no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » And even though I tried, it all fell apart


And even though I tried, it all fell apart

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Yagi Toshinori х Todoroki Enji
https://funkyimg.com/i/35X1v.png https://funkyimg.com/i/35X1u.png
I tried so hard and got so far
But in the end, it doesn't even matter
I had to fall to lose it all
But in the end, it doesn't even matter

Жизнь может сложиться совершенно непредсказуемым образом, а гордость может подтолкнуть к неверным решениям. Но узнать, стоило ли оно того, можно лишь когда всё уже сделано.
А самая простая и очевидная истина - ошибки совершают все. Даже лучшие герои, спасающие мир.

а еще новому герою №1 не стоит пренебрегать советами бывшего героя №1 xD

https://funkyimg.com/i/35X2o.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2n.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2m.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2k.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2j.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2p.jpg

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-06-30 23:34:27)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+5

2

Вспомнить так – и кажется, вся жизнь прошла на одном дыхании. Да что там прошла – промчалась. Наверное, это потому, что у него все эти годы была только одна цель – защищать. И она настолько въелась в сознание, в кожу, до костей прожгла, что Тошинори порой некогда было остановиться и подумать о чем-то кроме. Плохо это или хорошо – кто его знает. Но с его приходом преступности действительно стало меньше. Значит, он своего добился, да? Он же этого хотел? Чтобы люди жили спокойно и беззаботно?

И все же, он хорошо помнит те годы, когда за один только день могло погибнуть слишком много людей, чтобы это могло уложиться в голове. На улицах постоянно гудели сирены: скорая, пожарные, полиция. Героев становилось все меньше, а груз на их плечах становился все больше и неподъемней. Тошинори не знает, где бы он был и кем сейчас, если бы не встретил тогда Шимуру-сан. Да и зачем гадать? Он бы не захотел себе другой участи, даже если смог бы её поменять.


A little lazy, it was always easy; But we were moving on
Endless daydreams as far as they see Of what we might become
We would be strong like superheroes; High on sugar
We would stay up all night until the sun comes up

Яги Тошинори всегда был самым необычным среди самых обычных пареньков, наивный, верящий в добро, свет, справедливость, даже он не мог себе представить, что однажды его жизнь так кардинально изменится. Максимум, на что он мог рассчитывать – стать полицейским. Чем больше на улицах становилось героев, тем больше людей желало стать полицейскими. Не из светлых чувств и побуждений: чаще всего это была безысходность и желание отомстить за кого-то очень родного и близкого; чаще всего это были те, кто потерял цель в жизни или вообще желание жить. Чуть позже, после прибавки к зарплате, желающих стало больше уже по причине хорошего социального устройства.
Тошинори смело мог бы примкнуть или к первой, или ко второй группе людей. Но у него, в отличии от многих, было очень весомое и очень большое желание, ярко высвечивающаяся неоном в его голове. Наверное, ему тогда помогло то, что он не думал, а просто действовал: всегда следовал за своим сердцем, а оно звало его непременно вперед, не позволяя долго стоять на месте или оглядываться назад.
Почему ему не больно?
Не обидно?
Не страшно?

Да больно, конечно. И обидно, и страшно. Просто это не важно. И так мелко в сравнении с тем, чего он хочет достичь. Он не сможет изменить прошлое, но он изменит будущее. И теперь у него есть для этого силы.

Поступить в академию Ю-Эй было одним из самых ярких событий в его жизни! С того самого дня, как Шимура Нана передала ему квирк, его глаза не переставали гореть восторгом. Хотелось всего сразу и вот прямо сейчас, а лучше еще вчера! Он учился как оголтелый, а после учебы обязательно шел на тренировки. Шимура-сан передавала ему свою мудрость и делилась такими простыми, но такими важными секретами, которые он впитывал как губка, бесконечно благодарный и восхищенный. Тошинори довольно рано начал ходить с ней в город на патрули, и она всегда останавливала его, если он перегибал палку или, увлекшись битвой, не замечал, что творится вокруг.
«Твоя сила не имеет себе подобных. Ты должен относиться к ней ответственно. Ударишь слишком сильно – и пострадать могут невинные».
Он не любит вспоминать тот момент, когда по его вине чуть не пострадали люди.
Сила действительно кружила голову, но стоило ему встретиться с ними взглядом, и его парализовал ужас: он не смог бы уже остановиться, если бы Шимура-сан его не затормозила тогда.

А ведь он был уверен, что с ним такого никогда не произойдет. Что он уже всё знает, профессиональный герой практически, давайте сюда грамоту!

Ему действительно было страшно от того, насколько легко ошибиться: чуть сильнее сжать кулак, не так точно нанести удар, а последствия могут оказаться катастрофичными.
Все-таки не зря существуют академия и лицензии.

И вроде бы понял, принял, осознал. Но вместе с самоуверенностью пропала и его уверенность в себе. Он сам ощущал, что, сжимая кулак, больше не чувствует той силы… но думал, что это пройдет со временем.
А, может, он просто не тот, кто должен был получить «Один за всех»?

Лежа на парте и упираясь в нее лбом, Тошинори едва ли сейчас слушал, что говорил учитель. Это на него совершенно не похоже. Обычно он внемлет каждому слову с фанатичной преданностью, а тут… впрочем, стоит кому-то его позвать, и Яги поднимается с парты уже с сияющим взглядом и широкой улыбкой.
- Так ты пойдешь?
- Куда?
- На состязание, конечно!
- А… э? Преподаватель уже закончил речь?!
- Десять минут назад, ты что, не выспался что ли?
- Да нет, я просто…
Это была забавная традиция. У них скоро окончательные выпускные экзамены, но пока до этого дойдет, есть еще полтора месяца. Время условно свободное – тратишь только на то, чтобы подтянуть предметы, по которым у тебя проседают отметки. В то же время, уже набирают новые группы. Пару недель назад проходили очередные вступительные. Желающих чуть больше, чем в предыдущие годы, но все же им даже соревноваться не приходилось: принимали абсолютно всех. Поэтому было решено дух соперничества и мотивацию разжигать немного иначе: устраивались спарринги между старшими классами и новенькими. Так сказать, посмотреть, что молодняк действительно умеет и показать, как надо это уметь. Первые закатывали губу и переставали думать о том, какие крутые, а вторые – вспоминали, с чего начинали и как сильно продвинулись вперед. Это вроде как воодушевляло.

Еще месяц назад Тошинори с нетерпением ждал этого дня, а теперь ему как-то что-то вроде и перехотелось участвовать. Да и вообще…
- Я посмотрю, наверное, просто…
- Посмотришь? Ты, может, заболел?
Справедливо. Яги всегда во все соревнования рвался еще до того, как судья крикнет «старт». Всегда получал золото, был действительно лучшим среди всех учеников академии. И вдруг вот так вот сдуться, а ведь скоро они покинут это место!
- Нет, нет, я в порядке, пошли!
А, может, и стоило бы поучаствовать? Как раз развеялся бы? Выкинул бы из головы ненужные мысли? И все равно как-то не хочется.

Оглядывая своих одноклассников и новичков, Тошинори, конечно же, приметил и яркую красную копну волос – об этом парне все шептались, мол, после Яги он был первым, кто показал на вступительных такие же высокие результаты, но привлекло даже не это, а, скорей, его самоуверенность и легкость, с которой он справился с задачами. Да уж, он всем видом говорил, что ему уже можно выдать лицензию и не парить его всякими уроками. Это непроизвольно вызывало добродушную улыбку.
- Ты ведь Тодороки? Видел, как ты вступительные проходил – впечатляет! Ну, вообще-то все видели, потому что интересно посмотреть, кого набирают… Ах, да. Яги Тошинори! Приятно познакомиться, - улыбнувшись довольно, Тошинори протянул руку, чтобы поздороваться. Ну, а чего кривить душой? Всегда приятно видеть, что сильные герои (пусть и только будущие) продолжают приходить в академию. Тем более в такие времена!
[icon]https://funkyimg.com/i/35YCV.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+4

3

Чтобы одолеть тебя, я посвятил всю свою жизнь тренировкам. Этого хватило лишь на то, чтобы понять, как велика пропасть между нами. И что я могу смотреть лишь тебе в спину.

Солнце отчаянно слепит глаза, так что приходится щуриться. Эндевор поднимает ладонь, чтобы оградиться от яркого света, а после втягивает весенний воздух полной грудью. Сейчас на его плечах вес всего мира, и на короткую секунду ему кажется, будто он совершенно не знает, как с этим справляться. Маленький перерыв между бесконечной геройской суетой даёт возможность упорядочить мысли и как следует подумать, но вместо этого в ярких лучах ему чудится чужой силуэт и золото волос, а голубое безоблачное небо безвариантно подкидывает воспоминание лишь об одном человеке.
«Как ты с этим справлялся?»
Он всегда, всю свою жизнь, следовал за этой спиной. Всегда оставался позади и отчаянно пытался дотянуться. Но теперь, получив все то, чего так страстно желал, ощущал лишь пустоту и ярость.
Какого..?!
Мужчина злится на самого себя. Рывком опускает ладонь, попривыкнув к ослепляющему солнцу, и решительно встряхивает головой, расправляет широкие плечи. И думает о том, что отныне уже ничего и никогда не будет просто.

Также просто, легко и понятно, как во времена школы, когда он точно знал, кто он есть и чего хочет.

Испытательные экзамены в знаменитый ЮЭЙ молодой тогда ещё Тодороки пролетает не глядя. Он не сомневается в себе, он смотрит только вперёд. Для него открыты все пути, для него распахнуты любые двери. Ему известно наверняка, кем он будет и чем станет заниматься.
Он легко заводит друзей и почитателей, его сила привлекает зевак и обожателей. Тодороки Энджи горит так ярко, что его, должно быть, видать из другой вселенной.. Из той самой вселенной, в которой иные правила и иные формы жизни, к которым без сомнений относится и Олмайт, всесильный старшекурсник и без трёх минут выпускник. Тот живет по каким-то своим правилам и законам, в его вселенной иные физические и химические процессы, должно быть, он словно небожитель, далекий от земной жизни.
А Энжи, напротив, живет именно здесь и именно сейчас. И он железно уверен, что эта дива не продержится долго; как только он окончит Школу, равных ему не останется, даже знаменитому Олмайту придётся таки сдвинуться со своего пьедестала.

И он смело смотрит вперёд.
Но видит только широкую спину, что преграждает путь к величию.

Точнее, прямо сейчас это и не спина вовсе, а расчерченное простецкой улыбкой лицо. Энджи впервые видит его («Это оооон!», - томно плачут девушки) так близко и немного растерян, но оттого лишь сильнее злится. Он не потерпит никаких промедлений в своём возвышении и никаких помех на своей дороге к громкому титулу Героя Номер Один! Да просто стоять здесь и терять попусту время и то непозволительная роскошь — для идиотов, не иначе.
Один из таких «идиотов-не-иначе» что-то доброжелательно болтает, а после протягивает руку.
— Ах, да. Яги Тошинори! Приятно познакомиться.
Энджи смотрит с прищуром. За дурака его держит? Считает умственно-отсталым или больным, вероятно? Кто ещё в этой Школе не знает самого звездного ученика в лицо и по имени!

Безумно хочется съязвить, у него буквально язык чешется, а рот наполняется кислой слюной. Но Энджи глотает недостойный порыв и протягивает ладонь в ответ; его рукопожатие сильное, горячее, он будто и не здоровается вовсе, а проверяет оппонента на прочность.
Впрочем, проверка проходит весьма успешно. Новоиспеченную звезду не способна поколебать такая мелочь, и это вновь задевает Энджи. Я НЕ МЕЛОЧЬ, хочется заорать вунисон своим мыслям точно в улыбающееся лицо, но он в очередной раз каким-то чудом сдерживается.

— Тодороки. Энджи, — отрывисто подтверждает то, что блондин и без того знает. Нужно перестать прожигать оппонента взглядом и отпустить его ладонь, наконец, но он крепче сжимает пальцы, коротким рывком приближаясь к чужому лицу: — И я тебя уделаю, слышал?

Это не угроза, это (почти) спокойное обещание.

Может быть, не сегодня. Может быть, не завтра. Но — однажды!, однажды, Тодороки Энджи станет Номером Один и будет сиять даже ярче. Он уже почти это видит..,

когда наваждение проходит, и кривая улыбка самоуверенности сползает с лица.
На секунду Энджи растерян, потому что слишком замечтался. Тяжело думать о чём-то ином, когда смотришь в эти яркие голубые глаза. Но стайка старшеклассников уже ловко отбивает Тошинори и уводит прочь от пламенной угрозы. Собственные одноклассники шелухой скачут вокруг, взбудораженные и воодушевленные до неприличия.

Тодороки провожает противника-номер-один долгим мрачным взглядом, а после отправляется на подготовку со своим классом. Все эти дети его не волнуют, но они так уверенно и громко хвастаются своими будущими (и, вероятнее всего, нереальными) победами, что ему даже приходится прикрикнуть на окружающих пару раз. ДОСТАЛИ!!, лучше бы им заткнуться по-хорошему, пока он не выбил из них это дерьмо. И дураку понятно, что блистать сегодня будет только один, и этот единственный: он собственной персоной. Энджи так уверен в себе, что у него кончики пальцев нагреваются и время от времени вспыхивают короткими языками пламени, и нетерпение лишь подогревает их.

Система у соревнований простая. Двое на двое, победитель спарринга проходит дальше. Где-то высоко над полем висит турнирная таблица, но Тодороки даже не смотрит в неё. Он легко преодолевает своего первого противника, и его иконка в таблице перемещается дальше. И дальше. И ещё один раз.
Он уверен — знает, чувствует — что знаменитый «All Might», дурацкая кличка, к слову, делает то же самое. Побеждает маленьких перво- и второкурсников, чтобы встретить свою судьбу в финальном раунде.
Эти состязания проходят для развлечения и укрепления боевого духа, но Тодороки ощущает личный вызов. И делается лишь мрачнее от спарринга к спаррингу, все быстрее приближаясь к заветной цели.

