no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [now here] » False hopes and alibis


False hopes and alibis

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Yagi Toshinori х Endeavor
https://funkyimg.com/i/367ji.png https://funkyimg.com/i/367jj.png
Save the world from itself
But we’re the ones dyin'
They said we could be heroes
Fight the villain inside
But the earth started shakin'
We’re standing on a fault line

Возможно, на этот раз им удастся договориться. Или хотя бы просто поговорить.

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-07-06 02:28:52)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+4

2

Если бы кто-то когда-то рассказал Тошинори, насколько тяжело быть… нет, не героем номер один. А достойным наставником и учителем, он бы готовился к этому намного тщательней. Удивительно, но швырнуть в сторону падающее на людей здание гораздо проще, чем подобрать нужные слова, которые бы нашли отклик у ребенка. Там, где Яги привык идти напролом [а это практически всегда и в любой момент], не помогали ни целеустремленность, ни сила. А тот образ в СМИ, который он выстроил, при личном общении трещал по швам. Он же так хотел быть символом, что в итоге и стал им. Это всё, что у него было, и после боя с ВЗО оно исчезло. Это оказалось сложнее принять, чем он полагал.

И он даже знал почему – Мидория продолжал в него верить, не смотря ни на что. И продолжал смотреть все с тем же восхищением, но не на «Всемогущего», а на «Яги Тошинори». Это вызывало теплую улыбку в сердце и вселяло уверенности. И заставляло снова задуматься о будущем… и о прошлом. Ведь тогда, давным-давно, кажется, что в другой жизни, он собирался изменить мир, даже не имя особых способностей. Так чем он отличается теперь от того мальчишки? Он же сам был уверен, что герой – это не просто работа, это желание, исходящее из сердца.

Не важно, сколько ему осталось – год или два… Он не готов сдаться. И будет продолжать делать всё, что в его силах, тем более сейчас, когда так важно сохранять веру.
О, Яги не сомневался, что происходящее – лишь короткая мрачная полоса. Конечно, он боялся, что это не так. Но он родился с этой нелепой верой. К тому же, он видит, как меняется взгляд Мидории, Бакуго, Шото, всех остальных – даже не смотря на потерю сил, они не готовы сдаваться. Мир не будет прежним просто потому, что теперь люди научились не бояться и не отступать. Поистине, на свет появилось множество настоящих героев! И Тошинори сделает все, чтобы помогать им и поддерживать их на этом пути. И будет защищать до последнего.

Поэтому теперь в любое свободное время он листает учебники по психологии, руководства и ищет в интернете советов о том, как быть хорошим учителем.

Оказывается, швырнуть в мальчика силой, пнуть его с башни и сказать «лети» не достаточно. Оказывается, что метод обучения Гран Торино – не единственный возможный. Оказывается, мир намного сложнее и непонятнее, особенно, когда вместо того, чтобы в одну секунду срываться с места и оказываться на другом конце города ради спасения людей, приходится думать и просчитывать свои действия намного лучше.

Наверное, поэтому он особенно переживал за состояние ЮЭЙ. И ещё больше – за политическую обстановку. Современным героям и без того непросто, но правительство просто душит хорошие побуждения в зародыше. Тошинори вроде бы понимал необходимость той системы, которую выстроило общество, но… даже он сам, великий Всемогущий, герой номер один, образец для подражания, идеальный герой… не соблюдал все законы и формальности.

Писать миллион отчетов за всю проделанную работу – он просто не мог. Не хотел и просто отказывался, потому что всего себя посвящал спасению. Он игнорировал тот контроль, который шел «сверху», но только потому, что он был номером один. Он мог себе это позволить. А еще у него были хорошие друзья и понимающие люди, которые всегда ему помогали. Но то, что происходило сейчас… заставляло стискивать зубы.

Это было просто не правильно. Герои рисковали своим здоровьем, своей жизнью, терпели столько нагрузки и боли, сколько «надзору» и не снилось, но за каждое лишнее движение должны были писать «объяснительную записку». Мир изменился, а они так и не готовы это признать. Прикрываются тем, что борются за равенство между одаренными и теми, кто родился без квирка, но на деле лишь усугубляют ситуацию. В таких условиях… кто захочет быть героем, обязанным сидеть на поводке, когда намного проще присоединиться к той же банде якудза? Где руки развязаны, а денег намного больше…

