Alaudi ⋯ Алауди

Katekyo Hitman Reborn ⋯ Учитель мафиози Реборн 

ВОЗРАСТ:

25

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Первый Хранитель Облака, Первый Внешний советник Вонголы, Основатель и Первый босс CEDEF, Глава Секретной разведывательной группы в край заколебавшийся от работы и ответственности член мафии. Единственный из не-предателей и слабаков Хранителей остался служить Семье. Организовал CEDEF, отжал немало власти и продолжает помогать Вонголе в привычном ему "я не с вами" стиле

https://i.gifer.com/FH2p.gif

Le nuvole sopra di noi piangono lacrime di peccati

Твоя история


Когда на небе собираются грозовые тучи - это невозможно не заметить. Едва осязаемое напряжение потрескивает в воздухе, не давая сосредоточиться на чем-то другом. Алауди это раздражает, словно назойливая муха, попавшая в комнату и мешающая заснуть. Он мог бы просто отмахнуться, убедить себя, что чутье подводит даже его, но... У него нюх на неприятности. А особенно на людей, которые эти неприятности приносят. В таком он не ошибался. Никогда. Оставалось только понять, что заставляет его пристальней вглядываться в чужие лица. Внимательнее следить за каждым шагом тех, кто непозволительно близок к Примо. Это не так просто. У этого чудака сердце нараспашку, он раскрывает двери любому, кто попросит. Доверяет слишком многим. И спускает - слишком много. Иногда это невольно вызывает простой вопрос - как все еще держится на плаву? Отчего Вонгола все еще на вершине, хотя по всем существующим законам уже должна была быть стерта с лица земли? Впрочем, ответ на это прост. Причина, по которой семья может казаться слабой, и причина, по которой она - непоколебима, одна и та же. Джотто умудрялся совместить в себе несовместимое. И порой это все же приводило к некоторым затруднениям. Оставалось выяснить, насколько все могло быть в этот раз. И не накручивает ли он сам себя, недоверчиво наблюдая со стороны.
Хранители к такому Облаку привыкли. Джи отвечает ему взаимностью и старается не соприкасаться с ним лишний раз. Угетсу миролюбиво замечает, что подозрительность хороша в меру. Лампо, разумеется, живет своей жизнью, оказавшись в Вонголе по какой-то нелепой ошибке. Кнакл же убежден, что Алауди лишь осторожен, а это вовсе не порок. И только Деймон отвечает своей неизменной змеиной улыбкой, вглядываясь таким же изучающим, внимательным взглядом. Они друг другу не доверяют, и если когда-то Спейд казался миролюбивым дураком, который может посоревноваться с Джотто в наивности, то Облако никогда, ни на грамм, ему не верил. Разве можно положиться на того, чьи силы - это один сплошной обман? Иллюзии - это низкое и бесчестное оружие, которое сродни выстрелу в спину или удару по уже поверженному противнику. И когда столь пристально вглядываешься в стоящего с тобой плечом к плечу, то чутко ощущаешь малейшее изменение. Во взгляде, в движениях, в словах и даже интонациях. С него все началось. Он стал той самой назойливой мухой, которую никак не поймать. А после... После он поймал такой же взгляд у еще одного человека.

Недовольство Риккардо можно было потрогать руками. Облако не сомневался - протяни к нему ладонь, наткнешься на стену из раздражения и негодования. Это можно было списать на что угодно, мало кто из членов Семьи продолжал беспечно улыбаться и все еще искренне верить, что они смогут причинять лишь добро и счастье, навязывая мир во всем мире. Но что-то не давало покоя. То ли его близость к Примо и их далекая, но все же кровная связь. То ли редкие вспышки гнева одного из ближайших последователей, которых раньше не было и вовсе. Может, все дело в той самой назойливой мухе, по ошибке ставшей Хранителем - все, с кем он имел хоть какой-то контакт, даже короткий разговор, вносились в мысленную записную книжку. Имен там скопилось предостаточно. Но Риккардо... Был самым опасным из них. Потому что силен, потому что умен, и крайне амбициозен. А последнее, как известно, стирает многие границы. Но это всего лишь его мысли, простая чуйка, выработанная за многие годы в разведывательной группе. С таким к Джотто не пойдёшь. Если бы только он еще умел слушать и слышать подобные новости. Это все бесполезно, Алауди оставалось лишь наблюдать. И порой выходило занимательно.