И вот, наконец…

Пламя рвётся из волос, из-под формы, даже из-под ногтей, кажется. Он сохранил всю свою энергию и силу для этого момента. Уголок рта непроизвольности дергается и ползёт в угол щеки, расширяя оскал предвкушения, но Энджи силой себя одергивает. Ему хочется выглядеть круто! Ему хочется выглядеть опасно! Ему хочется выглядеть стильно.
Вскидывая указательный палец, он тыкает в добродушно-улыбчивого оппонента — и всё вокруг словно замирает и стихает на несколько секунд. Напряжение между ними можно мешать ложкой, так и кажется, будто молния полыхнёт.
— Тошинори Яги! Сегодня! — отпуская натянутые нервы, Тодороки дергается всем телом вперёд, следуя за своим кулаком, объятыми пламенем. Весь мир вокруг стирается, исчезая в скорости, в яростном огне, в пульсирующем желании быть лучше. — Сегодня я покажу тебе, кто здесь на самом деле Номер Один!

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]Flame Hero[/status][fandom]BNHA[/fandom][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why you’re better[/lz]

Отредактировано Elijah Kamski (2020-06-30 17:23:48)

+2

4

Рукопожатие новичка крепкое и уверенное – равно как и он сам. Тошинори и не сомневался в нём, и с радостью ответил тем же, подумав, что если бы им довелось учиться на одном курсе, они могли бы стать хорошими друзьями (и не важно, что он в принципе легко находит общий язык со всеми и легко обзаводится друзьями, это другое). Даже когда первокурсник резко придвинулся ближе и бросил ему вызов, едва ли не сквозь стиснутые зубы, с его этим прожигающим взглядом, даже тогда, удивленно хлопнув глазами, Тошинори не изменил своего мнения. После секундного замешательства (честно говоря, ему давно никто уже не бросал вызов из учащихся школ, и бог его знает почему – из уважения, дружбы или правда считали, что все равно не победят), Яги вдруг совсем уж лучезарно улыбается и щурится довольно в ответ на улыбку Тодороки.

- С нетерпением буду ждать!

И это совершенно не было ни издевательством, ни насмешкой, ни даже язвительностью. Тошинори в принципе был не способен язвить, да и насмехаться – такое себе. А уж против любого рода издевательств он сам всегда выступал, защищая слабых. Его просто всегда восхищала сила духа, даже если там, за ней, скрывалась чрезмерная самоуверенность. Иногда лишь благодаря этой «самоуверенности» герои могли сделать невозможное. Если правильно ею распоряжаться, она может сыграть на руку. Но Тодороки Энджи был действительно сильным. Для только что поступившего. Так что их бой мог бы быть очень интересным!

Тошинори сам не замечает, как нежелание принимать участие в соревнованиях сменилось на «где тут у вас записаться, значит?». Все произошло естественно, в одну секунду, словно он изначально шел сюда именно для этого. Так же неожиданно, как на него налетели приятели, не позволяя им толком пообщаться, хотя Яги хотел еще поболтать. Но первокурсник был куда серьезней и сам уже смотался, не желая тратить время.
Ладно… нельзя же действительно всех и каждого сделать своим другом, да? И все же Тошинори тихо и грустно вздыхает: может, у них еще будет шанс?

Всемогущий сражается аккуратно, контролируя свою силу. Благо, чрезмерно её применять и не нужно: новички сплошь и рядом совершают одни и те же типичные ошибки: плохо следят за соперником, не могут предугадать действий, плохо оценивают обстановку и совершенно неосторожны и неосмотрительны. Кто-то боится атаковать и теряется в принципе, и тогда Тошинори, как очень наивный и добродушный человек, начинает подбадривать.Кто-то кидается сломя голову, совершенно не рассчитывая свои силы. Это было забавно. Это навевало воспоминания о том, каким он был три года назад. Тогда он только начинал овладевать своими силами, и то был слишком сильно, то вообще ничего не мог сделать. Как и эти новички, он совершал немало ошибок, совсем нелепых и глупых. Но тогда он все-таки победил…

Сейчас все шансы победить были у другого новичка. И когда мог, Тошинори с интересом следил за его боями: совершенно неудержимый! Это завораживало и восхищало одновременно! И все же было небольшое отличие от того, что все видели на вступительных. Хотя Яги еще толком не мог понять, что именно его смущает. Но азарт утянул с головой в это маленькое соревнование. И поэтому, когда начался финальный бой, все мысли ушли на второй план. Большинство зрителей (ученики, конечно), кричали Всемогущему что-то ободряющее, а он улыбался в ответ и складывал пальцы в простом знаке «мир».

Но это всего несколько секунд. После – его ясный синих глаз обращен к Тодороки. Это действительно стоящий соперник! С ним нужно быть внимательней. К тому же… Тошинори действительно было интересно посмотреть, на что тот способен. И не прогадал: первокурсник был настроен решительно и совсем не просто так кидался словами при первой встрече. Для него они имели вес – это можно было понять по одному лишь его взгляду, в котором отражались всполохи пламени. Тошинори завороженно смотрит на него, и сам не замечает, что губы расплываются в улыбке. В этом было всё: неподдельное признание его силы духа, желание сразиться и проверить уже на себе его способности, и просто какая-то непонятная радость.

Всемогущий срывается с места: сила и рефлексы помогают ему перемещаться крайне быстро.

- Увидим это вместе, после боя, Тодороки Энджи! – как будто он так просто сдастся! Рука сжимается в кулак, и Всемогущий замахивается, чтобы нанести удар, но намного раньше того момента, как оппонент окажется рядом. Он лишь своей силой заставляет воздух сжаться и устремиться в сторону Тодороки ураганный ветром, сбивающим пламя. Казалось бы, это так легко: но Энджи не сдается, его пламя разгорается лишь сильнее, и Тошинори уворачивается от удара в последний момент. Его обдает таким сильным жаром, что на секунду кажется, что чужая атака его задела. И все же нет. Он увернулся. Но не от второго удара. Попытался заблокировать, но приложил недостаточно силы, и его отшвырнуло. Это не смертельно, да и не серьезно. Он приземляется на ноги и бороздит землю, пока тормозит поодаль, вздымая клубы пыли.
Доли секунды – и Всемогущий снова срывается с места. Снова бьет и настолько втягивается в это сражение, что в какой-то момент сам ощущает, с какой силой сжимает кулак. И это то самое мгновение, когда он вспоминает о своей ошибке: и тогда видит перед собой глаза тех людей. Кулак сам по себе разжимается, не в состоянии ударить – он не должен использовать всю свою силу, из-за этого может кто-то пострадать…
И эта мысль медленным ядом просачивается глубже.

Тошинори вновь пропускает удар. На этот раз более серьезный. На этот раз н врезается в стену позади, крошит её и опускается на одно колено, упираясь кулаком в землю. Дышит тяжело и сам на себя ругается. Он же не хотел участвовать… зачем он сюда пришел?

Но все, что ему нужно – это поднять взгляд и увидеть Тодороки. То, с каким расстройством и даже презрением он смотрит на него, «Всемогущего» героя. Кажется, он рассчитывал все же, что бой будет проходить несколько иначе. И тогда… Тошинори улыбается.

Да, он мог совершить ошибку тогда: силу действительно нужно контролировать, когда ты в городе и вокруг снуют невинные прохожие.
Но нет чести в том, чтобы сдерживаться сейчас. Нет чести в том, чтобы считать соперника слабым и принижать его, поддаваясь. Всего несколько лет назад у Яги Тошинори вообще не было способностей. Но он старался изо всех сил, работал над собой. Совершенствовался каждый день – до сих пор продолжает. Этому миру чертовски нехватает героев, которые справились бы с тем, что происходит вокруг. И для этого нужно быть сильным. Он сам должен быть сильным, чтобы стать опорой для всего мира. Поэтому он не проиграет.
Тодороки Энджи должен понять, что это вовсе не предел. Ему еще столько предстоит испытать, если он хочет превзойти Всемогущего! Тошинори и сам продолжит двигаться вперед – это не предел, это лишь начало его пути. И если Тодороки когда-нибудь догонит его… если вырвется вперед… Разве это будет не прекрасный день? Но до тех пор Всемогущий не будет проигрывать. Никому.
Тошинори улыбается, смеется радостно и вытирает с подбородка кровь, когда поднимается на ноги.

- Я понял! Понял, почему твои бои до этого смущали меня! Тогда ты сдерживался. Что же. С моей стороны было не честно так же сдерживаться в бою с тобой. Прости, - он извиняется искренне, потому что правда считает, что вел себя неправильно, - но победа будет моей!

Его взгляд сосредоточенный, уверенный, а улыбка твердая и непреклонная. Его движения становятся быстрее, резче, и теперь за ним поспеть куда сложнее. Он раз за разом сбивает чужое пламя, предугадывая атаки и не позволяя тому коснуться его. И когда он снова сжимает кулак, то ощущает в ном привычную мощь, даже не смотря на страх, который прячет поглубже.

«Не важно, как тебе страшно – всегда улыбайся! Как будто хочешь сказать: «я в порядке!»

Кажется, друзьями вам уже не стать, да, Яги?

Удар приходится в грудную клетку с такой мощностью, что Тодороки вбивает в землю, и даже та идет трещинами, проседает, не выдерживая напора плотного, как бетон, воздуха.

В конце концов, это то, ради чего были устроены эти состязания, да? Показать разницу «до» и «после». Задать планку новичкам и дать им цель.

- Если хочешь быть номером один - стань сильнее, Тодороки Энджи! Тебе еще столькому предстоит научиться!

Яги совершенно не чувствует радости от победы. И от того, что сделал. Она горечью оседает на языке, но он все равно неловко улыбается каждому, кто подходит к нему с поздравлениями. И только когда он краем глаза замечает Энджи, взгляд становится немного виноватым: «вот и поговорили по душам…»

Интересно… может, он все же не будет сердиться на Тошинори?
[icon]https://funkyimg.com/i/35YCV.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+3

5

Для большинства собравшихся здесь происходящее — лишь забава. Энджи прекрасно слышит, как ребята переговариваются между собой, и ему противно оттого, какие они слабаки: смеются, бодрятся, но ни один всерьез не рассчитывает победить.
Кроме него самого.
Неважно, что разница в возрасте велика или у старшеклассников оказалось больше времени для тренировок. Все это не имеет никакого значения, если ты знаешь свою настоящую силу. И Энджи знает.

— Хватит болтать! — яростно огрызается ответу, встречая открытой грудью шквалистый порыв ветра. Пламя сбивает с рук и плеч, давление воздуха режет глаза и треплет одежду, но прямо сейчас ему даже немного обидно. Неужели блондин в самом деле планирует победить его подобной глупостью?

«Не смей недооценивать меня!»

Тодороки яростно топает ногой, будто это как-то поможет его пламени разгореться вновь, но оно и без того уже горит с пущей силой, жадно колотится по воздуху и липнет к одежде, лижет траву вокруг ботинок. Возможно, это избавит противника от глупых мыслей о легкой победе?

Он снова нападает, выставив кулак вперёд, и хотя Тошинори без видимых усилий уворачивается от столь очевидного удара, Тодороки пользуется случаем и моментально усиливает горение пламени вокруг себя настолько, чтобы суметь обжечь даже на подобном расстоянии. Не сказать, что получается слишком успешно, потому что видимых результатов это не приносит; оппонент все ещё невредим и в полной боевой готовности, разве что слегка удивлён. Эмоции и мысли удивительно легко читаются в голубых глазах, и это открытие немного сбивает с толку.. Энджи лишь недовольно цокает себе под нос и торопливо перегруппировывается, не желая снижать скорости или упускать возможности для быстрой атаки. Ему не хочется затягивать представление, он способен победить за сотые доли секунд.

Новый удар отбрасывает Тошинори далеко назад, так что тот ударяется спиной и падает на колено, вытирая рукой окровавленный подбородок. Тодороки смотрит напряжённо и недоверчиво: и это всё? Всё, что умеет знаменитый выпускник ЮЭЙ? Непобедимый Олмайт и восходящая звезда среди героев? Какое разочарование.

Он может атаковать снова. Прямо сейчас оказаться перед лицом Яги и добить коротким и сильным ударом, закончить этот фарс. Может даже опалить его хорошенько, чтобы наверняка расставить точки над i.
Но не делает этого.
Сложно объяснить, но ему не хочется бить всерьёз, пока он не будет уверен, что оппонент сумеет отразить удар и остаться в живых. Все его предыдущие противники, конечно же, не могли этого сделать. Но он? Знаменитый Олмайт? Стоящий сейчас перед ним на одном колене с довольной светлой улыбкой, будто в эту самую минуту достиг просветления.

«Ну что за тупое лицо.»

На этом они могут закончить, и Тодороки успевает бросить взгляд на арбитра. Однако оппонент уже поднимается — и в нем нет слабости проигравшего. Напротив, он словно делается увереннее и сильнее. Энджи напрягается всем телом, следя за чем-то абсолютно новым в старшекласснике, чего не видел и не замечал раньше.

Так вот он какой, настоящий Олмайт?

«Покажи мне, на что способен.»

Он почти просит в своей голове. Все, чему его учили в гребаной Академии, это стратегии и разумному использованию своего ресурса. Но это никогда не было тем, чего ему хотелось на самом деле. Высвободить своё пламя и ударить изо всех сил, вот чего так отчаянно не хватает молодому Тодороки.

— Отлично! — раззадоренный, почти орет в ответ через все поле. Огонь стекается к спине, концентрируется между лопаток, чтобы дать большее ускорение. — Если эта победа так нужна тебе, то попробуй возьми!

Тошинори больше не будет сдерживаться, так что это означает лишь одно: самому Энджи тоже не нужно контролировать себя. Эта мысль такая сладкая и опьяняющая, что невидимый поводок дергается и разлетается на осколки. Пламя яростно бьет из-за его спины, толкая навстречу чужому удару, оставляет опалённые полосы позади него и вокруг, обжигает траву, рисует выжженные чёрные борозды на окружающих стенах, рвётся навстречу чужой силе.. Тодороки ощущает себя почти безумцем в максимальном использовании собственного квирка и думает лишь о том, что давно не имел возможности утонуть в необузданной первородной силе пламени.