Сейчас Тошинори следит за миром намного внимательней. И он замечает, что задание, по которому отсутствует Айзава, затягивается на слишком долгий срок. Сейчас не то время, когда можно беспечно отмахнуться и сказать «да все будет хорошо». Слишком много героев гибнет. Поэтому, даже если у Яги нет больше квирка и супер-способностей, он всё ещё кое-что может.
Он связывается со своим давним другом из полиции и просит его о личной встрече. Оказывается организовать её намного сложнее, потому что и участок, и вся полиция и безопаснки страны перегружены работой. Причем, не только по спасению и содействию, но и в бумажной, и оттого даже там всё неспокойно.
Когда преступность набирает обороты, они вынуждены сидеть и следить за тоннами отчетов, да еще и за героями. Совершенно нелепое, глупое и недальновидное требование. Следить за героями! Почему не за злодеями? И все же он находит время для старого друга и выполняет его просьбу.

Даже вечно спокойный и улыбающийся Наомаса выглядел теперь серьезным и более сосредоточенным. Его тоже не совсем устраивает такое положение дел, это очевидно и без слов.

-  Нам нельзя обычно разглашать эту информацию, но для тебя… - да. Поэтому Тошинори не ушел на «заслуженную пенсию», как ему все твердили. Он всё ещё тот, кто был номером один. Люди не забыли, они продолжают помнить то, что он делал и скольким помог. Благодаря этому у Яги есть самое ценное оружие, какое только может быть в эти времена – доверие и поддержка. Может быть, слишком хладнокровно и рассчетливо так думать, но теперь ему необходима была помощь, - Я поднял все открытые задания на тот момент, и даже посмотрел те, которые были выданы на неделю раньше или позже, но имя Айзавы нигде не значилось. По официальным документам его не отправляли на задание.

- По официальным… правительство могло ввести новые уровни секретности, к которым у вас нет доступа?

- Даже если и есть… это значило бы, что нас не ставят перед этим в известность… я думаю, стоит обратиться к тем, кто передал вам информацию о том, что задание имело место быть, - Тошинори хмурится сильнее. Самое страшное, что он ожидал услышать – это о провале Айзавы и последствиях… но теперь всё становилось ещё хуже. – Но… когда я подал запрос, чтобы узнать, где находится Сотриголова… мне пришел отказ. Ты же знаешь, мы теперь отслеживаем перемещение всех значимых героев. Но он нигде не указан. В любом случае, мне отказали в доступе и запретили продолжать собирать информацию на этого героя… прости, я не очень-то помог. У нас в отделе такой кавардак, что мы еще толком сами не понимаем, что происходит и как с этим работать. Такое ощущение, что все тратят силы впустую… - Цукаучи устало улыбается, и Тошинори отвечает ему такое уставшей, но понимающей улыбкой.

- Ты мне очень помог, спасибо большое. Проблема только в том, что письмо об отсутствии Айзавы пришло с адреса, который теперь не доступен. Я думал, что это простая ошибка или совпадение. Но больше я так не думаю. Извини, мне придется попросить тебя еще об одной услуге…

Тошинори приходится душить в себе то чувство, что теперь он становится обузой для окружающих и напрасно подвергает их опасности. Рационально он поступает правильно – нужно что-то делать. Но на деле… теперь он не сможет, если что случится, с той же легкостью их спасти. Ему-то самому терять нечего, но у того же Наомасы есть и семья, и вся жизнь впереди…

Так правильно.

Осталось почаще себе об этом напоминать.

Тошинори на этом не останавливается. Для него открыты многие двери. Он даже знает, к каким журналистам можно обратиться – те порой еще более юркие, чем служители закона, пролезут и вызнают то, что ни один полицейский не сможет. Но все же это только часть. Ему необходимо заручиться поддержкой еще кое-кого. Кого-то очень значимого.


«Как насчет выпить чая и съесть такояки? Нужно поговорить».

Короткое сообщение не сразу, но получает ответ. Тошинори приходит в офис Эндевора под вечер, когда солнце падает за горизонт. Большинство работников разошлись. Остались, видимо, опозданцы или те, кто работают в ночную смену. Тошинори не спешит снимать с себя пальто, достаточно намерзнувшись на улице, и заходя в офис, улыбается давнему другу. Ну… как другу… отношения у них всегда были непростые и неоднозначные, но того, что к Энджи он все равно будет относиться по-особенному этого не изменит. Тот, как всегда, серьезен, смотрит самоуверенно, будто у него отнимают драгоценное время… Яги бы, как обычно, улыбнуться, свести всё к шутке, разрядить это напряжение, но… его приветственная улыбка короткая, а взгляд в ответ не менее серьезен.

