительственная бюрократия, кстати, очевидно за эти двадцать семь лет, что он не был в Корее, не изменилась тоже, и этому, похоже, никакие таблетки, как и его голове, не помогут.
[indent]Сэм трёт лоб, прикрывает глаза и думает, что, возможно, в этот раз ему стоило сказать нет, воспользоваться привилегиями ветерана Эшелона, и просто провести выходные в Балтиморе в компании Сары, ее мужа, их пса и барбекюшницы, потягивая холодное пиво на заднем дворе своего честно заработанного шпионажем, убийством людей и прочими законными видами службы своей стране способами. Все это, впрочем, конечно же мечты: можно забрать человека из Эшелона, но... но, в общем-то, и этого сделать нельзя.
[indent]Сэм, как никто другой, знает и сам — из Эшелона Сплинтеры не уходят. Разве что вперёд ногами.

[indent]— Простите за ожидание, мистер Фишер. Я Квентин Майерс, и я здесь, чтобы такого впредь не повторилось, — дверь распахивается, пропуская в комнатушку невысокого, в костюме, какие носят все представители спецслужб во всех фильмах, что могут попасться вам на глаза, мужчину средних лет, с уставшим взглядом, залысиной и, что самое важное, документами, которые были предъявлены корейским тиграм более часа назад, забранные на проверку и, казалось бы, уже утерянные безвозвратно. Мужчина, протягивая документы через стол и садясь на стул напротив, утирает шею платком.
[indent]Сэм думает, что и сам не отказался бы от холодного зеленого чая без сахара. Здесь, впрочем, судя по обстановке и отсутствию гавайских гамаков, вряд ли подают прохладительные напитки.

[indent]— Процедура проверки документов заняла чуть больше времени. Кроме того, по протоколу должен присутствовать представить американского филиала здесь, так что...

[indent]— Так что Вы здесь в качестве переводчика, связного и просто залога, что ЦРУ не придётся тратиться на билет для нового агента и покрывать расходы по перевозке цинкового гроба. Я знаю, да, — Сэм отрывает ладони от столешницы, пожимает плечами и просто выдыхает; он устал, немного раздражён, но в целом, на самом деле, все не так плохо, как он ожидал.
[indent]В этот раз, по крайней мере, он хотя бы существует для правительства, и, хоть и под фальшивой легендой, но его будут знать, признавать и бегать, если что, придётся только от плохих ребят, а не ещё и от условно хороших.
[indent]Это, несомненно, стоило сорока минут ожидания. Наверное.

[indent]В этот момент в комнату входит директор всего этого корейского бюрократического балагана, бегло обращается к Майерсу по-корейски с таким видом, словно существование Сэма отрицалось в принципе. Тот, наученный играть в эти игрушки ещё до того, как корейский напыщенный мальчик появился на свет, даже бровью не поводит, хотя прекрасно понимает — хоть и с оговорками на отсутствие практики языка — как нелицеприятно был обозван. Но черта с два он всрет сорок минут жизни из-за того, что кому-то не нравятся американцы.
[indent]Поддерживав легенду, Сэм с интересом переводит взгляд с Майерса на корейца, а потом — обратно. Он знает, что иногда выгодно включать дурачка — люди сразу расслабляются.

[indent]— Господин Кван Гхы ознакомлен с делом, над которым Вы работаете. Здешний агент уведомил о ходе расследования и необходимой поддержке. Ее Вам окажут, — Квентин снова потирает шею, шумно вздыхает и переводит взгляд на корейца.
[indent]По самодовольному взгляду последнего Сэм понимает, что здесь, как фонарный столб на пути новенького порша, вырисовывается НО.

[indent]— Но...

[indent]Сэм только вздыхает и, пока Майерс озвучивает это самое НО, думает, что хотя бы был заранее готов к чему-то подобному морально. Корейцы, знает Сэм, все такие же консервативные и скрытные ребята, живущие в своём собственном мире, где все вокруг — враги и шпионы. В целом, не так далеко от правды, но все в мире — или почти все — уже вроде как смирились. А эти, стоит отдать должное, все надеются, что никто у них домашку по атомной энергетике и ракетостроению не спишет.
[indent]Но, в любом случае, Сэм привык играть теми картами, что на руках, и выигрывать, вне зависимости, козыри это или сплошные шестерки, так что выбирать не приходится.