. . .

К сожалению, все заканчивается предсказуемо.

Грудная клетка болит так, будто ее пробили насквозь, воздух втягивается в легкие со свистом, и первый вдох даётся мучительно тяжело, стесняя ноющие рёбра. Мир теряет краски и кружится, бесконечно кружится, а в ушах звенит так сильно, что звуки доходят с трудом.
Стадион рукоплещет, овации и радостные крики перемешиваются в адскую какофонию. Энджи растерян и тупо пялится в высокое небо, первые несколько секунд не осознавая себя или происходящего.

А потом картинки и звуки наваливаются разом, кружат и давят его, так что изнутри поднимается тошнотворный кислый ком. Осознание проигрыша, к удивлению, не настолько разрушающе, как можно было бы предположить. Тодороки просто… удивлён. Удивлён настолько, что садится в траве и долгое время просто смотрит за тем, как вокруг победителя скачут все, кому не лень. Несмотря на оглушающую победу, Тошинори Яги выглядит застенчиво и скромно, и Энджи не может этого понять… Возможно, ему досталось сильнее, чем кажется?

Все остальное происходит в каком-то тумане. Его забирают со стадиона и отводят в медпункт, где физическую форму довольно быстро исправляют с помощью целебного квирка. В груди теперь почти не болит, разве что в ушах все ещё шумит, звенит от чужих радостных криков, восторженных хлопков, карусели смеха и улыбок.
Чему они так радовались тогда? Ведь он проиграл. Высвободил  в с ю  свою силу, но все равно не добился победы.
Кулаки сжимаются против воли. Его тошнит от одной только мысли, что всех его усилий оказалось недостаточно.
— ..стань сильнее, Тодороки Энджи, — назойливо повторяет чужим голосом через звон и шумы в ушах. — Если хочешь быть номером один — стань сильнее.
За окном уже давно стемнело, но он упрямо откидывает одеяло и спускает ноги с койки. На сегодня его оставили в школьном медицинском отсеке, чтобы наблюдать после полученных травм.., будто он слабак какой-то…, признаться честно, в груди все ещё неприятно ухает на каждое резкое движение, но Тодороки игнорирует это и упрямо движется обратно к стадиону.

В ровном свете фонарей все кажется совершенно иным. Здесь так тихо и пусто. Даже не верится, что днём здесь бесновалась толпа, радуясь чужим победам и проигрышам.
Кулаки сжимаются сильнее.
Вмятина в стене, куда припечатало Олмайта. Глубокая рытвина в земле, знаменующая его победу над слабым противником. И все вокруг сожжено неаккуратными полосами, будто тут билась огромная огненная змея… Энджи недовольно цыкает себе под нос. Если бы он лучше контролировал свой квирк в тот момент, а не поддался шальному ощущению вседозволенности, то наверняка бы выиграл.
Впрочем, махать кулаками после боя — глупая затея. Если бы да кабы!, он проиграл и это факт. Опускаясь на колени, Тодороки упирается ладонями в землю и замирает в болезненной планке, иногда заменяя ее отжиманиями, а после снова и снова замирая напряженной струной, покуда руки не задрожат и дыхание в повреждённой груди не собьётся.

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-06 16:19:05)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

6

Тошинори не знал, почему с ним это происходит именно сейчас, но логично было бы предположить, что это мандраж перед будущими экзаменами. Все ведь из-за этого переживают, да? Только он-то учился отлично, всегда получал золото за все состязания, всегда выходил победителем. Казалось бы, с чего переживать отличнику с идеальной репутацией? Да и свое обучение он не закончит вот так сразу, для него академия – лишь очередная пройденная ступень. А впереди еще столько всего, чему он должен научиться у своего наставника! У него есть бесспорная сила, но он овладел ею не до конца и знал это наверняка, в отличии от всех, кто смотрел на него.

Наверное… именно это его и смущало. То, как на него смотрели окружающие. И после выпуска в глазах других он станет настоящим полноправным героем… хотя сам он себя таким не ощущал. Да, он сильный, умный, самоотверженный, идеальный стандартный набор качеств, а что-то неуловимое все равно ускальзывало сквозь сжатые в кулак пальцы.

Он должен стать лучше.

Потому что того, что есть сейчас – не достаточно. И он это понимает. Он хочет, чтобы за его улыбкой скрывалась настоящая, несокрушимая сила, но сейчас он ощущает в себе лишь часть её. Ему ещё так многого надо достичь! И это не завышенные цели и ожидания, не самокритичность: он просто это знает. Что когда он выйдет за стены ЮЭЙ, начнется его основной путь, к которому он стремился.

Так всегда было: когда он думал о будущем, его взгляд становился твёрже и уверенней. Будто он собственными глазами видел его, мог протянуть руку и ощутить всю полноту того, другого мира. И тогда все остальное становилось неважно: просто иди к этому и ни за что не сворачивай с пути. У него нет права оступиться. Если не он, то кто?

Уверенный взгляд снова исчезает, и Яги хватается рукой за голову, растрепывая еще больше непослушные волосы. Не смотря на всю его целеустремленность, у него никогда врожденного самодовольства, а потому он никак не мог выкинуть из головы прошедший финальный бой. Может, все же не стоило с такой силой обрушиваться на парня? Он же новичок! Ну, в конце-то концов, можно было бы хотя бы не так очевидно… растянуть их бой? Чуть сдержать силу? (ну, постараться… но у него с этим явно все еще есть проблемы).

Что ему стоило выскользнуть из окружения поздравлявших его друзей и приятелей и подойти к Тодороки, протянуть ему руку, помочь подняться или хотя бы просто спросить, как он, не сильно ли Яги его повредил? По-человечески поступить…
Но опять момент упущен… Тошинори может перемещаться супербыстро, но так же быстро принимать решения в бытовых ситуациях – для него огромная проблема! А ещё без пяти минут про-герой! Внутри мешаются мысли, и он вечно путает, когда поступать «как надо», а когда – «как хочется». Понятия правильности стираются, как только он отходит от такой простой формулы, как «герой – злодей». Герой должен остановить и победить злодея. Это просто. Это очевидно. Это то, что решили уже задолго до него.
А как поступать, когда поверженный тобой соперник – вовсе не злодей, даже если обладает не очень дружелюбным характером?

Тошинори задерживается, чтобы потренироваться – это помогает справиться с волнением и отвлечься от мыслей и необоснованного (или все же обоснованного??) чувства вины. В медотсек ему заглядывать нет причин: те повреждения, которые он получил, незначительны, поэтому даже если очень хочется, то объективных поводов просто нет. Когда он освобождается – становится уже поздно. И единственный, кого он внезапно замечает, помимо охраны и засидевшихся учителей – это… Тодороки. Его ведь отправляли в медотсек после боя. Так что то, что он уже передвигается – хороший знак. Юная целительница прекрасно делает свою работу, но Яги знал, что её способности помогают не всегда.

О своих действиях он не задумывается – просто следует незаметно за Энджи и подсматривает издалека, совершенно неуверенный в том, как он должен поступить. По логике вещей, он все сделал правильно: провел честный бой, проявил должное уважение к сопернику, не сдерживаясь, но… Всё еще было жирное «НО»! Он не хотел, чтобы всё так обернулось! А как ему теперь поступить? Извиниться? За то, что честно выиграл, а не притворился, что проигрывает? Извиниться за то, что сильнее его? Спросить «как дела»? Самый нелепый вариант. Очевидно же, что не очень хорошо! Яги еще минут десять мялся, скреб пальцем стенку, за которой прятался, а потом уперся в нее лбом, закрыл глаза и набрал в легкие воздуха.

- Тодороки! Такой час поздний, а ты все занимаешься! – Тошинори показался с неизменной лучезарной улыбкой. Он старался выглядеть максимально дружелюбно и мило. Просто делал всё, на что способен и как умел, - но тебе разве не надо отдыхать после… - Яги осекся… если он скажет, что-то вроде «отдыхать после таких тяжелых травм», то будет выглядеть так, будто он бахваляется опять своей силой, а выносливость новичка принижает… да? Или нет? – После рекомендаций исцеляющей девочки? Я когда уходил от неё – каждый раз еле ноги волочил…

Тошинори. Просто. Смени. Тему. Пожалуйста.

Яги отбрасывает свой рюкзак и усаживается рядом на поле.

- Слушай, ты классно дрался! Тебе бы технику поднатаскать, да наблюдательность, и будет вообще круто! Вот этот весь огонь – я прям впечатлился, выглядело обалденно! Думал, ты меня все-таки поджаришь в какой-то момент, - и вот это он уже говорил искренне, неловко улыбаясь, - Не видел, чтобы в академию поступал кто-то с такой силой. Вступительные вообще на ура пролетел! Да и на соревнованиях до тебя никто из первокурсников не проходил аж до финала. Ты так хочешь стать героем?

[icon]https://funkyimg.com/i/35inh.png[/icon]

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-07-04 11:50:08)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

7

Вдоль висков то и дело сползают горячие капли пота, оставляя влажные дорожки; Энджи сдувает испарину с бровей, чтобы не лезла в глаза. Кажется, будто повреждённое тело не выдержит подобной нагрузки, и прямо сейчас больше всего ему хочется сделать перерыв, хотя бы крохотный, но он снова и снова заставляет себя отжиматься или держать планку. Потому что знает, что это — далеко не его предел, даже если в груди предательски давит.

К тому же, всегда можно выйти дальше за предел своих возможностей. Можно преодолеть его.
Точнее — он обязан достигнуть лимита и преодолеть его, иначе…

Иначе!

Тодороки рычит, упираясь кулаками в землю. Он все ещё видит это лицо с беспечной улыбкой. Тот парень из старших классов с легкостью одолел его. Уделал под ноль. Унизительно раскатал на глазах у всей школы!
Больше подобного не произойдёт. Энджи обещает себе это: он больше не позволит себе проиграть.
А потому — он должен тренироваться. Много. Больше. Гораздо больше.

Пока тело занято физической нагрузкой, голова предоставлена сама себе. И ему ничего не остаётся, кроме как снова и снова прокручивать в мыслях унизительные мгновения поражения. Он всегда считал себя лучше и сильнее других, но сегодня что-то изменилось. Ему встретился поистине могучий соперник, и осознавать это весьма непросто. Ещё сложнее признаться самому себе, что оказался слабее.
«Ничего. Я нагоню,» — обещает в своих мыслях. И действительно в это верит. А как же иначе? Между ними целые годы обучения и тренировок, которые Тодороки обязательно наверстает и восполнит. И уж тогда — берегись, мистер глупая улыбка!
Губы самопроизвольно растягиваются в оскале. Это совершенно не похоже на то, как улыбается Тошинори. К тому же, прямо сейчас он зол, раздражён и уязвлён, так что ничего светлого и доброго в этом жесте нет. Помимо того, улыбка больше нервозная, потому что в голове бьется предательская мысль о том, что из его молчаливого бахвальства ничего не выйдет просто потому, что это тупик и он уже это знает, так что под ложечкой неприятно сосет, по капле образовывая неприятное чувство пустоты.

Мысль додумать не получается. Откуда-то сбоку (задумавшись, Энджи не успевает рассмотреть и едва не вздрагивает от неожиданности) выплывает Тошинори — и с места начинает болтать. Словно они сто лет друзья и всегда так делают, или словно у них был незаконченный разговор, который они по некоторым причинам начали с прерванного места. Как будто у них вообще мог быть какой-то разговор? Тодороки поднимает тяжелый взгляд, надеясь умертвить оппонента ещё на подходе, потому что Яги — последний человек, с которым ему хочется встречаться в эту самую минуту.

К сожалению, тот не умирает. Легко преодолевает разделяющее их расстояние, не затыкаясь ни на мгновение, и усаживается прямо в траву.
Близко. Очень близко.
На мгновение Энджи ощущает волну паники. Зачем он здесь? Для чего пришёл? О чем говорит? Больше всего хочется вскочить с земли и занять оборонительную стойку, будто ожидаешь удара, но… Это будет выглядеть так глупо! Будто он взволнован или ещё какое-то дерьмо.
Нет уж.
Цокая себе под нос, Тодороки закладывает ладонь за спину, продолжая удерживать себя в горизонтальной планке одной лишь левой рукой.

— Такой час поздний, а ты все занимаешься! — Энджи молчит. Совершенно очевидно, что он занимается в столь поздний час на этом гребаном стадионе, где его опозорили парой часов ранее. Какая проницательность! Дайте этому человеку медаль.

— Но тебе разве не надо отдыхать после… — он все никак не замолкает, хотя и сбивается на этом моменте. Тодороки поднимает напряжённый взгляд, предостерегая его. Нужно ли ему отдыхать после.. чего? Унизительного проигрыша? Демонстрации собственной слабости во всей красе? Упёртый в землю кулак начинает незамедлительно нагреваться, так что трава под костяшками плавится и тлеет, вдоль позвонков проходит горячая волна ответом на раздражение.

— ..после рекомендаций исцеляющей девочки? — торопливо исправляется Яги. — Я когда уходил от неё — каждый раз еле ноги волочил…

Потому что слабак, очевидно же! Энджи резко выдыхает себе под нос, раздув ноздри, но по его лицу не понятно, то ли тренировка утомила, то ли он в действительности считает это забавным.

Тошинори все не уходит. Продолжает говорить и говорить, будто за ним стая бешеных собак гонится и это его последний шанс пообщаться. Тодороки смотрит в землю перед собой и не понимает. Зачем он пришёл и что ему нужно? Для чего он говорит все это? Лесть, обман, сарказм? В искренность верится слабо.
— ..стань сильнее!
Энджи дергается и едва не падает лицом в землю, удерживаясь лишь в последний момент. Яги смотрит с тёплой улыбкой и сидит так близко. Эхо его голоса до сих пор стоит в ушах, но прямо сейчас ничего подобного тот не говорил. Какого черта?! Раздраженно перетекая из состояния отжиманий в состояние «посижу немного и отдохну», он старается устроиться так, чтобы случайно не задеть коленом сидящего рядом.

