no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » fire alarm


fire alarm

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

https://a.radikal.ru/a23/2007/a2/d45a78fd4881.jpg


You lay awake in the night
Just staring at the ceiling above
Pulling pieces of it out is such a waste of time
You keep on fighting to remember
That nothing is lost in the end
When you burn, burn, burn your life down

You wake up in the night
And refuse to be afraid of the now
Unfolding pieces of it faster //Don't you waste your time
You've been planning to remember this
So nothing will be lost in the end
Then you burn, burn, burn your life down


https://b.radikal.ru/b05/2007/bd/0a30d8a1816b.jpg

#offtopic

https://i.imgur.com/lGyGBMel.jpg

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-14 17:45:25)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

2

В мире, где у каждого второго есть какая-то способность, делающая его исключительным, быть обычным человеком становится всё сложнее. Тошинори Яги не был наделен «даром», он родился без квирка, и со временем стало ясно, что у него нет никаких способностей. Это не плохо, ведь живут же остальные люди спокойно и счастливо. Но это проблема, когда ты все же хочешь быть героем и помогать другим. Наверное, будь у него другой характер, он бы расстроился и махнул на все рукой, но Тошинори слишком упертый, чтобы сдаваться. В полиции сейчас слишком много бумажной волокиты и легко встрять в «офисники», которые лишь принимают отчеты от героев, по-настоящему спасающих людей, обрабатывают их и передают дальше. Вызовов у них всё меньше. Поэтому, работа хоть и достойная, но Тошинори выбрал себе другую направленность — пожарник.
Разрушений в городе бывает много после каждой битвы: пожары, взрывы, поврежденные газопроводы, закоротившаяся электрика. У них вызовов хватает. И это всё ещё близко по духу к геройству. Конечно, там тоже больше ценятся люди со «способностями», но и обычных ребят все равно берут охотно. Людей не хватает — слишком велик уровень преступности.

Каких-то пару лет, и он уже становится капитаном в их отделении. Выезжают часто — всегда первые, и не важно какой вызов: пожар или обычная уборка завалов разрушенных зданий, мостов или других объектов инфраструктуры. Пускай, это и мало по отношению ко всему миру или человечеству, но Тошинори нравилось. По крайней мере, теперь, если рядом что-то случалось, даже когда он не на работе, он знал, что нужно делать и чем помочь. Совершенно ничего не боялся: кто-то говорил, потому что он дурак, а кто-то называл это храбростью. Сам он особо не задумывался, просто делал, что должен был. И когда возвращался уставший, в копоти или грязи, был чертовски собой доволен. Спал всегда как убитый! Тем более, с ненормированным графиком появилась новая способность — спать при любой возможности на любой горизонтальной поверхности. Наверное, это был его особый личный квирк…

Стабильные дни стали жарче, когда на улицах города появился новый злодей, поджигающий все вокруг. Вызовов стало больше, и теперь это действительно было тушение пожаров. Иногда, когда они оказывались ближе к месту происшествия, чем герои, сами начинали эвакуацию, никого не дожидаясь. Любое неуверенное бурчание вроде «может, подождать? Такое пламя…» пресекалось на корню. Каждый знал, за такое можно и увольнение схлопотать, если на смене Тошинори.

Они как-то ехали на очередной завал, когда здании, которое они проезжали, прогремел взрыв. Яги почти мгновенно крутанул баранку руля и включил сирену. Помчался прямо туда, откуда высовывались языки бушующего пламени. Подавшись вперед, он глянул вверх через лобовое стекло, чтобы увидеть воочию своего противника. Этот тип был невероятно силен… Не удивительно, что его все еще не поймали.

— Эй, я видел его в новостях! Тошинори, сворачивай, нам не справиться, сдурел что ли?
— Заткнись! В том здании наверняка есть люди. Мы должны их спасти! Не хочешь — выметайся!
Тормозить он, конечно, не собирался, при этом. Но сирену неожиданно выключил и скорость сбавил. Пока все же не остановился и не вылез из машины.
— Едьте к зданию. Первым делом убедитесь, что там никого нет, эвакуируйте периметр. Каждый раз, как он появляется, разрушения приличные. Сообщите данные в центр, скажите отправить еще наряды, — Тошинори надевает на руки и плечи верхнюю часть комбеза, болтающегося на бедрах, и застегивает на молнию. Заодно надевает каску и перчатки — смешно немного, учитывая, какой силой обладает злодей, но даже это способно хоть немного защитить.  Вытащив из машины запасной рукав, он хлопает по кузову, отправляя бригаду вперед, а сам снова смотрит вверх и примеривается.

Герои уже подоспели. Кажется, один или двое… Тошинори не смог разглядеть. Но ему это и не важно. Он сосредоточенно искал подходящую точку с гидрантом. Добежав до нужного, он подсоединил рукав и стал выжидать. Ух, сердце колотилось! Идея совсем глупая и безумная, но он же должен был ее воплотить, да? Нужно время, чтобы кто-то еще более способный успел добраться до этого места.
— Сейчас… Сейчас… — Яги хмурится и сам себя уговаривает быть спокойней, хотя какой там! Битва героя и злодея разворачивается у него на глазах, и не в пользу первого. Это ли не показатель того, как силен тот горячий тип? И все же… стоит им оказаться ближе, и Тошинори рывком откручивает вентиль гидранта на полную, окатывая водой обоих с ног до головы и даже сбивая на землю — оба кубарем катятся по асфальту, и это такой момент ликования, что Яги не удерживается и кричит победное «Ура!», вздернув руку со сжатым кулаком вверх, да еще и улыбается, как идиот. Хотя, по сути, ничего не сделал… Да еще и героя зацепил, чего радоваться-то? Зато когда злодей смотрит на него, Тошинори аж нервно сглатывает и медленно опускает руку. Цепляется за пожарный рукав, как за свое единственное оружие, чтобы его не испепелили прям в эту же секунду одним лишь взглядом — мурашки аж по спине… но пусть знает наших!
[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+4

3

***
Энджи попал в число счастливчиков, получивших генетическую способность при рождении. Люди с квирком управляли погодой, гравитацией, всеми сколькоихтам стихиями и ещё бог весть чем. С каждым днём «одаренных» становилось все больше и больше, так что в конце концов на рынке труда стало не пропихнуться локтями. Это он понял сразу, как только окончил среднюю школу. Дальше учиться не имело смысла, всякий дурак с мало-мальской способностью ломился в герои. Трудовой рынок был перенасыщен самыми разнообразными способностями и уже с трудом находил им применение.

***
С пальцев срывается огонь и гаснет искрами в сочной, зелёной траве. Одноклассники, в те времена совсем ещё малыши и малышки, весело хлопают в ладоши. Поначалу их забавляет играть с квирками друг друга, особенно с огнём — и Энджи щедро разбрасывает свои искры вокруг, устраивает огненные салюты и крохотные фейерверки, но после они почему-то начинают опасаться. Некоторые дети даже плачут, лишь стоит ему приблизиться.

«Они боятся обжечься, — поясняют взрослые. — Тебе не следует использовать свою способность в школе.»

Энджи не понимает, но послушно не использует.

Впрочем, он лишь ребёнок и пламя не всегда ему подвластно. Иногда оно появляется само, особенно когда мальчик зол или напуган, и первый крохотный пожар неизбежен: рюкзак задиры горит весело, но почему-то вместе со шторами и стеллажом с книгами в углу класса.
Его долго ругают и отчитывают. Тодороки упрямо хмурится и молчит, сжимая кулаки. Он прав! Он заступился за слабого. То, что огонь его не послушался, лишь случайность.

После это случается снова и снова. Иногда инциденты с огнём все ещё остаются случайностью, но все чаще Энджи делает это осознанно. Ему нравится, как все более послушным делается огонь и как тот лижет поверхности предметов, медленно обугливая и корёжа. Его злит, что другие боятся и пытаются запретить ему развивать свой квирк. Он любит своё пламя, но вместе с тем ненавидит за ту пропасть, что оно создаёт между ним и окружающими.

А после школа заканчивается. И он остаётся один на один с тяжелым выбором: либо выбирать дальнейшее обучение и карьеру, никак не связанные с использованием его способности, либо же… второй вариант очень смутный, не сформированный. У Энджи уходит достаточно много времени, чтобы понять, что он должен делать. Мысль навязчивая и тревожная, у него никогда не было цели обижать или ранить кого-то, но все случается само собой. В ближайшей супергеройской Академии ему отказывают со словами: «И что ты будешь делать, поджигать преступников? У нас есть судебная система, самосуд тут ни к чему!», и ему становится окончательно всё ясно.

Мир не нуждается в нем. Мир боится его квирка.

И он отвечает миру тем же.

Бумажка с заявлением на вступление в Академию медленно тлеет в его пальцах, а после вспыхивает обжигающими язычками алого пламени. Огонь быстро разрастается, волнами расползается повсюду, набирает силу, полыхает ярким синим. Люди в спешке бегут, а Энджи все никак не может успокоиться, его ломает и корежит, будто соломенное чучелко от огня, от этой простой и чёткой мысли: он не нужен, он никому не нужен.

Здание Академии полыхает так ярко, что зарево видно с другого конца города. Тодороки растворяется в этом огне и исчезает бесследно, считается пропавшим без вести, а возможно и погибшим при инциденте. Свидетелей, чтобы подтвердить его причастность к трагедии, не остаётся, так что этот случай со временем забыт и списан на нарушение техники безопасности.

***
Энджи тренируется все то время, что остальные юные герои проживают праздно; их ждёт светлое будущее, яркие софиты и всеобщее признание, но он готовится это исправить. Ему даже встречаются единомышленники, кто-то помогает и обучает, кто-то преподает ценный жизненный урок (на улицах хватает негодяев). Вскоре огонь, которого все так боялись и который он ненавидел сам, становится его смыслом. И чем ярче тот горит, тем лучше ощущает себя Тодороки.

Он возвращается на улицы города уже спустя пару лет и сразу же устраивает огненный ад в центре города, где высится Центральная Башня Альянса Супергероев. Упивается своей силой, наслаждается беспомощностью и растерянностью окружающих. Они ведь этого от него хотели? Его огню нет применения в мирных целях, говорили они, так получайте это пламя наоборот!

Все проходит очень хорошо. Особенной цели у него нет, он просто сжигает все подряд, получая особенное наслаждение мстить именно тем, кто отверг его. Герои эвакуируются довольно шустро, не даром все со способностями, при этом помогают сбежать и обывателям, но что они могут сделать, что обуздать первородное пламя? Ни один из них не может даже близко к нему подойти, чтобы нанести (хотя бы попытаться!) удар.

Здесь ему впервые и встречается бригада пожарных. Самых обычных, без способностей, вооруженных только техникой. Они облачены в защитные комбинезоны, из-под касок течёт пот, по щекам размазана сажа, кричат друг другу команды и тянут длинные шланги от гидрантов до мест возгорания.

Это настолько нелепо, что Тодороки…. отступает.

Да-да, он просто исчезает со сцены действия, позволяя совсем ещё молодым мужчинам залить его пламя и спасти горожан. Он может биться против героев, способных дать отпор, намеренно игнорируя мирное население, но сжигать обычных рабочих? Как-то это за гранью. К тому же, мысленно утешает сам себя, он уже добился своей цели и громко заявил о себе на все супергеройское сообщество. Мало кто до него решался напасть на штаб-центр, кишащий этими квирканутыми лицемерами. А он смог. И нанёс достаточный ущерб, чтобы его запомнили.

***
К счастью, запоминают его не только обозлённые и уязвлённые герои. Сильные темной изнанки мира сего также рассмотрели восходящую огненную звезду, и Энджи вступает в свой первый и настоящий серьезный Альянс.

Получает задания — выполняет заданий.

Множество побед, ноль поражений. Появляется в указанном месте и выжигает его дотла, исчезая ещё до того, как кто-то из героев успевает подоспеть.

Он быстро поднимается по карьерной лестнице злодейства, кажется, у него даже появляется собственный рейтинг среди разыскиваемых преступников. Его показывают по телевизору, его многие узнают на улицах (что не слишком удобно). Не в том смысле, как показывают и узнают героев, конечно же, но это тоже известность, только иного рода. Жаль, на ток-шоу не приглашают, но ведь он и не пойдёт. Не то, что его это заботит, но, черт возьми, приятно! Возможно, именно этого он ищет уже очень давно: признания?

***
Вскоре он, наконец, набирается смелости бросать героям прямой вызов…,

и очень быстро понимает, что окружающие достаточно слабые. Никто не может дать ему достойный отпор, ему даже не требуется бить в полную силу.

Общественность также быстро это осознаёт, люди в ужасе, дети плачут, власти требуют призвать злодея к ответственности, в прайм-тайм горячо спорят об участи всех злодеев и героев, за его голову назначена крупная награда, но никто не спешит сорвать куш…

Тодороки зевает и сверяется с очередной директивой. Какой-то супергеройский склад с техническим оснащением, которое не должно добраться до адресатов и усилить героев, дав им преимущество перед злодейкой братией.

Все это так скучно.. Рутина, рутина, рутина.

На складе по классике жанра его поджидает один из героев, вдалеке завывает пожарная сирена.

Все, как и обычно.

Энджи в половину силы и одной рукой почти лениво отмахивается от назойливого героя, отпугивая его кольцами пламени, покуда свободной рукой параллельно и методично поджигает один контейнер за другим. Никто и ничто не способно его остановить, хотя удовольствия от происходящего он уже совсем не получает. Иногда даже задумывается, а в чем такой большой смысл этого противостояния? И если однажды одна из противоборствующих сторон окончательно победит, что случится тогда?

Сильная струя воды сбивает его с ног и отталкивает далеко назад, гасит пламя. Это оказывается такой неожиданностью, что Энджи едва дышит: от злости, от внезапности, от того, что совершенно глупо наглотался грязной воды, а ещё так нелепо махал руками и ногами, покуда приземлялся….

Он взвивается на ноги разъяренной пламенеющей фурией — и сталкивается взглядами с очередным пожарником. Защитный комбинезон, сползающая на глаза каска, рукав в судорожно стиснутых пальцах и блестящая единица прямо по центру лба. Никакого квирка, никаких способностей.

Простой человек.

Тодороки ощущает себя нелепо. Он, самый разыскиваемый и самый непобедимый суперзлодей! Которого не остановить и не удержать всему супергеройскому сообществу. Наедине с этим?! Даже всерьез воспринимать не получается.

— ПРОВАЛИВАЙ! — в раздражении прикрикивает. Вытирает мокрое лицо сгибом локтя, и вновь полыхающее вокруг пламя быстро иссушает выплеснутую воду. — Беги сейчас же, иначе испепелю тебя на этом самом месте.

Для пущей наглядности он выпускает огненную дорожку в сторону пожарного, отрезая ему путь кольцом пламени, чтобы не вздумал приближаться.

Герой, который, к слову, тоже был сбит струей воды, уже поднимается и готовится к новой атаке.
Какая жалость, он почти закончил здесь…
Ещё пара контейнеров — и можно закругляться.
Тодороки кидает красноречивый взгляд в сторону своей будущей цели, его эмоции и планы читаются на лице будто в книге. Он хочет закончить задание быстрее, чем сюда прибудут новые герои и станут мешать ему.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+4

4

Обычно у человека, который сталкивается с враждебно настроенным обладателем квирка, всего одна мысль в голове – надо бежать. Это жестоко, но такова правда жизни, что побеждает сильнейший. И в эти дни сильнейшим является тот, у кого есть способности. Хотя, очевидно, Тошинори так не считал. Он всегда был уверен, что силён тот, кто твёрд духом. От него сколько угодно могли отмахиваться, но вот он здесь, когда все разумные люди, наоборот, бегут отсюда.

Выпущенный в его сторону столп пламени пугает лишь изначально. Тошинори не отступает ни на шаг – помогает то ли глупая уверенность, то ли оцепенение, он сейчас и сам бы не разобрался. Забавно, что его пугает не сам огонь, а то, что он подвластен человеку. С огнем он знает как бороться, а вот с людьми не приходилось. И оттого крайняя сосредоточенность отступает, позволяя пробиться удивлению – от огня идет сильный жар, но его… не задело. Яги в первые секунды лишь инстинктивно прикрывает лицо рукой, а после опускает её и смотрит вокруг – он отрезан, но… если бы злодей хотел его убить, то уже давно сделал бы это. Тоши уверен – тому не составит труда испепелить человека. И он даже знает, что жертвы уже были, и немало.

Но он всё ещё цел.

«Хороший шанс, чтобы сбежать» - подумал бы любой другой человек.

«Это значит, он даже не воспринимает меня всерьез», думает Тошинори. Наверное, это должно быть обидно. Может, даже в глубине души его это задевает, но он слишком хорошо видит сейчас своё преимущество. С ним не считаются и не обращают внимания. Не ждут вообще ничего, потому что всё внимание вновь сосредоточено на герое. К сожалению, такова система ценностей, которую выстроили сами люди. И с которой Яги так отчаянно боролся.

Нет, он не обижается на это. Потому что на систему обижаться бесполезно – её нужно менять. И коль уж назвался грузнем…

Он не отсвечивает еще какое-то время, скрывшись за пламенем, а потом прикручивает рукав еще плотнее. Краем глаза следит за героем и отмечает, что его одежда становится слишком быстро сухой. Не удивительно – рядом со злодеем жар, наверное, совсем невыносимый. Если одежда мокрая, это спасает немного, но как только вода испаряется, всё становится как прежде. Ему неудобно регулировать напор воды, поэтому если он снова направит её на героя, то опять выведет из строя. Тут он уже не поможет… значит, надо сосредоточиться на пламенном…

- Ладно… Если повезет, он меня не тронет… я же ничего из себя не представляю, да? – Тошинори кивает сам себе, выдыхает шумно и снова крутит вентиль до упора, заливая сначала ближнее пламя, а потом направляя поток воды на злодея. Ух, но на этот раз к этому уже готовы. Пламя навстречу вырывается с такой силой, что вода, кажется, мгновенно испаряется. И то ли радоваться, что за ним все-таки следили, как за возможной помехой, то ли расстраиваться, что эффект неожиданности уже не такой неожиданный. Но каким бы он сильным ни был, даже он не сможет испарить всю воду, да ведь?