[indent]— Передайте господину Кван Гхы, что если он хочет нанять для меня няньку, то у меня даже есть ее имя, — Сэм складывает руки на груди, усмехается глухо и, не выходя из образа напыщенного американского болвана, просто продолжает, — Чхоль Кен Хва. Больше ни с кем я работать не буду. Или, — он разводит руками, — Господину Кван Гхы придётся поискать другого американца, который решит рискнуть шкурой там, куда ему и его людям путь заказан.

[indent]Сэм выдыхает.
[indent]Оставалось надеяться, что способный мальчик, которого Крейг ему так старательно протежировал, и о котором Сэм на всякий случай навёл справки перед отправлением в Корею, его не подведёт, и будет таким же тихим и послушным, каким показался в их первую встречу.
[indent]Или, как минимум, таким же смышлёным.
______________________
[indent]Крейг хлопает ладонью по столу так, что стаканчик с чаем — или, если честнее — с тем, что выдаёт себя за чай, — подпрыгивает на больше не кажущейся прочной поверхности.
[indent]Сэм не шевелится и не вздрагивает, только поднимает голову и вопросительно вскидывает бровь.

[indent]— Если бы ты знал, как я чертовски рад тебя видеть!

[indent]Сэм медлит, думает, есть ли у него заряд в социальной батарейке, чтобы ответить то же самое, и в итоге кивает:
[indent]— Давненько не виделись, Крейг.

[indent]Сэм думает, что был бы не против не слышать звучный голос шумного парня ещё столько же, но на самом деле это не так. Крейг хороший солдат и, пожалуй, неплохой человек, так что это несправедливо. А Сэму просто нужно было признать, что он давно превратился в ворчливого старика, и ему даже не хочется этого скрывать.
[indent]Какой смысл?

[indent]— Я как услышал, что ты будешь в Радуге, сначала даже не поверил, — Крейг заваливается на стул, со скрипом выдвинув его; под лапами Дженсена, впрочем, и стальные балки бы заскрипели.
[indent]Когда туша Крейга перестаёт загораживать свет, Сэм замечает, что тот пришёл не один. Впрочем, для этого дружелюбного медведя это не новость — он везде находил себе приятелей. Другое дело, что сам Сэм заводить знакомства сейчас не горит желанием.
[indent]С другой стороны, когда его спрашивали?

[indent]— О, заметил моего нового друга? — Крейг фыркает, проследив за взглядом Сэма, и тот лишь пожимает плечами, улыбается дежурно молодому корейцу, пока Дженсен приглашает того сесть рядом, — Это Чхоль Кен Хва. Чхоль — это Сэм Фишер. Хотел бы я сказать, что ты, наверное, слышал это имя, но тебе, вообще-то, не положено.

[indent]Сэм хочет было остановить Крейга, действительно испытывая неловкость, но этого парня всегда было не удержать, как локомотив с сорванными тормозами. Сэму он, в принципе, нравился, но последнее время у него от шумных и активных людей часто болела голова, потому что старость, как известно, не радость.

[indent]— Очень приятно, — Сэм кивает снова, но это все, что он успевает — Крейг снова перехватывает инициативу.

[indent]— Я подумал, что вы найдете общий язык, — Дженсен откидывается на стул. Сэм думает, что он шутит, потому что всерьез ничего подобного никто, кто хоть немного его знает, не скажет. По лицу Крейга очевидно, что нет, не шутит.
[indent]Когда Дженсен подается обратно к столу, хлопнув ладонями по столешнице, Сэм понимает, что чай он сегодня спокойно не попьет. С другой стороны, почему нет? Сара давно говорила, что ему стоит поискать новых знакомств. А у Крейга, похоже, был какой-то план — просто так этот здоровяк ничего не делал.
______________________
[indent]Сэм думает, что еще немного, и он уснет. Просто закроет глаза и, как это всегда бывало, провалиться в темноту без верха, низа, без левой стороны и правой; провалится в вакуум, в котором нет ни света, ни звуков, ни времени. Провалится, чтобы наконец-то это бесконечное ожидание, эта бесполезная трата времени закончились.
[indent]Это, думает Сэм, было бы неплохим решением.

[indent]Дверь, впрочем, не особо любящая открываться в этом месте, наконец-то тихо скрипит и впускает в комнатушку уже трех человек. Сэм, поднимая взгляд, решает, что становится тесновато.