- Работаешь до поздна… должно быть, у тебя сейчас много забот… - очевидно, учитывая, в какой ситуации находится вся страна. Да и… у героя номер один не то что выходного, у него и свободного времени не бывает. Тошинори знает об этом, как никто. Он ставит на стол кулек с купленными по дороге такояки и пачку заварки, - очень надеюсь, что у тебя тут есть кипяток и пара чашек… я хотел по дороге купить горячего, но… не получилось, - ну, как не получилось. Он долго грел о теплые стаканчики руки, а потом просто выпил всё сам…. Вышло неловко, но по дороге, к счастью, был незакрытый чайный магазинчик.

Улыбку вызывала лишь мысль о том, как Энджи, наверное, ликует внутри, что наконец «герой номер один», пусть и бывший, обращается к нему за помощью. Впрочем… улыбка получилось бы ироничной. Потому что Тошинори знает – это всё напускное. По крайней мере, теперь. Тодороки никогда не был тем, кто готов был подло злорадствовать [если только на словах]. Не смотря на раздутую гордость [а во многом и благодаря ей], он был лучшим героем.

- Мне нужна твоя помощь, но… - Тошинори садится в кресло и немного устало выдыхает. Теперь он намного тщательней подбирает слова – сказывается работа в школе. Поэтому он не говорит вслух о том, что это может быть опасно, и что сама его геройская карьера может пострадать, хотя он так долго добивался этого места и признания. Тодороки не из тех, кого можно напугать хоть чем-то. Этим можно лишь больше разжечь его пламя, и когда-нибудь Яги воспользуется и этим, - я пойму, если ты откажешься.

Да… воспользуется «когда-нибудь» или прямо сейчас. Ну, чтож, Тошинори, добивай уж. Дави на его уязвимое геройское место.

- Это касается одного из учителей ЮЭЙ и моего хорошего друга. Думаю, ты в курсе, что дела идут не очень, в том числе в академии. Мы больше не можем терять героев. Но один из них снова пропал. К сожалению, в полиции об этом ничего не знают. Заявка, созданная моим знакомым, на пропажу героя была отклонена без объяснения причины. Как ты понимаешь, при нынешних законах это значит, что больше нет других вариантов узнать его местоположение. Поскольку вся геройская деятельность проходит через департаменты защиты.

Яги делает паузу. То ли дает время Тодороки осознать просьбу и понять, что она – идет вразрез с принятыми нормами и законами. То ли просто выяснял для себя, насколько может полагаться на Энджи и как сильно тот хочет быть в это втянутым. Но на деле, выбора он ему не дает. Потому что и у Тошинори нет выбора – он доверяет не так уж многим. И ему действительно нужна помощь Эндевора.

А пока Яги подается вперед и аккуратно подвигает коробок с такояки ближе к Энджи, неловко улыбаясь.
- А еще, если сможешь чуть чуть разогреть их, я буду крайне признателен!

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-07-07 13:18:47)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+3

3

Сотовый коротко вибрирует, и Энджи торопливо подносит коробочку к глазам. Он не ждёт никаких срочных новостей, но, признаться, старается вовремя отслеживать входящие сообщения на случай информации от Шото.

К сожалению (или все же — к счастью? в сложившейся напряженной ситуации совершенно не хочется получать сигнал sos от сына), сообщение приходит с неопределенного. Личный номер Эндевора есть у крайне ограниченного круга лиц, так что долго угадывать не приходится.

Олмайт.

Не скрыть, он удивлён. И заинтригован. Не чаем и ненавистным перекусом, а темой планируемого разговора. О чем им разговаривать в такой ситуации? Надо бы отказаться, но интуиция подсказывает противоположное, так что выбирать не приходится.

«Ненавижу такояки», - мужчина долго корпит над текстом, но все же умудряется справиться достойно. С техникой у него вообще не ладится, особенно с этими мелкими буковками в экране. Раньше пальцы постоянно соскальзывали, сообщения отправлялись невпопад или преждевременно, ещё до того, как ему удавалось закончить текст, но сегодня всё получается (почти) с первого раза. Энджи даже ощущает облегчение и шумно выдыхает, он доволен собой. Позориться лишний раз перед заклятым соперником не хочется.

Время до вечера тянется отвратительно медленно. Возможно, дело в ожидании. И дураку понятно, а Эндевор дураком не был, что Олмайт написал ему не просто так и притащится на встречу не из праздного любопытства или потому что соскучился. Впрочем, кто его знает, с этого идиота станется выкинуть и подобное. И все же что-то подсказывает, что дело достаточно важное. Возможно, у него есть какая-то информация, которую нельзя доверить никому другому? Новоиспеченный Герой Номер Один в тупике и почти готов поверить в чудо.