- Тебе лучше сдаться! Сейчас еще две бригады наших подъедут, мы тебя с ног до головы искупаем! – Тошинори шутит и улыбается, хотя улыбка выходит несколько нервной. К счастью, герой тоже пользуется этим моментом и времени зря не теряет. Он перемещается так быстро, что Яги едва успевает уследить, когда тот появляется за спиной злодея и достает длинный кинжал… Все происходит за несколько бесконечно долгих секунд. Казалось бы, сейчас это будет решающий удар, и всё будет кончено. Но Тошинори в последний момент вздрагивает и смещает напор воды, отбрасывая героя далеко назад. Он из-за этого упускает кусок пламени, который жарко опаляет кожу, проносясь совсем близко, даже от комбинезона начинает идти дым и тлеют нити.
Его растерянность чуть не стоила ему жизни. Но это такие мелочи в сравнении с тем, что он сейчас наделал. Ему повезет, если всё спишут на простой человеческий испуг и растерянность.

Но он не был растерян… он так четко осознавал, что делает в тот момент… И напуган он был совсем не из-за огня, а из-за того, что этим кинжалом можно было бы не просто остановить злодея, а убить… Вообще-то Тошинори сам никому никогда не причинял вреда. И, может быть, наивно полагал, что это неправильно, даже если перед тобой кто-то, кто выжигал до этого уже не одно здание.

Он так растерян своим решением, что не сразу слышит звуки сирен и поздно замечает подоспевших на подмогу героев. Жарко, как в аду, а его пробивает на озноб.
Он не хотел вредить тому огненному типу, хотел просто остановить его… но, видимо, у героев другие задачи… наверное, это правильно, но…

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+3

5

Стоит испепелить занозу в этом нелепом костюме пожарного сразу же, но Энджи не психопат и не маньяк, он не наслаждается убийствами и всегда следует одному простому правилу: если ситуация позволяет, то он старается минимизировать жертвы, особенно среди мирного населения. Не то чтобы ему действительно было до всего этого дело, убеждает сам себя, но все равно на каждой миссии действует в меру осмотрительно.
В конце концов, он не убийца.

Пожарный, к счастью, очень быстро понимает намёк и послушно не отсвечивает, хотя с места действия не убегает и даже продолжает копошиться, заливая всполохи пламени вокруг себя. Возможно, ему кодекс не позволяет уйти или рабочие предписания, кто его знает? Премии лишат, с рабочего места выставят..? Говорят, обычным людям сейчас ой как непросто устроиться на приличный оклад. В любом случае, покуда тот не лезет в разборки между героем и злодеем со своим шлангом, Энджи это устраивает — и он игнорирует случайного свидетеля, как неважный элемент.

К счастью, все действительно движется к завершению. Последняя пара контейнеров полыхает, и на этом можно бы закругляться, но доставучий герой никак не отвяжется, очевидно имея целью если не победить, то хотя бы задержать его до прибытия помощи, да и пожарный снова начинает раздражать, вмешиваясь с очередной струей воды в эпическую картину его победы. Энджи вымотан этим внезапным сопротивлением, а ещё безмерно раздражён, потому что не рассчитывает потратить так много времени и сил на самое простое задание, так что встречает новый столп воды яростной вспышкой пламени, что высушивает воду ещё в полёте, неаккуратно опаляя пожарника, потому что думать ещё и о его сохранности Огненному просто некогда.

— Вам обоим пора принять тот факт, что битва проиграна, — зло огрызается на предупреждения пожарного. — Вам больше нечего защищать. Отступите, иначе оба пострадаете.

Он просто хочет уйти. Своё дело он сделал, так что сражаться и дальше не имеет смысла. К тому же, вокруг такой жар, что бетон под ногами плавится.
Энджи торопливо утирает пот со лба тыльной стороной ладони, даже скорее нетерпеливо смахивает, чтобы не мешал, чем действительно вытирается. Он может выдержать гораздо большие температуры, но не понимает, как эти двое продолжают сопротивляться. В помещении почти нечем дышать, пламя выжигает остатки кислорода, ежесекундно повышая градус накала, и уже даже сам носитель квирка ощущает себя некомфортно. Но — не показывает этого. Никто не должен узнать, что у разыскиваемого злодея #1 есть слабости.

— Заткнись, — отвлекаясь на мужчину в пожарной форме, что звучит неприлично весело и громко для сложившейся печальной ситуации, раздраженно клокочет Тодороки. От перегрева все перед глазами плывет, градус раздражения растёт вместе с жаром вокруг. Огонь опаляет противников, но жарче всего горит в месте возникновения, и Энджи чутко ощущает свой лимит. Он устал и перегрелся, самое время заканчивать этот фарс.

Огненный злодей (который все ещё не придумал себе крутого злодейского имени) планирует скрыться в последнем взрыве огня, ослепив на время противников и не позволяя им следовать за собой, но что-то вдруг начинает идти не по плану. Он отвлекается всего на короткое мгновение, чтобы осадить приставучего мужчину-без-способностей-с-лыбой-на-половину-лица-вместо-квирка, когда за спиной возникает быстрое движение. Между лопаток обжигает от острого недоброго предчувствия, Энджи торопливо оборачивается, слишком поздно осознавая, что упустил из виду ещё одного, гораздо более опасного, чем этот болтливый малый, но…

..ничего страшного не случится, верно? Герои ведь не убивают. Максимум, вырубит его и сдаст в ближайший полицейский участок, из которого Тодороки абсолютно точно выйдет уже часом позже, просто потому что его невозможно удержать.

Время замирает. Секунды растягиваются в долгие часы, так что кажется, будто их все ещё достаточно для того, чтобы уклониться от удара и атаковать в ответ, но он все равно не успевает. Оборачивается до противного медленно, скачками переводя взгляд от одного лица к другому, чтобы в одну яркую острую вспышку осознать, что ему хана, окончательная и бесповоротная; чтобы прочитать что-то в отчаянном взгляде так называемого героя, решившегося в этот самый момент на что-то очень и очень ужасное; чтобы слишком четко понять, что второго шанса не будет; чтобы почти получить фатальное ранение от чужого оружия….,

«Твою мать!!»

когда очередная сильная струя воды откидывает героя в сторону за миллисекунду до нанесения удара.

Энджи запоздало вскидывает ладонь в защитном жесте, чтобы попытаться прикрыться и минимизировать тяжесть ранения, и пламя неконтролируемо лупит во все стороны, извивается огненными змеями, сворачивается кольцами и распускается обжигающими бутонами, лишь бы защитить носителя, даже если это невозможно или слишком поздно.

По вискам и со лба стекают горячие капли пота, одна за другой, дыхание тяжелое и сбитое. Ему требуется несколько секунд, непозволительно долгих, чтобы осознать произошедшее. 

«Какого черта сейчас произошло?!»

Взгляд заполошенно мечется, выискивая подсказки, перескакивая с откинутого героя к полыхающим контейнерам, к блестящим лужам мутной воды на полу, к обугленными стенам, к растерянному лицу пожарного, что тяжело дышит и продолжает судорожно сжимать рукав в пальцах.
Это он?
Этот бесполезный малый его защитил?
Промахнулся или перепутал, кто на чьей стороне?
Энджи не уверен, что пережил бы эту предательскую атаку со спины, но пока не уверен, что ощущает на счёт случившегося.

Подумать, впрочем, некогда. Время отмирает и несётся с удвоенной скоростью, совсем близко ревут сирены, предвещая увеличение проблем. Подмога героев, полиция и новая партия пожарных ему здесь ни к чему. Нужно уходить, второго такого раунда ему не выдержать.
На пожарном все ещё тлеют остатки пламени, и Тодороки сбивает их раскрытой ладонью, когда проходит мимо все ещё растерянного мужчины. Он все ещё не уверен, стоит ли благодарить или же атаковать, так что просто стремительно покидает склад, почти не останавливаясь, только задевая тяжелым взглядом. Он и сам растерян, но подумает об этом позже.

***
Вечер встречает прохладой, приятно холодит разгоряченную кожу. Энджи уходит довольно далеко, прежде чем остановиться и как следует отдышаться. Раздраженно срывает с себя порядком прожаренную форму, прыгает на одной ноге в бесплодных попытках избавиться от оплавленных сапог и безостановочно ворчит себе под нос. Это же надо было такому случиться! На самой обычной миссии! С ним! Всего с одним героем средней паршивости! Да с жалким пожарным без квирка и прочих технических преимуществ!

Он почти разочарован собой, бросает непригодную униформу в этой же подворотне и переодевается в заранее припасенную сменную одежду, которую спрятал этим утром здесь же в неприметном тайнике за расшатанными кирпичами в обшарпанной стене. Разгуливать по городу в образе злодея, от которого натуральным образом дым валит после знатной заварушки, такое себе развлечение. Спецслужбы его отследят на раз-два. А в самой обычной одежде его не узнать, почти не отличить от обывателей.

Успокаивая сердцебиение, Огненный растирает лицо ладонями, чтобы избавиться от грязи и копоти, и непроизвольно передёргивается от быстрых обрывочных воспоминаний. Куда бы вошло острие того длинного кинжала, которым метил в него обезумевший герой? В шею? В предплечье? Вспорол бы грудину, потому что он как раз успевал обернуться? Или же…. Энджи нервно ощупывает лицо, чтобы убедиться, что его не зацепило. Кинжал почти наверняка распорол бы ему всю щеку сверху донизу, а после рванул вдоль шеи к груди, рассекая все на своём пути.

Брррр!, Тодороки передёргивается всем телом повторно и громко выдыхает. Приятно, что этого не случилось. Снова вспоминает растерянного пожарного, спасшего его, осознанно или нет. В любом случае, похоже, стоило поблагодарить его, даже если то была ошибка.

«В следующий раз,» — обещает сам себе и торопливо покидает переулок. Теперь, когда со злодейскими делами покончено, самое время разобраться с бытовыми проблемами. Например, купить продуктов и приготовить ужин, чтобы не сдохнуть с голоду. После такой активной потасовки и столь ярких переживаний жрать хотелось нереально.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-22 13:47:51)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+3

6

Растерянность сдавливает легкие, не позволяя даже дышать, не то что говорить. Тошинори вздрагивает, когда злодей хлопает его неожиданно по плечу, но больше ничего не делает, просто уходит. И что это было? Благодарность? Яги теперь что, соучастник? По крайней мере, ощущает он себя именно так…
Из оцепенения выводит чей-то крик и падающие поодаль куски прогоревшей крыши. Всё наваливается вдруг разом: горящие ящики, стены, балки, перекрытия. Полыхает всё. И Тошинори продолжает задыхаться, но понимает, что это уже далеко не волнение. Такое зрелище для него – обычное дело. Здание, охваченное пламенем, его никогда не пугало, иначе он был бы хреновым пожарником. Просто раньше он был более сосредоточен и сконцентрирован: всегда держал в поле зрения ближайший выход и пути эвакуации, всегда присматривался к тому, где огонь жарче и быстрее прогорают опоры. Всегда следил за происходящим в целом, это помогало ориентироваться, а сейчас он даже не сразу вспомнил, куда откинуло того героя. И лишь через несколько долгих (и непростительных для оперативной службы) секунд направился к нему. В ушах гремело собственное сердце, а перед глазами все плыло – слишком раскалено всё вокруг.
Хуже стало, когда послышался взрыв, и горячий воздух обдал с новой силой. Видимо, это начало взрываться оборудование в ящиках. На этом его работа завершилась: герои вытащили и его, и своего коллегу, и постарались минимизировать урон от огня. Тошинори стоял на улице, упершись руками в коленки, и его откровенно мутило. Может, надышался продуктами горения, может… все еще не мог прийти в себя.

Позже он так и не смог признаться в том, что действовал осознанно. Но попросил прощения у пострадавшего героя.
- У меня все было под контролем, пока ты не вмешался! Слушай, я не умаляю вашей работы, но когда в разборки двух людей со способностями лезет кто-то, вроде тебя, начинаются настоящие проблемы. Вы лишь мешаете! В следующий раз просто стой в стороне и смотри.

От начальства он услышал ровно то же самое. Как и слышал всегда: «ваша задача не помогать, а не мешаться. Когда герои действуют сделайте полезное дело – освободите периметр от зевак, так вы им поможете намного больше.»
Хуже всего, что так начинали думать все. Половина людей автоматически была занесена в категорию «помеха», с ними переставали считаться. Яги хотел изменить именно это мнение, а, в итоге, лишь подтвердил его. Если бы он тогда поступил иначе, все сложилось бы в точности наоборот… только вот он не хотел иначе…

После нудных отчетов, вызовов на ковер, объяснительных, он был вымотан еще больше, чем после пожара. Голова гудела, его всё ещё подташнивало, горела щека и шея от слабого, но все же ожога, а от волос всё ещё пахло копотью, хотя он уже три раза в душе отмывался. Так паршиво он себя давно не чувствовал. Сказали, что лучше бы повторно провести терапию, но Тошинори так и не смог просидеть с кислородной маской дольше пяти минут. Просто был уверен, что плохо себя чувствует совсем не из-за этого. Сказал, что устал и уйдет пораньше, чтобы отдохнуть. И, в итоге… в итоге, завис в магазине, возле морозильной тележки, забитой морепродуктами и замороженными овощами.
Он стоял там, склонившись и уткнувшись лбом в холодное стекло, и не мог понять, чего ему вообще хочется от жизни в целом и от грядущего ужина в частности. Больше всего, конечно, хотелось просто постучаться головой, но даже на это мотивации не хватило.
Вообще-то его не так уж просто сломить. Яги всегда был упрямым и очень упертым, его не волновало чужое мнение (ладно, волновало, просто он не шел у него на поводу), и он всегда знал, куда идет и зачем. А теперь получается, что его убеждения дали трещину… или были не такими уж идеальными? Он спас злодея. Вроде логично – не важно, какой человек, он должен его спасти. Такова была работа и пожарников, и скорой: они не судят, они спасают. Но что делать, если из-за спасения одного чуть не погиб кто-то другой? Более… достойный? Но тогда он скатывается опять к тому, что он не должен судить… почему один человек более достоин жить, чем другой? Глупость какая-то.

А вот то, что, в итоге, склад сгорел до угольков, а злодей снова скрылся – это уже очевидный промах.

Тошинори хочется открыть холодильник и засунуть голову прям туда, но он сдерживается и лишь поворачивает голову, прижимаясь горящей щекой и облегченно выдыхая. В ближайшие пару минут его уже не один покупатель обошел стороной, лишившись порции креветок на ужин. Какая-то девочка позвала маму и ткнула на Тошинори пальцем, а родительница разумно схватила ее за руку и увела подальше от ненормального. Яги её даже не осуждает, сам бы так поступил, если увидел такое зрелище.
Он устало вздыхает, моргает и… неожиданно распахивает глаза шире, когда видит поодаль силуэт. Пересилив себя и отлипнув от холодильника, он выпрямляется, подумав, что с такого ракурса он осознает, что ошибся. Но… когда человек оборачивается и смотрит на него всё тем же презрительно-раздраженным взглядом (и… немного таким же растерянным? Или ему кажется?), Тошинори понимает, что нет – не ошибся.

- Ты…
[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+3

7

«В следующий раз, — обещает сам себе, — в следующий раз, когда мы встретимся, я обязательно всё выясню.»

После всплеска адреналина мысли текут вяло.

Навряд ли они ещё хоть раз встретятся, пожарные работают строго в своём районе, а он же вольный художник, промышляет и в центре, и на окраинах. Сегодняшняя встреча скорее исключение, нежели правило. Так что лучше всего ему просто забыть о произошедшем и не вспоминать; что было, то прошло. Вся его злость должна быть обращена к тому герою-идиоту, что чуть не прирезал его в пылу сражения, но все, о чем он может думать, это о том пожарном.

Энджи лениво переставляет ноги и без стеснения зевает во весь рот, неспешно прочесывает продуктовый за продуктовым на своём пути, сравнивая цены и придирчиво выбирая продукты. Что-то его не устраивает по качеству, что-то и по цене. К сожалению, даже будучи одним из самых разыскиваемых злодеев своего века, он имеет весьма скромные финансовые возможности, и время от времени это его порядком бесит. Почему он ещё не стал мультимиллионером и не живет где-то в центре города в дорогом пентхаусе? Наверное, потому что едва среднюю школу окончил. Матушка часто ему указывала на значение высшего образования, но он никогда не воспринимал ее слова всерьез. О чем сейчас сожалел…,

но не так сильно как о том, что сунулся в этот чертов гипермаркет.

Большие скопления народа в обычной жизни его напрягают, так что Тодороки старается избегать открытых торговых площадей или многолюдных центров. Но все малые магазинчики, встреченные по пути, обладали весьма скромным овощным ассортиментов и довольно внушительными ценами, так что судьба буквально силком запихивает его в автоматические двери огромного ТЦ.

В попытках сэкономить лишнюю йену, Энджи таскается от прилавка к прилавку и не сразу замечает высокого блондина, что почти бьется головой о холодильник с замороженными морепродуктами. Впрочем, психов вокруг хватает, особенно в тех трущобах, в которых он добровольно коротает время между злодеяниями, так что в обычное время, пожалуй, он бы просто прошёл мимо. Но сейчас он останавливается и продолжает терзать незнакомца напряжённым взглядом, испытывая иррациональное чувство тревоги и никак не в состоянии понять, отчего эта картина заставляет его оставаться на месте.