С разговорами у него обычно не очень, так что он лишь скупо кивает. Да уж, очень классно дрался. Да, в самом деле облажался. Да, конечно. слышал уже от каждого встречного за свою технику. Да, да, бла бла бла.

— Хочу, — глухо соглашается и раздраженно дергает плечом. Как будто и без того не понятно, для чего люди поступают в Академию. Все это похоже на фарс, Энджи абсолютно не знает, как себя вести, но и просто уйти не может. Что-то словно удерживает его на этом самом месте, примагнитив за штаны к траве. Возможно, любопытство и ощущение чужой силы? Возможно, если они поговорят немного, то он сумеет понять чужой секрет и стать чуточку сильнее?

Пока что «чужих секретов» не видать. Тошинори вообще производит впечатление простофили без козырей в рукаве, так что остаётся лишний раз удивиться, как у него выходит оставаться таким сильным. Появляется стойкое ощущение бесполезно потерянного времени. Тодороки морщится и вскользь трёт ладонью в повреждённой груди, но почти сразу отдергивает руку.

— А ты?

Вопрос срывается сам, он не успеет подумать или остановить себя. Весь затылок охватывает горячим обручем и давит виски, сжигая кончики ушей. Что за тупой вопрос?! Лучше ничего не придумал?? Совершенно очевидно, что выпускник ЮЭЙ планирует стать героем. Поправочка: Олмайт уже без пяти минут топ герой. Впрочем, также «совершенно очевидно», что Тодороки Энджи не волнует такая хрень!

Нужно встать и поскорее уйти.

Он продолжает сидеть, держа спину неестественно прямой, и смотреть в тёмную траву, в которой гаснут мягкие искры так и не разгоревшегося пламени.[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-07 12:00:24)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

8

Первокурсник изо всех сил старается игнорировать его присутствие, хотя по взгляду сразу понятно – игнор показательный. Если б не игнорил, уже попытался бы прибить его снова. Но во втором раунде сейчас нет смысла ни для кого. Ну и… своей цели эти соревнования достигли – показали, насколько хороша академия и учителя в ней, и что они могут предложить новеньким. А так же, к чему тем стоит стремиться. Впрочем, в этом была не только показательность. В этом было и воодушевление. Не важно, что сейчас все меньше тех, кто хочет стать героями. Важно, что они всё-таки есть, и все очень классные. И их объединяет одна важная цель – защищать мир и покой граждан.
[Хотя государство увеличило зарплаты героям, и это тоже повлияло на количество поступающих, и все же].

Тодороки продолжает отмалчиваться, и это порождает панику лишь где-то глубоко внутри, потому что Тошинори начинает казаться, что каждое его произнесенное слово – несусветная глупость, но ведь это обычная беседа? В ней нет ничего плохого, и да, он хочет справиться о здоровье новичка и… и не то, чтобы он ожидал, что тот окажется на самом деле одуванчиком и вдруг начнет улыбаться, болтать, полезет с объятьями, будто они закадычные друзья – он сразу производил впечатление очень серьезного и замкнутого человека.
И все-таки Яги не предполагал, что будет настолько сложно. Что в какой-то момент чуть не повисла уничтожающая неловкая тишина. Хотелось даже вдруг сорваться и начать оправдываться, мол «погоди, не злись, пожалуйста, я правда умею общаться с людьми, у меня это получалось, честное слово!».

Не сорваться ему помогает лишь реакция самого Энджи: он не уходит [это бы точно разбило сердечко Тошинори, который был уверен, что коммуникабельность – его конек]. Наоборот, садится напротив и смотрит всё с той же уверенностью и раздражением. Из-за этого иррационально становится спокойней.

Яги сам задает вопрос про геройство [вообще-то он хотел спросить о мотивах и целях, но, кажется, он правда ударился сильно головой во время их боя… или просто надеялся на более развернутый ответ? Так распереживался, что не помнит] и сам же запинается об ответный.
Когда-то давно, когда он был еще совсем маленьким, он действительно хотел стать героем. Такое наивное, детское и немного капризное «хочу». Просто потому, что у него этого не было. Но прошло совсем немного времени, и это «хочу» очень быстро превратилось в «должен». Для него это стало не просто желанием, а жизненно важной необходимостью. Ещё даже до того, как он получил силу «Один за всех». Теперь же эта ответственность увеличилась многократно. Теперь он должен стараться не только ради своих убеждений, но и ради наставницы, которая в него поверила. Словно в один день границы его крохотного мира стали охватывать весь мир. И в этих глобальных рамках, как ни парадоксально, он продолжал чувствовать себя тем мальчишкой, который изо всех сил старается спасти ребенка от падающего обломка здания. Да, он стал гораздо сильнее. Но и то, с чем ему предстоит бороться – стало куда более неподъемным. Поэтому он должен продолжать двигаться вперед.

Тошинори сцепляет пальцы вместе, опускает взгляд и крутит большими пальцами вокруг друг друга, словно плетёт что-то. Улыбка становится спокойной и задумчивой, пожалуй, как и его взгляд.
- Я когда-то давно очень хотел, чтобы у меня была сила, и тогда я смог бы стать героем и спасать людей, - в его мечтах он действительно мог спасти всех, даже кого не успел. Но это уже никто и ничто не исправит. Поэтому Яги сосредоточился на том, что он может изменить – будущее. Он поднимает взгляд уже уверенный, твёрдый, и улыбка становится более живой, - теперь я должен стать сильнейшим героем в мире. Потому что это единственный вариант, который у меня есть.

Такие странные и простые откровения, которыми он почти ни с кем не делился. Конечно, у него были друзья, хорошие, они были все храбрыми, самоотверженными, смелыми… Тошинори бы еще день пришлось потратить, чтобы описывать все их хорошие стороны. Они веселились вместе, они сражались вместе, они успели потерять нескольких одноклассников вместе, но… почему-то именно с Тодороки он так спокойно говорил о том, что ему действительно важно. Даже не смотря на то, что он готов испепелить Яги взглядом сейчас же (причем в самом буквальном смысле), да и всем видом показывает, насколько не рад чужой компании. Может, это как раз из-за того, что Тошинори чувствовал – тот понимает его, тоже хочет стать лучшим. Он не знал, какие Энджи преследует цели или какие у него мотивы, но у него такой уверенный взгляд, что это восхищало!
Даже немного жаль, что они на разных курсах – это наверняка было бы незабываемое соперничество, которое стоило бы Академии парочке разрушенных зданий. Не зря же говорят, что если хочешь стать сильнее – сражайся с сильнейшими.

… И почему Тошинори даже в своей фантазии не может представить их друзьями?!

В отличии от Тодороки, Яги абсолютно раслабленный. Он даже поворачивается к нему боком, чтобы вытянуть ноги и откинуться назад, упираясь локтями в землю. Будто совсем не замечает, что ему тут не рады, а, напротив, уверен, что они тут часок поболтают, а потом пойдут в какую-нибудь забегаловку ужинать.

- Я, конечно, выпускаюсь скоро, но знаешь, совсем не советую тебе расслабляться! Тут еще много есть достойных учеников, они тебе зададут жару! – Тоши давится смешком, - хотя жару, конечно, это ты любитель поддать. Ну, огонь же, - Яги снова смеется, а потом как-то мгновенно становится… подавленным… - а еще тут есть учителя… с которыми лучше не пререкаться… - Тошинори проводит ладонью по солнечному сплетению, припоминая, куда пришелся основной удар Гран Торино на прошлой тренировке. Честное слово, Яги был уверен, что сам бьет минимум в пол силы меньше…

- Хочешь такояки? – Тошинори задает совсем неожиданный вопрос, словно в его голове опять что-то щелкает, переключая тумблер настроений обратно в режим «нормальной посредственности».

[icon]https://funkyimg.com/i/35inh.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

9

Собственный вопрос получается наиглупейшим из всех возможных. Глупее было бы разве что побрататься не сходя с этого самого места сию же секунду (ужасающая тупость!).
Все же нужно было уйти.
Почему он никак не уходит? Любой из них. Будто каждый чего-то ждёт… Только вот — чего?
Мысли мечутся в голове, наслаиваясь одна на другую. Сложно припомнить, когда ещё ему было так тяжело и непонятно в этой жизни. И чертов Яги не спешит помогать и делать все понятнее или проще.

Тодороки не рассчитывает на такой честный и душевный ответ. Он ждёт смеха, сарказма или ехидства, привыкнув общаться в подобном ключе и сам, но эта прямолинейная открытость сбивает его с толку. Ему совершенно непонятно, зачем Тошинори продолжает с ним говорить, зачем доверяет ему эти откровения, последнему человеку во вселенной, которому вообще есть дело до чужих надежд и чаяний!
Энджи привык видеть только свою цель и упрямо идти к ней, так что чужие кажутся ему мизерными и незначительными. Обычно он не воспринимает всерьез, когда очередной горлодер безосновательно заявляет, что станет сильнейшим, а предпочитает показать ему место своей силой. Но сейчас отчего-то верится. Мистер улыбка действительно может..
Тошинори Яги может стать номером один и отнять все лавры у окружающих.
В груди неприятно сжимается. Впервые Энджи ощущает волнение оттого, что его собственная цель вдруг блекнет и отдаляется. Стоит ли признаться самому себе, что теперь он в самом деле способен признать чужую силу и считать ее реальной угрозой своим амбициям и целям?

Нет! К черту это дерьмо!

Почти каждый в этой гребаной Академии хочет стать первым, это не новость. Только первым может стать лишь один. Окружающие и в подметки ему не годятся, Тодороки способен уделать даже на первом курсе и без должной подготовки многих из преподавателей, что уж говорить об учениках.
Он сильный. И станет еще сильнее. С каждым днём, с каждой минутой, с каждой секундой и каждым вздохом он станет приумножать свой потенциал, и однажды докажет всему миру, но — главное — этому звездному выпускнику.

— Тогда у тебя нет вариантов, — голосом упрямого осла раскатисто рокочет. — Потому что сильнейшим героем и номером один буду я!

Тошинори снова улыбается. Кажется, будто у каждой из его улыбок имеется отдельный оттенок и отдельный смысл. Энджи поражён этой догадкой и недоумевает, зачем, а главное почему он способен уловить эту тонкую грань разницы.

«Дерьмо какое-то.»

Он привык действовать, а не размышлять. Долгие разговоры и душевные посиделки вовсе не для него. Да что так говорить, сам смысл дружбы ему непонятен. Соперничество и соревнование? Да! Сопереживание и поддержка? Что это.

Энджи старается не шевелиться без особенной надобности, только косится вбок. Тошинори рядом растягивается на траве, смотря в темное небо с улыбкой. Кажется, будто он постоянно улыбается.. Энджи старается себя убедить, что его тошнит от этого, но на самом деле его не тошнит.

Старшекурсник длинный, худосочный, нескладный. На фоне самого Тодороки тот выглядит тощим и хилым. Остаётся лишь ещё раз удивиться, как возможно проиграть такому.
Мысль о двойном дне и козыре в рукаве снова настойчиво требует права на жизнь, и Энджи вновь уговаривает себя проявить внимательность и поддержать вынужденную компанию, просто потому что это может оказаться полезным. В отличии от многих преподавателей, способных вкладывать в студентов только теорию, далекую от реалий, Тошинори умеет использовать свой запас навыков на практике, в чем преуспел, очевидно, и даже демонстрировал каждому, у кого имелись глаза. Это действительно может быть полезным для такого новичка, как Тодороки, но он упрямо отрицает сам факт существования кого-либо более перспективного, чем он сам.

Признать Яги более сильным и попытаться учиться на его опыте? Или списать недавний проигрыш на нелепую случайность и продолжить слепо наращивать огневой потенциал, невзирая на очевидные пробелы в технике?

Очень сложно.

Так сложно, что у него под рубашкой потеет и ткань неприятно липнет к разгоряченной коже во всех местах разом.

Надо уйти, снова появляется навязчивая мысль.
И делается ещё более навязчивой, когда старшекурсник выглядит печальным и подавленным, беда лишь в том, что к этому моменту Тодороки уже слушает вполовину уха, слишком занятый собственными сомнениями. Он не знает, как реагировать или что делать. Сопереживать или утешать он физически не способен. Может только высмеять, но почему-то молчит. Достаточно с него сарказма на сегодня.

— Я никого не боюсь. Ни учителей, ни злодеев. Я их всех уделаю, — отводя взгляд, чтобы ненароком не пересечься глазами, позволяет себе в голосе немного самодовольства, — если ты сам не сможешь.

Что это? Пассивная поддержка?
Кажется, что между лопаток что-то медленно поджаривается и тлеет до угольков.

— Хочешь такояки? — словно ощутив нелепость момента, вдруг круто меняет направление Тошинори. Им все ещё нужно закончить эту нелепую сцену и поскорее, но Энджи так напуган собственной спонтанной попыткой поддержать, что с поспешностью хватается за возможность:

— Ненавижу такояки, — соглашается на приглашение и со злостью бурчит себе под нос, будто речь идёт о его личном персональном враге.

Поднимается первым и вытирает вспотевшие ладони о штанины. На какое-то короткое мгновение оказывается стоящим над растянувшимся по земле оппонентом, Яги смотрит снизу вверх, Энджи смотрит в ответ сверху  — вот как должен был закончиться тот бой! — и поспешно отводит взгляд, так и не подавая руки. Не маленький, сам справится.

— Ну ты идёшь? Ждать не буду.

Он точно знает, куда они могут пойти в столь поздний час, так чтобы тащиться недалеко и чтобы наверняка не поцеловать закрытые двери. Наверняка, Тошинори тоже хочет пойти именно сюда; поговаривают, здесь подают лучшие такояки в городе. Впрочем, проверять эту информацию Энджи не собирается. Ему достаточно того, что не нужно лишний раз обсуждать и договариваться, они просто идут вдоль темных дворов между редкими фонарями словно бы каждый сам по себе. Да, лишь нелепая случайность, им просто по пути.