Наверное, в сложившихся условиях ему стоит возвращаться домой раньше и уделять больше времени семье. Не то чтобы они искали его поддержки или были смертельно напуганы.., но у него, как у главы семьи, имеются некоторые обязательства. Исполнять которые Энджи прямо сейчас не находит сил. Он хочет вернуться домой с хоть какими-то видимыми результатами. Хочет сказать, что все будет хорошо, и заявить это не голословно. Хочет принести им добрые вести, только пока не знает, как именно это сделать.

А потому он задерживается в офисе каждый день допоздна. Старается найти информацию и потянуть за все имеющиеся нити, использовать своё новое положение, как героя номер один, только вот на поверку это самое положение накладывает больше ограничений, чем предоставляет льгот, как оказывается.
К подобному Эндевор не готов.
Раньше у него были развязаны руки, фактически, и он мог работать так, как привык и как ему было удобно, а теперь у него миллион ограничений и стена из правил вокруг, к тому же вся общественность следит в миллиарды глаз за каждым его телодвижением. Но самое ужасное в его новом статусе то, что на него возложены надежды всего мира, от него ждут отважных решений и волшебных разрешений даже самых сложных проблем, а он… сидит тут… и понятия не имеет, что или кто лишает героев способностей, куда они пропадают без вести, а также что с этим делать или как это прекратить.

В затылке тяжело от всех этих размышлений, а ещё ужасно горячо. Припекает так, что за воротник униформы то и дело скатываются капли пота, оставляя неприятные липкие дорожки. Он уговаривает сам себя не горячиться и просто продолжать делать дела так, как привык. Собирать информацию, распутывать клубок, нитку за ниткой, дёргать за невидимую леску, покуда не вытянет из глубины всю рыбину целиком, какой бы она ни была. Ведь он умеет это делать! Он — лучший детектив города, и не только.
Да, сейчас делать это гораздо сложнее, бесспорно. У него нет зацепок, нет информаторов, нет вообще ничего. К тому же, Комиссия не спешит помогать, хотя этот вариант он умышленно откладывает на самый пожарный вариант. К таким людям нельзя обращаться по пустякам, количество попыток строго ограничено. Если и придётся туда идти, то лучше бы иметь что-то весомое на руках. А пока — Энджи сжимает и разжимает кулаки, тупо смотря в свои ладони, будто это как-то может ему помочь — у него пусто.

Последний из помощников давно прощается и торопливо покидает офис. Наверное, спешит к семье. Забавно, Эндевор не знает, есть ли у того семья. Он не интересуется никем вокруг — и вдруг видит в этом упущение. Возможно, ему стоило бы знать окружающих чуть лучше. В нынешних условиях это кажется полезным.
Откидываясь в кресле, он снова и снова прокручивает в голове все, что имеет на сегодняшний момент, закрывает глаза и мыслит картинками, вспышками, представляя себе людей, места, ситуации и даже тексты. Что-то из этого очень важно. Что-то из этого обязано иметь смысл, что-то должно ему помочь.

Шаркающие шаги в коридоре отвлекают его от тяжелых размышлений. Сколько времени прошло? Энджи кидает быстрый взгляд за панорамное стекло, бессмысленно пялясь на закатное небо и собственное мутное отражение. Нужно взять себя в руки и выглядеть соответствующе, иначе потом он сам себя не простит.
Дверь приоткрывается, являя взору лохматую шевелюру, и Эндевор вздергивается в кресле. Смотрит строго, держится с военной выправкой. Выглядит так, будто вот-вот отчитает провинившегося подчиненного, а может даже пошлёт куда подальше, чтобы не шлялись тут всякие и не отвлекали от важной супергеройской работы… в конце концов, это офис Героя Номер Один! Тут мировые дела решаются.

Олмайт выглядит плохо. Ну, то есть, как обычно, конечно, соответствующе его текущему состоянию здоровья — но не так, как раньше. Энджи помнит его совершенно другим и сейчас ловит себя на мысли, что сожалеет. Сожалеет, что ему больше не за кем следовать и некого побеждать. Это как маленькая исполненная мечта, после которой остаётся лишь пустота. Как-то даже нечестно..
Нечестно, что он так и не смог победить в честной гонке. Нечестно, что тот оставил ему столько проблем.
Словно в унисон его мыслям, мужчина на пороге болезный и непривычно серьезный, хотя и дежурно улыбается в знак приветствия. Ну точно пришёл по делу. Почему-то это немного расслабляет, по делу — это хорошо.