Непонимание длится не слишком долго: ровно до тех пор, покуда несчастный страдающий не переводит взгляд и они не встречаются глазами.

Осознание приходит моментально: это он, тот самый пожарный!

Тодороки ощущает себя нелепо с продуктовой корзинкой в руках, но спешит себя утешить: этот болван ни за что не узнаёт его, потому что маскировка у него идеальная! Никто и никогда в целом мире не видел его без ореола пламени, скрывающего его истинное лицо.

— Ты.., — бормочет пожарный одними губами, и хотя Энджи не слышит его со своей позиции, он буквально кожей ощущает, что тот его узнал.

Какого дьявола?! А как же идеальная маскировка? Как же вселенская справедливость? Не мог случайный обыватель встретить его дважды за столь короткий срок в этом огромном городе, да ещё и за подобными неподобающими занятиями, а ко всему прочему бонусом опознать без видимого труда!

Внутри все перемешивается. Взгляд делается затравленным, испуганным. Конечно, он предполагал их следующую встречу, чтобы поблагодарить за своё спасение, но не рассчитывал получить этот шанс так быстро.

«Что за дерьмовый день сегодня?»

Продолжая сжимать корзинку со случайными продуктами, Энджи отступает.
Шаг.
Другой.
Разворачиваясь, он бросается бежать.
Ему не страшно, нет, но инстинкты гонят его прочь. Вряд ли этот растерянный мужчина, кажущийся вдвое меньше без своей объемной формы, со следами свежих ожогов и печалью всего мира во взгляде, может всерьез ему навредить. Даже если поднимет панику или позвонит в полицию, Тодороки успеет тысячу раз уйти.
И все же…
Ещё ни разу в жизни с ним не случалось подобного конфуза, поэтому он почти напуган.

Обезумевшим кабаном он несётся через все торговое помещение, сшибая прилавки и стеллажи, расталкивая людей, и останавливается только у ленты кассы ближе к выходу. Тяжело дышит, терзаемый тяжелый выбором между продолжить побег и расплатиться за покупку. Больше нигде ему не встретился такой же зелёный и свежий лук-порей по весьма скромной цене, как здесь, а без него сочного соуса для говядины не получится….

Быстрый взгляд за плечо на отставшего пожарного.

Быстрый взгляд на охрану у входа в ТЦ.

Если он сейчас убежит с добычей, у него будут крупные проблемы в «обычной» жизни. Не такие крупные, как кажется испуганному мозгу прямо сейчас, но они могут реально появиться, если он засветится в одном из крупных центров, как воришка.

«Ах, к черту..»

Под одеждой делается обжигающе жарко. Наверняка его снимает не одна камера из тех, что натыканы для наблюдения за торговым залом, и наверняка на куче из них он успел засветить своим мирским лицом. Он не может воспламениться прямо сейчас, как бы ему того не хотелось, иначе выдаст себя с потрохами.

«Дыши. Дыши, мать твою.»

Энджи тяжело дышит носом. Сбивается с торопливого шага и уже спокойнее откладывает корзину в сторону, оставляя прямо на полу, а после снова стремительно кидается прочь. Металлические створки молчат, когда он выскакивает из центра, охрана бездействует. Лук-порей остаётся в брошенной корзинке, и это его безумно злит. Он просто вымотался и хочет провести спокойный вечер без всего этого дерьма, разве он так много просит?!

Энджи отходит ещё немного вглубь улиц, подальше от ярких освещённых витрин. Заворачивает в один из узких переходов между домами и замирает. Как и думал, пожарный идёт следом; похоже, он уже потерял его из вида, потому что идёт очень медленно и постоянно оглядывается, переминается с ноги на ногу, будто кого-то потерял.
Потерял. Как же.
Стискивая зубы до хруста, Тодороки резко выныривает из своего укрытия, сгребает мужчину за шкирку и утягивает за собой обратно в подворотню, где грубо прижимает к стене; чужая одежда скрипит в стиснутых кулаках, чужие ботинки едва достают до земли, силы Огненному не занимать.

— Зачем ты меня преследуешь?! — злыми огрызками чеканя слова, выплёвывает в чужое лицо. Теперь ему и самому верится, что их встреча не случайна и этот чудак не так просто тут ошивается.

Кто же ты такой? Полицейский под прикрытием? Кто-то из спец служб? Под простачка косишь, только не очень-то верится.

— За дурака меня держишь?! Ты выбрал не того парня! Я тебя в одну секунду искалечу так, что мама родная не опознает.

Кстати, он спас тебя, напоминает подсознание, но от этой мысли делается лишь обиднее. Теперь становится совершенно очевидно, что это был лишь спектакль, направленный на то, чтобы втереться в доверие. Нет уж, он не такой идиот! Так просто его не обмануть.

В рыжий волосах бьется пламя, вокруг глаз и подбородка змеями скользят всполохи, пальцы нагреваются так, что зажатая между ними одежда начинает тлеть.

— Отвечай быстро, времени у тебя немного, прежде чем все здесь превратится в огненный смерч, — не унимается Энджи и в самом деле готовится осуществить свою угрозу. Плевать на спальный район или многолюдный торговый центр, он не позволит так просто себя поймать.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+3

8

Сколько они так смотрели друг на друга? Десять секунд? Двадцать? Минуту? Бог его знает, но когда Тошинори в очередной раз рассеянно моргнул, его дневной злодей сбегает. Яги хочет что-то крикнуть, даже рот открывает, вбирая воздуха в легкие, но так ничего из себя и не выдавливает. Типа, а что он хотел крикнуть? «Привет, как дела»? «Звоните ноль один один вызывайте героев»? «Кстати, сегодня в магазине скидка на свинину, обрати внимание»?
Нет, понятно, почему тот бросился бежать – когда злодея узнают на улицах, он автоматически должен скрыться, но… как бы это помягче сказать…. У Тошинори мозг и реакция заточены на то, чтобы спасать людей… Не смотря ни на что, в его мозгу даже близко не промелькнула мысль, что надо задержать преступника или сдать его полиции. В его мозгу вообще, кажется, сейчас было мало зарядки и питания, чтобы он нормально работал. Просто неожиданно узнал взгляд и сам себе удивился, а дальше не придумал, что с этим делать.
Он оглянулся по сторонам, будто кто-то ему подскажет что-то, но все лишь были немного насторожены тем, как мужчина сорвался с места и принялся бежать. И, в целом… Яги устал, и он не ловит преступников. Здесь бы махнуть рукой и продолжить выбирать себе ужин, но если мозг не заточен ловить злодеев, это еще не значит, что он не заточен выявлять опасность. Сколько историй уже было, когда какого-нибудь преступника загоняли в угол и он, взбесившись, начинал рушить всё и убивать всех вокруг? Судя по падающим стеллажам и удивленным возгласам, да возмущенным выкрикам, все могло закончиться именно этим сценарием. И это снова было бы на совести Тошинори!

- Ах, чёрт… - Яги срывается с места и бежит следом, чтобы убедиться, что никто не пострадал и не пострадает в ближайшем будущем. Мысль о том, что это глупая затея, и теперь всё ещё больше похоже на погоню, голову не посещает совершенно. Правда, в какой-то момент Тоши все же тормозит, закашлявшись, и пытается отдышаться. В висках кровь гудит сильнее, и его снова мутит. Какой же хреновый из него герой. Он прям так и видит заголовки газет: «Герой с кислородным баллоном снова всех спас, правда, сам чуть не задохнулся».
Махнув рукой и одернув себя от дальнейших преследований, Яги устало выдохнул. Да не его это дело. В магазине ничего не загорелось, взрывов не послышалось, никто не ранен… значит, он может пойти домой и отдохнуть… Он снова упирается руками в колени, наклонившись, и вздыхает – крайне утомительный день. В этот момент ему на глаза попадается брошенная корзинка с продуктами. Он оглядывается, чтобы найти её владельца, но никто не выглядит сколь-нибудь озабоченным.

- Извините, тут корзинка валяется…
- О, мы сейчас уберем, какой-то человек бросил её, убежав, мы сами не поняли, что произошло.
- А… - он вообще-то переживал, что у какого-то покупателя инфаркт мог случиться, и ему нужна помощь, но теперь… если так подумать, он припоминает, что тот огненный тип был действительно с корзинкой в руках… да, более нелепой встречи и представить сложно. Но чтож он, не человек разве? Поди, тоже поужинать хотел, день у всех тяжелый был…

«Блин, он же злодей! Он спалил склад с оборудованием! Меня не должно волновать, насколько у него тяжелый был день! Я из-за него гарью надышался… хотя это моя работа… я постоянно ею дышу… Тошинори, ты идиот.»

- Я заберу, если вы не возражаете, - Яги вежливо улыбается и идет в сторону кассы. Себе он ничего, кроме воды, так и не взял, а вот горе-злодею…

«Боже, это глупо, да? Зачем я покупаю его продукты… почему меня вообще это волнует… мне нужна помощь медиков…» - Тошинори вздыхает, опустив голову, и уже смиренно протягивает карточку, чтобы расплатиться. Себе он купил лишь три литровых бутылки воды, так ничего и не выбрав.
Выйдя из магазина, он идет по улице не спешно и все время смотрит по сторонам. Глупо, конечно, всё ещё глупо. Хочет вернуть злодею его покупки… волнуется, что из-за него кто-то останется голодным… Ещё немного и он готов уже вслух корить себя за эту глупость, когда вдруг из переулка его выхватывает рука и утягивает его в подворотню, прижимая к стенке и вздергивая в воздух, да так легко, будто это не Тоши тут двухметровая оглобля. Сердце колотится о ребра так сильно, что в пору снова бы задохнуться, а пакеты валятся на землю. Тоши испугался, но только от неожиданности – миллион вопросов и угрозы его, почему-то, пугают не так сильно. Хотя… он даже знает почему.

- Ты… не пытался меня убить… - неожиданно даже для самого себя выпаливает Яги, цепляясь за чужие руки, как за опору. Но это правда… - или искалечить. Хотя мог бы меня за секунду сжечь, но ты этого не сделал… я просто видел злодеев, я знаю, как смотрят, когда намереваются по-настоящему убить, а ты… ну… ты не такой… вот… не знаю… Я тебе еды купил…

Дайте этому идиоту медаль-наклейку «герой года» и отпустите отоспаться.

Тоши не понял, поверили ему или нет, но хватка стала как будто бы слабее. Он хотя бы опору под ногами снова почувствовал.

- Наверное, поэтому запомнил твой взгляд…

Или потому, что был под действием чертового адреналина, потому что из оружия у него был только напор воды, а вокруг всё полыхало адским пламенем. Возможно. Всякое может быть.

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+3

9

Пламя бьется из-под одежды, пляшет вокруг ладоней и лица, охватывая волосы и глаза в привычной ему манере «полумаски». Несмотря на очевидную разницу в росте, Энджи легко справляется с пожарным. Ярость придаёт ему силы, так что удерживать того почти что на весу кажется не так уж и сложно. Он все сильнее давит сгибом локтя на шею неудачливого шпиона, точно под кадык, чтобы перекрыть доступ кислорода и заставить подумать получше о ситуации, в которую они оба попали, покуда тот не начинает хрипеть и слабо дергаться в бесплодных попытках освободиться. Но все ещё не сознается. Только что-то там лопочет про взгляды и еду, цепляется за его руки пальцами с беспомощной растерянностью в глазах. Разве можно такого калечить? Ну дурак же, не иначе.

«Вот черт! Черт. Черт черт черт!»

Проклиная себя на чем свет стоит, Энджи ослабляет хватку. Нельзя же вот так просто взять и придушить человека в темной подворотне? Ну, то есть, можно, наверное, другие его коллеги и не такое делают, но он так не может. Ему нужна веская причина, чтобы кому-то навредить. Нападение, например, или прямая угроза его жизни, однако пожарный даже дергается как-то безопасно, без угрозы, будто в самом деле ничуть не опасается за свою жизнь.

— ТЫ ОДУРЕЛ?! — от нехватки слов Энджи просто начинает орать и уже не может остановиться. — Я ОДИН ИЗ САМЫХ РАЗЫСКИВАЕМЫХ ЗЛОДЕЕВ! Я МОГУ СЖЕЧЬ ТЕБЯ, НЕ СХОДЯ С ЭТОГО МЕСТА! ТЫ ХОТЬ ПОНИМАЕШЬ, С КЕМ ГОВОРИШЬ И, ГЛАВНОЕ, О ЧЕМ, ТЫ ТОЛЬКО ПОСЛУШАЙ СЕБЯ, ЧУДИЛА?!

Дыхание, наконец, перехватывает, и кислород в легких заканчивается. Он делает огромный глоток воздуха, но дальше кричать просто не находит смысла. Пожарный неловко топчется у стены, у которой его едва не придушили голыми руками, и смотрит светлым и чистым взглядом, незамутненным сознанием. Может, в последней потасовке его пристукнуло сильнее, чем все ожидали? Вон и ожоги на щеках, может и с головой чего не так…

— Ты должен меня бояться, — уже тише напоминает. Отступает на пару шагов и напряжённо осматривается вокруг, ожидая засады или подкрепления, но переулок тих и спокоен. Никто не спешит его ловить и вязать, даже любопытные носы не высунулись в окна на крики и оры.

Энджи усмиряет пламя и отворачивается, безбоязненно поворачиваясь спиной (ну а что он ему сделает?), начинает собирать продукты в пакеты. Всё то, что он выбрал внутри магазина, но был вынужден бросить. В самом деле ведь все купил! Ну и чудик. Только благодарить уже не хочется, все настроение ему сбил, гад.. Подталкивая ботинком бутылки с водой к его ногам, подхватывает одну в качестве компенсации и торопливо шагает прочь из тупика.

— Не ходи за мной. Ещё раз встречу, точно сожгу, — рычит через плечо и для пущей убедительности кидает злобный взгляд, а после пускается бежать. Бежит до самых окраин, не останавливаясь, так что когда достигает знакомых районов, то просто задыхается. Останавливается, почти кидая на землю и пакеты, и тяжелённый бутыль с водой, и упирается ладонями в колени, чуть согнувшись. Он весь потный и взмыленный, и в висках колотится так, будто вот-вот разорвётся. И совсем не потому, что он нёсся, словно от чумы, все же к физическим нагрузкам ему не привыкать, а потому, что его преследуют эти слова, повторяются в ушах, видится это лицо, что заглядывает добрым взглядом в самую душу, в само его нутро, давно уж чёрное и выжженное, где ничего нет да и не было.

— Выглядишь дерьмово, — со смешком рождается голос за плечом, и Энджи требуется вся сила выдержки, чтобы не дернуться от неожиданности. Но голос слишком знакомый, так что когда он выпрямляется и поднимает глаза, чтобы выдержать насмешливый взгляд, вокруг лица привычно вьётся пламя, скрывая досаду и растерянность.

— Ты что, испугался, Самый Огненный и Самый Сильный? Ты так быстро бежал, было видно издалека.

— Заткнись, — сухо огрызается, настроения спорить и обмениваться колкостями у него нет. — Ты за мной следишь, что ли?

— А если и так? — юноша чуть младше него самого расплывается в ещё более широкой улыбке. Он показательно расслаблен и держит руки за головой, будто просто прогуляться вышел. Но Энджи точно знает, что от этого мальца ничего хорошего ждать не приходится. Любимчик босса, как-никак.

— Если я замечу, что ты околачивался рядом, то клянусь всем дерьмом мира, я тебе что-то сожгу…!

— Ой, давай без прелюдий, — пацан снова смеётся и жестом фокусника протягивает небольшой запечатанный конверт, невесть где спрятанный все это время. — Для тебя новое задание. Лично. От босса. Не подведи, да? Сегодня со складом не слишком хорошо получилось, так что ты уж постарайся в этот раз.

Энджи напряжённо замирает. Смотрит на конверт, никак не в силах отвести взгляда. Это плохо? Или все в порядке? Личное поручение от босса? Звучит отлично. Но тон, в котором говорит посыльный, ему очень не нравится.

— Ну же, бери, — подбадривает на глазах наглеющий курьер, всовывает в чужие руки конверт и на какой-то гиперскорости успевает покопошиться в пакетах, что-то сунуть в рот, похлопать по напряженной скуле, задевая всполохи огня, и уже откуда-то издалека захихикать на прощание: — Мне понравился твой новый друг! Пускай в следующий раз передаст Сникерс для меня.

Энджи вспыхивает моментально, огонь без стеснения лупит в разные стороны, пытаясь достать вертлявого мальчишку, но тот исчезает в мгновение ока. Ему стоит огромных трудов успокоиться и перевести дыхание, унять пламя и убраться с открытого пространства побыстрее. К счастью, в трущобах никому нет до него дела, здесь у каждого свои заботы — и на том спасибо.

Без остановок добираясь до дома, Тодороки тщательно запирает двери, зашторивает окна. И только после этого кидается вскрывать конверт. Руки чуть дрожат, и свет пыльной лампы какой-то неровный. Но в итоге ему удаётся сковырнуть печать и разгладить лист с заданием. Он перечитывает несколько раз, прежде чем понять смысл, которые ему иррационально не нравится. То есть.., он ведь злодей и должен делать всякое. Но — не такое. Есть вещи, которые за гранью. Котят поджигать, к примеру, или младенцев калечить.