Толкая плечом дверь со звоночком, Тодороки мрачным взглядом осматривает пустой зал. Кроме них больше нет посетителей. Выбирать один из столиков кажется тупой затеей, будто они на сраной свиданке, так что он пересекает зал широким шагом и подсаживается к стойке возле бара: здесь вам и напитки, и лодочки со свежайшими морепродуктами.
Стараясь не обращать особенного внимания на Тошинори, будто на чужеродный, невесть почему оказавшийся в это же время в этом же месте элемент, первокурсник терзает взглядом доску с меню на стене за стойкой, будто не знает позиции наизусть, и хрипло требует:
— Пиво. Холодное. И одно фирменное, только поживее.

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-08 00:08:28)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

10

Забавно, насколько разными путями можно идти к одной цели. Бездумно бросать вызов учителям? Такая наглость! Но посмотришь на Тодороки, и думаешь, что не так уж и бездумно. У него сильная способность, это факт. Но хотел бы Тоши посмотреть, как Торино отделает его на первом же уроке, хе-хе, это будет невероятно эпичная и быстрая битва! И еще одно поражение в копилке новичка. Но оно ему будет лишь на руку – характер уж у него такой.
За всей этой непробиваемой упертостью и бахвальством неоспоримо проскальзывали две очевидные черты: усердие и целеустремленность. Сколько сегодня учеников ЮЭЙ проиграло? Сколько из них отвалилось на первом же этапе? А сколько из них вот-прямо-сейчас, не теряя времени продолжили заниматься? Не завтра, не послезавтра, не «вот начнутся практические занятия».

Хотя… может, это просто сам Яги так сильно задел первокурсника своей победой? Может, Тодороки так злится именно на него?
Да не, глупость какая-то!

«Если ты сам не сможешь».

Вроде бы он опять напоминает, что Тошинори не видать первого места, но… Тоши в этот момент аж в мыслях запинается и просто смотрит удивленно на Энджи. Почему-то это совсем не звучало как издевка.

Его никто никогда не поддерживал. Парнишка без причуды, который хочет стать героем? С тем же успехом мог пойти спрыгнуть с моста, если так хочет убиться. Он и не рассчитывал, что его поймут, даже напротив, именно ради этого хотелось стараться больше – чтобы изменить их мнение, их мысли! Чтобы они увидели – можно! Всё можно! И в итоге, это всегда было он и его мечта, цель. Он был готов к этому – идти против всего мира, не смотря на. Но вселенная, будто услышав его, сводит его с Шимурой-сан. Знакомит с Гран Торин. С сотней других потрясающих людей. Словно всё сводится к одному: раз ты выбрал дорогу, то иди по ней.

Когда хочешь стать опорой целому миру – понимаешь, что ты не должен оглядываться. Будь этой опорой без всяких «но» и «если». Просто будь. Это очень очевидно и очень просто.

И всё же…

Яги вдруг усаживается, хватает Энджи за руку, а глаза – на мокром месте, и смотрит с такой искренней признательностью! [Ну, совсем не геройское лицо…]

- Спасибо, Тодороки! Я обязательно одолею всех злодеев!

Честное слово, если бы давали призы за самые глупые диалоги – этот получил бы золото! Но Тоши чувствовал такой неконтролируемый душевный порыв - слова первокурсника попали в самое сердце! Вот ты такой собранный, готовый встретить мир, воин, без шанса на отступление… и вот вдруг находится герой, который всегда тебя прикроет, и на которого можно положиться [он ведь даже близко подобного не говорил].

Очевидно, это утрировано! Но воображение Тошинори уже было не остановить. И не важно, что фактически сам сейчас сказал, что первого места Энджи никогда не видать. Для него это было что-то такое потрясающее, будто его сейчас признали!.. И это признание от первокурсника, которого Яги сам же побил, было очень важным!

Тодороки и сам, кажется, растерян. Отдергивает руку, бурчит, что ненавидит такояки, но это уже не важно. Ничто не способно испортить настроение Тошинори [и кое-кого это, явно, злит]. Яги готов уже падать обратно на площадку, потому что понимает – поход в забегаловку не состоится. И после пристального взгляда Энджи молча уходит. Но, как оказалось, уходят они вместе.

- А? – ему хватило ума не спрашивать, почему Тодороки согласился, хотя ненавидит это блюдо. Он просто поднимается быстро на ноги, хватает рюкзак, перекидывая через плечо и нагоняет своего нового друга – иначе тот уже и не воспринимается. Попытки завести по дороге разговор проваливаются. Все комментарии Яги уходят в пустоту. В итоге, выглядит всё так, будто он – потомственный бард «о чем вижу, о том пою». Не то, чтобы прям болтал без умолку – не злоупотреблял терпением приятеля, но совсем молча идти было еще более неловко.

В забегаловке никого. Хорошо – не придется ждать очереди. Но вот заказ Тодороки Тоши перебивает почти сразу.
- Нет-нет, он шутит! Никакого пива, два вишневых чая, пожалуйста! Он же еще студент, да еще и первокурсник, - Тошинори сливает своего приятеля без зазрения совести, даже глазом не моргнув. Да он ему сейчас еще и лекцию прочитает о вреде алкоголя! – Эй-эй, ты же будущий герой! А уже нарушаешь закон? Это не очень хорошо скажется на твоем послужном списке. К тому же, ты правда считаешь, что тебе не хватает безбашенности и вспыльчивости? Я видел – ты даже из-за простого разговора хотел стадион спалить. А выпьешь – где я так быстро пожарных тут найду, чтобы заливать весь район? – Тошинори перестает наставнически ворчать на Тодороки с очень укоризненным взглядом, и поворачивается к продавцу, как ни в чем не бывало, - и ещё такояки, пожалуйста! Две порции!

У Тошинори словно врождённый иммунитет к прожигающим взглядам. Особенно если это взгляды Тодороки – хоть бы что! А вот продавец замешкался при виде пацана. Кажется, Энджи внушал ему такой страх, что он продал бы тому что угодно, даже собственную почку.

Яги же преспокойно усаживается на высокий стул, скидывает рюкзак на соседний, и облокачивается на столешницу, упираясь подбородком в ладонь. Над стеной маленький старый телевизор молча показывает сводку новостей. Как всегда, все самые пикантные ужасы и происшествия. Ниже строчка о том, что курс йены снова упал – из-за нестабильной ситуации в стране. На следующей неделе обещают проливные дожди и предупреждают оставаться дома и быть готовыми к чрезвычайной ситуации. Но неизменным и самым эпичным блоком всех новостей были кадры с боями героев и злодеев. Тошинори старался не смотреть новости. Когда он видел очередной взрыв, ограбление, катастрофу… внутри непременно что скручивалось, будто сверло проворачивают. И тогда в голове появлялась одна-единственная мысль «он должен быть там. Должен помогать.»

Ему невероятно тяжело давалось обучение просто потому, что он не мог усидеть на месте. Хорошо, что третий курс уже больше похож на сплошные стажерские – он часто выходит на патруль и появляется там, где должен быть. Только в те моменты он ощущает себя правильно. Это его призвание.

Моргнув, он заставляет себя оторваться от экрана и отворачивается, чтобы больше не отвлекаться. Сейчас он не на патруле. Всё – завтра. Поэтому он отвлекается на Тодороки.
- А ты легко контролируешь свою силу? У тебя никогда не случались срывы? Ну, просто… довольно опасная способность. А ты такой… эм… с… огненным характером, - Тоши расплывается в дебильной улыбке, потому что молодец, хорошо пошутил.

[icon]https://funkyimg.com/i/36auU.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

11

Тошинори болтает всю дорогу и успокаивается только в кафешке. Энджи не припомнит, когда ещё слышал столько звуков одновременно, поэтому испытывает физическое наслаждение от перерыва. Теперь, когда они не одни и нужно сделать заказ, оппонент, наконец, отвлекается…

Правда, ненадолго.

Смотря с мягким осуждением воспитателя в детском саду, так что на очень длительное и мучительное мгновение Энджи действительно ощущает себя воспитанником младшей дошкольной подготовительной группы, Яги исправляет сделанный заказ на что-то совершенно неудобоваримое. Вишневый чай и такояки? Серьезно? Кто это вообще ест?!
У Тодороки что-то плавится в затылке от вспышки раздражения. Он впивается в оппонента яростным взглядом, пытаясь молчаливо аннигилировать цель. Ему пришлось терпеть весь вечер эти разговоры, нотации и ещё бог весть что, а теперь старшекурсник ещё и в кафе за него решать собирается?! Кто вообще дал этому улыбчивому гаду право выбирать за него?

Вопросов, конечно, много, но самый главный — почему и зачем он сам продолжает терпеть?
Почему молчит, глотая злость и раздражение, мысленно удерживаясь от взрыва, хотя обычно предпочитает сказать всё в лицо и реагировать свободно, а уж дальше — будь, что будет.
Догадка не очень приятная. Это из-за него, из-за Тошинори Яги он ведёт себя не так, как привык. Он ощущает себя иначе, он действует иначе. Словно что-то изменилось, словно что-то теперь иначе…

Это ему не нравится. Тодороки не станет меняться ради чего-то или даже ради кого-то.
Очевидно, что это уже перебор!

Энджи так сильно сжимает в пальцах край стойки, силясь справиться с мешаниной эмоций, которые не до конца понимает, так что та натуральным образом плавится под его ладонями. Ещё секунду — и, кажется, будто он весь целиком вспыхнет неконтролируемым пламенем, пожирающим все вокруг..,
но отчего-то этого не происходит.
Может быть, потому что Яги говорит о том же самом и как всегда улыбается. И подыгрывать его фантазиям совершенно не хочется. Или он считает его взрывным ребёнком без какой-либо силы самоконтроля? Нет уж, он не доставит ему такого удовольствия, как огненное ночное шоу. Не даст повода сказать «я же говорил». Не дождётся.
— Я прекрасно контролирую себя, — сквозь зубы цедит. — И пиво здесь безалкогольное.
«Сливочное.. вкусное!» — добавляет в своих мыслях, но вслух не говорит. Теперь ему совершенно не хочется, чтобы Тошинори узнал о его предпочтениях или даже использовал в собственных целях. Да и потом, сливочное пиво для брутального огненного новичка? Нет уж, лучше не давать лишнего повода для шуток. Даже лучше, что привычный его заказ сорвался.

Пока они ждут еду, Яги отвлекается на телевизор за стойкой. Ощущая себя крайне зажато, Тодороки неловко устраивается рядом и тоже пялится в беззвучный экран, стараясь хоть чем-то себя занять. Разговоры ему не интересны, но сама ситуация кажется не слишком нормальной. Они здесь.. вдвоём.. среди ночи.
Им подают чай, и Тодороки не упускает возможности прожечь официанта предупреждающим взглядом: если тот надумал что-то странного в своей голове о не менее странной парочке посетителей, то лучше пускай раздумает это обратно, иначе…!
Официант торопливо исчезает в подсобных помещениях, а Энджи ощущает себя чуточку лучше, как будто выполнил очень важную миссию.

Пить эту чайную бурду ему совершенно не хочется, поэтому он переводит взгляд на оппонента, совершенно случайно успевая заметить это его напряженное и одновременно печальное лицо. Быстрый взгляд в экран, чтобы убедиться, что там показывают криминальные сводки. И снова вернуться глазами к лицу старшекурсника.

Что с ним?

Внутри осторожно скребется догадка, но Тодороки не слишком чувствителен к подобного рода штукам. Он бы даже подумал, что Тошинори переживает за весь мир разом и корит себя за то, что не успел на выручку к очередным несчастным, но.. нельзя же быть везде и сразу? Нельзя спасти всех.
Энджи дергает плечом, как и каждый раз, когда ощущает раздражение. Почему его вообще должно это волновать? Он здесь только лишь для того, чтобы усмотреть слабые места противника, а не копаться в его личностным драмах с переживаниями.

К счастью, Яги сидит с этим несчастнейшим выражением на лице не слишком долго и быстро возвращается к привычному состоянию. Похоже, ему все ещё охота поболтать. Как до сих пор не надоест? Или это у него хобби такое, падать на голову случайному встречному и досаждать весь последующий день? Вокруг полно безумцев.

— Я идеально совместим с тем квирком, что имею, — не разделяя веселья оппонента, со внутренним страданием вынужденно возвращается к разговору. На секунду ощущает иррациональное облегчение от того, что Яги больше не выглядит побитым щенком из-за сраных новостей и даже снова улыбается, но лишь на секунду. И вообще, с чего бы ему радоваться за этого… этого!

Он смотрит тяжело. Что старшекурсник пытается сказать? Что квирк ему не подконтролен? Что с такой силой легко стать злодеем? Энджи привык вспыхивать как спичка и видеть контекст везде, где можно и нельзя, но это скорее потому, что он давно и много наслушался всякого..

Впрочем, в чём-то Тошинори прав, без сомнений. Недавний случай на стадионе всему подтверждение, но это был единичный случай. Обычно он внимательно следит за своим пламенем и тщательно его контролирует, просто… просто! Ему так не хватало сильно противника, поэтому что-то всерьез пошло не так.

Он не собирается этого повторять.

И ещё сильнее не хочет, чтобы Яги ощутил к произошедшему причастность и, не дай боги, не ощутил себя особенным.

Нужно срочно сменить тему.

— А с тобой что за хрень? Ты типа сильный? И в этом вся твоя способность?

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-22 16:20:34)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

12

Сказать, что Тошинори чувствует себя неловко – не сказать ничего. Двухметровый комок неловкости, не меньше. Он так привык ко всему относиться ответственно, за всем следить и всё делать правильно, что о безалкогольном пиве даже не подумал. А можно он оправдается тем, что это всё равно пиво и подсознательно оно подталкивает людей к мысли о том, что и алкогольное пиво не такое уж страшное дело, а значит, как только появится возможность, его начнут пить, а то и злоупотреблять? Ладно, теперь Тодороки тоже знает, что он зануда. Душа компании, но зануда – несочетаемое сочетается, и Яги яркий тому пример, вот уже дважды. Человек без причуды, но с причудой…
Раз уж Энджи не стал настаивать на своём, Тошинори решил сделать вид, будто ничего не случилось. И он никого не уличал в ранней предрасположенности к алкоголизму. Ему не нужно еще больше осуждающих взглядов со стороны нового друга – с осуждением и угрызениями совести он и сам справится на все сто, без чужой помощи!