— Работаю, — соглашается Эндевор и указывает ему на кресло напротив своего стола, так и не поднимаясь навстречу. Жать руки друг другу кажется глупым, охаживать его как важного гостя тоже. Пожалуй, сам справится, и со своим креслом, и со своим пальто. Судя по замёрзшей физиономии, раздеваться поздний гость не станет. Что ж, тем лучше, не будет мешкаться перед уходом.

Энджи с несвойственным ему терпением наблюдает. Всё ждёт, что же дальше. Упаковка с каким-то второсортным чаем, давно остывшая порция такояки.
…..серьезно? Опять притащил эти чертовы такояки!
Энджи сдерживает судорогу. Если это такая тонкая издёвка, то он не способен оценить подобного юмора. Впрочем, напоминает он себе, Олмайт не обязан помнить о его предпочтениях. Разве что он самым прямым текстом написал об этом в сообщении с утра, но как понять, что там в этой дырявой голове творится. Возможно, его болезнь прогрессирует и даёт некоторые осложнения? На мозг, очевидно.

Прокостерив старого знакомого в своих мыслях вдоль и поперёк, Эндевор ощущает облегчение. Эта тактика всегда работает. Считай окружающих слабее и ущербнее, тогда и мириться с их тупостью проще.

Олмайт смотрит серьезно и звучит словно бы очень устало. Говорит медленно, будто тщательно подбирает слова. Возможно, так оно и есть, всё и разом. Эндевор тоже внутренне подбирается, будто перед сложным рывком, старается не упустить ни слова. Он мог бы язвить, как привык, но сейчас просто молчит и терпеливо слушает, даже если и хочется рявкнуть и поторопить: давай уже к сути, болезный, нечего блеять!

Все же поднимаясь из кресла, усидеть спокойно в котором очень сложно, Энджи на автомате подхватывает кулёк с едой в ладони и отходит к окну. Снова смотрит куда-то вдаль, за багровый горизонт, перекатывая упаковку в пальцах. Мысли роятся в голове и наслаиваются одна на другую, он привык думать быстро, очень быстро, и принимать решения ещё быстрее.

Учитель ЮЭЙ, значит? Пропал. И полиция бессильна. Даже заявку отклонили? Звучит не слишком хорошо. Даже больше, если не побояться этого слова, ненормально. Особенно для текущего положения дел. Каждый день кто-то исчезает, их ищут всеми силами. Но кому и для чего отклонять заявку на розыск одного из учителей знаменитой Академии, если только, конечно, в деле нет двойного дна? Почему именно этот учитель пропал. Почему заявка именно на его розыск отклонена. Кому это выгодно. Что здесь может скрываться.

Чересчур нагретая упаковка с такояки в ладонях с глухим хлопком лопается, разбрызгивая соус вокруг мелкими каплями, будто пережаренная в микроволновке. Энджи запоздало вспоминает, что он не один и его гость все ещё ждёт ответа.

— Я в деле, — возвращая злосчастную упаковку обратно на край стола и словно бы не замечая несчастья, случившегося с ней, сурово сдвигает брови у переносицы. Решения он всегда принимает моментально: — Расскажи мне всё.
Словно вдруг что-то вспоминая, делает паузу:
— Только не здесь. Идём.

В офисе полно камер. Эндевор, конечно, не параноик, но привык доверять интуиции. Он не знает, какая информация есть у Олмайта и что тот станет болтать, поэтому хочет подстраховаться. Ведёт его за собой вдоль коридоров, на ходу набирая в пластиковый стаканчик возле одного из кулеров горячей воды для чая. Он не спешит. Все должно выглядеть естественно. Они просто прогуливаются по офису в праздных обсуждениях в направлении конференц-зала..,
но сворачивают, так его и не достигнув, в одну из «курилок». Здесь ужасно пахнет, а ещё очень мало места. Эндевор втискивается первым и запускает следом своего гостя. Подумаешь, два героя решили устроить перекур, с кем не бывает. Поболтать о старом, вспомнить за геройства, посмолить сигаретку другую.
«Нужно сделать это быстро. Минут пять, десять? Пятнадцать, это максимум, но я никогда не видел, чтобы люди задерживались здесь дольше.»