[indent]— Мистер Фишер, — Майерс со своим неизменным платочком выступает вперед, но Сэм на него не смотрит. Его внимание приковано к Чхолю, как и всегда держащегося безмолвной тенью за спинами Квентина и мистера Высокомерного засранца.
[indent]Значит, сработало.
[indent]Теперь поскорее бы закончить с оставшейся бюрократией.

+1

3

- Чхоль Кен! - Виджил поворачивает голову, распознав за глухими ударами по подвешенной на цепи тяжелой груше тонкий голосок секретарши директора Кван Гхы. Он дышит тяжело, но быстро выравнивает дыхание и на неловко семенящую к нему по матам в туфлях на невысоком каблуке девушку смотрит уже совсем бесстрастно, вытирая с висков капли пота махровым полотенцем.

- Чхоль Кен, вас... выбрали сопровождающим, - кажется, секретарша шокирована новостью, которую пришла доставить, гораздо больше, чем он сам, хотя услышать о новом непредвиденном назначении Чхоль, на самом деле, никак не ожидал, но виду, естественно, никакого не подал, лишь вопросительно склонив голову набок, когда девушка вдруг запнулась, - для американца. В деле господина Кима. Он лично назвал ваше имя.

Виджил едва заметно хмурится, потому что вообще не понимает, как такое могло произойти. Он здесь в качестве консультанта и бойца, но никак не сопровождающего для шпиона или хакера, кого бы правительство там не откопало. От дела конгломерата Кима его и вовсе сразу оградили, указав, что мол профиль не его и этим будет заниматься иностранный эксперт, а батальон Чхоля будет выступать в качестве команды поддержки. А теперь его внезапно назначают сопровождающим. Естественно, чтобы проследить за тем, дабы американец не передал никаких лишних данных своей стране, и не наделал грязи на чужой земле. 

Это не его забота. Совсем. Но приказ есть приказ, а он - всего лишь солдат и, пусть уже не под юрисдикцией южнокорейской армии, но все еще верный своей стране. Раз надо, то он будет ходить хвостиком за этим американским спец агентом и заглядывать ему за плечо. Тому, конечно, тоже это вряд ли понравится, но работа есть работа. 

Чхоль кивает коротко в знак того, что все понял, старается игнорировать изучающий взгляд девушки на себе. Ему не комфортно, когда его рассматривают. Когда он без маски. Поэтому он спешно разворачивается на пятках и уходит в раздевалку, не оглядываясь. 

Что его еще больше напрягает, так это то, что, кем бы ни был тот американец, он знает его имя. А Чхоль обычно о себе в принципе не распространяется и большинство его знакомых и коллег обращаются к нему по позывному. Но никак не по имени. Даже те, кто знает, все равно используют позывной. Единственный американец, с которым он общается достаточно близко - это Крэйг, но он в другой стране на другом задании. 

Чхоля нервирует атмосфера неизвестности и странности, повисшая в воздухе, и треск люминесцентных ламп в пустой раздевалке. Он привык двигаться по намеченному заранее пути, как поезд по рельсам, а не лезть сквозь бурелом и бездорожье. У Чхоля в голове тревожным красным неоновым светом горит надпись - “Это неправильно. Так не должно быть”. Но он все равно сделает, что прикажут, благо, что чувства и эмоции запирать на замок он умел, наверное, лучше, чем остальные семь миллиардов людей на Земле. 

Другое же дело, что тревога никуда не девается, даже если ее посадить на цепь. Она продолжает змеей копошиться под кожей и сдавливать кольцами внутренности. Потому что не показывать эмоции - не значить не испытывать их вовсе. Для Чхоля это открытие было одним из самых неприятных. 

ххх

- Не уверен, что это хорошая идея... - Крэйг, конечно же, не слушает, просто тащит за собой и ни на секунду не прерывает свой рассказ о том, как служил в Афганистане с самим Сэмом Фишером, кто бы это ни был. Чхолю может и интересно было послушать, да и он сам мог похвастаться боевым опытом в этой стране и поддержать разговор, но он скептически относился к перспективе нового знакомства. Вряд ли этот Сэм похож на Крэйга. Крэйг сам всех с собой знакомил, хотел того человек или нет. Так произошло и с самим Чхолем. Странно, как этот человек, будучи ему почти полной противоположностью, умел так расположить к себе и завоевать доверие и уважение. Может, все дело в том, что он прекрасный солдат, но Чхоль уже давно перестал себя этим обманывать. Крэйг прекрасный друг, вот и все. И именно он научил Чхоля простой истине - с людьми можно сходиться и даже нужно. Но у Виджила от этого навык социализации не прокачался. Благо, что Крэйг не против был все тягости и неловкости общения взять на себя и, скорее всего, Чхолю не придется сказать на этой встрече больше двух-трех слов. В конце концов, ему хорошо давалась роль немого слушателя, и он действительно наслаждался, когда люди вокруг обсуждали что-то интересное, но его в это не втягивали.