Он долго сидит под одинокой лампой, скрючившись подле низкого столика. Снова и снова читает текст, но как будто его не видит. Смысл и без того понятен, но внутри идёт борьба. Может, ну его, этот Альянс? Найдёт себе новый.
(Нового нет.)
Он так долго работал над своей репутацией и стремился к всему тому, что имеет.
(А что он имеет, по сути?)
Энджи в меланхоличном отупении осматривается. Два окна, кособокий стул, кривой неудобный стол да продавленная тахта в углу комнаты. Это даже не квартира в полноценном ее понимании, а просто чулан с душевой лейкой в углу и тумбой вместо кухни.
(Постер «Разыскивается» со смазанным силуэтом огненного злодея. Самая большая из имеющихся ценностей, похоже.)
Внутри неприятно скребёт. Он сжимает и разжимает ладони, комкая конверт с гербовой печатью, бумага медленно тлеет. Это задание от самых сливок злодейского общества, это очень важно, он не может отказаться.
(У него нет выбора.)
Он знает, что бывает, когда кто-то пытается «соскочить», выйти из игры сухим. Он видел, он… делал. Делал это с теми, кто решил оставить Альянс и кинуть коллег. Ему следует просто подчиниться, а не строить из себя крутого мужика.
(И молиться, чтобы совесть позволяла ему спать по ночам.)
Совесть? У такого, как он? И хотелось бы рассмеяться, да не получается.

Я знаю, как смотрят, когда намереваются по-настоящему убить, а ты… ты не такой.

«Какого…?!»

Почему он думает об этом сейчас?!

Энджи вымученно стонет.

Аппетит отбивает напрочь. К счастью, на глаза попадается прихваченная бутылка с водой, так что он долго и жадно пьёт прямо из горлышка, отвернув пробку пальцами. Пить хочется ужасно! После ночного забега. После встречи с тем хитромордым. После всего, что случилось.

Пакеты так и остаются лежать у порога. Спать не получается. Он знает, что ему нужны силы, знает, что должен отдохнуть и не облажаться завтра. Быстрый взгляд на темный пыльный циферблат в углу стены — сегодня, он должен не облажаться уже сегодня.

«Так скоро? Почему следующее задание почти сразу, без перерыва?»

Внутри неприятно скребется. Он думает и ворочается, но мысли все мутные, нечёткие, без конкретики. Солнце восходит быстрее, чем ему удаётся задремать, поэтому приходится подниматься ни с чем. Что ж, это ничего, с ним и не такое случалось. Энджи сжимает и разжимает кулак, играет с пламенем и заставляет его бежать змеей между пальцами, проворачивает монеткой и комкает в ладони, обращая в сноп ярких искр. Все в порядке, его сила при нем и ни за что его не подведёт.

***
Солнце такое яркое, и погода, как на зло, чудесная. Дети носятся стайками и весело визжат, взрослые заняты своими делами и ничего, ничегошеньки в этом гребаном месте не предвещает беды.

Низко натянув козырёк кепки на глаза, Энджи делает вид, что отдыхает на скамье напротив входа. А сам следит за площадью перед собой и не понимает. В чем стратегическое значение этого места? Раньше он получал четкие инструкции и понимал, что и почему делает. Сжечь базу героев. Сжечь склады с техникой. Поджечь памятник очередному трусу в цветастом костюме или даже разворошить осиное гнездо с агентами и прочей лабудой, но это… с виду — самая обычная школа. Может, здесь будущих героев выращивают? Или это какой-то секретный правительственный проект и на самом деле под зданием школы стратегические бункеры? Может, тут учится отпрыск кого-то дофига важного?

Может, он просто чего-то не понимает.

От стайки бегущих детей отделяется девочка и растягивается на асфальте. Громко плачет, прикрывая ладошками оцарапанные коленки. Подбегает учительница и берет ее за руки, баюкает, утешает, ведёт обратно к группе.

Да нет же. Самые обычные.

Стрелка на огромных школьных часах, прикрученных к зданию, показывает без семи минут двенадцать.

Энджи медленно поднимается со скамьи. Здание школы огорожено высоким забором, но ему плевать. Он легко перемахивает через него и проникает в здание. У детей заканчивается обеденный перерыв, и они шумной толпой стекаются обратно в классы.

Без трёх минут двенадцать.

Возможно, его уже заметили на камерах. Возможно, даже попытаются остановить. Но это уже не важно. Воровато оглядываясь, он отделяется от толпы и, тщательно осматриваясь, разбивает локтем щиток с пожарной кнопкой, а после с каким-то мазохистическим удовольствием давит на красный кружок. Если об этом кто-то узнаёт, ему пиздец.

Секунду ничего не происходит, а после пожарная сирена начинает вопить так, что у него уши закладывает.

Хорошо.

Детей начинает волнами выносить обратно из здания. Отличный шанс, чтобы снова затеряться и сбежать, но он прячется в дальних коридорах, чтобы переждать суматоху и переодеться в униформу. В конце концов, задание должно быть выполнено. И это здание уже десятком минут позже горит так, что любой любитель шашлыка позавидует. Остаётся надеяться, что все благополучно убежали; Энджи поднимается на крышу и внимательно следит за суматохой внизу. Ему приказано оставаться на позиции, покуда огонь не выжжет все до нижних этажей, и он планирует подчиниться, просто потому что выбора у него нет.

Закрыв глаза, он готовится дать отпор любому, кто посмеет ему помешать. Сколько их будет сегодня? Двое, трое, пятеро? Это ничего, он каждого на лопатки уложит.
— Ну ты и подонок! — кричит кто-то из подоспевших героев. Но ни один из них не нападает, они все суетятся поодаль.
У Энджи начинает неприятно шуметь в ушах.
— В здании все ещё люди! Оставьте его, огонь уже не унять. Постарайтесь вывести как можно больше детей.
В ушах шумит сильнее. Нет, нет, он же включил тревогу заранее. Возможности проверять каждый этаж и кабинет лично не было, но он оставил достаточно времени, чтобы все они успели выбраться.

..спасайте детей, пробивается сквозь усиливающийся треск огня.

..а ты не такой, шуршит внутри пламени.

«У меня нет выбора, я должен закончить это.»
[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+3

10

Злодей перед ним распаляется ещё больше – он буквально начинает покрываться огнём, и Тоши нервно сглатывает, глядя на красно-оранжевые всполохи. Щеку и шею начинает печь, когда жар волнами расходится в воздухе. Это так странно – на него кричат сейчас, как на провинившегося школьника, рассказывая, что и как он должен чувствовать, что говорить и как действовать. Это так странно, что застает его врасплох, заставляя просто раскрыть рот. Он сам не знает, почему ведет себя так с «самым разыскиваемым злодеем». Может, потому что тот, не смотря на всю свою злость, до сих пор так и не причинил ему настоящего урона?

«Ты должен меня бояться».

Тошинори хмурится. Потому что не боится.

На языке вертится вопрос: «ты хочешь, чтобы и я тебя боялся? Ты поэтому всё это делаешь?»

Но, честное слово, как можно бояться злодея, который так по-простому собирает еду в авоськи сейчас? Яги лишь молча наблюдает за абсурдностью ситуации. Наверное, ни один герой или злодей не должны вот так представать перед остальными: как обычные люди, которые после всего тяжелого дня приходят домой и отдыхают перед телевизором с бутербродом в руке.
Ну, какой он после этого злодей?

- И как мне, прикажешь, избегать тебя, если ты вечно пожары устраиваешь? – звучит тихий вопрос в пустоту. Тошинори еще с минуту стоит растерянно, пока откуда-то сверху не раздается вопрос: «Эй, парень, ты в порядке?». Яги задирает голову и видит взволнованное лицо этаже так на четвертом или пятом. Широко улыбнувшись и махнув сердобольному жильцу дома, Тоши кивает и уверяет, что с ним всё хорошо.

Приготовив скромный ужин, практически только из овощей – есть вообще не хотелось, а так хоть немного освежится – Яги усаживается перед телевизором за стандартным просмотром спорта и новостей. Одна из тем для обсуждений – огненный злодей, пожары и… пожарный, который, видимо, растерялся, и его пришлось спасать из пламени. Да, это про него… Тошинори зарывается в плед с головой и лезет под подушку. И вовсе он не растерялся… вот за что так с ним?
Ах, да… он же сам это сказал, объясняя, почему помешал герою действовать…

Яги тяжело вздыхает. Снова с него снимут надбавку в этом месяце. Чтож, по крайней мере, не грозили лишить должности. Это ведь хороший знак, да?

На работе Тоши появляется после одиннадцати. После отсыпа была стандартная явка к врачу и выписка о том, что «допущен до работы». Отдыха у них после таких дежурств нет – считается, что суток хватает с лихвой. Народу мало, график тяжелый. Не хочешь потерять место – вкалывай. Конечно, на Яги все эти «мотиваторы» не действовали. Он из тех дураков, которые идут на работу по собственной воле в любое время и любой день недели. Тем более, капельница и таблетки помогли, так что чувствует он себя прекрасно.
Мерность и обыденность дня рушит только пожарная тревога. Тошинори не удивился бы, если бы не детали происшествия: горит школа.

Кажется, в этот момент он бледнеет, и сердце замирает. Он должен был думать о том, что могут пострадать дети… но больше всего его пугает мысль о том, что он, вероятно, знает, кто учинил пожар, но не хочет верить. Понимание медленно давит цементом на грудную клетку и стискивает виски. В голове крутится заведённое «он не мог».
Не мог так поступить…
Огненный злодей жжет склады, сражается с героями, но не пытается убить слабаков, вроде него, или детей… Тошинори видел его кем-то, кто ещё не переступил ту невидимую черту невозврата. Он видел его глаза, и это не были глаза жестокого убийцы. Гудящий, эхом отдающийся в ушах стук собственного сердца оглушает – будто кто-то бьет ведром в медном тоннеле. А после все сменяется суетой и сиреной. Яги не помнит, как надевает комбез и садится в машину, да и дорогу саму плохо помнит, но его немного трясет.

Он впервые не хочет ехать на вызов… впервые ему страшно. Страшно узнать правду. Страшно понять, что он ошибся в человеке так сильно.
- Тоши, ты в порядке? Ты какой-то тихий сегодня.
- Да… да… 

Это может быть просто совпадение. Это может быть… может быть что угодно. А вдруг у него там ребенок, который получил двойку и вывел его из себя? Ну, мало ли! Они же ничего не знают об этом злодее, так что… или… это все еще не он.
Тошинори мотает головой и хмурится. Надо выяснить. Он должен убедиться. Он же был прав… но сам и задыхается от того, как сердце долбится о грудную клетку, стоит машине остановиться поодаль школы. Детей уже развозят, уводят подальше, кто-то плачет, кто-то паникует. Учителя взахлеб рассказывают, что произошло, запинаются – никто не думал, что нападут на детский сад, но на обычный пожар это точно не было похоже. Слишком быстро распространилось пламя.

На этот раз поодаль уже никто не оставался – все принимали участие в тушении пожара. На месте уже работала одна бригада из ближайшего участка и парочка героев – на подмогу должны были стянуться еще несколько… точнее все, кто может.
По информации, внутри находятся еще дети и преподаватель или два. В суматохе сложно всех сосчитать, но оперативники делают все возможное, чтобы быстрее выявить списки, сколько именно и кого недостает. Только все это слишком долго – ценное время утекает, каждая секунда или мгновение может оказаться чьей-то жизнью. Ребенку вообще много не надо – один вдох гари, и он потеряет сознание, и тогда его уже не найти. Если не хуже.
«Что ты творишь…» клокочет внутри, превращаясь в какое-то ошалелое цунами. Они все рвутся внутрь. Шерстят каждую комнату, каждую кладовку, каждый шкафчик. То и дело кто-то выныривает из пламени с ребенком на руках, но искать всё сложнее.

Тошинори там, разгребает обвалившиеся балки руками, чтобы пробраться по коридору дальше. Кричит, зовет, открывает каждую треклятую дверь – перчатка дымится от раскаленных ручек. Но оно того стоит. Он выбивает топором одну из дверей, которая ведёт в класс и находит там двух ребятишек, испуганно забившихся за последнюю парту. Зарёванные, обнимают друг друга. Один за руку держится, и Тоши видит ожег на раскрытой ладони. Берет мальца на руки, второго – за руку, ведет за собой. Старается не мешкать, избегать дымных и горячих участков, хотя с каждой секундой это все сложнее. К счастью, ему помогают. Подоспевший герой берет второго мальца на руки и быстро выносит из здания. Тошинори выходит следом и вручает мелкого спасателям. Беднягу еле отцепляют от Яги – прилип, словно маленькая панда к дереву.
Но на этом работа еще не закончена. Надо убедиться, что… Тоши замирает как вкопанный на подходе к зданию, когда видит на крыше знакомую фигуру. Внутри едким дымом расползается обида.
- Что ты творишь?! – Тошинори кричит ему злобно, громко, чтобы не смел его игнорировать, чтобы обратил на него внимание, - Прекрати немедленно! Или я поднимусь к тебе, и тогда тебе же хуже! – Ему всё ещё не хочется верить. Хочется увидеть там отблеск человечности, который он видел раньше, что-то хорошее, хотя бы каплю. Но с такого расстояния, среди языков пламени ему всё равно не разглядеть.
- Что ты хочешь доказать?! Хочешь, чтобы тебя все боялись?! Хорошо, мне страшно! Но дети тут ни при чем! – Тоши запинается, задыхаясь своей злостью, обидой и возмущением. Стискивает зубы и кулаки и отворачивается… он не хочет ничего говорить. Он дурак…

И он даже не поднимается на крышу, снова ныряя в здание, потому что сейчас есть задачи поважнее.

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

11

Быть злодеем означает и действовать соответственно. Что-то разрушать, и не только правительственные здания и особняки чиновников, поднявшихся на чужих бедах. Также кого-то убивать — не всегда лишь «заслуживающих кары», очень часто и случайных жертв, не успевших убраться вовремя или просто оказавшихся не в то время и не в том месте.
Энджи знает.., осознаёт все это. Лишь чудом ему удается избегать ненужных потерь среди мирного населения так долго.
До этого самого времени.
Все меняется. Он знает, что это должно случиться рано или поздно. Однажды ему придётся переступить через невидимую красную черту, и этот самый день — сегодня. Немного некомфортно оттого, что действие происходит в самой обычной школе, но так уж карты легли и выбирать не приходится.

Огонь бьется под ногами, пробиваясь даже через толщу крыши, и лижет ботинки. Энджи старается оставаться безучастным к происходящему, в конце концов у героев и подоспевших пожарных бригад отлично получается спасать заблудившихся детишек. Ему очень жаль, если малышня погибнет, но это лишь естественный отбор, ведь у них было достаточно времени на эвакуацию. Возможно, они слишком глупы или чересчур слабы, поэтому должны умереть. У него есть приказ, и он не может спасовать просто потому, что парочка овечек не прыгает со всеми через оградку.
Выше поднимая лицо, он старается не смотреть вниз. Из полыхающего здания то и дело кто-то выскакивает с чужим чадом на руках, они кашляют, их подхватывают и отводят на безопасное расстояние. С виду все очень даже неплохо. Герои заняты, к нему никто не лезет, и здание все сильнее прогорает, даря надежду на скорое завершение миссии. У него нет никаких чётких указаний на то, что делать после сожжения школы, так что Энджи планирует свалить как можно дальше в тот самый момент, когда строение начнёт обрушаться.

Интересно, для чего все это нужно?

Его дело — не думать, а делать. Он лишь наёмник, подневольная лошадка, скачет когда и куда велят. Немного не в его стиле, но стоит потерпеть ещё несколько лет, прежде чем ему станут доступны реальные сила и власть. И уж тогда заживет! Сам будет командовать, сам станет распоряжаться!

..и никогда и никому и на за что на свете не прикажет поджигать школу.

В горле стоит комок. Чувство вины потрясает своей силой. Энджи удивлён, что вообще может такое испытывать. Ведь он же злодей, сильный и пугающий, идёт к этому всю свою жизнь и, конечно же, просто не может спасовать! Не здесь. Не сейчас.

Он знает, кем хочет стать. И знает, что для этого нужно сделать.

Голоса окружающих далекие, едва слышные за гулом пожара. Энджи старается не прислушиваться, просто отсчитывает время до завершения этого мракобесия. Уговаривает себя новыми привилегиями и благами, что получит в награду за послушание и подчинение.
— Что ты творишь?!
Назойливый звук рождается так далеко, что едва слышен. Энджи узнает голос и зажмуривается, не хочет видеть и не хочет слышать.
— Прекрати немедленно! Или я поднимусь к тебе, и тогда тебе же хуже!
Наверное, было глупо надеяться, что сегодня не его смена или его часть достаточно далеко от места бедствия. Судя по количеству пожарных машин внизу, сюда стянулась половина городских сил, если не больше.
Да плевать! Не станет он убегать или прятаться. Срать ему хотелось на то, что этот пожарный там верещит. И чего прицепился! Да Энджи таких, как он, на завтрак в угольки запекает.
— Что ты хочешь доказать?! Хочешь, чтобы тебя все боялись?! Хорошо, мне страшно! Но дети тут ни при чем!
Когда он уже заткнется? Это начинает надоедать. По виску стекают капли пота, одна за другой, ему становится нестерпимо жарко. Пора бы убираться отсюда. Внизу плачут дети, цепляясь за взрослых, и шумного пожарного с единицей на каске больше нет в поле зрения. Неужели побежал обратно в здание? Ну и идиот. Некомфортно уже даже на крыше, и здание трещит и кренится, готовое вот-вот обрушиться.
«Лучше бы тебе уходить отсюда да побыстрее.»
Упираясь подошвой в парапет крыши, Энджи торопливо осматривается, ища пути к отступлению. Но про него словно все забыли, окружающим нет до поджигателя никакого дела. Вдали мигают полицейские огоньки, возможно хоть эти ребята возьмутся за него всерьёз? Если успеют. Впрочем, думать об этом не хочется, его здесь уже не будет, когда эти черепахи доберутся до места действий.