— У нас пятнадцать минут, — наконец, разрешает, и всовывает в холодные ладони прихваченный стаканчик. Ему ужасно неловко за то, что он пытается спрятаться в собственном офисе, но стыдиться будет уж как-нибудь потом. — Так что там с твоим учителем?

Отредактировано Endeavor (2020-07-24 03:05:04)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+3

4

Тихий хлопок знаменует то, что такояки «готовы» и даже слишком… Тошинори с сожалением бросает взгляд на пережаренную порцию. Он вообще-то надеялся, что здесь где-нибудь есть микроволновка, но, видимо, Эндевору необходимо было хоть как-то совладать с напряжением и характером – терпеть Олмайта ему всегда было тяжело. Но Тошинори ценит, что он согласился его не только выслушать, но и поучаствовать в деле. Это много значит.

Решение переместиться для беседы в другое место было неожиданным, но о причинах Яги не спрашивал – знал, что они есть. Даже если это простая усталость из-за того, что Тодороки достаточно за сегодня провел времени в офисе. Но когда они сворачивают в курилку, становится ясно, что это не только вопрос комфорта, но и безопасности. Тошинори хмурится лишь сильнее. Он помнит, как пытались контролировать его самого. Если бы не хорошие люди, которые верили в него и верят до сих пор, он бы с этим не справился. Не удивительно, что в сложившейся ситуации правительство усилило контроль не только за отдельными героями и учениками, но и за героем номер Один. Сейчас Энджи в центре внимания по всем фронтам: за ним следит комиссия, герои, злодеи и весь мир. Это немалая тяжесть на плечах и ещё большая ответственность. Но он с ней справится. Должен, потому что больше просто некому.
В свое время герою Олл Майту удалось зажечь огонь в сердцах. Эндевор должен разжечь его еще больше и показать, что он теперь есть в каждом. Тот запал для борьбы, который не позволяет сдаваться. Тошинори знал – всё это у него есть. Тодороки вспыльчивый, но иногда именно его непримиримость и твердолобость и восхищали.

Тошинори подается назад и прислоняется спиной к стене, обхватывая руками теплый стаканчик с горячей водой. И так всегда: такояки сгорели, а чай забыт на столе. Очень похоже на их отношения, которые после академии так и не наладились, как бы Яги не пытался это исправить. Но он все равно думает, что простая горячая вода даже лучше.

- Последнее, что нам было известно – Айзаву отправили на задание, - Тошинори поднимает голову и ловит взгляд Эндевора. Хочет знать сразу, как тот отреагирует и что решит. К тому же, серьезные разговоры только так и ведутся, - у нас нет никаких подробностей этого дела, но он уже три недели не выходит на связь. Я знаю, что задание могло быть секретным и, возможно, лишние контакты грозили бы его конфиденциальности и безопасности, но сейчас даже эта теория больше себя не оправдывает. У меня ощущение, будто его просто вычеркнули из жизни. И у этого есть какая-то веская причина. Если бы он погиб на задании, об этом уже стало бы известно.
Да и не хотел Тошинори верить в такой вариант событий… Айзава из тех, кто не должен погибать. Настоящий герой…
От этих мыслей снова начинает болеть бок, ядовитым напоминанием проникая глубже, под кости – ты уже ничего не можешь сделать, ты слишком слаб. Больше ты никого не сможешь защитить.
Взгляд Яги на короткий момент тускнеет и смотрит в никуда. Но он чуть качает головой и возвращается… нет, он еще не сдался. И никогда не сдастся, пока у него ещё есть время.
- Я не знаю, почему нет подробностей об этом задании даже в спецдепартаменте, должны были быть хоть какие-то отчеты, - Тошинори поднимает руку и устало трёт шею, - но мой хороший друг не смог выяснить ровным счетом ничего. И это при нынешнем уровне контроля за каждым шагом. Это настораживает еще по одной важной причине: у Айзавы причуда, стирающая другие квирки. Думаю, мне не надо объяснять, что это означает в сложившейся ситуации. Если Чисаки смог извлечь фактор из Эри для создания пуль, то…
Как бы он хотел, чтобы это всё было лишь надуманной паранойей уставшего мозга и нервов – последние месяцы выдались нелегкими. Но не учитывать квирк Шоты было бы большим промахом. Может быть, его похитили, и государство пытается скрыть этот факт, чтобы не признавать, что они облажались очень сильно и система совершенно не работает.
- Поскольку ты спросил у меня о подробностях, полагаю, тебе информации никакой не предоставляли. А если и предоставляли, то неполную. Когда я был героем номер один, я уже тогда недолюбливал все эти порядки и отчеты. Они пытаются контролировать то, что контролировать невозможно. Не скажу, что не понимаю обычных людей, но… их страх потерять этот самый контроль в наше время уже неуместен. Когда почти каждый наделен уникальной способностью. Мир изменился. А они… - Тошинори осекся. Это уже праздные размышления, которые если и имеют отношение к делу, то лишь косвенное. У них всего пятнадцать минут, и ему нужно уложиться в это время. А поразглагольствовать они могут и в другой день (они ведь так часто видятся за чашечкой чая), - Важно то, что сейчас у героев ограничений намного больше. В то время, как у злодеев и Якудза руки фактически развязаны. Силы заведомо неравные. Где-то среди этого хаоса, как мне кажется, в большей степени нагнетенного, пропадает человек с причудой стирания квирков, и об этом никто не хочет говорить. Это значит – мы должны узнать, что с ним случилось. Но для этого не нужно привлекать внимание… надеюсь, ты понимаешь. Я больше не герой, но у меня осталось много связей и уважение людей. Многие двери для меня открыты, и я могу сделать так, чтобы это не вызвало подозрений, но без твоей помощи я просто не справлюсь.
Во-первых, официальный статус Эндевора будет играть им на руку, во-вторых… Яги слаб. И он понимает это.
- Я прошу тебя о помощи. Но не буду заставлять. Потому что на кону теперь может оказаться твоё звание героя номер один. Но в благодарность могу свести тебя с человеком, который будет аккуратно и скрупулезно заполнять за тебя геройские бумажки, - Тошинори под конец мягко улыбается.