Чхолю нравится быть призраком. И иногда он действительно жалел, что УМЭ-7 лишь стирает его с радаров, а не из поля человеческого зрения. 

- Взаимно, - единственное слово, которое Чхолю приходится сказать другу Крэйга за весь вечер, и он Дженсону за это был бесконечно благодарен. Самому Сэму Фишеру, легенде, по словам того же Бороды, тоже, потому как он оказался очень спокойным и тихим человеком. 

С места легенды, про которую никто ничего не знал и о которой лишь очень тихо говорили вслух, на него смотрел вполне обычный человек с сединой на висках и блестящими, как у кота, глазами. Виджилу невольно захотелось спросить, не выдает ли его их сияние в темноте. Коты ему нравились. А Сэм Фишер был похож именно на матерого, прошедшего не через один бой, кота. Спокойного, но в руки никогда не дающегося. У него и движения выверенные, плавные, и взгляд говорят о том, что он посвятил свою жизнь службе. Чхолю это нравился. Он хотел бы двигаться так же. Бесшумно. 

Чхоль не то чтобы расстраивается. Его вполне устраивала роль немого наблюдателя, тем более что Крэйг благосклонно взял на себя ответственность заполнять эфир своим раскатистым громким смехом и болтовней обо всем и ни о чем. Странно, как Чхоль порой даже завидовал этой его способности нормально общаться с людьми и не чувствовать себя при этом так, словно любое твое слово может стать последним. 

Виджил опускается на стул напротив Сэма, складывает руки на груди, редко почти незаметно улыбается, когда Крэйг шутит, но часто смотрит на Фишера. Кто лучше может научить его быть призраком, чем человек, которого номинально не существует? В этом, думает Чхоль, они почти похожи. 

ххх

В переговорную Виджил входит в полном боевом обвесе, готовый хоть сейчас приступить к выполнению, наверное, любого задания. Да, точно, любого задания. Для своей страны он готов на все. Поэтому он и здесь. Но когда он встречается взглядом с тем самым Сэмом Фишером, то уверенности у него убавляется, а голова полнится сомнениями. Виджил, естественно, даже взглядом не показывает, что совсем не рад видеть здесь именно этого человека, именно его профиля, но маску не поднимает, когда выныривает из-за спины Майерса и проходит ближе, кивком приветствуя и садясь за стол без единого слова. 

- Я вас оставлю, чтобы вы... смогли обсудить все и выбрать лучший подход к решению поставленной задачи, - Майерс понимает, что тут он совершенно лишний, и что его присутствие будет только мешать, а потому благоразумно удаляется. 

Виджил откидывается на спинку стула и обнимает себя за локти. Он, кажется, понимает, что у Фишера на уме. Благо Крэйг несколько раз упомянул, что работает тот только в одиночку.

- Если вы думаете, что сможете оставить меня посидеть в сторонке, мистер Фишер, то у вас это не выйдет, - Чхоль впивается внимательным взглядом в чужое лицо. Нет, он будет стоять на своем, и сделает то, что от него требуется. Зря Сэм потребовал в сопровождающие именно его. Даже с тем, кого бы назначило непосредственно правительство, шансов договориться было бы значительно больше. 

- И, я так полагаю, свое право на ультиматум вы уже использовали, а значит, отменить свое решение уже не сможете. Но чтобы вас успокоить я скажу, что обязуюсь исполнять каждый ваш приказ, но при условии, что этот приказ не будет звучать в духе “посиди тут, я сам справлюсь”, - наверное, ему не следовало быть таким категоричным и в чем-то даже грубым. Но Чхоль - простой солдат. У него нет никаких знаний об условностях. Он просто надеялся, что Фишер его поймет, и если Виджил пообещает не мешать выполнять его работу, то и Сэм ответит тем же.