Цепляясь за край оползающей крыши пальцами, Энджи ловко пробивает ногами стекло нижнего этажа и вкатывается внутрь. У него нет инструкций на тот счёт, что делать после завершения миссии, так что он будет делать то, что захочет! Да, так и сделает! И только этим себя оправдывает.
В помещении все горит и плавится, ничерта не видно из-за дыма и дышать почти невозможно. И этот придурковатый побежал сюда? Добровольно? Возможно, работает за процент или очень уж премии хочется, иных причин придумать не получается.
Закрывая половину лица сгибом локтя и стараясь задерживать дыхание по мере возможности, Энджи стремительно несётся по длинным коридорам, выбивая те двери, что ещё не открыты. Видимо, сюда никто не добрался, верхние этажи пострадали меньше, но и пробиться к ним через нижние гораздо сложнее. Но это ничего, ведь он уже здесь! И у него уходит совсем немного времени, чтобы проверить опустевшие классы. Огонь обжигает его меньше, и пока что он все ещё может выдерживать температуру.

К счастью, последняя из потеряшек находится весьма быстро. Девочка уже даже не плачет, а просто сидит за опрокинутой партой и судорожно дышит, и каждый последующий вдох кажется слабее и слабее.
— Чо расселась, малявка? А ну пошли отсюда!
Бесцеремонно сгребая существо в школьной форме младших классов, Энджи прячет ее в своих руках, надеясь защитить собственным телом. В переходах здания он уже успел разобраться, так что несётся к лестнице сломя голову и не разбирая дороги, пока не сталкивается на ступенях с чем-то дымящимся и обожженным. Они оба так спешат, что буквально сносят друг друга с ног и остатки ступеней (благо, немного) катятся кубарём вниз. Энджи злобно отпинывается от неприятеля, посчитав это геройским задержанием, но уже спустя мгновение понимает, что ошибся. Пожарный — тот самый идиот в обгоревшей каске с уже не такой блестящей единичкой — кашляет и задыхается, вряд ли уже может встать без посторонней помощи, до того наглотался дыма и зажарился. Вообще непонятно, на какой тяге ещё двигается?
Вид простого человека, так сильно рискующего, вводит Энджи в бешенство.
— Ты сдохнуть хочешь?! Самоубийца, что ли?!
Хочется сказать ещё очень и очень многое, но воздуха на этом этаже уже отчаянно не хватает. Так что приходится заткнуться и волочь мужчину за собой, авось очухается по пути. Если тот поднимался снизу, значит его бригада успела проверить классы на этих уровнях; сам Энджи обошёл этаж выше, а значит.. это конец? Всё проверили и всех вытащили? Ещё никогда в жизни он не испытывал подобного стресса.

Чем ниже они спускаются, тем сложнее становится двигаться. Даже великому огненному злодею и то не по себе. Огонь ревет, здание проседает все больше. Нельзя так рисковать, нужен другой выход. Торопливо оглядываясь, он толкает своих попутчиков к уже давно лопнувшему окну.
— Эй, сюда! Слышишь меня? Я спущу вас вниз, давай.. помоги мне… держи девчонку.
Всё это какое-то ненастоящее. Больше похоже на ночной кошмар или бредовую галлюцинацию. Энджи всовывает в руки оппонента свою находку и  судорожно вяжет из пожарного шланга узлы, за которые злосчастные погорельцы сумеют держаться. Сумеют ли? Прикинув шансы припадочного идиота, Энджи обвязывает гибкий шланг вокруг его торса.
— Вот так. Теперь держись, я сделаю остальное.
Помедлив, он торопливо начинает раздеваться, стягивая кофту. Нельзя, чтобы кто-то увидел его в этой униформе. Главный злодей и поджигатель спасает несчастных из окна школы! То-то смеха будет. А уж как обрадуется его начальство!
Раздраженно цыкая себе под нос, укрывает ребёнка своей водолазкой, в каком-то роде огнеупорной, и выпихивает мужчину в проем. Цепляется руками за шланг, тот скрипит, но выдерживает. Отлично! Пара этажей — и они спасены, лишь бы не обжарились окончательно о бьющий из окон пониже огонь.

Позади что-то бабахает, и от силы взрыва его едва ли не выкидывает в окно вслед за несчастными пострадавшими. Лишь чудом удерживаясь, Энджи ругается в голос, благо стесняться некого. Неимоверным усилием удерживает соскальзывающий шланг — и как раз вовремя, чтобы груз не шлепнулся с высоты на асфальтовую площадку (точнее то, что от неё осталось).
Спину припекает и саднит, кожу нестерпимо жжёт. Какая глупость, что здесь может взрываться? У него крайне поверхностные знания об устройстве школьных зданий, но разбираться прямо сейчас как-то не хочется. Кашляя и зажимая рот ладонью, Энджи оседает под окном, чтобы оградиться от чужих случайных взглядов, а ещё чтобы подумать. Подумать о том, что делать дальше? Очень тупо с его стороны вот так рисковать собой, да ещё и — ради чего? Незнакомцев, обывателей и сопливых детишек! Не таким он себя видит, а потому ужасно злится.. и сожалеет.
Но ты не такой.
Мне страшно, ты доволен?!

Сожалеет, что слышит это снова и снова!
Сожалеет, что ввязался в это дурно пахнущее дельце.
Сожалеет, что все это происходит из-за него.
Да, он злодей. Но он хочет злодействовать иначе. Мстить всяким тупоголовым героям и заевшимся чинушкам, распугивать грозным взглядом ребятню и внушать страх с уважением взрослым. Вот такой он, безымянный огненный злодей.

Огонь лижет со всех сторон, и Энджи раздраженно его отгоняет. Ой, хватит, достаточно загладил своё чувство вины? Такому унылому пожару его ни за что не сломить.
Кашляя и шипя себе под нос, он ломится через остатки коридоров и лестниц, судорожно выискивая чёрный выход. Он не может позволить себе супергероический прыжок в окно или торжественное дефиле через центральные двери, там-то его и возьмут готовеньким. Учитывая, как сильно он перегрет и как много наглотался дыма, задачка будет легче легкого, а в тюрьму ему пока не хочется.
Сраная дверь заперта, и он тратит остатки сил на то, чтобы ее выбить. На карачках выползает из пожара и просто на силе воли заставляет себя отползти ещё и ещё немного, чтобы выбраться из зоны поражения. Позади так страшно скрипит, скрежещет и громыхает, что есть реальные опасения, как бы все это ему на голову не сложилось…

«Вот идиот.»

Энджи не знает, на кого злится сильнее. На того пожарного, на тупых детей или даже на себя. Это была очень простая задача: зайти, поджечь, уйти. А вместо этого получается целый цирк с конями, жаль только клоунов не завезли. Хотя, постойте, их же здесь целых два!
Ему нужно время, чтобы отдышаться хоть немного, он тыкается лицом в траву с болезненным шипением. Надеется, что поднимется уже через минутку, чтобы дать деру, но появляющиеся полицейские ботинки в поле зрения разрушают его фантазии суровой реальностью.
Ботинки подходят все ближе и ближе, останавливаются у самого лица. Их несколько пар и они о чем-то невнятно переговариваются. Собирая всю волю в кулак, Энджи упирается ладонями в землю, чтобы подняться и не позволить себя арестовать.
— Думаешь, кто-то из учителей?
— Не похож, ты посмотри на его мышцы..
— Может, пожарный?
— Шутишь?! А где его форма.
— Ну.. на нем эти обтягивающие лосины… один из героев?
— Что-то я не слышал о топлесс герое. Нам лучше позвать медиков и начальство, знаешь.
У него зубы сводит от этой тупости. Но — все ещё есть шанс! Шанс, что его не опознают и даже окажут помощь, а после благополучно отпустят. Хехе, ну и идиоты. Внутри все ликует, но Энджи старается ничем себя не выдавать. В конце концов, один шанс на миллион, что ему так повезёт.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Отредактировано Todoroki Enji (2020-08-08 22:48:10)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

12

С каждой секундой становилось сложнее – ноги и легкие наливались свинцом, а защитная форма превращалась в неподъемную ношу. Он почти ничего не видел и не слышал, кроме своего тяжелого дыхания, пот катился ручьями по вискам, но ещё был второй этаж. Кто-то вроде отправился туда по другой лестнице, но команды «отбой» не было, значит, работа не закончена. Яги грузно поднимается по лестнице, и кажется, что каждая ступенька – из гуталина, и он в него проваливается. Мысленно считает про себя каждый шаг – это помогает не терять концентрацию – когда вдруг на него вылетает какое-то тело, и Тоши валится с ног. На секунду пугается, что это балки обвалились, но он всё ещё жив, хоть и хорошенько помятый. Где-то под рёбрами ноет, да и лопаткой хорошенько ударился, а еще в бок получил чем-то увесистым. Благо голова в каске была, хотя все равно приятного мало.
За всей копотью и языками пламени, Яги уже не может различить, кто это. Да что там, он и подняться сейчас не может – гравитация побеждает с разгромным счетом, а сил у него почти не осталось. Помнит только, что сознание терять нельзя. Это первое, что им в голову вбивают на обучении. Потерял сознание – труп. Вот он и взмахивает руками – брыкается ещё, тщетно пытаясь подняться, а потом просто сдается, когда чувствует, что его волокут. Он думает, что это тот герой уже пробежал верхние этажи. Так типично от них слышать «сдохнуть хочешь?».
Да-да, Тоши знает… и он запоздало и замедленно отмахивается рукой на собственные мысли. Такие редкие сейчас в его голове. Ему не страшно, и он помнит, что это тоже плохо, но волноваться уже не получается. Только когда его прекращают тащить и окликают, он немного приходит в себя, поднимается с горем по полам. Сначала на четвереньки – и это уже кажется олимпийским марафоном – а потом уже на свои обе две и один шкаф. И только тогда понимает, кто перед ним.
- Ты… - его удивление, злость и весь остальной комплект эмоций перекрывает шумный треск и грохот позади. Ладно, сейчас не время. Он потом подумает, что происходит и почему, терять драгоценные секунды было бы непростительной и фатальной ошибкой. Тошинори берёт на руки девчонку и с удивлением наблюдает, как вокруг него завязывают шланг. Он понимает, с какой целью. И ему не хочется задавать вопрос, который вертится на языке, но он задает его, прежде чем высунуться из окна, - ты-то в порядке будешь?
Этот идиот сам учинил этот пожар. Подверг жизнь детей опасности. Чуть не убил некоторых из них… но всё равно спас… Тоши потом подумает, какая у этого всего была цель. Но прямо сейчас этот человек помогал ему. Правда, ответа он так и не получил – тот лишь злобно вытолкнул его в окно. Ладно… ладно, сейчас у Яги другие приоритеты. Он прячет девочку и тихо говорит ей, чтобы она перестала его обнимать. После уговоров она соглашается. А Тоши думает, что если они упадут, то лучше на его спину, и лучше, чтобы её ручки не пострадали. Спрашивает, знает ли она черепашек, - кто же не знает, - и говорит, чтобы сейчас она представила себя одной из них, что это у них игра такая. Хорошо, что она слабо, но отвечает. Это важно.

Сердце пропускает удар и сжимается, когда слышится взрыв и на короткое мгновение Тошинори чувствует невесомость. Он крепче хватает девчонку, укрывая ее собой со всех сторон, и жмурится. Но резкий рывок прекращает их падение. Теперь он взволнованно смотрит вверх. Зачем он переживает? Так глупо! Тот негодяй сам виноват – это его рук дело! И все же…

Когда Тошинори оказывается на земле, их уже встречают и оттаскивают дальше. А он все оглядывается напряженно, всматривается, ждёт. Он не видел, как тот злодей уходил. Но теперь уже точно ничего не сможет сделать.
Он устало опускается на каталку, и ему сразу цепляют на лицо маску от кислородного баллона – лёгкие благодарно расправляются будто и вспоминают, что значит дышать. Всё ещё сложно и немного больно – кажется, он слегка обжог горло, надышавшись горячим воздухом. Остальное он не ощущает, всё словно в дымке до сих пор. «Главное – не спать» то и дело сигнализирует яркая мысль в голове, и он устало усаживается. Ему помогают снять тяжелую горячую куртку, в которой он как под железной балкой, и он спускает лямки штанов – дышать становится ещё легче, но в голове гудящая пустота. Напряжение уходит, когда он слышит «все». Значит, всех спасли. И возвращается, когда он видит, как врачи крутятся возле еще одного героя… который и вовсе не герой.
Злость внутри вспыхивает новым пожаром. Тошинори ещё ни разу в жизни не был в таком бешенстве. Он снимает с себя маску и идёт до этого засранца.. ну, как идет… тащится. Зато когда доходит, сжимает руку в кулак и с размаху бьет по лицу.
Это очень жалкий и слабый удар – Тоши еле на ногах стоит, да и от этих простых действий уже появляется одышка, и он кашляет.
- Какого хера это было? Ты совсем идиот? Ты головой хоть иногда думаешь, или тебе совсем плевать?! – Люди рядом растерянно оглядываются, но не вмешиваются. Только врачи подбегают, говорят, что надо отдыхать и не снимать в ближайшее время кислородную маску, что отравление организма может быть серьезней, чем кажется, что…
Тоши не слушает их. Смотрит в глаза злодею, будто все еще надеется получить ответ, который объяснил бы все. Оправдал бы…

Да чёрт с ним….

Просто сложно смириться, что за этим всем действительно ничего нет. Потому что какого черта этот ублюдок поджигает школу, а потом снова спасает его и ребенка? Он просто хочет понять эту логику! Хоть что-нибудь понять!

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-08-09 20:58:17)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

13

Ему помогают подняться и ведут вокруг здания, предусмотрительно держась подальше от беснующейся стихии. На свежем воздухе Энджи быстро остывает и больше не ощущает себя раскалённым прутом, хотя из-за дыма и огня здесь все ещё нестерпимо жарко, но это уже не беспокоит его так сильно.
Полицейские крепко держат с двух сторон и ведут к медицинским машинам. С замиранием сердца несостоявшийся злодей ожидает, что кто-то опознает его сию секунду и начнёт обвинять, а дальше все станет лишь хуже, но все заняты своими делами и едва ли уделяют очередному пострадавшему много внимания. Разве что медики обступают, суетятся и заботятся, проверяют нос и глаза, задают вопросы о самочувствии, накрывают чем-то легким и прохладным, выдают кислородную маску, обрабатывают спреем от ожогов, хотя это и не требуется. Энджи впечатлен сервисом и даже не против немного поиграть в больного.

Что ж, все складывается весьма неплохо!
До тех самых пор, пока от соседней стайки медиков не отделяется один из пожарных. Несётся к нему навстречу с видом пылкого любовника после долгой разлуки — и лепит по лицу вскинутым кулаком, хотя это больше похоже на пощёчину, чем полноценный удар. Тем обиднее! Но Энджи напряженно молчит, не собираясь привлекать лишнее внимание. Если он сейчас выдаст себя, на него кинутся всем скопом: и полицейские, и герои.

Мрачным взглядом он терзает потрепанного пожарного, настойчиво стараясь намекнуть ему всем своим видом, что вообще-то спас его и можно проявить благодарность. А не бить по лицу. Вот этого он точно не простит и так просто не оставит… Лелея мысли о сладком отмщении, вскидывает руки и заключает злюку в крепкие объятия, показательно играя роль:
— Я тоже о тебе переживал! Больше никогда так не рискуй. Обещай мне, дурашка.
На братьев они не похожи, на родственников тоже. Близкие друзья? Напарники? Да хоть любовники. Ему абсолютно пофиг, что подумают окружающие, лишь бы исчерпать неприятный эпизод.

Не выпуская мужчину из своих рук, сжимает объятья сильнее, до хруста, и вполовину голоса — так, чтобы было слышно только ему — ядовито цедит:
— Прекрати истерику. Если ты меня выдашь, я устрою второй раунд, и, поверь, мне хватит сил сжечь пускай и не всех, но ещё пару десятков милых мордашек как минимум.
Вокруг все ещё очень много народу, хватает и детей. Если Энджи действительно загорится, количество пострадавших увеличится в геометрической прогрессии.

Разжимая объятия, выпускает пожарного из своих рук и смотрит со строгим напряжением. На идиота он не похож и должен сделать правильный выбор.
— Он просто надышался гарью, — со всей печалью поясняет окружающим.
Почему-то они верят. И начинают спешить увезти их в больницу. В конце концов, они не герои, а обычные люди, которым необходима срочная медицинская помощь.
Полицейские не решается спорить с неотложкой, только комканно заручаются обещанием неопознанного гражданина не покидать своей палаты до подведения итогов расследования, а после разрешают машине скорой помощи увезти обоих. Кажется, с ними следует кто-то из полицейских для обеспечения надсмотра, но это уже не тревожит Энджи. Он наблюдает в крохотное оконце внутри машины за тем, как исчезает вдали и полыхающая школа, и полицейские, и даже герои, и его незаметно эвакуируют прямо у всех под носом! Да он просто счастливчик. Испытывая потрясающее по силе облегчение, откидывается на каталку и закрывает глаза. Больше всего ему хочется расслабиться и отдохнуть, возможно даже — уснуть, но расслабляться все ещё не время. Сперва нужно дождаться подходящего момента и сбежать из больницы, а после…
после он собирается навестить своих боссов и как следует все разузнать. Даже кулаки зудят, когда он думает об этом, но следует соблюдать осторожность и не воспламеняться прилюдно, иначе ничем хорошим это не закончится.