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+3

5

Они прячутся в прокуренном закутке, будто два шпиона, будто заговорщики, которым есть, что скрывать, или даже дети, что замышляют шалость. Только это не игра и не приключенческое кино, все взаправду и все реально. Им стоит быть осмотрительными, потому что второго шанса не будет, а на кону, похоже, очень и очень многое.

Эндевор не привык прятаться, он всегда действует открыто и мотивы его понятны и простаку. Его даже «читать» не нужно, он из тех, кто просто прет напролом и никогда не использует обманных манёвров. Но сейчас ситуация иная, и он ощущает себя своего рода предателем или даже дезертиром. Не то чтобы что-то из этого имело общее с происходящим, но иррациональное ощущение неправильности не покидает его.
Нельзя не понимать, что это необходимость. Они вынуждены избегать камер, просто потому что поступивший запрос от Олмайта, вероятнее всего, идет вразрез с принятыми нормами и законами. Похоже, они оба затевают что-то, что может не понравиться «верхам», и Энджи спрашивает себя в этот самый момент, для чего соглашается? Чего это может ему стоить? А, главное, готов ли рискнуть во имя чужих чаяний всем: рангом, статусом и положением?

Впрочем, просто выслушать гостя его ни к чему не обязывает. Сперва поймёт детали, а уж после определится, стоит ли игра свеч.

Айзава, наконец озвучивает предмет своих волнений Яги. Почему-то это вызывает кривую усмешку, Эндевор может поклясться, что знал, о чем, точнее — о ком в итоге зайдёт речь. Эти двое всегда были довольно близки, часто общались и, возможно, даже дружили в мирской жизни, хотя детали его никогда не интересовали. Неудивительно, что Олмайт первым обнаружил его пропажу, даже оказавшись не у дел.
Странно то, что ЮЭЙ первыми не забили тревогу. Что-то скрывали? Секретная информация или просто организаторская оплошность?

— Не знал, что он пропал. Шото ни о чем подобном не упоминал.

К слову, Ирейзер довольно сильный герой, несмотря на то, что в настоящее время просто преподает в Академии. Энджи торопливо копается в памяти, выцеживая даже самую незначительную информацию, что имел об этом человеке. В его офисе хранятся сотни досье на каждого героя, просто потому что для дела всякое может пригодиться, но кто же знал, что ситуация обернётся вот так?
Ставя себе мысленную галочку покопаться в личном деле пропавшего, Эндевор возвращает своё внимание гостю. Тот жмётся у стены и греет руки о стаканчик.., переживает, наверное. Для него это дело почти личное, только все ещё не понятно, для чего он пришёл сюда. У Олмайта наверняка имеются связи покруче и варианты посговорчивее, так почему? Почему он стоит здесь и продолжает просить о помощи.

Ха! Сам Великий Всемогущий. Пришёл просить его об одолжении . Кто бы мог подумать.