+1

4

[indent]Сэм провожает Майерса и взятого им на буксир, как крейсер тягачом, Кван Гхы спокойным взглядом человека, прекрасно осознающего своё — пусть и не озвученное вслух — превосходство. И речь тут совсем не в возрасте, цифра которого в его двадцати паспортах на двадцать разным имён каждый раз выглядит как сумма цифр в паспортах всех остальных собравшихся в комнате людей.
[indent]Впрочем, это не важно. Переводя взгляд с закрывшейся двери на Чхоля, Сэм уже забывает о существовании вышедших за дверь людей, прямо как кот, чьё внимание распространяется лишь на находящиеся в его поле зрения предметы. Возможно, думает Сэм, у них с котом и правда много общего. Цвет глаз, например. Или умение спать в любом месте, в любое время и в любой ситуации. А, возможно, дело в том, что он, как и коты, предпочитает гулять сам по себе.
[indent]Сам.
[indent]Котят с собой за шкирку он таскать не собирается. Даже таких смышленых, как этой корейский белый тигр. Котята неопытные, а Сэм слишком старый для непредвиденных обстоятельств, и снова ломать себе нос о чужой кулак, сбегать от охраны или заниматься ещё одному богу известно чем он совсем не хочет.

[indent]Впрочем, его работа первым делом научила его идти на компромисс. Вторым делом — из этих компромиссов выжимать для себя максимум выгоды.
[indent]Компромисс прямо сейчас сидел перед ним, закрывшись на все психологические и физические замки.
[indent]Сэм смотрит снова на Чхоля и думает, что давить этого парня будет все равно, что давить кокос — как минимум сложно и как максимум интересно.

[indent]Хотя куда интереснее поскорее со всем этим закончить.

[indent]— А как насчет "делай что хочешь, сынок, а я сам справлюсь"? — Сэм подается вперед, но осторожно, опускает ладони на стол, пытаясь на подсознательном уровне дать понять Чхолю, что не собирается настраивать его против себя, а совсем даже наоборот, хотя на деле, в общем-то, что расположение, что конфронтация — Сэму было все равно; проще или тяжелее — у него не то что был большой выбор, работу в любом случае придется делать, — Но на самом деле, я знаю правила игры, мальчик, и готов по ним играть.
[indent]То, что играть по ним он собирается в своб собственную игру со слегка измененными правилами, Сэм вслух произносить не стал. Ему в любом случае придется действовать по обстановке, а обстановка — кто знает? — может повернуться к нему и передом, и задом, и любым из боков. Придется подстраиваться, и, несмотря на то, что Сэм привык работать один, лишняя пара глаз и рук, способных держать оружие, может оказаться полезной.
[indent]А может и нет.
[indent]Никогда не угадаешь.

[indent]— Так или иначе, если правительство Кореи предпочитает тянуть время за все его пространственные петли, то у меня на операцию отведено всего лишь сутки. Поэтому как насчет того, чтобы обсудить все детали по дороге на место?

[indent]Сэм откидывается обратно на спинку стула, но ладоней от столешницы не отнимает, лишь коротко пожимая плечами. Анна говорила, что информация на плохих ребят, засевших в золотой корейской башне, нужна ей так быстро, как это возможно, а потом добавила, что это желательно вчера. Дело, впрочем, знал Сэм, серьезно, и ЦРУ с АНБ работали над ним более двух лет, прежде чем передать Четвертому Эшелону для полевой работы, стоило лишь им обломать зубы о политическую бюрократию.
[indent]Информацию нужна не позднее, чем к восьми вечера следующего дня. По вашингтонскому времени. Значит по сеульскому времени у них осталось всего ничего — до девяти утра.
[indent]Сейчас было шесть вечера.
_____________
[indent]Всегда есть несколько путей проникновения в здание, и их выбор, конечно же, зависит от ваших целей и, в первую очередь, от наличия или отсутствия необходимости быть замеченным. Сэм с помпой никогда не входил — его работа подразумевала собой не то что скрытность, а практически полную невидимость, сравнимую разве что с абсолютным неприсутствием, поэтому основными его вариантами всегда были окна, вентиляция, канализация и прочие вещи, о которых так часто забывают конструкторы систем безопасности и простые скучающие — или нет — охранники. Обычно это были если не простые, то хотя бы рабочие варианты.
[indent]Исключения, впрочем, всегда встречались.
[indent]К счастью, Сэм умел импровизировать.
[indent]К счастью, потому что сейчас — пришлось.

[indent]— Надеюсь, ты не боишься высоты? — Сэм смотрит вниз, на асфальт, от которого их отделяет примерно сорок этажей, и, поправив трехканальные очки на лбу, тянется к плотно прикреплённой к Оспрею кошке с выстреливающим механизмом.