Вскоре процессия прибывает в клинику. Хотя он может передвигаться и сам, его заботливо возят на длинной каталке, больше похожей на койку с колёсиками. Ему приходится симулировать слабый голос и отвечать о том, что он едва ли себя осознаёт после всего случившегося, дофига плохо себя чувствует, не готов думать о сгоревших документах и вообще — оставьте заполнение карт и бланков на завтра. Завтра его здесь уже не будет, но сегодня Энджи рассчитывает хорошенько покушать и получить дозу халявных витаминов.
Наконец, его каталку паркуют в одной из палат. Он никогда не бывал в таких местах! Здесь чисто, светло и очень много места. На стене висит плазма, а окно такое огромное, что кажется, будто виден весь город целиком.
На самом деле, больница самая обычная, да и палата двухместная. Просто он видел такое раньше разве что в свой старый пыльный телевизор. На тумбе уже стоит лёгкий перекус на подносе, и Энджи с удовольствием переставляет его себе на пузо, с аппетитом засовывая первую ложку в рот. Свежее! Вкусное. Потрясающе аппетитное.

Вот это жизнь! К такому и привыкнуть недолго.

Наслаждение длится не долго. Буквально в следующее же мгновение в палату ввозят вторую каталку и паркуют у соседней стены знакомое лицо. Энджи едва не давится своим легким витаминизированным перекусом, лишь чудом на выдохе не выплевывая все то, что уже успел взять в рот. Ну что за невезуха?
— Опять ты, — недовольно кривится всем лицом, когда медицинские работники выходят, чтобы дать им небольшой отдых. Только какой уж тут отдых, теперь огненный злодей напряжен больше прежнего.
Этот ненормальный может его выдать и спутать все карты. Аппетит разом пропадает, и Энджи комкает в пальцах плавящуюся пластиковую ложечку.
— Чего тебе от меня надо? Чего ты прицепился?
Наверное, вины пожарного в том, что его расселили в ту же палату, немного. Выглядит он и впрямь потрепанно, медицинский присмотр не повредит. Но.. в последнее время они встречаются слишком часто, и это начинает порядком надоедать.
— Отцепись, слышишь? Я дважды повторять не буду. В следующий раз тебе кранты.
На самом деле, он устал. И угрожает скорее для виду. Все ещё помнит тот жалкий удар по лицу и бесконтрольно злится. То кричит на него, то бьет, то что-то требует. Фарс какой-то! Он ему не друг, не семья и даже не знакомый, так какого хрена?!

Испытывая острую потребность избежать дальнейшего контакта, Энджи начинает приподниматься из своей койки, тяжело осматриваясь. Выпрыгнуть в окно? Ох, сколько неудобств всего из-за одного придурочного.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

14

Ожидать можно чего угодно: что сегодня пойдет град, что гора Фудзи начнет извержение, что ледники, наконец, растают и вся Япония переберется на искусственно созданные острова. Но не того, что твой враг (а на данный момент они точно были врагами… кажется…) накинется на тебя с объятьями. Запал Тошинори раздуть конфликт и решить все здесь и сейчас исчезает так быстро, что он не успевает даже осознать, что происходит, и по-глупому смущенно краснеет, застигнутый врасплох такими переживаниями. Он в буквальном смысле застывает в чужих руках, широко распахнув глаза. Попытки мыслить пресекаются на корню, и в голове снова начинается хаос, перемешанный с огнем и дымом.

И лишь дальнейший шепот расставляет все на свои места, и это нелепое чувство стыда и смущения разбивается и складывается из осколков в слово «идиот».
Кажется, всего на мгновение в его дурную голову пробираются не менее дурные и нелепые мысли, от которых он задыхается еще больше, чем он дыма пожара. И на которые обижается еще больше, чем на угрозы из-за которых хмурится и поджимает губы.
Когда его выпускают из объятий, Тоши стоит на месте и сверлит недобрым взглядом негодяя, который так нагло и без зазрения совести врет всем подряд.
- Да… я просто слишком переживал за него. Этот тупой кретин совершенно о себе не заботится, подвергая опасности и себя, и других… - Если бы взгляд Яги мог воспламенять, он бы сам заставил этого засранца гореть сейчас. Но врачи требуют его возвращения, отвлекая от огненного злодея, который после всего так просто решил смыться…
Тоши убеждает себя, что не выдал его только потому, что тот обещал учинить новый пожар, в котором пострадавших было бы уже больше.
- Я могу поехать с ним?
- Нет, извините, вы поедете на другой машине.
- Поймите, я чуть не потерял близкого и дорогого мне человека, я не хочу снова с ним расставаться…
- Вы едете в одну больницу, вы сможете там увидеться, не беспокойтесь, все будет хорошо. Пожалуйста, вернитесь на свое место.
Тоши злобно сжимает зубы и снова зыркает на своего «дорогого приятеля», которого не хочет больше выпускать из виду. Если огненный думал, что на этот раз так просто отделается от всего – пусть обломится. Если думает, что Тошинори ничего не сделает, потому что боится его – пусть обломится дважды.

Дорога до больницы кажется невероятно долгой, тем более, что отдыхать совершенно не получается. Он немного волнуется, что в какой-то момент услышит взрыв, и это будет означать то, что злодей сбежал, опалив соседнюю машину скорой. Хотя вовсе не обязательно он должен что-то услышать… пару раз он пытался подняться, чтобы посмотреть, где едут другие, но, конечно, ничего не увидел. К тому же, медики вечно начинали ворчать. Тоши лишь устало отмахивался рукой и сдавался, укладываясь обратно.
«Главное – не уснуть» все еще назойливо крутилось в голове. Хотя спать хотелось дико. Голова кружилась, а еще знобило – и не всегда понятно было, то ли ему жарко, то ли холодно… щека горела ярким напоминанием, а к ней еще прибавилась парочка покраснений и синяков. Он даже не знает, где теперь его покрытая копотью каска с гордой цифрой «1» и куртка, которая так надежно защищала его сегодня. Наверное, не важно, выдадут новую форму, просто Тоши чувствовал себя немного рассеянным и потерянным. А еще жутко несобранным.

Когда они доехали до больницы, первым делом он справился о «том красноволосом мужике, которого никто не знает как зовут» и облегченно выдохнул, узнав, что их действительно привезли в одну больницу. Уговаривать поселить их в одной палате долго не пришлось – Тоши так искренне сыграл беспокойство, что ему все искренне поверили и даже, кажется, умилились геройской парочке, романтично спасавшей детей из горящей школы.
Сколько надо было приложить силы воли, чтобы не закатить глаза к космосу? Очень много.
Но оно того стоило – его привозят в нужную палату.
- Привет, - улыбается Тоши, как только оказывается в палате. Но стоит медсестрам выйти, и улыбка исчезает в тот же момент.
- Следующий раз? Следующего раза не будет! Возомнил о себе невесть что! Уууу, нет, «дорогой и любимый», на школу ты зря позарился. Я не знаю, какие у тебя причины это всё творить было, но вряд ли ты сможешь найти хотя бы одно вменяемое оправдание этому! И знаешь, что? Можешь опять сбежать, у тебя это лучше всего получается, но я твой портрет вывешу на каждом чертовом столбе в городе, чтобы все знали!
Через маску звучит не очень убедительно, и Тоши раздраженно снимает ее с себя, выпутываясь из этих резинок, которые больно цепляются за волосы. Усевшись на кресло, смотрит недобро, хмуро.
- Я пожарный. Моя работа – тушить пожары, так что можешь сам прикинуть, чего я к тебе прицепился! Вот скажи – зачем тебе нужно было это? Просто объясни? М? Что тебе дети сделали?

В палату входит медсестра и вежливо улыбается, оставляя на столике рядом с Тошинори бутылку воды и соки.
- Пожалуйста, не забывайте много пить, и если что-нибудь понадобится, нажмите кнопку вызова. У вас всё в порядке?
- Да, спасибо, всё отлично. Я так рад, что с этим парнем всё в порядке! Не знаю, что бы я делал, если бы он пострадал сильнее… я и так за него переживаю. Он для меня столько значит!
- О, да, понимаю, но все хорошо, отдохнете и скоро вас выпишут, - понимающе отзывается сестра и выходит из палаты, оставляя их наедине.
- И спасибо, что спас меня и девочку, кретин! – зло благодарит Тошинори, потому что… ну… потому что он зол! И зачем-то правда переживал, когда слышал взрыв тогда… поэтому теперь бегло осматривает своего злодея и, к счастью, действительно не замечает серьезных ожогов. Хотя не знает даже, могут ли они быть у того, кто сам покрывает себя огнем?
[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

15

Энджи всерьёз направляется в окну и даже успевает выглянуть наружу. Какой тут этаж? Его достаточно сильно потрепало на «миссии спасения», но сил определенно точно остаётся для безумного прыжка. Скорее всего, он даже не пострадает.. Надеется, что не пострадает.

Впрочем, прыгнуть он не успевает. Пожарный буквально захлебывается собственным возмущением, выговаривая накипевшее, и по какой-то неясной причине все это находит отклик внутри злодея. Нет, ему не стыдно и не совестно, но ответное возмущение разгорается в нем почти физическим проявлением. Яростно полыхая в зоне предплечий и затылка, Энджи буквально в состоянии атаки придвигается обратно к постелям, надеясь донести до оппонента практическим уроком одну простую мысль: достал!

Но дверь распахивается, и в палату впархивает медсестра. Энджи лишь божественным чудом успевает унять пламя и с самым кротким видом присесть на край чужой койки, выглядя устало и встревожено. Похоже, эта легенда об их сильной заботе друг о друге начинает выходить из-под контроля.., но прямо сейчас другого выбора у него нет, так что приходится смотреть на блондина трепетным взглядом, покуда тот воркует с медсестрой. К тому же, в приоткрытую дверь Энджи видит бок полицейского, который по всей видимости стережёт их палату. Это очень сильно мотивирует его «волноваться о дорогом приятеле» гораздо искреннее и жарче.

— Вернитесь в свою постель, вам вредно вставать, — напоследок мягко журит медсестричка и воодушевленно выпархивает прочь. Наверное, спешит унести новые подробности о странной парочке своим коллегам.

С лица Энджи медленно сползает вся блажь, его буквально перекашивает всего целиком от того, во что приходится играть. С самой угрожающей рожей, на которую только способен, он придвигается к оппоненту и буквально жаром пышет в его лицо. Пускай тот не обманывается ролью доброго самаритянина, что ему приходится играть — это все только ради временной передышки, сохранения свободы и банального выживания.

— Не за что. Обращайся, милый, — через зубы цедит в ответ на благодарность. И вдруг понимает, что уже вовсе не злится.

Возвращается на край постели и с силой трёт лицо руками. По правде, он и сам запутался. В течении этого дня неоднократно спрашивал сам себя, для чего и во имя чего делает все это. Ответов у него нет, но вопросов становится все больше.
— Я не знаю.., — отвечает быстрее, чем успевает подумать. — Не знаю, для чего это всё… Надеюсь, был хоть какой-то смысл.
На самом деле ему очень хреново от всего случившегося. Иначе не полез бы в огонь, и не сидел бы здесь сейчас. Впрочем, это не достаточная причина для раскаивания. Энджи проклинает сам себя за то, что не удержал язык за зубами. Для чего он вообще все это говорит?! Да ещё кому — этому! В затылке припекает, и по всему телу пробегается сотня крохотных иголочек. Торопливо вскидывая взгляд, со всей имеющейся злостью впивается им в оппонента.
— Захлопнись! Не желаю слушать твои нотации.
Хватает с его тумбы пачку сока и показательно отворачивается, просто чтобы остановить это безумие. Ему не нужен друг, и уж тем более не нужен приятель, чтобы поболтать и обсудить. Они по разные стороны закона, они на разных полюсах. Им никогда в жизни не понять друг друга.

Чёртова трубочка никак не втыкается в пакетик сока под правильным углом, а пить хочется до безумия. Энджи яростно злится, неконтролируемо выражая свое эмоциональное состояние показательным огненным шоу, но после сдувается. Он устал. И запутался. Не спал ночь, «работал» две смены подряд, испытал нереальное психическое напряжение и теперь просто хочет крохотный перерыв. Разве это так сложно? Просто оставить его в покое.
— Я разберусь с этим, — все ещё вяло сражаясь с трубочкой, бормочет себе под нос, словно забыв, что больше не один в палате. — Я этого так не оставлю. Я им всем покажу… они ещё узнают, как подставлять самого… самого..! меня!
Мысли окончательно путаются и покидают тяжёлую голову.

До срыва: три два один

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Отредактировано Todoroki Enji (2020-08-10 00:38:08)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

16

Тошинори напрягается и перестает дышать, когда злодей к нему придвигается чуть ли не в плотную с очень угрожающим видом. Честно говоря, он уже давно почему-то не боится. Ну… так, настораживает, конечно, но как можно бояться кого-то, кто уже дважды тебя спас? Трижды… то есть, первые два – и не спасение вовсе было, просто его решили не убивать и не калечить, хотя явно могли бы, потому что он мешался, о чем его ставят в известность при каждой удобной возможности. И всё равно считается!
В жар бросает почти моментально, и Яги уверен – это из-за настроения этого типа. Кажется, он снова готов воспламениться из-за своего вспыльчивого и несносного характера. Других оправданий он даже искать не пытается. Ну, да, немного волнуется, ну да, немного сердце заходится, но это ведь всё из-за его состояния и того, кто перед ним. Но из-за этого «милый» почему-то снова хочется ещё и покраснеть, хотя за что ему должно быть стыдно? Он первый начал этот спектакль!
Тоши обиженно поджимает губы, скрещивает руки на груди и отводит взгляд. Его благодарность звучала действительно очень агрессивно, но он не виноват же, что кое-кто при его виде сразу начинает беситься и вести себя как дурак! Честно признаться, уже даже говорить ничего не хотелось, хотя он мог столько претензий и обвинений высказать, что на весь вечер развлечений хватит. Но уже не хочется! Даже смотреть на этого типа!

Но не слушать Тошинори не может. В палате слишком тихо, и все слова слышатся отчетливо и понятно… да и ладно… ему правда интересно. И в какой-то момент он опускает руки, поворачивает голову и растерянно смотрит на спину злодею, понимая, что… он. Не знает. Для чего. Поджог. Школу.
Это была не его прихоть и не его желание. Кто-то был еще, кто отдавал эти ужасные приказы. А он их зачем-то выполнял… то есть… он на кого-то работал? Эта мысль была такой странной… вообще-то Тоши никогда особо не вникал в мотивы и причины, его дело простое: тушить пожары, спасать людей, разгребать завалы. Он не герой и не полицейский, которые действительно борются с преступностью и распутывают дела. И он почему-то считал, что Огненный Злодей действует в одиночку… ну… потому что он всегда был такой уверенный… а еще чертовски сильный…

- Самого пламенного злодея, - договаривает Тоши и забирает из рук сок, чтобы нормально вставить туда трубочку и вернуть в чужие руки. А после укладывается на койку и отворачивается. Всё ещё обижается.

- Ты такой дурак! – Тоши ворчит негромко, но зато от всего сердца. И смотрит в окно, - я бы столько отдал, чтобы иметь хоть какую-то причуду… Я всем доволен, чтоб ты знал! – громче добавляет Тоши, чтобы тот не подумал, что он жалуется или завидует… ну, да, завидует, конечно, но больше хочет, чтобы его, даже без каких-либо способностей, признавали, - просто всё, что я слышал всегда это «не мешайся, отойди, дай героям работать», «мальчик, ты совсем идиот? Уйди с дороги, сейчас герои появятся, все сделают»… Ты даже не представляешь, как тебе повезло… ты мог бы стать столь многим, а тратишь свою жизнь на… на всякие глупости!
Тошинори молчит и смотрит на край подушки, который ковыряет пальцем. А после все же оборачивается и смотрит на чужой затылок.
- Ты же спас девочку… а мог бы спасти их всех… из тебя даже пожарный вышел бы намного лучше, чем из меня, - Яги говорит это совсем тихо, потому что горло сдавливает от досады, но это правда. Для того огонь – родная стихия, он бы в нем как сыр в масле катался… - Хотя тогда и пожаров стало бы намного меньше… - чуть улыбается Тоши, чтобы не так грустно от этого было.
Да и черт с ним. Все еще не важно, что у него нет причуды! Все равно будет делать свою работу и очень стараться!

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-08-10 20:18:57)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

17

Энджи ощущает накрывающую удушливую волну. Все эти тревоги, вопросы без ответов, напряженные миссии, необходимость выбирать или скрываться, да ещё и чертов сок… Все это просто выводит его из себя, с каждой секундой подталкивая к срыву. Он уже буквально знает, что случится в следующий момент: вспыхнет так, что выжжет половину квартала, опаляя яростным пламенем всё и всех на своём пути.

Но этого не случается.

Пожарный возникает откуда-то сбоку и забирает из его рук пакетик с соком. Спокойно втыкает палочку и протягивает обратно. У него все это так легко получается, что Энджи теряется и как-то разом сникает. Возгораться больше не хочется, он просто цедит приторный сладкий сок через трубочку и думает о том, что все же стоило выпрыгнуть в окно ещё тогда, в начале этого разговора.

Разговор, к слову, окончательно заходит куда-то не туда. Пожарный все бормочет и бормочет, изливая на случайного слушателя свои сердечные терзания, и в голове начинает порядком путаться. Энджи вообще не знает, зачем это слушает, почему именно он, а ещё как реагировать и нужно ли вообще.. Блондин, похоже, в ответах не нуждается и просто болтает обо всем подряд.
Вот бы заткнуть его…
Подушкой, что ли, накрыть. Злодей он или где?
Но вместо этого Энджи продолжает слушать и понуро хлюпать соком через трубочку. Думает о том, что его все жутко достало, ещё и этот на мозги капает….

— Кстати, — бесцеремонно перебивая, словно о чём-то только что вспомнил и тут же решил спросить, вклинивается в чужой поток мыслей: — как тебя зовут? Надоело придумывать тебе клички.