- Нет-нет, я не имел ввиду, что ты несовместим с квирком! – Он правда так звучал? Почему ему кажется, что всё, что он говорит Тодороки – неправильно? – Я вообще считаю, что квирк – это вроде как часть человека, часть характера, ты ведь с ним рождаешься, значит, это часть тебя, и тут невозможно быть несовместимым. Просто вот… - Тошинори упер руки ребрами в стол параллельно друг другу и уверенно посмотрел на Энджи. Здесь должно было быть продолжение его речи, в четких схемах изображающее его мысли по этому поводу, но, в итоге, он просто завис, глядя на собеседника – еще ни разу в жизни ему не было так сложно подбирать правильные слова, - есть же упертые люди, которые будут поступать так, как считают правильным, и иногда из-за этого их может заносить. Но это не значит, что они не сочетаемы с упертостью…
Яги сдвигает брови сильнее, что между ними аж складка появляется, и старается выглядеть очень уверенным. Очень. Уверенным. Мол, он сказал что-то абсолютно естественное, понятное и логичное. Объяснил сингулярность математического анализа удаленности астральных тел на спичках, не меньше.
Еще пять секунд… и мысли предательским кубарем укатились в такую даль, о которой астральные звезды даже не грезили. Тошинори окончательно смутился и опустил голову, пробормотав тихо: «мне просто кажется, что у тебя классный квирк».

Хотел, конечно, еще добавить про то, что не представляет себе Тодороки с другой причудой, но мозг услужливо начал подбрасывать яркие картинки: Тодороки Энджи со способностью лягушки – прыгает, квакает, отлично плавает в воде. Тодороки Энджи со способностью электричества – постоянно так жахает, что поджаривает себе мозг. Тодороки Энджи со способностью усиливать свой голос…
Где-то на этот моменте Тошинори подавился своим смешком, хотя отчаянного его сдерживал.
- Прости, представил, что бы было, если бы у тебя была другая способность… ну, не знаю…  например, была бы у тебя голова и когти медведя…
Держись. Не говори, что представлял его лягушкой. Держись, Тоши.
- Ты прав, глупо и не смешно. У тебя идеальный квирк.
Тошинори потянулся за куском хлеба сразу, как только перед ними поставили корзинку. Надо же было хоть чем-то рот заткнуть. И вот тогда-то в кафе стало совсем тихо. Они сидели рядом под мерные звуки готовки, и всего один раз эту тишину нарушил колокольчик входной двери. Приняв заказ у нового посетителя, занявшего дальний столик, хозяин принес им чашки и поставил горячий чайник.
Молчание почти что стало комфортным (не очень), когда Энджи заговорил, и Яги готов был за это благодарить всех богов. Он заметно оживился.
- Ну, в общем, да, вся моя способность – это сила. Можно подумать, что ничего особенного в ней нет, но это только на первый взгляд! – потому что на самом деле это самый ценный дар, о котором он даже и не мечтал, - если её правильно использовать, то можно добиться невероятных результатов! Например, она мне помогает перемещаться очень быстро на большие расстояния! Плюс, она делает мою реакцию быстрее во много раз. Если хорошенько замахнуться, то эта сила может создавать даже воздушные потоки, которые сметут врага! Но, в итоге, не важно, какая у тебя причуда. Важна лишь твоя решимость идти до конца. Иногда даже человек без способностей может что-то изменить…
Его родители были без причуды, но все равно любили его, и это ведь было самой сильной способностью, разве нет?
Иногда достаточно даже малого – слова, чтобы изменить чью-то судьбу.

Тарелки с такояки гулко ударились о поверхность стола, отрывая Тошинори от его речи. Парень широко улыбнулся, сложил ладони вместе, хлопнув, и громко пожелал всем приятного аппетита.
- Ладно, не дуйся, даже если они тебе не понравятся – не страшно. Зато попробуешь! И… ну… будешь наверняка знать, что они тебе не нравятся… все равно их везде делают по-разному, вдруг эти окажутся прям вкусными? Мне нравятся… - Яги, как мог, оправдал свой выбор и смягчил последствия гипотетического разочарования огненного друга, а сам налег на лакомство – ему они правда нравились, особенно когда еще совсем горячие. Да, немного обжигало язык, но зато вкусно! Он и глазом моргнуть не успел (вообще-то был очень голодный), когда вдалеке послышалась какая-то возня. По тихим темным улицам звук раскатывался достаточно далеко, так что можно предположить, что его источник находится в трех, а то и пяти кварталах отсюда. Тошинори облизывается и прислушивается. Если что-то случилось, то там наверняка уже должен был кто-то появиться, поэтому…

[icon]https://funkyimg.com/i/36auU.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

13

Весь их разговор — одно большое недоразумение. Энджи и раньше испытывал сложности в общении с окружающими, но сейчас неловкость достигает своего апогея. Он смотрит на Тошинори и никак не может понять, издевается тот над ним или нет. Смысл его слов проходит мимо, ничего из услышанного не достигает нужных точек и не трогает внутри.
«..мне просто кажется, что у тебя классный квирк»
В груди на секунду сжимается, и никак не получается сделать вдох. Но Энджи все ещё стопроцентно уверен: Ничего. Не трогает. Внутри.

В висках пульсирует от смутной нарастающей тревоги. Энджи не понимает, что отвечать и как реагировать. Он вообще не понимаем, зачем так сильно старается ради этого незнакомца. Подбирает слова, тщательно контролирует реакции, составляет компанию и жуёт эти чертовы такояки, которые с младенчества ненавидит?

Происходящее больше похоже на фарс. Зачем Тоши все это говорит? Зачем привёл его сюда и почему сидит с таким лицом? Для чего эти трогательные (фу!) признания и кому они тут вообще нужны?!

Мне просто кажется, что у тебя классный квирк.

Конечно, классный! Самый лучший. В этом Энджи уверен. Ему не раз это говорили, пожалуй, но каждый раз кто-то из более слабых. И ни разу — кто-то из равных или более сильных. Поэтому юноша иррационально польщен. Не то чтобы ему требовалось одобрение или похвала, особенно от этого чудилы, сильнее которого он планирует стать уже к концу этого курса, и все же..

«Какого хрена?! Возьми себя в руки!»

Энджи действительно крепится изо всех сил. И не столько из-за нелепого комплимента, сколько из-за тупизны происходящего. Больше всего ему хочется заорать и выразить своё офигевание парой крепких слов, опрокинуть ближайший стол, сжечь что-то, да что угодно, лишь бы не эти тихие смешки, блестящие взгляды и «просто представил тебя с головой медведя». Что-то внутри подсказывает, что это обычное человеческое дружелюбие. И что с ним пытаются подружиться. Но Тодороки уверен, что не нуждается в друзьях. Да и не умеет он в дружбу! Для чего ему все это? Соперничество и достижение результатов, вот для чего он здесь.

— Сам ты.. голова лягушки, — ловя настроения, витающие в воздухе, обиженно огрызается. Хотя не так уж он и обижен. И почему-то думает о том, что очень круто смотрелся бы со звериной причудой! Это бы подошло к его характеру. Но в чём-то Тоши действительно прав, ведь человек рождается с определенным квирком, который идеален именно для него. Так что помыслить себя без огня весьма сложно. Да и кому может понравиться башка медведя...

Они молча жуют хлеб, пьют чай и делят вторую порцию такояки, хотя о делении не идёт и речи, потому что выпускник голоден как волк и Энджи уступает свою часть. Яги продолжает болтать тупости, кто-то ещё заходит в кафе, горячие новости в прямом эфире сменяются чем-то расслабляющим, на улице становится все темнее. Кажется, этот вечер уже не может стать лучше или хуже, ему просто суждено закончится вот так, в пустых разговорах, настороженных взглядах и отупляющем ощущением нереальности происходящего. Ну а кто поверит, что Тодороки вот так умеет тихонько сидеть и стоически терпеть оппонента на протяжении не первого часа без единой попытки спалить все живое в радиусе десяти километров? Все это больше похоже на ночной бред, так и кажется, что вот-вот проснётся в медицинском блоке и сможет вздохнуть свободнее, больше не думать об этих неловкостях и нелепостях.

Но — наваждение не проходит. И они продолжают сидеть в сонном кафе, накапливая странности межличностного общения. Иногда даже кажется, что почти весело, но ощущение обманчивое. Потому что несмотря на откровенные попытки подружиться, друзьями им не быть.

Впрочем, Энджи слушает внимательно, особенно когда Яги рассказывает о своём квирке, ведь пришёл сюда именно за этим. Пожалуй, на этом месте можно остановиться и считать свою миссию выполненной, даже можно оправдать все эти безумные старания, которые он приложил, придя сюда. Знать о способности своего противника всегда полезно, это пригодится ему в будущем. Здорово, что ему удалось узнать все за один раз и больше никогда не придётся этого повторять.

Энджи готов похвалить себя, расплатиться за ужин и как можно скорее попрощаться, когда замечает напряжение в старшекласснике. Сперва ему кажется, что Тошинори осознал истинное положение дел и оскорбился, наконец, но очень быстро понимает, что дело в чём-то другом. Он тоже прислушивается, переводя напряжённый взгляд за тёмную витрину.
«Там..?»
После возвращается взглядом к оппоненту, вдруг очень четко понимая, что тот захочет проверить. Вспоминает его тоскливый взгляд при просмотре новостей. Догадывается, что тот пойдёт один, если под окнами в ближайшее же время не мигнёт полицейская мигалка. И снова станет героем, черт его дери! Нет уж, не бывать этому.

Залпом допивая приторный сладкий чай, Энджи рывком поднимается из-за стойки. Торопливо отсчитывает наличку — почти всю, что завалялась в кармане школьной формы, этого как раз должно хватать на оплату всего счета, чтобы не тратить время на подсчёты и разделение, не до этого сейчас!, — и коротко командует:
— Идём.
Может, домой. А, может, на ночное патрулирование. Первокурсникам такого не дозволяют, но ведь они просто засиделись в кафе и немного прогуляются. Разве это запрещено? К тому же, рядом с ним сам звездный выпускник собственной персоной, сложно кого-то винить.
Тодороки стремительно покидает кафе и замирает на пороге, внимательно прислушиваясь вновь. Теперь он больше похож на гончую, что взяла след. Судя по звукам, в паре кварталов отсюда действительно что-то происходит, и подозрительные приглушённые хлопки доносятся по сонным тихим улицам даже сюда. Никакой полиции на горизонте и никаких героев. Только их двое. Энджи молчаливо скалится себе под нос в предвкушении: «Смотри, звездно-полосатый, я покажу тебе, каким героем я стану!»

Срываясь с места, первокурсник несётся навстречу звукам. Там явно кого-то бьют и что-то ломают. Другие звуки осознать не получается, да и для чего ему это? Достаточно того, что под покровом ночи происходит нечто нелицеприятное, а он оказывается рядом так кстати!
Ему совсем не страшно. И даже не потому, что за ним следует молодая восходящая звезда геройства. Просто.. ну.. он рождён для этого! Он мечтает об этом. Он стремится к этому, цель его обучения и жизни: стать героем, что успевает вовремя и побеждает всех противников.
Когда в поле зрения, наконец, попадается подозрительная толпа ряженых фриков, Тодороки без предварительного разбирательства на полном ходу врезается в силуэты и активно работает руками и ногами, раздавая пинки и ломая носы. Проворачивают свои темные делишки буквально под стенами ЮЭЙ? Совсем страх потеряли! Да он их здесь всех одной левой уложит, не говоря уже о расцветающем пламени между пальцами: сожжет! всех сожжет до тла! Впечатывая обжигающей ладонью в ближайшее лицо и щедро выплескивая огненный фейерверк искр в следующего, гордо выпрямляется среди раскиданных по земле и стонущих на разные голоса противников, упирая руки в бока в победной позе.

— А теперь колитесь, подонки, чего вы тут затеяли?!