[indent]Проверяя крепление катушки, Сэм отстранённо думает, что в его возрасте, пожалуй, единственная катушка, которую он должен проверять на прочность — это та, на которую наматывается леска его спиннинга. У Анны, легким движением руки отрубившей все подступы к башне, кроме не закрытых из-за удаленности от любой из горизонтальных поверхностей вентиляционных шахт, очевидно, было другое мнение.

[indent]ОПСАТ на запястье загорается, когда Сэм примеряется к тому, под каким углом стрелять, чтобы крюк не унесло к чертовой матери. Помянешь черта, думает он, переводя на дисплей взгляд. Нужно будет напомнить, что он уже взрослый мальчик, чтобы так с ним носиться.

«Настроила твой передатчик на канал связи Чхоля. Теперь ты сможешь слышать его где угодно.»

[indent]Сэм тихо фыркает, оборачивается на как всегда молчаливого Чхоля за своей спиной, и сдерживается от того, чтобы отшутиться от Анны. Он скользит взглядом по чёрной форме корейского подразделения специального назначения, слившейся с ночным небом, отмечает тусклый блеск оружия и отворачивается. Возможно, пошутить все же стоило. Хотя он до Второго пришествия бы выбирал, что пошутить: не то что он разговаривает или не то что я хочу, чтобы он разговаривал.
[indent]А, возможно, стоило проверить связь вместо всей этой глупости.
[indent]Точно.
[indent]Сэм зажимает пальцами небольшой имплант под подбородком, недавно обновлённый Четвертым Эшелоном, и тихо кашляет. Чужая рация за спиной оживает, несмотря на то, что Чхоль вряд ли слышал даже сам кашель. Но в этом и суть: он может шептать на грани слышимости, а имплант усилит звук и преобразует его для передачи.
[indent]А ещё с его помощью можно голосом записывать сообщения, переводимые в текст без единой ошибки, о чем мечтают все производители смартфонов последние пару лет. Жаль только, что ОПСАТы есть у людей, которых можно пересчитать по пальцам одной руки.

[indent]Сэм гасит дисплей ОПСАТа, чтобы он больше не загорелся в самый неподходящий момент, и снова вскидывает пистолет с кошкой:
[indent]— Если потребуется, ты сможешь связаться со мной в любой момент. Но лучше сохранять радиомолчание.
[indent]С этими словами Сэм стреляет, чуть дергаясь от отдачи, и замирает, пока не ощущает лёгкий толчок, с каким края крюка впиваются в уступ здания рядом с выведенной наружу вентиляционной шахтой.
[indent]Сэм дергает трос, закрепляет его и думает: спасибо этим архитекторам, которые любят выпендриться и поналяпать на здание, которое должно выполнять лишь одну функцию — не свалиться под напором ветра — столько декоративной хрени, что залезть на него, в общем-то, можно было и вручную с земли.
[indent]Другое дело, что у них сейчас нет на скалолазание времени.

[indent]На время Сэм теряет интерес к тросу и снова поворачивается к Чхолю, машинально проверяя ФС в кобуре и опуская очки на глаза, переключая между каналами и убеждаясь, что все работают исправно. Когда фигура Виджила превращается в яркое пятно теплового следа, Сэм убирает очки:
[indent]— Я предлагаю разделиться, потому что у нас большое поле деятельности. Если верить чертежам, что есть — четыре верхних этажа небоскреба отведены под офисные помещения, — он проверяет крепления на варбэлте и затягивает лямки Оспрея, — Кабинет нашей цели на верхнем этаже, но помимо этого было бы хорошо посетить ещё пару мест, среди которых сервер компании. И чтобы мы успели до открытия башни, разумно поделить фронт работ.

[indent]Сэм смотрит на Чхоля, но его лицо скрыто за маской. Сэму, впрочем, все равно — ему не некомфортно и не сложно, он здесь не в психолога пришёл играть, и ему достаточно просто видеть чужие глаза, чтобы знать: внимание принадлежит ему.
[indent]Согласия, впрочем, в этих глазах он не видит. Что и неудивительно.

[indent]— Можешь выбрать — хочешь взять офис или сервер?

[indent]Сэму, например, все равно. А возможность выбора, быть может, корейского подозрительного тигра успокоит.

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [now here] » I walk with the noise