Они встречались уже достаточно много раз, чтобы уточнить эту информацию. Субъект агрессии требует конкретного названия, потому что злиться на «этого самого» и «того придурочного» с каждым разом получается все сложнее.

Предчувствуя ответный вопрос, морщится всем лицом и сжимает в пальцах опустевшую упаковку из-под сока. Брататься ему не хочется, этот припадочный и так ему порядком надоедает. И это обыденное, почти нормальное знакомство кажется фатальной ошибкой. Он определенно точно об этом пожалеет. Например, когда пожарный станет ему махать рукой при каждой встрече и орать его имя в знак приветствия….

«Надеюсь, ты так не сделаешь. Иначе — убью.»

Энджи какое-то время терзает оппонента задумчивым взглядом, сомневаясь. Но после сдаётся.

— Тодороки. Тодороки Энджи, — нехотя представляется в ответ. Что-то ему подсказывает, что безумный упрямец все равно это выяснит в ближайшее же время. — Не зазнавайся, просто мне не нравится, что ты называешь меня «огненным злодеем».

Звучит в самом деле не очень. То есть…, он злодей, конечно, да ещё и огненный. Но когда пожарный произносит это, звучит как-то иначе. Как-то неприятно. Почему? Ведь это то, кем он является и к чему стремится.
Энджи уже реально устаёт задавать себе вопросы без ответов сегодня. Наверное, стоит прекращать.

Откидываясь на спину в чужих ногах (подвинься!), он пожимает плечами в продолжение разговора. Помнит до сих пор, будто это было вчера, как его не приняли в Академию. И как люди всегда боялись его огня. Как долго не находил себе места. И как много раз общество отвергало его. Что тут сказать? Пожарный, похоже, в самом деле из другого мира.

— Так забирай. Мне не нужна эта способность, — угрюмо огрызается. — Без неё мне будет лучше.

Никто не поджег бы школу. Дети не подверглись бы опасности. Не пришлось бы спасать ту девочку, да и вообще… Энджи глубоко задумывается о всем том, что успел натворить. Возможно, без него в самом деле станет лучше. Не то чтобы он собирается исчезать и так просто сдаться, потому что все ещё имеет зуб на этот мир, но… он не спал всю ночь. И очень устал. Наверное, все дело в этом.

Стараясь не закрывать глаза, боясь не потерять связь с реальностью из-за сонливости, чуть поворачивает голову, чтобы видеть лицо оппонента. Пожарный дует щеки и ковыряется пальцем в подушке, то отворачивается, то поворачивается обратно. Забавный, проскальзывает быстрая, тающая мысль в уставшем мозгу. Очень похож на глупую обезьянку.

— Хреновый я был бы пожарный, запекся бы в первые три минуты, — невесело хмыкает и криво ухмыляется своим мыслям. Огненный злодей с неустойчивостью к жару, вот это ирония! Сказать кому, засмеют…

Запоздало понимая, что только что сказал, приподнимается на локтях и встревоженно смотрит на оппонента. Понял ли пожарный что-то? Выглядит тот не очень хорошо после случившегося, да и глаза сонные. Может, и не понял. Но если понял… Внутри все стремительно скручивается от тревоги. Нельзя, чтобы подобная информация стала достоянием общественности! Это его погубит!
«Нужно убить его. Прямо сейчас.»
Энджи смотрит ещё секунду, а за ней другую. Переворачивается — и в одно движение оказывается над блондином. Наклоняется очень низко, уперевшись рукой в подушку над его плечом, и смотрит так пронзительно, что кажется, будто одним лишь взглядом может выжечь в его душе все до угольков не сходя с этого самого места.
— Скажешь кому, я тебя убью, — простым будничным тоном обещает. Продолжает смотреть, не сдвигаясь ни на миллиметр. Либо пожарный прямо сейчас пообещает ему сохранить эту тайну, либо здесь случится что-то страшное.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

18

- Яги Тошинори, - ответ звучит так, будто Тоши сам не уверен, точно ли это его имя. Наверное, просто ситуация странная. Хотя он и без того собирался поинтересоваться чужим именем. Все же столько раз уже виделись, и как-то неловко обращаться друг к другу по придуманным кличкам. Но теперь неловкости стало еще больше. Теперь они знакомые… приятели? Только вот один любит устраивать пожары, а другой – тушить. Они по разные стороны баррикад и не должны общаться. Мысль об этом приходит только теперь, но Яги уверенно отодвигает её в сторону. В конце концов, он уже совершил немало ошибок и давно перестал понимать, правильно ли он поступает. Он просто делает то, что и всегда – следует за своим сердцем.
И казалось бы, сегодняшнее происшествие должно было поставить жирную точку. Тошинори действительно тогда очень разочаровался и в огненном злодее, и в себе. Но стоило Энджи прийти им на помощь, и всё… он снова не может на него злиться так, как должен был бы. Ещё он должен был сдать его полиции, и не один раз. Но опять все медлит и не решается. Что-то останавливает внутри.
Тодороки Энджи казался не таким уж плохим человеком… любящим скромно поужинать и постоянно, вопреки всем предрассудкам, совершающим время от времени хорошие поступки. Иначе бы Тоши точно давно был уже мёртв. И ему не потребовалось бы знать чужое имя.
- Значит, тебе понравится, если я буду называть тебя Энджи? А что если мы опять встретимся на пожаре? Я все равно не смогу звать тебя по имени, это же выдаст те… - Тошинори запинается и удивленно распахивает глаза, поражаясь сам себе. Кажется… он никогда и не собирался сдавать этого злодея кому бы то ни было. И он все еще не мог примириться с этим осознанием. Зато легко мог злиться на Энджи за то, как безответственно он раскидывается своими способностями. Дурак! Ведь даже не подозревает, что ему, вообще-то, повезло. И это Яги только что и пытался объяснить и рассказать, а он, кажется, не поверил ему ни на грамм, упрямый баран!

Но стоит ему признаться в особенности своей причуды и то, что даже он от нее не застрахован, как Тошинори в очередной раз искренне удивляется.
И Энджи каждый раз рискует так собой, выполняя столь опасные поручения? (как Тоши уже успел понять – чьи-то.) Получается, даже когда Тодороки спасал его в школе, то мог погибнуть и сам… и вот теперь вдвойне не понятно, как такой человек может быть злодеем? Что сподвигло его вообще решиться поджечь школу? Он же точно не хотел, чтобы кто-то пострадал. Жертв не было. Может, ожоги небольшие среди спасателей, но все управились и все живы.
Сказать он, правда, ничего не успевает - этот страшный (порой) тип уже нависает сверху и угрожает ему (снова). Да еще так близко… что Тоши аж замирает, словно дерево. Даже дышать перестает, и оттого отчетливей слышит, как громко бьется его сердце. Смотрит в чужие глаза, не моргая, и потихоньку зачем-то неконтролируемо начинает краснеть.
- Так ты… спас меня, рискуя собой?.. – эта мысль поражает ещё больше. Зато теперь Яги точно уверен, что не ошибся в нём. Он почему-то всегда быстро мог распознать в ком-то всё хорошее. Кто-то посчитал бы это глупостью и наивностью, но он уже привык никого не слушать. И теперь руки как-то сами по себе оказываются на шее Энджи (он этого не замечает, просто смотрит в чужие глаза), - спасибо…
Он признается искренне и очень тихо.. а уже через секунду осознает, что делает, и вздрагивает, убирая руки.
- Э… то есть… да, спасибо, что спас, я это хотел сказать, а то в предыдущий раз прозвучало немного агрессивно, будто я этому не рад или не благодарен, но это не так! И ещё ты нашел ту девочку! Я уже сомневаюсь, что добрался бы до нее… а, может, и добрался бы, я не знаю, но…  ты все равно помог! Это здорово, - пока Яги тараторит свои признания, он медленно накрывается простынкой, желая в один момент полностью уйти под неё со своей дурной краснеющей головой. - Мне кажется, ты был бы отличным героем... - все же выпаливает Тоши, окончательно смутившись.

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

19

— Яги Тошинори, — цедит сквозь стиснутые зубы в лицо под собой на все услышанные глупости, — не вздумай называть меня по имени при встрече или кому-то рассказать о том, что слышал, иначе я тебя голыми руками испепелю. Ты все понял?

Энджи ждёт незамедлительного согласия со своими требованиями, потому что угрозы в случае неподчинения написаны у него на лице. Даже если ему и не хочется всерьез навредить этому пустоголовому, нельзя так просто оставлять столь ценную информацию в сторонних руках. Он не может себе позволить такую беспечность, уже и без того натворил дел.
Но вместо того, чтобы поклясться хранить тайну, Яги — так его зовут — порывисто его обнимает и снова благодарит. Энджи даже теряется. Он был готов к чему угодно, но только не к этому. Надо отшатнуться и стряхнуть с себя этого припадочного, но его будто приклеивает к одному месту — и он не двигается, замерев в чужих руках, с сонным отупением слушая невнятные бормотания и как сильно бьется сердце рядом. Не думал, что это можно ощутить, просто прижавшись.
Забавная —и бесполезная информация. Энджи не видит, где ещё в жизни или работе его пригодится это знание, а потому кривит рожу. К счастью, блондин уже разжимает руки и начинает сползать под одеяло, с каждым мгновением натягивая его все выше и выше на свое лицо. Эта реакция совершенно не понятна Огненному, хотя собственные уши и щеки отчего-то иррационально горят, будто заразившись чем-то неведомым от этого идиота (не зря же они в больнице, поди тут все заразные!), и он никак не может с этим справиться. Уговаривает сам себя, что все в порядке, не случилось ничего страшного, что ему наплевать и вообще оно все того не стоит! Только продолжает смотреть грозно, являя из себя живое олицетворение желания убивать и испепелять, да только за напускной злостью уже больше ничего нет.

«Не делай так больше,» — хочется предупредить и предостеречь. Сейчас она оба устали и вымотались, так что сил сопротивляться или разбираться совершенно нет. но в другой раз все будет иначе.

В другой раз Энджи будет вынужден навредить ему. Просто потому что так заведено и установлено правилами Лиги. Никаких друзей, никаких близких отношений. И подобные объятия могут расценить неверно, чего ему безумно не хочется.

— Как мило, — будто помянутый черт, появляется смешливый подростковый голосок из угла палаты. — Теперь вы будете целоваться или отложите это до вечера?

Будто ошпаренный, Энджи рывком отстраняется от пожарного и буквально взвивается на ноги. Нужно вести себя спокойнее и увереннее, но у него все ещё лицо красное и от неожиданности сердце теперь колотится, будто сумасшедшее.
Нет, нет, нет! Только не этот пацан! Не в такой момент! Как это вообще вышло!?
В голове перемешивается до чёрных кругов перед глазами. Он зол и напуган, сжимает кулаки, и между пальцами пробивается пламя.

— Как ты сюда попал? А ну пошёл…
— Воу, воу, потише, старикан! Я слышал, что задание прошло не слишком удачно, так что тебя даже забрали в больницу. Вот пришёл проведать, чипсы тебе принёс, но ты неблагодарный!
Пацан держится смешливо, заламывает руки в показательном страдании от несуществующей обиды. А сам заинтересованно смотрит на пожарного, так что у Энджи сердце падает куда-то в пятки и возникает неприятная испарина между лопатками от напряжения. Он даже неосознанно пытается прикрыть спиной блондинистую проблему, но мальчишка в одно неуловимое движение уже оказывается рядом и с детской непосредственностью знакомится с Тошинори.
— Эй! Ты его новый друг? Мне нравится. Выглядишь беззащитно. Способностей нет? Интересно получается.
Мгновение — и он уже снова сидит на соседней свободной постели, свесив ноги.
— Не думал, что обыватели в твоём вкусе. Думал, что ты ненавидишь все живое. Но как приятно ошибаться! Когда свадьба? Пригласите? Хочу быть шафером.
Он мелет все подряд, но за внешней безобидностью скрывается реальная угроза. Энджи кидает напряжённый взгляд на пожарного и жестом ладони приказывает ему молчать. После поговорят, сейчас любое слово сыграет против них.

Делая глубокий вздох, Энджи приказывает себе успокоиться и качает головой. Бестолку злиться и паниковать, все уже случилось, нужно как-то выгребать. Сам по себе пацан его не пугает, страшнее те, кому он докладывает.
— Этот идиот мне никто. Ты все неправильно понял, я угрожал ему.
Говорить медленно, спокойно. Сдержанность. Уверенность. Контроль.
— О, — мальчишка лезет в пачку с чипсами, которую сам же и принёс. Громко хрустит, облизывает пальцы, а после улыбается невинной детской улыбкой: — Тогда убей его, раз он такой бесполезный. Сейчас.
Он словно шутит, но Энджи знает, что не шутит. И боится, что если откажется, мальчишка сделает все сам — да так быстро, что он не сможет ничему помешать.
— Нет! Он ещё полезен, — поспешно отказывается и торопливо оборачивается на пожарного, чтобы убедиться, что тот все ещё жив. Лишь бы молчал и подыгрывал, иначе им обоим будет тяжко. — Он будет на моей стороне. Информатор. Он мне нужен.
По виску ползёт горячая капля пота. Давно ему не было так нервозно и напряжённо. Мальчишка за секунду доедает чипсы и словно бы теряет к происходящему интерес.
— А.. Информатор. Скучно. Я думал насладиться хоть какой-нибудь драмой, — он вытирает пальцы в чипсовых крошках о свою штанину и снова оказывается очень близко к пожарному. Хватает его руку и трясёт: — Приятно познакомиться, дяденька Информатор! Надеюсь, ты будешь очень полезным, ты мне понравился и я не хочу, чтобы ты закончил плохо. Ещё увидимся, да? Купи в следующий раз Сникерс для меня.

Он исчезает также непонятно, как и появляется. Был — и нету. Энджи ещё мгновение стоит напряженной скалой, защищающей постель пожарного, а после сдувается и тяжело опускается поверх одеяла. Его почти трясёт от напряжения, он ненавидит этого мелкого! Попадись он ему в темной подворотне в плохом состоянии, придушил бы без сомнений.
— Все плохо.
Долго смотрит в стену перед собой, а после переводит тяжелый взгляд на Тошинори. Объяснять слишком долго, да и зачем? Пожарный уже труп, считай. Если сегодня-завтра верхи Лиги не потребуют от него самостоятельно устранить непонятный элемент, это сделает кто-то из прочих наемников. Быть постоянно рядом и защищать его вопреки всем и всему не входит в планы Энджи.
— Тебе хана. Если хочешь жить, собирай вещи, документы, семью, и уезжай. Как можно дальше. В другую страну, на другой континент. В соседнюю галактику.
Устало закрывая лицо ладонью, Энджи растирает переносицу пальцами. Вот и закончилась эта история, так и не успев толком начаться, даже немного жаль. С другой стороны, можно больше не волноваться о том, что блондин станет кричать его имя на каждом углу или выдаст его тайну о слабости способности кому-то постороннему. Не успеет, ха! Дожил бы до вечера.
— Мне очень жаль, что так вышло, Тоши.
И он почти искренен. Больше нет необходимости выглядеть гавнюком и устрашать оппонента, тот все равно что мёртв. Поднимается с постели, устало осматриваясь: надо уходить. Оставаться здесь нельзя. За кем-то из них определенно придут, и очень скоро. И Энджи не собирается рисковать всем нажитым из-за случайной привязанности: у него в планах сбежать из-под охраны, как следует поесть и выспаться, а после выяснить, кому и для чего понадобилось поджигать чертову школу, чтобы слишком очевидно подставить его.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Отредактировано Todoroki Enji (2020-08-16 14:25:24)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+1

20

Угрозы и раньше не казались фатальными, а сейчас – и вовсе теряются на фоне простого человеческого знакомства. Потому что ты не спасаешь тех, кого хочешь испепелить. И не жертвуешь собой ради них. Если тебе плевать, то тебе плевать. А если нет, то уже мало что это изменит. Должно произойти что-то действительно серьезное, чтобы огненный… чтобы Тодороки вдруг решил прервать их едва заметную и почти неуловимую связь.
Они не были друзьями, и даже не были приятелями. Но и чужими друг другу уже не были. Теперь они знакомы, и это что-то меняет лишь больше и непоправимо. Знает ли Энджи, что каждый раз сам совершает этот шаг навстречу? Кажется, он сам себя не понимает – сомневается даже сейчас, колеблется. Не знает, можно ли расслабиться и отдохнуть, доверяясь, или нужно продолжать держать оборону.
Тошинори почему-то смотрит на него и невольно думает о том, а было ли когда-то в жизни этого Тодороки время, когда ему не надо было бы защищаться? О нём ведь ничего не известно. Что произошло такого, что стал злодеем?

Этот – Тоши уверен – важный момент портит неожиданный гость.

- ЧТО?! Какой еще целоваться! Да ничего такого не было! - Яги сначала лишь удивляется, отпираясь от возмущающих заявлений, и краснеет. А когда понимает, что это знакомый Энджи (точнее огненного злодея), то начинает волноваться. Значит, этот парень – тоже злодей? Он так быстро перемещается… никто даже близко не смог заметить, как он тут оказался. Энджи моментально собирается и напрягается настолько, что из сжатых кулаков пробивается пламя. Его хочется защитить, даже несмотря на то, что способностями Тошинори не обладает. Да что там, он все еще чувствует себя паршиво и очень слабо. Его реакции сейчас не хватило бы противопоставить что-то даже обычному человеку, куда уж тягаться с тем, у кого есть причуда. И все же, он приподнимается, готовый хотя бы попытаться огреть парня ближайшим подносом.

Всё так быстро происходит, что сложно даже уследить за парнем. А еще он так быстро говорит, что Яги не знает – ему пугаться того, как легко раскусили его слабость и беспричудность, или смущаться очередному глупому предположению, будто у них с Тодороки будет свадьба! Совершенно детские и глупые дразнилки, на которые Тоши так легко ведется.