Эндевор смотрит тяжело. Теперь-то Олмайт хочет его помощи, хотя раньше даже не смотрел в его сторону. Что так радикально изменилось? Энджи думает о том, что на месте Яги ни за что бы не пошёл на поклон к заклятому сопернику. Использовал бы все возможные и невозможные козыри, лишь бы избежать этого унижения.

Так может, подсказывает что-то внутри, он уже использовал? Дёрнул за каждую ниточку и выудил из рукава каждый туз, но так и остался ни с чем. Наедине со своей тревогой за друга и осознанием полной беспомощности. Наверное, ему настолько плохо и страшно, что ноги сами сюда принесли. Эндевор преисполнен гордости за себя. Уделал! Наконец! Теперь он главный! И сильный. Его просят и ему доверяют.

Однако его мысленная бравада быстро сходит на нет. Он понятия не имеет, чем может помочь в такой ситуации. Разве что подать личный вопрос в Комиссию на розыск и уточнение деталей той миссии? Одно дело, когда запрос подавал ноунейм из департамента, и совершенно иное, если это станет делать Герой Номер Один. Верно? Энджи сомневается. В последнее время ему кажется, что с этим титулом его круто подставили, и проблем от него получалось больше, чем пользы.

— Что ты хочешь, чтобы я сделал? — терпеливо дожидаясь момента, когда Тошинори перейдёт к уговорам и части с «возможно, ты можешь пострадать», коротко уточняет.
Вскользь морщится в неприязни, он просто ненавидит эти формулировки. Твой статус на кону, никто кроме тебя, все может закончиться плохо. К черту эти рассуждения! Герой не думает о возможных последствиях и не сожалеет о том, чего может лишиться, герой просто делает, просто потому что это правильно. Если это может спасти чью-то жизнь, каждый из них готов умереть.
Верно?
Эндевор думает о том, что Олмайт поступил бы именно так. Поэтому не собирается терять времени на бессмысленные рассуждения о том, чем и отчего ему грозит решение помочь в поисках пропавшего. К тому же, теперь ему и самому интересно. Что такого секретного мог выполнять заштатный учитель из ЮЭЙ? Герой, что давно отошёл от полноценной супергеройской деятельности и прозябал в окружении детишек? Навык давно потерян, планка упала. Чего от подобного человека хотеть?
Разве что…
Его причуда вспоминается. Такая довольно необычная, даже можно сказать — особенная, если принимать во внимание факт происходящих потерей квирков. Может ли Айзава быть к этому как-то причастен? Энджи трёт щетину на подбородке пальцами, разгоняя всполохи огоньков.

— Не подумай, что я сомневаюсь в тебе или твоём пропавшем без вести, но скажи мне одну вещь. Ты уверен, что Айзава пропал? А не, скажем, ушел в самоволку?

Эндевор подозрителен по своей натуре, он будто ищейка чувствует человеческие слабости и страхи, с доскональной четкостью считывает темные стороны и первым делом видит недостатки с пороками. Ему очень сложно верить в чистоту и порядочность, слишком долго борется с противоположным. Подозревать Сотриголову у него нет ни малейших поводов, однако в последнее время в мире происходит что-то дикое, а в истории героев и не такое случалось. И он должен знать, есть ли хоть малейший повод не искать пропавшего.
Он цепко следит за своим гостем и точно заметит любое сомнение, пускай даже мимолетное. Время на вынужденный перекур заканчивается, но ему очень важно понять, во что он ввязывается. И когда Яги отвечает с уверенностью, Энджи сдаётся:

— Я помогу тебе. Но это должно остаться между нами.. пока что. Не хочу, чтобы общественность волновалась и светила каждый мой шаг на радость правительству, комиссии и нашим недругам.

Он говорит «нашим» на автомате, а после делает злое лицо. Правда в том, что Олмайт вышел из игры, и теперь вес всего мира на его собственных плечах. Теперь он здесь главный, так что пускай этот болезный сдвинется с дороги, наконец, и смотрит, как работает профессионал.
Его враги. Его ответственность. Его ноша.
Остаётся лишь решить, как они.. как он! собирается провернуть все это так, чтобы не засветиться. Или — быстрый пытливый взгляд на Яги — как раз и нужно засветиться? Оттянуть внимание на себя, гореть как можно ярче, чтобы отбросить такую густую тень, в которой реальные действия и поиски не будут заметны? Да нет, посмотрите на это простецкое лицо, слишком хитрый план для него.

Отредактировано Todoroki Enji (2020-07-30 23:16:32)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2


Вы здесь » Nowhere[cross] » [now here] » False hopes and alibis