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-22 20:25:53)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

14

Тошинори вдруг вздрагивает, когда Энджи громко нарушает тишину заведения. Ощущение, что ему просто надоело сидеть, терпение кончилось (и без того побитое прошедшим днём). Но короткое «идём» ставит крест на этих предположениях – Тодороки может бесконечно злиться и ворчать, но поступает ровно наперекор собственным словам. Правда, в этот раз догадка Тошинори не радует. Вероятно, не он один услышал настораживающие звуки, и это плохо, потому что если ученик без временной лицензии героя что-то сделает…
- Энджи, подожди! – Яги правда переживает. У них не закрытый гештальт на соперничестве, и это может сделать всё ещё хуже. Он рассеянно подскакивает с табуретки, смотрит на брошенные деньги, копается в карманах, но не успевает хоть что-то сделать – выскакивает следом за Тодороки. Сердце срывается в одну секунду – если сейчас что-то случится, это будет по его вине.
- Спасибо, всё было вкусно! – едва успевает бросить Тошинори, прежде чем выскакивает из кафешки, - не вздумай делать глупостей! – но тот уже ничего не слышит – срывается с места, будто это единственный шанс доказать всему миру, что он станет превосходным героем. Но всё, о чём думает Яги – это о всех одноклассниках, которых он уже успел потерять. О тех, кто учились на курс или два младше, и тоже погибли… стажировки иногда были не менее опасными, чем самые обычные геройские патрули. Но только они-то еще учились… а Тодороки и вовсе едва поступил в академию!
Ему бы позвонить в полицию, но за это время произойти может что угодно. Поэтому Тошинори срывается следом, но догоняет Энджи слишком поздно. В голове яркой лампочкой освещается мысль: «они не могут действовать, у них нет лицензии». И для Яги это не просто слепое следование правилам, оно может спасти жизнь, не говоря уже о том, что подобные выходки могут добавить неприятностей в отношении с полицией и властями.
Но, конечно… конечно, его бы это никогда не остановило, если бы кто-то был в беде.
Просто сейчас он переживает вдвойне: не только из-за того, что Энджи может пострадать, но и (в большей степени) из-за того, что он может навредить другим. У Тодороки силы действительно хватает, и, может, зря Тошинори по себе меряет, но если тот не справится с контролем…
Яги отмахивается от этой мысли. Его страхи не должны проецироваться на других. Это у него сила всего четыре года, а Энджи родился с ней, он с малых лет знает, как ею управлять, у него это должно было отпечататься на уровне подсознания… Но сердце всё равно стучит о рёбра неспокойно. Даже не смотря на то, что Тодороки действительно со всеми легко расправляется. Вмешиваться почти не приходится, только когда в него летит приличный такой тридцатисантиметровый шип, Тоши уворачивается и с силой толкает парня в спину раскрытой ладонью. Тот отлетает, а шип нехило так пробивает асфальт, кроша его. В этом… как раз в этом и есть большая опасность – не знать, какие способности у твоего соперника. И на что они способны. Сейчас большинство преступников – это те, у кого есть причуды. Они решили, что раз у них есть сила, значит, они могут творить, что угодно, и им не страшен никакой суд. Это их должны бояться. Но всё это – лишь отголоски. Вся их храбрость исходит всего от одного человека, который управляет ими, пусть даже не открыто. Пусть даже они с ним никак не связаны, но сама мысль, что зло ненаказуемо, подталкивает перейти грань.
- Энджи, хватит! Допросы – дело полиции…
Грохот они слышали с такого далекого расстояния совершенно не зря. Где-то впереди из крыши дома начинает вырываться пламя, освещая и вырывая из тьмы разрушенный дом. Грабили они его или мстили кому-то – разницы нет. Когда под ногами трещит земля и распадается, Тошинори срывается с места, - следи за ними! Будь осторожен… - его взгляд меняется в то же мгновение. Горит ярко-синим отблеском, и ему нужна всего пара секунд, чтобы добраться до полыхающего дома и ворваться внутрь, прошибая дверь. Жарко, как в пекле – вероятно, повреждены газовые трубы, из-за чего пожар так быстро распространился. И если не поторопиться… Яги в один прыжок добирается до верхних этажей – здесь пламени меньше, но он видел, что внизу – пол вот-вот прогорит насквозь. Слышит испуганные всхлипы и пробивает стену, чтобы и мгновения не терять. Он находит там двух детей, забирает их на руки и выпрыгивает с ними на улицу, унося их на безопасное расстояние.
- Вы как? В порядке? Не ранены? – Тоши опускает их на землю и смотрит взволнованно, оглядывает – вдруг обожглись где. А те рыдают и на перебой все повторяют: «мама, папа, Джуно…» - «Джуно?» - «с-собака…» - и «и кроля там остался» хнычет мелкая.
Больше он уже не слушает – возвращается в дом сразу же, оббегает все комнаты, находит еще два тела без сознания. Кажется, им уже досталось достаточно сильно. Но он очень надеется, что с ними всё будет в порядке. Он делает взмах и ударной волной, при помощи порыва воздуха, разгоняет огонь – всего на мгновение, но этого хватает, чтобы пробраться и вытащить родителей. Он даже собаку находит, которая надышалась дымом и не особо реагировала.
Проблема оставалась только с «кролем». Его было найти сложнее всего, потому что звуков он никаких не издавал, и где может находиться его клетка (а Тоши искренне надеялся, что тот находится в клетке, а не забился в испуге бог знает куда), он не знал. Но догадывался. Что раз зверёк детский, значит, в детской комнате. Каждый шаг уже отдается скрипом – подошвы жарит пламенем, дышать уже невозможно, а клетки… или хотя бы коробки, все еще нигде нет. Даже намека!
Какой-то дикий момент отчаяния… Ни одного намека, что здесь может жить кролик! Хотя бы корма какой-то стоял! Блюдце с водой! Кусок балки с крыши пробивает неподалеку пол, и Яги с ужасом понимает, что, возможно, прогадал. Возможно, надо было искать в других комнатах, но теперь уже нет и шанса… когда вдруг он зацепляется взглядом за кроватку… и растерянно хлопает глазами. А потом улыбается и облегченно выдыхает. «Кроля» - вовсе не зверек, а игрушка. Он хватает с собой плюшевого друга малышки и выскакивает из дома чуть ли не в последний момент. Он грязный, в копоти, чуть опалился, но зато живой.
- Ну, всё, всё, не плачь, смотри, кто здесь есть! – Тоши протягивает кролю малышке, и та радостно его обнимает, забывая обо всех несчастьях.
Когда он добирается до Тодороки, здесь уже тоже всё объято пламенем и, кажется, ещё жарче, чем в том доме. Пожгло тут всех знатно, а улицу придется капитально восстанавливать.
- Энджи! Сбавь уже пламя, всю улицу пожжешь, - Яги улыбается и машет ему рукой. –  На горизонте уже видны блики сирен, а рядом с ним вдруг появляются один за другим герои. Принимаются тушить пожар, обездвиживают злодеев (кажется, Яги и Тодороки пронесло лишь потому, что на них была форма ЮЭЙ, а то бы их точно приняли за плохих ребят).
Вообще-то это было впечатляюще для новичка. Но Тоши удивленно хлопает глазами и опускает взгляд вниз - девчонка с кролей так незаметно оказалась рядом и обняла его ногу, что он аж растерялся.
- Э... привет... всё хорошо?
- Да! Спасибо!
- Но тебе не следует уходить от сестренки, ты должна присматривать за ней.
- Она с мамой!
- О, она пришла в себя? Это хорошо, но... - девочка вдруг почуяла, что от неё хотят избавиться и обняла ногу крепче. А Тоши просто хотел, чтобы она была подальше от злодеев! Он не хотел её прогонять! И в этот момент он почувствовал себя таким виноватым, что пришлось взять малышку на руки, - Ну, не переживай, всё хорошо. Пошли, посмотрим, где твои родители.
[icon]https://funkyimg.com/i/36auU.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+2

15

Старшекурсник тащится следом и постоянно нудит: постой, не делай, оставь полиции. Энджи цыкает себе под нос и игнорирует его слова, потому что знает, что здесь и сейчас нет героев или полиции, и несчастным жертвам нападения никто не поможет. Неужели они должны пройти мимо просто потому, что у них нет лицензии, они недостаточно взрослые и всё вот это прочее дерьмо?! Нет уж! И если Тошинори не считает также, то пошёл он к черту.

К счастью, собачиться между собой им попросту некогда. Яги прыгает с силой и вовремя отталкивает из-под чужой атаки. Нападение со спины, вот подлец!

— Сожгу! — с полуоборота входя в раж, орет Энджи. Ему совершенно не страшно оттого, что он мог пострадать или подставить под удар своего невольного напарника. Все, что он видит сейчас, это цель. Одного из негодяев, похоже, он пропустил, но собирается исправить свою ошибку здесь и сейчас.

Пламя вспыхивает с яростной силой, бежит по предплечьям вдоль груди, стекает до ботинок и охватывает его целиком, запаковывая в обжигающий кокон: теперь поранить его будет не так просто.

Дом рядом взрывается ошмётками пыли, что-то оглушительно гудит и гремит, это разрушаются несущие конструкции. Очень скоро жилище сложится, будто карточное и непрочное сооружение, но у них все ещё есть время.

— Следи за ними! Будь осторожен.

— Сам знаю! Делай свою работу.

Им словно не нужно договариваться, обязанности поделить очень просто: старшеклассник кидается внутрь горящего дома на выручку пострадавшим, а новичок остаётся, чтобы задать жара негодяям. Некоторые из них уже успели опомниться после внезапной атаки и поднимаются с земли, но так даже интереснее. Энджи склабится в чужие лица и разгорается лишь сильнее.

Ну, слабаки, нападайте!

Квирки у них в самом деле есть. В первый раз его выручила внезапность, но теперь они все в боевой готовности. Отлично! Покажите все, что у вас есть.
Каменный шип, прочная лоза и один с магнетизмом.
Тодороки это не пугает, он несется прямо на противника и на ходу ловко уворачивается от очередного шипастого осколка. Отталкивается от него руками и, используя для ускорения, провернувшись прямо в воздухе, двумя ногами врезается в чужое лицо. Горит все: его ботинки, чужая одежда и волосы. С болезненным воплем «повелитель шипов» падает на землю и катается, пытаясь сбить огонь.

Пытайся, пытайся, недомерок, гореть тебе ещё долго.

Энджи хлопает в ладоши, создавая ударную огненную волну, и та на подлёте испепеляет змею из ползучей лозы, у него даже не уходит слишком много сил на этот фокус. С безумным злым лицом он оборачивается на несчастного, оставшегося без козыря. Растение против огня? Да это залёт, убожество! С испуганными завываниями оппонент кидается наутёк, и догнать бы — да времени жалко.

Ещё один наблюдает со стороны. Похоже, одиночный игрок, иначе постарался бы атаковать в моменты, когда младшекурсник был занят его коллегами. Этот кажется опаснее. Медленно выдвигается из тени, вокруг него порхает что-то металлическое и маслянистое, отблески горящего за его спиной дома мешают как следует рассмотреть лицо.

Это ещё че за хрен?! Иди сюда, и тебе наваляю.

Земля под ногами вздрагивает, и Энджи на мгновение отвлекается. От прогорающего дома что-то отваливается и с грохотом падает, но ему удаётся рассмотреть быструю фигуру напарника, что тащит спасённых людей. Он укладывает их прямо на землю подальше от очага возгорания и, что-то выслушав, стремительно возвращается в дом. Похоже, дела у Тошинори идут прекрасно, несмотря на повышающийся градус опасности. Что же, не время отставать!

Тодороки возвращает своё внимание неприятелю, но того словно след простыл… его нигде нет. Убежал? Трус!
В висках пульсирует тревогой. Нет. Тот не был похож на труса. Скорее всего даже вероятный вожак и зачинщик. Интересно, чем им не угодила эта несчастная семья? У них и пёс имелся, разве можно убивать животных?!

Негодяи. Каждого нагонит и тогда…

Додумать свою мысль светлого мщения у него не хватает времени. Быстрое движение за спиной — и в горло, точно под кадык, упирается что-то острое, тут же протыкает кожу, так что Энджи ощущает липкую дорожку, скатывающуюся за воротник униформы.
Точно! Тот парень с магнетизмом. Наверняка может ножики кидать и прочую хрень. Лучше бы мешок себе на голову надел, ей-богу, смотреть тошно. Конечно, лица рассмотреть не удалось, но он уверен, что его непременно стошнит.

Впрочем, ножики ему не помеха.

Сосредотачиваясь, Тодороки усиливает пламя вокруг себя, и металлическая дрянь, упирающаяся в горло, плавится и тает, будто воск. Такого ты не ожидал, придурок?! Теперь он свободен и поспешно оборачивается, но и за спиной никого нет. Похоже, последний из негодяев спрятался и управляет своими игрушками на расстоянии, но это также не расстраивает Энджи. Думал спрятаться? Беги, крыса, этот корабль уже горит.
Пламя срывается с его рук, отлипает от ног и униформы, течёт во все стороны и накатывающей волной заполняет всю улицу, аккуратно огибая жертв нападения. Горят кусты, горят кроны деревьев, кажется горит даже асфальт… И его безымянный противник тоже — горит. Заполошенно выскакивает из дальних кустов и хлопает по одежде ладонями, силясь сбить с себя огонь.
Тодороки щерится в победной усмешке и медленно поднимает раскрытую ладонь. В глазах поодаль страх, похоже, тот понимает, что стоит стиснуть пальцы — и это пламя сожрет его с потрохами.

— Энджи! Сбавь уже пламя, всю улицу пожжешь.

Словно просыпаясь, Энджи медленно опускает ладонь, так и не сжав кулак. С неудовольствием оборачивается на порядком закопченного звездного студента и кривится всем лицом.

— Я побеждал! А ты мне помешал.

К слову, побеждать уже некого. Внезапно улица наполняется народом, вокруг полно полиции, пожарных и даже героев. Они завершают то, что ученики ЮЭЙ сделали за них, просто какие-то приживалы, сбежались на все готовенькое.

Тодороки раздраженно цокает себе под нос и складывает руки на груди в замок, застывая с видом неприступной крепости. Ему необязательно терзать оппонента взглядом, чтобы видеть, как тот поджарился и запыхался метаться внутри пламени. Огонь — он ведь всегда пугает, да?

— Смотри, как ты позволил себя потрепать. А на мне ни царапинки, — горделиво бросает через плечо.
— Дяденька порезался! — с рук Тошинори вдруг обличает его девчонка, и в затылке нестерпимо припекает.
— Чего?! Какой я тебе дяденька! — моментально вспыхивает, но та сразу испуганно всхлипывает и доверчиво прижимается к своему спасителю, так что приходится сбавить обороты. Подтягивая воротник выше, чтобы прикрыть пустяковый порез, Энджи презрительно фыркает со всей имеющейся выдержкой: — Это пустяки. Потому что я герой.
— Какой ты ещё герой? — вклинивается один из профов сбоку. — А ну оба стойте на этом самом месте, я вас сейчас допрошу.
— Пошли, посмотрим, где твои родители, — сливается Тошинори и бодро прыгает в сторону спасённых с девчонкой на руках. Лицо Тодороки не выражает ничего, кроме бесконечного разочарования: вот ты какой, звездный студент, как быстро ты предал зарождающуюся дружбу!

