no
up
down
no

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » And even though I tried, it all fell apart


And even though I tried, it all fell apart

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Yagi Toshinori х Todoroki Enji
https://funkyimg.com/i/35X1v.png https://funkyimg.com/i/35X1u.png
I tried so hard and got so far
But in the end, it doesn't even matter
I had to fall to lose it all
But in the end, it doesn't even matter

Жизнь может сложиться совершенно непредсказуемым образом, а гордость может подтолкнуть к неверным решениям. Но узнать, стоило ли оно того, можно лишь когда всё уже сделано.
А самая простая и очевидная истина - ошибки совершают все. Даже лучшие герои, спасающие мир.

а еще новому герою №1 не стоит пренебрегать советами бывшего героя №1 xD

https://funkyimg.com/i/35X2o.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2n.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2m.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2k.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2j.jpg
https://funkyimg.com/i/35X2p.jpg

Отредактировано Yagi Toshinori (2020-06-30 23:34:27)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Donquixote Rosinante | Iago | Famine | Khadgar

+5

2

Вспомнить так – и кажется, вся жизнь прошла на одном дыхании. Да что там прошла – промчалась. Наверное, это потому, что у него все эти годы была только одна цель – защищать. И она настолько въелась в сознание, в кожу, до костей прожгла, что Тошинори порой некогда было остановиться и подумать о чем-то кроме. Плохо это или хорошо – кто его знает. Но с его приходом преступности действительно стало меньше. Значит, он своего добился, да? Он же этого хотел? Чтобы люди жили спокойно и беззаботно?

И все же, он хорошо помнит те годы, когда за один только день могло погибнуть слишком много людей, чтобы это могло уложиться в голове. На улицах постоянно гудели сирены: скорая, пожарные, полиция. Героев становилось все меньше, а груз на их плечах становился все больше и неподъемней. Тошинори не знает, где бы он был и кем сейчас, если бы не встретил тогда Шимуру-сан. Да и зачем гадать? Он бы не захотел себе другой участи, даже если смог бы её поменять.


A little lazy, it was always easy; But we were moving on
Endless daydreams as far as they see Of what we might become
We would be strong like superheroes; High on sugar
We would stay up all night until the sun comes up

Яги Тошинори всегда был самым необычным среди самых обычных пареньков, наивный, верящий в добро, свет, справедливость, даже он не мог себе представить, что однажды его жизнь так кардинально изменится. Максимум, на что он мог рассчитывать – стать полицейским. Чем больше на улицах становилось героев, тем больше людей желало стать полицейскими. Не из светлых чувств и побуждений: чаще всего это была безысходность и желание отомстить за кого-то очень родного и близкого; чаще всего это были те, кто потерял цель в жизни или вообще желание жить. Чуть позже, после прибавки к зарплате, желающих стало больше уже по причине хорошего социального устройства.
Тошинори смело мог бы примкнуть или к первой, или ко второй группе людей. Но у него, в отличии от многих, было очень весомое и очень большое желание, ярко высвечивающаяся неоном в его голове. Наверное, ему тогда помогло то, что он не думал, а просто действовал: всегда следовал за своим сердцем, а оно звало его непременно вперед, не позволяя долго стоять на месте или оглядываться назад.
Почему ему не больно?
Не обидно?
Не страшно?

Да больно, конечно. И обидно, и страшно. Просто это не важно. И так мелко в сравнении с тем, чего он хочет достичь. Он не сможет изменить прошлое, но он изменит будущее. И теперь у него есть для этого силы.

Поступить в академию Ю-Эй было одним из самых ярких событий в его жизни! С того самого дня, как Шимура Нана передала ему квирк, его глаза не переставали гореть восторгом. Хотелось всего сразу и вот прямо сейчас, а лучше еще вчера! Он учился как оголтелый, а после учебы обязательно шел на тренировки. Шимура-сан передавала ему свою мудрость и делилась такими простыми, но такими важными секретами, которые он впитывал как губка, бесконечно благодарный и восхищенный. Тошинори довольно рано начал ходить с ней в город на патрули, и она всегда останавливала его, если он перегибал палку или, увлекшись битвой, не замечал, что творится вокруг.
«Твоя сила не имеет себе подобных. Ты должен относиться к ней ответственно. Ударишь слишком сильно – и пострадать могут невинные».
Он не любит вспоминать тот момент, когда по его вине чуть не пострадали люди.
Сила действительно кружила голову, но стоило ему встретиться с ними взглядом, и его парализовал ужас: он не смог бы уже остановиться, если бы Шимура-сан его не затормозила тогда.

А ведь он был уверен, что с ним такого никогда не произойдет. Что он уже всё знает, профессиональный герой практически, давайте сюда грамоту!

Ему действительно было страшно от того, насколько легко ошибиться: чуть сильнее сжать кулак, не так точно нанести удар, а последствия могут оказаться катастрофичными.
Все-таки не зря существуют академия и лицензии.

И вроде бы понял, принял, осознал. Но вместе с самоуверенностью пропала и его уверенность в себе. Он сам ощущал, что, сжимая кулак, больше не чувствует той силы… но думал, что это пройдет со временем.
А, может, он просто не тот, кто должен был получить «Один за всех»?