«Какая еще свадьба?!» хочется возмущенно выкрикнуть, но Энджи его опережает.
«Он мне никто.»
Ничего, это нормально, он просто пытается отвадить этого пацана и отвести подозрения от всех и сразу.
«Тогда убей его.»

«Ничего… это нормально…» - снова повторяет про себя Тоши и чувствует, как быстро начинает биться о рёбра сердце. «Он не станет меня убивать» - голос в голове звучит громче чтобы спрятать поглубже все страхи и сомнения. Тоши помнит его короткий взгляд. Помнит его едва заметный жест рукой. Думает, что разговор этот наигранный.
И все же натянутая пружина внутри ослабляется, когда Тодороки клеймит его информатором – Тошинори в нем не ошибался. И насколько он волнуется за Энджи, настолько неприятные ощущения у него вызывает пацан. Так что, когда тот оказывается рядом, Яги отдергивает руку грубо и бесцеремонно, чуть ударяя по чужой ладони. Хотел бы, чтобы этот жест был нагляднее, но не получилось.

Когда они остаются снова вдвоем, возникает ощущение, что надо что-то сказать. Спросить – кто это, зачем приходил, какие у них отношения (всмысле в профессиональном плане! Тошинори совсем не интересует личная жизнь этого человека!!). Но глядя на Энджи, все вопросы становятся незначительными. Его иррационально хочется поддержать. И Тоши даже не уверен, в чем именно. Просто тот выглядит… таким подавленным… и, кажется, напуганным? Яги не уверен, что правда это видит или чувствует. Может, он просто чертовски устал, и всплеск адреналина и возможной опасности просто подталкивают его организм функционировать на пределе. Даже спать больше не хочется – в голове, как в колотушке, громко стучат, переваливаясь, мысли и опасения.

И все же… Тошинори может многого не понимать. Но он категорически не согласен с этими «Все плохо» и «тебе хана». Это бьет больнее, чем угрозы. Потому что он не слабак! И он не будет бежать из-за очередной проблемы только потому, что он «бесполезный человек без способностей»!
- Плевать мне на твою жалость! – Сердито выпаливает Яги. – Никогда в жизни я не буду бегать ни от проблем, ни от угроз, и ничто не заставит меня изменить этого решения! Ты тоже! Перестань бегать! Тебе ведь самому это не нравится! Слушай, я видел, что ты… ты же с самого начала сомневался! Я не знаю, что там произошло, зачем ты поджег, для чего это и кому нужно было, но я знаю, что в том пожаре не погиб ни один человек, хотя ты мог бы убить всех. Ты же можешь все изменить! Просто делать то, что тебе хочется, а не то, что от тебя требуют другие.
Тоши замолкает со своими встречными выпадами и возмущениями. Но смотрит все так же твердо и хмуро.
- Просто скажи – тебе правда это нравится? Это то, на что ты хочешь потратить свою жизнь?
Яги не знает, что хочет услышать. Откровение, что нет, это не было мечтой всей жизни для Тодороки?
Или что да, он тот, кем всегда хотел быть? И что Тоши сделает тогда? Просто бросит всё и отстанет? Разорвет с ним любую связь? Или продолжит пытаться каждый раз увидеть того человека, которого он видел в его глазах?
Черт его знает… просто… просто ему кажется, что ответ очень важен. А что с ним делать, он подумает потом.

[lz]I've always liked to play with <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=92">fire</a>[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/36jQz.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

21

Лишь стоит дополнительной угрозе исчезнуть, как пожарный взрывается очередными возмущениями. Он всегда такой шумный, что голова болит и хочется безостановочно морщиться: не только от боли, но и от его детской непосредственности и искренности. Энджи не припомнит, когда вообще встречал подобных людей. Банально, но в первую очередь из всех описаний на ум приходит только «светлый». Без квирка, без технического усиления, влезающий в самые опасные эпицентры бушующей стихии, пристающий к случайным злодеям и читающий им морали. Ну как ещё это можно описать? Дурость, наверное. Но такая чистая и искренняя, что даже злиться почти не получается.

Но он упрямо злится. Потому что привык именно так выражать любую из своих эмоций: страх, неуверенность, сомнения или волнения с тревогами. Злость его защитный механизм, и рядом с Тошинори она горит лишь сильнее.

— Ах, не побежишь? Значит, сдохнешь, — как можно более грубо делится простым результатом сделанного выбора.
Вот так просто, без вуалей и прикрас. Читайте громкие заголовки сегодня вечером: «пожарный #1 Яги Тошинори убит силами Лиги Злодеев»..,
..если не предпримет ничего для своего спасения, как ему было велено, конечно. Иначе в самом деле будет мёртв и уже никому и никогда не сможет помочь. Этого он хочет? Энджи не смеет мешать.

Взмахивая ладонью в его сторону, будто заранее ставя на этой бесполезной жизни крест, пытается отвлечься и продумать план побега из больницы. Но Тоши все бурчит и бормочет, всё требует ответов, и это начинает конкретно раздражать. Рывком поворачиваясь обратно, Энджи сгребает кулаком светлую футболку и почти приподнимает мужчину из койки, хорошенько встряхивая навесу, будто нашкодившего щенка. У лица моментально возникает пламя, скрывая большую часть и мешая разобрать истинные эмоции.

— Да когда же ты заткнешься и откроешь свои глаза!? Я плохой. Я очень плохой. Я убивал людей. Много людей, в основном героев и чиновников, но были и случайные жертвы. Я иду по этому пути уже очень давно, я делаю это сознательно — и я не остановлюсь, пока не стану номером один, пока весь мир меня не признает, пока каждая блоха не станет бояться просто моего имени.

Это он хочет услышать? Энджи видит, как что-то меняется в глазах напротив. Знает, что делает ему больно и разочаровывает. Ещё никто и никогда в жизни не видел в нем хорошее, так что и начинать не стоит. Пожарному лучше бросить эту затею и не придумывать себе сказок, иначе это плохо закончится. Это уже плохо закончилось, несмотря на то, что они оба все ещё живы, целы и невредимы, да только ненадолго.

На крики приоткрывается дверь, но никто не успевает войти — Энджи выпускает волну пламени в ту сторону, и от прокатившегося жара будто горит все: дверь, откосы, даже половицы со стенами. Огонь у него не простой, и жадно цепляется даже за потолок, но быстро опадает.
В коридоре возникает паника, наблюдающий за ними полицейский катается по полу, пытаясь сбить с себя пламя. Жить будет, конечно, но прямо сейчас тот напуган и дезориентирован, так что момента для побега идеальнее просто не придумать.

— Вот я какой. Теперь ты видишь?

Разжимая пальцы, будто запачкался о его простодушие, Огненный с неприязнью вытирает ладонь о штанину. Старается не смотреть на пожарного, потому что не хочет видеть очередную ненависть или испуг в обращенном к нему взгляде. Хватит, спасибо, насмотрелся за целую жизнь.

Вскидывая ногу, он сильно отталкивает койку с колёсиками к противоположной стене, мешая пожарному что-то предпринять по случаю его побега.

— Не ходи за мной, иначе подожгу и больницу, — почти рычит через плечо сквозь сильно стиснутые зубы. И стремительно движется в опадающий огонь, все же поджечь больницу на полном серьезе у него нет намерений. — А за школу я поквитаюсь, не волнуйся. Больше со мной такого не случится.

Вряд ли Тоши нужна эта информация, Энджи не знает, зачем обещает ему это. Но разбираться в сказанном или собственных реакциях уже нет времени, он просто бежит по коридору прочь, распугивая редких посетителей и сбивая с ног кого-то из медицинского персонала. Нужно оказаться как можно дальше от этого места, пока коп не пришёл в себя и не вызвал подмогу, пока кто-то из героев, ошивающихся поблизости, не заглянул на огонёк. Ха! На огонёк. Криво ухмыляясь своим мыслям, Энджи буквально прожигает себе путь наружу, хотя его никто и не пытается остановить, но ему уже все равно; он будто нарочно «следит» и делает все хуже, учиняя кучу маленьких неприятностей, чтобы лишний раз доказать кому-то невидимому, какой он плохой. Ведь так поступают все злодей? А он — злодей, самый гадкий из них.

Его никто не преследует. Даже если и пытались, то слишком опоздали. Энджи не знает, куда ещё пойти, поэтому возвращается домой. Безумно хочется есть и спать, но после пережитого внутри все бурлит и жжется, так что он мечется в десяти квадратах и никак не может найти себе место для утешения. В конце концов запинается о чертов оставленный у порога пакет с продуктами, что купил себе не сам, и долго пялится, будто на что-то дивное, никак не в состоянии осознать, что это, откуда оно здесь, а главное — для чего? Кажется, что даже лук-порей глядит на него с укором, который ему запомнился из взгляда пожарного. Забавно, что в эту минуту стебель лука напоминает ему об этом блондинистом идиоте, но это оттого, что у него прическа такая же..
С хрустом переламывая стебель порея в пальцах, Энджи торопливо собирается и покидает жилище. Все равно ни есть, ни спать не сможет. Лучше побыстрее разобраться с этим дельцем, тогда и переживать будет не о чем. Сложно врать самому себе, но он убеждает себя, что делает это не ради Тоши, за которым могут прийти в любой момент, а ради себя. Чем быстрее он все решит, тем меньше вероятность, что [пожарный пострадает] его попрут из Лиги.
Энджи не знает, вернётся ли сюда ещё раз. Поэтому долго стоит на пороге, с незнакомой доселе ностальгией осматривая ненавистные четыре угла, а после закрывает дверь.

***
Штабу Лиги полагается находиться в каком-нибудь темном сыром подвале, с плесенью по углам, грязным от пота и крови полом, с мигающей одинокой лампой где-то под низким потолком и, конечно же, невыносимым запахом тлена и безысходности. Но — нет, он расположен в одном из самых дорогих пентхаусов многоэтажной башни-свечки почти в центре города, и тем ироничнее.
Энджи заходит через богатое фойе, кивает девушке на ресепшене, которая мажет по нему безразличным взглядом, и сильнее вжимает голову в плечи. Здесь камеры, о его приходе знают. Он почти уверен, что сонная девочка за его спиной уже позвонила, куда требуется. Если его не ждут, двери лифта даже не откроются. Нервно сглатывая, хмурится и едва успевает коснуться кнопки пальцем, когда лифт услужливо раскрывается.
Вместо вышколенного lift operator внутри тесной кабинки высятся два бугая, одинаковых с лица и запакованных в строгие чёрные костюмы. Угрюмо, показательно, угрожающе. Энджи ощущает себя невыразимо неуютно, а ещё тоскливо. Когда его жизнь свернула не туда?
Втискиваясь между чужими секьюрити, со сдержанной вежливостью просит:
— Пентхаус, пожалуйста.
Он не уверен, который именно из бугаев нажимает кнопку. Возможно, никакой, и лифт просто запрограммированно следует туда, куда его велено доставить. Играет расслабляющая музыка, кабинка набирает скорость и за считанные секунды доставляет их к самим небесам, в частные владения небожителей, злых, кровожадных и развратных. Энджи не знает, что в прошлом могло сплотить столь разных людей, но наслышан об их «подвигах» и держится настороженно. Однажды и он станет таким же знаменитым и великим, станет даже круче, чем они..!, но пока ему остаётся только играть по чужим правилам.

Энджи осматривается. Большинство местных обитателей наверняка заняты чем-то своим, он никогда не видел всех и каждого в одном месте и разом. Возможно, просто не заслужил такой привилегии — все ещё. Это его немного бесит, да кто они такие, чтобы решать!?, но он молчит, потому что в полной мере осознаёт, кто или что они на самом деле такое. Многоголовая гидра, Цербер с кучей пастей, вселикий уродливый демон и черт знает что ещё..
Бугаи подводят его к основному месту действия и останавливают ладонью за плечо. Энджи нетерпимо дергает плечом, чтобы сбросить чужую руку, но его не слишком держат и жест скорее упреждающий, чтобы не ощущал себя слишком комфортно и легко. Чаще всего ему приходится общаться с этими двумя: высоким худощавым мужчиной без лица с клубящимися завитками тумана вместо волос, и почти такой же высокой женщиной с яркой разноцветной копной коротких волос, ежиком растопыренных во все стороны. Ах, и ещё мальчик-бегун, вечно достающий его «посыльный», тоже тут как тут, хрустит чем-то из угла. Интересно, как он попал в эту компанию и чем таким особенным выделился, что бегает по поручениям высшей касты? Может, сын чей или внебрачный плод любви?
Энджи передёргивается, думать об этом не хочется.
Мужчина с женщиной склоняются над неопознанным трупом, местами словно надкусанным, и раны нечеткие, обмороженные клубящимся подтаявшим инеем. Лучшего определения дать просто не получается, ему впервые встречаются повреждения подобного типа. Наверное, способность одного из них? Энджи слышал что-то об этом, но никогда не видел вживую.
Но самое ужасное здесь даже не в том, а — быстрый взгляд на пацана с квирком ускорения — а что это ребёнок так спокойно поедает снеки, наблюдая за подобной картиной.
Ему делается ещё более тоскливо, особенно когда за плечом, будто вживую, снова спрашивает: «Тебе правда это нравится? Это то, на что ты хочешь потратить свою жизнь?»

— О, а вот и наш «герой» пожаловал!
Двое из Лиги отвлекаются от своей недавней жертвы, и женщина звучит весьма позитивно. Энджи готовится защищаться (хотя бы на словах), но от него не ждут оправданий и даже хвалят, так что он теряется.
— Благодаря твоему отвлекающему маневру все так удачно вышло! Мы поймали этих трусливых негодяев, наконец, и заставили заплатить.
Даже думать не хочется о том, кем мог быть этот человек. Но судя по золотому ролексу на запястье, кто-то очень богатый и важный. Лига давно метит на шишек поважнее, чтобы сместить органы местной власти и занять их самостоятально, но постоянно откладывают из-за малых сил. Неужели, наконец, решились? Под аккомпанемент с горящей школой? Нет, слишком просто, здесь что-то другое. Осталось лишь понять, что же именно, но думать прямо сейчас получается очень плохо.
— Так это был отвлекающий манёвр? — все ещё в напряжении уточняет. Ему очень хочется верить, что его не просто так использовали и во всем этом был хоть какой-то смысл. — Больше похоже на попытку подставить и вывести из игры. Вы хоть представляете, сколько Геров и полиции там было!?
Энджи крепится из последних сил, чтобы не взорваться. У него было так много претензий и обид, но теперь они словно куда-то исчезают, и он ощущает покладистую сонливость. Женщина, которую он знает только под нелепым кодовым прозвищем Соловей, подходит ближе и с улыбкой гладит по плечам, но почему-то кажется, что больше царапает, задевает длинными ногтями, оставляя борозды, однако ему приходится игнорировать этот факт.
— Что ты! Ты был очень полезен. И прекрасно справился. Ты был так хорош, что совет решил дать тебе повышение после следующего задания. Ты станешь одним из нас, ты будешь главным, ты будешь решать.
Она так приятно щебечет. Энджи стоит безумных усилий, чтобы не расплыться в тупой улыбке. Правда? Он будет главным? Всего лишь ещё одно задание? О, он готов половину города в пепел выжечь, лишь бы добиться своего, наконец. Возможно, если он получит место среди правящей верхушки, то сможет [хотя бы попытается] обезопасить школы, детей и даже одного проблемного пожарного?
— Я готов. Я стану лучшим, дайте мне шанс доказать.
Язык ворочается с трудом. Женщина за его плечом почти поёт: вот и славно!, а потом эйфория проходит, оставляя после себя слабое головокружение и тошноту в горле, будто после похмелья, и Энджи непонимающе осматривается, находя себя посреди незнакомой улицы с конвертом в руке, запечатанным знакомой гербовой нашлепкой. Он поднимает конверт повыше и держит перед глазами: вот оно, его главное задание, его последняя ступенька перед обретением желанного величия.

«Тебе правда это нравится?»
Тоши стоит прямо перед ним и смотрит осуждающе. Энджи торопливо трясёт головой, все ещё ощущая себя пьяным после квирка Соловья, и видение рассыпается тусклыми искрами.

— Я готов! Я сделаю это, — громко торопливо произносит, словно убеждая навязчивого призрака или самого себя. Громкие звуки возвращают его к реальности, и он поспешно вскрывает конверт, жадно читая ровные строчки, снова и снова, возвращается к началу, перепрыгивает к концу, перечитывает — и, наконец, отпускает сгорающий листок из пальцев. Подхваченный ветром, он рассыпает искры и порхает, покуда не падает в лужу, нелепо намокает с одной стороны и все ещё тлеет с другой. Энджи видит это и досадует, что не удалось уничтожить улики с первого раза, но делать с этим ничего не собирается, конечно. Скорее, ему смешно, хотя рассмеяться и не получается. Он просто безумно устал, и впереди что-то ужасно нелегкое, что, наконец, изменит его жизнь.
Наступая тяжелым ботинком на тонущий лист, вминает его в асфальт и проходит мимо; переночует сегодня в ближайшей гостинице, а наутро десятки и сотни пожаров оживут в самых разных уголках этого города, и общественность захлебнётся собственным ужасом. Наконец, весь мир узнает, кто он такой и на что способен. И там, в тенях, отбрасываемых его пламенем, Лига завершит начатое, а после примет его победителем в свои объятия.

[status]burn it all[/status][nick]Todoroki Enji[/nick]
[icon]https://c.radikal.ru/c26/2007/24/486c793b23db.jpg[/icon]
[lz] Like fire
Hellfire
This fire in my skin
This burning
Desire
Is turning me <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">to sin</a>[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

0


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » fire alarm