Впрочем, вечер заканчивается не так плохо. Их, конечно, требуют в участок и даже составляют протокол, но история не получает продолжения. Пребывает кто-то из учителей и быстро их отмазывает, уж неизвестно какими способами, возможно по старой дружбе с полицаями. Энджи это не слишком волнует, потому что он не ощущает за собой вины. Хранит неприступное лицо и индифферентен ко всем нотациям, что читают им всю дорогу до участка, внутри участка и даже тогда, когда увозят из отделения. Это отнимает последние силы, и когда их, наконец, отпускают, он окончательно вымотан. Под рёбрами все ещё болит, и после активной потасовки — лишь больше. Спасибо, что не мешало во время драки, иначе совсем бы стыдно.

— Мне велели вернуться в медицинский пункт до утра, — засунув руки в карманы, неловко прощается. Всегда ненавидел такие моменты, когда непонятно, можно ли уже уходить или оппонент ещё выскажется вдогонку. Лучше бы молчал, и так дофига странного на сегодня. Пора завязывать.
Вызволивший их от полицаев учитель все ещё караулит неподалёку, очевидно вознамерившись убедиться, что эти дети сегодня больше не принесут проблем. Под чужим взглядом надзирателя Энджи делается все более колючим и неприветливым. Но он не знает, увидятся ли они завтра или вообще когда-нибудь, поэтому на всякий случай вполовину голоса бурчит:
— Было приятно «поработать» вместе.
Как-то стремно вышло. Вздергивая подбородок, Тодороки зло сверкает глазищами:
— Бывай, звездун, но помни, что с этого самого момента тебе в затылок плотно дышат. И однажды..
— Тодороки?! — с печалью в голосе торопит его учитель и, потеряв настрой, Энджи просто взмахивает ладонью и послушно уходит в свою палату коротать время до утра в гордом одиночестве, наслаждаясь воспоминаниями о славной битве.

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Отредактировано Todoroki Enji (2020-07-30 23:22:06)

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+2

16

Уже после Тошинори немного жалеет о том, что не участвовал в самой потасовке и не видел того, как Тодороки управляется со всеми. Вообще-то бой был неравный, и это было очень опасно. У Яги взгляд меняется на взволнованный, когда девчонка показывает на рану на шее первокурсника – он это совершенно упустил из вида. Тодороки выглядит таким уверенным и спокойным, будто с ним ничего и не могло такого случиться. Но ведь случилось… и на секунду Тошинори переживает, что оставил его здесь одного. Что вообще позволил здесь быть, он должен быть ответственней.
Но, с другой стороны… всё точно как в том соревновании – разве он не должен уважать чужую волю и силу? И доверять им? Ему бы очень хотелось доверять этому парню, потому что он казался хорошим. И Яги был уверен, что он станет потрясающим героем, когда выпустится. Даже думает, что они, может, будут работать вместе. В одном агентстве? Почему нет?

После всех долгих разговор, объяснений и допросов, их отпускают на поруки учителям ЮЭЙ. Снова лекции, нотации для обоих, но для Тошинори они проходят на одном дыхании. Он совсем не чувствует себя уставшим и готов нести всю ответственность за случившееся. Да что там… он, как и любой герой на его месте, был воодушевлен тем, что смог кому-то помочь. Даже Тодороки не чувствовал за собой ни вины, ни хоть чего-то на нее похожее за то, что ввязался в происшествие, не имея ни опыта, ни лицензии. В конце концов, всё свелось к тому, что это простое стечение обстоятельств и «хорошо, что ребята были рядом, да еще и не пострадали».

Вроде бы время прощаться, и Тоши улыбается, потому что он рад, что они подружились. Иначе как дружбой, он это теперь не воспринимал, а потому был чертовски счастлив.
- Да, поправляйся и, - Яги приставил ладонь к губам и зашептал заговорщически, - и не позволяй исцеляющей девочке целовать тебя слишком много! Помни, один поцелуй – исцеляет, остальные – просто для удовольствия.
Тошинори смеется искренне и не перестает улыбаться, даже когда маленькие признания заканчиваются обычными угрозами.
- Сначала доживи до третьего курса с таким-то горячим темпераментом, - по-доброму поддевает Тошинори и взмахивает рукой.

Они еще видятся на обеденных, общих для всех, перерывах. Яги без приглашения подсаживается к первокурснику и справляется, как у того дела. Абсолютно игнорирует и грозный вид, и сдвинутые брови, и иногда совсем уж пламенный характер. Прям в буквальном смысле. Как-то нарочно раздражает Энджи, а когда у того от плеч пламя начинает идти – быстро подносит вилку с надетым на нее хлебом и принимается поджаривать с невинным «так просто вкуснее…».
Но этих встреч так мало. Еще пару раз они видятся разве что после уроков, но это совсем уж исключение из правил.

И на этом всё заканчивается.

Весь мир заканчивается, когда Тошинори теряет её. Грудную клетку сдавливает тисками и отчаянием. Внутри что-то ломается с таким громким хрустом, что кажется, он уже никогда не оправится. Захлебывается отчаянием, воем, собственной беспомощностью. И ненавидит Гран Торино за то, что забрал его оттуда. За то, что не дал защитить наставника. Того единственного родного человека, который у него был. Разве не для этого он хотел получить силу? Чтобы защищать мир? И тех, кто ему дорог?
Он такой жалкий и бесполезный – уже второй раз теряет свою семью. У него больше никого нет. Снова.
И это из-за него… из-за него она погибла… потому что отдала ему свою силу. А он всё равно оказался слишком слаб.

И ему так хочется отомстить – проломить чужие ребра и вывернуть наружу. Сделать то же, что сделали с ним. Уничтожить. Как же он ненавидел… то ли себя в эти моменты, то ли ВЗО. До того, что горло сдавливало, а слезы всё не переставали литься.
Нана была самым светлым и добрым человеком, которого он знал. Она не заслужила такого. Никто не заслужил.
Его взгляд стал таким пустым и чужим с того дня. Он больше ни с кем не общался. Всё, чего он хотел – мести за вырванное сердце.
Гран Торино знает это – читает его, как открытую книгу. Он избивает его каждый день чуть ли не до потери сознания. «Ты всё ещё слаб, Тошинори» - он знает, он всё ещё бесполезен, и от этого только хуже. И это совершенно не помогает избавиться от неправильных мыслей. Ему плевать. Правда, плевать, если он тоже проиграет или умрет…
Торино видит это, понимает, и каждым ударом, не сдерживая силы, пытается выбить эти дурные мысли.
- Если ты погибнешь – ты предашь её память. Нана погибнет ни за что. А ВЗО победит. Ты этого хочешь?

Нет… он просто хочет, чтобы в груди перестало так сильно болеть, что до тошноты. До отвращения.

- Сдавай экзамены, а потом уезжай в Америку. Подальше, чтобы он до тебя не добрался. Там ты наберёшься опыта.

Тошинори Яги теперь каждый день выглядит так, будто по нему пара катков проехалась – тренировки Гран Торино самые суровые из всех, что когда-либо были. Но хуже всего то, что в эти дни он практически ничего не чувствует. Будто где-то рядом взорвалась граната, и он, оглушенный, оказался в звуковом вакууме. Только этот вакуум был где-то внутри, где должно было биться сердце.
Он даже сам себе таким не нравился… его пребывание в Академии становится условным – большую часть времени он проводит на полигонах и ни с кем не общается. Старается не общаться и избегает, но иногда это невозможно сделать. У него нет сил даже на фальшивую улыбку, когда он видит Тодороки, поэтому лишь хмурится и отворачивается, опускаясь на лавку и дожидаясь автобуса.
[icon]https://funkyimg.com/i/36auU.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Giotto | Iago | Famine | Khadgar

+1

17

Энджи всерьёз рассчитывает больше никогда не встретить старшекурсника после этой ночи. Хорошего понемногу, как говорится. Но они продолжают встречаться — на переменах, в коридорах, перед или после занятий — не слишком часто, но достаточно регулярно, чтобы [почти] привыкнуть к этому.

Сказать по правде, солнечный парень его раздражает. Он всегда улыбается, смеется, шутит и смотрит весело. У него будто нет проблем, и ничто в мире его не парит. Смотрит в будущее смело, никогда не отводит ясного взгляда. Ему словно бы все по плечу и все легко даётся. Ещё у него эти смешные растрёпанный волосы с колючками на кончиках прядей и мешковатая униформа, будто всегда не по размеру и чуточку великоватая.
На его фоне Энджи педантичен, напряжен и угрюм. Никогда не улыбается, смотрит грозно, замкнут и немногословен, предпочитает одиночество шумной компании. Прикладывает множество усилий, чтобы вызубрить теорию и достичь мощной физической формы за счёт одних лишь тренировок, а не усиливающего квирка. Тщательно следит за своим внешним видом, полагая, что герой ещё с Академии должен поддерживать свой стиль.
Они очень разные. Наверное, именно поэтому им ужасно тяжело находиться рядом. Обычно показательно сдержанный Энджи вспыхивает по мелочам, злится на каждую дурацкую шутку, раздражается от одного только нелепого вида звездного студента. Почти выпускник, лицо целого поколения, а одет вот так и ведёт себя разэдак.
У Тодороки куча претензий к оппоненту. Не стесняясь, он высказывает большинство из них, но Яги лишь улыбается. Он всегда улыбается, черт его дери, и это бесит лишь сильнее.

Но после все заканчивается.
Так резко, что Энджи не успевает уловить, когда наступил переломный момент, не успевает понять, что же случилось, не успевает осознать, что снова движется по своему пути в одиночестве.
Больше никто не подсаживается на обеде за столик, не караулит в раздевалке после уроков, не раздражает бесконечными разговорами. Энджи бессмысленно смотрит на пустое место рядом с собой — и не понимает.

Искать встречи выше его достоинства. К тому же, он иррационально страшится выдать свою привязанность или прослыть прилипалой, показать заинтересованность или потребность в оппоненте. Потому что это слабость, а слабости необходимо искоренять, если жаждешь стать Героем Номер Один. Так он считает, а потому спускает ситуацию на тормозах.
Но на самом деле ему страшно услышать правду. Надоел? Наскучил? Недостаточно хорош, недостаточно силён? Да к черту это все.
Он больше не ждёт компании, не ищет взглядом вокруг. По одиночке им и вправду лучше.

Тошинори будто исчезает из Академии на некоторое время, и это даёт Энджи возможность вновь привыкнуть к своему привычному положению одиночки в общественности. Людей вокруг по-прежнему много, но он не ощущает с ними взаимосвязи. Убеждает сам себя, что ему этого и не требуется.
После небольшого перерыва блондин возвращается и выглядит иначе. Он серый, подавленный, потрёпанный и унылый, ни на кого не смотрит и даже двигается по инерции. Разница настолько разительна, что лишь больше убеждает Энджи в простой мысли: они никогда и не были друзьями. Потому что он в полном неведении и ощущает себя выкинутым в космос от осознания, что Тоши не доверяет ему своих переживаний. Наверное, друзья обычно делятся случившимся, но с ним лишь играли. Было весело подразнить и позадирать младшего, да?
Тодороки поспешно отводит взгляд каждый раз, когда замечает блондина. Приказывает себе не переживать и не волноваться, потому что — ему дают ясно понять — в этом нет нужды и нет необходимости.

Как они оказываются на одной остановке, он и сам не знает. Замечает оппонента слишком поздно, когда вскочить и убежать уже глупо. Остается лишь сидеть дальше, молясь всем известным богам о том, чтобы автобус подошёл поскорее.
Яги тоже его замечает, но садится рядом молча и смотрит под ноги мрачно и хмуро. Это так на него не похоже, что Энджи теряется лишь сильнее. За то время, что они не общались, он успевает придумать себе все, что необходимо для того, чтобы поскорее переварить канувшие отношения и вытравить из себя все неуместные эмоции по этому поводу. Но сейчас, когда они так близко, ему просто хочется узнать. Спросить: за что он с ним так? Не то чтобы его в самом деле это волнует, просто хочется понимать. Сколь страшно бы ему не было услышать причину, что-то подсказывает, что это поставит окончательную точку и даст сильную мотивацию к дальнейшему противостоянию.
Энджи ощущает, как закипает. Он хочет не прятать взгляд и бояться случайной встречи, он хочет [вернуть все назад] ненавидеть его так сильно, чтобы суметь превзойти однажды и сделать ему также больно.
— Хэй.
Голос хриплый и какой-то незнакомый. Не сразу понятно, что свой собственный. Тодороки даже удивляется, что говорит это.
— Видел тебя на полигоне. Так часто тренируешься, похвально.
«Какого хера случилось? Ты в порядке?»
Тоши все молчит, у Энджи не хватает воздуха, но он упрямо пробует снова.
— Я тоже тренируюсь. Все больше в последнее время, нужно набирать форму. Ещё нам велели выбрать будущие геройские имена, но я все не решу между Огненным и Сжигающим.
Он ощущает себя наитупейшая образом. Они так давно не общались, наверное, старшекурснику все это и не нужно больше. Снова делая судорожный глоток воздуха, все же собирает остатки смелости, сожаления о прошлом и злости на настоящее — и все же решается:
— Выглядишь хреново. Если я чем-то могу помочь…
Отрывисто, яростно. Звучит слишком грозно для заботы. Он даже не уверен, что на самом деле хочет помогать после всего случившегося. Но вдруг ощущает, что будет достаточно одного слова, одной улыбки, чтобы забыть обо всех обидах. Если бы Тоши только посмотрел на него, доверил свои тревоги и разрешил быть с ним рядом в этот момент, наверное.. что-то изменилось бы.
Что-то могло исправиться.
Ему очень хочется встряхнуть блондина за плечи, требовать ответов, осветить мрачное лицо огненным всполохом и заставить реагировать, хоть что-то — лишь бы он перестал быть таким: чужим, далеким, непривычным и незнакомым. Энджи почти передергивает, все это ему не нравится и он уже сам не рад, что затеял глупый разговор. Ему и раньше четко дали понять, что не нуждаются в компании, а сейчас это делается ещё очевиднее.

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why <a href="https://slowhere.ru/profile.php?id=77">you</a> are better[/lz]

Подпись автора

https://a.radikal.ru/a43/2008/49/84225dcfb2ae.jpg
designed by @Yagi Toshinori

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » And even though I tried, it all fell apart