Жаркие дни ему никогда не нравились. Солнце жалило светлую кожу, а раскалённый воздух застревал где-то в глотке, мешая нормально дышать. В бесконечных коридорах особняка становилось невыносимо, будто забытая пытка с сицилийским быком. Алауди не готов в такое время еще и тратить время на бесполезные совещания, он пользуется своим священным правом быть обособленным Облаком, самому решать, чем и как заняться, а потому прячется в тени дома, пережидая скопление народа на вверенных территориях, не теряя бдительности и уже рефлекторно сканируя все вокруг. Он закрывает глаза и замирает, сливаясь со стеной, оставаясь незамеченным для любого, кто выходит или заходит в дом. Впрочем, такой находится лишь один. И Алауди уж точно не упустит шанса понаблюдать за мужчиной, который уверен, что беснуется в полном одиночестве.
Вспышка пламени на мгновение ослепляет, и Облако, признаться, удивлен подобной несдержанной яростью. Он даже подается чуть вперед, всматриваясь в высокую фигуру. Риккардо не просто не в настроении, он в откровенном бешенстве, которое лишает контроля и заставляет так беспечно растрачивать собственные силы. Что же так вывело его из себя? И, что самое интересное, куда было направлено его секундное внимание? Один лишь недовольный взгляд, резкий поворот головы, будто кто-то рядом не сумел подобрать нужных слов, чтобы окончательно успокоить бурю. Кто-то... Алауди видел достаточно. Вряд ли здесь произойдет что-то еще, достойное его внимания.
Облако неспешно покидает свой пост, направляясь обратно в особняк. Он скорее чувствует, чем видит, что мужчина вдруг следует за ним. Как ищейка, почуявшая чужой след. Или наоборот, как тот, на чей след напала ищейка? Слишком много вопросов. Алауди ненавидит вопросы, на которые у него пока нет ответов. Может, именно поэтому он все же останавливается, когда Риккардо его окликает. При других условиях он бы привычно проигнорировал, но сейчас останавливается и даже оборачивается, бросая на мужчину равнодушный взгляд. Какое неожиданное стечение обстоятельств заставило их вдруг разговаривать вне совместных миссий, которые можно пересчитать по пальцам одной руки.

Первый вопрос звучит крайне глупо. Алауди даже позволяет себе чуть изогнуть вопросительно бровь - серьезно? Он действительно думает, что Хранитель будет объясняться? Или пуститься в пространственные объяснения, что именно привело его в этот час во внутренний двор? Определенно стоило развернуться и уйти, закончить этот так и не начавшийся толком разговор, оставив его неловким монологом. Но когда выпадет еще один шанс даже для короткой беседы? Когда он еще сможет подступиться ближе? Несмотря на свой непростой характер, Алауди свое дело знал. И добывать информацию определенно входило в его обязанности.
- Захотелось.
Ответ короткий и простой. Не подкопаешься. Все это было простой случайностью, это же очевидно. Просто Риккардо не повезло. Как говорится, не то время и не то место. Иногда нужно оглядываться дважды, прежде чем сказать хоть слово или сделать мало-мальский неверный жест. Они оба это знают, так что же такого произошло, что столь опытный и опасный человек вдруг срывается в доме собственного босса?
Алауди интересно. Ему нужно знать. Хоть как-то подобраться к этому закрытому ларчику. Он оборачивается всем корпусом, дожидается Риккардо на вершине лестницы. Вскидывает голову, чтобы смотреть в чужое лицо. Прямо, спокойно и будто совершенно равнодушно. Он мог с таким же лицом интересоваться погодой, прогноз которой только что посмотрел сам.
- Не бояться - чего? - Хранитель чуть склоняет голову набок, скупым и явно продуманным движением, показывая собеседнику, что не совсем еще утомлен их странной беседой и еще более странными вопросами. Кого или чего может бояться самый сильный Хранитель Вонголы? За его спиной сотни поверженных противников, он избавил семью от бессчетного количества проблем и врагов, расчищая путь как никто другой. Он помог устоять Вонголе при самой кровавой и подлой атаке. Так о чем же говорит Риккардо? Что такое происходит в кругу этой Семьи сейчас, что такой разговор вообще имеет место быть?

СВЯЗЬ:

телеграммы, шифровки, завуалированные послания, можно и через Второго Вонголу

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

Намечается переворот, дел будет много. Куда позовут, туда и с головой.

Отредактировано Alaudi (2020-08-02 01:18:41)

Подпись автора

Le nuvole sopra di noi piangono lacrime di peccati