Лежа на парте и упираясь в нее лбом, Тошинори едва ли сейчас слушал, что говорил учитель. Это на него совершенно не похоже. Обычно он внемлет каждому слову с фанатичной преданностью, а тут… впрочем, стоит кому-то его позвать, и Яги поднимается с парты уже с сияющим взглядом и широкой улыбкой.
- Так ты пойдешь?
- Куда?
- На состязание, конечно!
- А… э? Преподаватель уже закончил речь?!
- Десять минут назад, ты что, не выспался что ли?
- Да нет, я просто…
Это была забавная традиция. У них скоро окончательные выпускные экзамены, но пока до этого дойдет, есть еще полтора месяца. Время условно свободное – тратишь только на то, чтобы подтянуть предметы, по которым у тебя проседают отметки. В то же время, уже набирают новые группы. Пару недель назад проходили очередные вступительные. Желающих чуть больше, чем в предыдущие годы, но все же им даже соревноваться не приходилось: принимали абсолютно всех. Поэтому было решено дух соперничества и мотивацию разжигать немного иначе: устраивались спарринги между старшими классами и новенькими. Так сказать, посмотреть, что молодняк действительно умеет и показать, как надо это уметь. Первые закатывали губу и переставали думать о том, какие крутые, а вторые – вспоминали, с чего начинали и как сильно продвинулись вперед. Это вроде как воодушевляло.

Еще месяц назад Тошинори с нетерпением ждал этого дня, а теперь ему как-то что-то вроде и перехотелось участвовать. Да и вообще…
- Я посмотрю, наверное, просто…
- Посмотришь? Ты, может, заболел?
Справедливо. Яги всегда во все соревнования рвался еще до того, как судья крикнет «старт». Всегда получал золото, был действительно лучшим среди всех учеников академии. И вдруг вот так вот сдуться, а ведь скоро они покинут это место!
- Нет, нет, я в порядке, пошли!
А, может, и стоило бы поучаствовать? Как раз развеялся бы? Выкинул бы из головы ненужные мысли? И все равно как-то не хочется.

Оглядывая своих одноклассников и новичков, Тошинори, конечно же, приметил и яркую красную копну волос – об этом парне все шептались, мол, после Яги он был первым, кто показал на вступительных такие же высокие результаты, но привлекло даже не это, а, скорей, его самоуверенность и легкость, с которой он справился с задачами. Да уж, он всем видом говорил, что ему уже можно выдать лицензию и не парить его всякими уроками. Это непроизвольно вызывало добродушную улыбку.
- Ты ведь Тодороки? Видел, как ты вступительные проходил – впечатляет! Ну, вообще-то все видели, потому что интересно посмотреть, кого набирают… Ах, да. Яги Тошинори! Приятно познакомиться, - улыбнувшись довольно, Тошинори протянул руку, чтобы поздороваться. Ну, а чего кривить душой? Всегда приятно видеть, что сильные герои (пусть и только будущие) продолжают приходить в академию. Тем более в такие времена!
[icon]https://funkyimg.com/i/35YCV.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Donquixote Rosinante | Iago | Famine | Khadgar

+4

3

Чтобы одолеть тебя, я посвятил всю свою жизнь тренировкам. Этого хватило лишь на то, чтобы понять, как велика пропасть между нами. И что я могу смотреть лишь тебе в спину.

Солнце отчаянно слепит глаза, так что приходится щуриться. Эндевор поднимает ладонь, чтобы оградиться от яркого света, а после втягивает весенний воздух полной грудью. Сейчас на его плечах вес всего мира, и на короткую секунду ему кажется, будто он совершенно не знает, как с этим справляться. Маленький перерыв между бесконечной геройской суетой даёт возможность упорядочить мысли и как следует подумать, но вместо этого в ярких лучах ему чудится чужой силуэт и золото волос, а голубое безоблачное небо безвариантно подкидывает воспоминание лишь об одном человеке.
«Как ты с этим справлялся?»
Он всегда, всю свою жизнь, следовал за этой спиной. Всегда оставался позади и отчаянно пытался дотянуться. Но теперь, получив все то, чего так страстно желал, ощущал лишь пустоту и ярость.
Какого..?!
Мужчина злится на самого себя. Рывком опускает ладонь, попривыкнув к ослепляющему солнцу, и решительно встряхивает головой, расправляет широкие плечи. И думает о том, что отныне уже ничего и никогда не будет просто.

Также просто, легко и понятно, как во времена школы, когда он точно знал, кто он есть и чего хочет.

Испытательные экзамены в знаменитый ЮЭЙ молодой тогда ещё Тодороки пролетает не глядя. Он не сомневается в себе, он смотрит только вперёд. Для него открыты все пути, для него распахнуты любые двери. Ему известно наверняка, кем он будет и чем станет заниматься.
Он легко заводит друзей и почитателей, его сила привлекает зевак и обожателей. Тодороки Энджи горит так ярко, что его, должно быть, видать из другой вселенной.. Из той самой вселенной, в которой иные правила и иные формы жизни, к которым без сомнений относится и Олмайт, всесильный старшекурсник и без трёх минут выпускник. Тот живет по каким-то своим правилам и законам, в его вселенной иные физические и химические процессы, должно быть, он словно небожитель, далекий от земной жизни.
А Энжи, напротив, живет именно здесь и именно сейчас. И он железно уверен, что эта дива не продержится долго; как только он окончит Школу, равных ему не останется, даже знаменитому Олмайту придётся таки сдвинуться со своего пьедестала.

И он смело смотрит вперёд.
Но видит только широкую спину, что преграждает путь к величию.

Точнее, прямо сейчас это и не спина вовсе, а расчерченное простецкой улыбкой лицо. Энджи впервые видит его («Это оооон!», - томно плачут девушки) так близко и немного растерян, но оттого лишь сильнее злится. Он не потерпит никаких промедлений в своём возвышении и никаких помех на своей дороге к громкому титулу Героя Номер Один! Да просто стоять здесь и терять попусту время и то непозволительная роскошь — для идиотов, не иначе.
Один из таких «идиотов-не-иначе» что-то доброжелательно болтает, а после протягивает руку.
— Ах, да. Яги Тошинори! Приятно познакомиться.
Энджи смотрит с прищуром. За дурака его держит? Считает умственно-отсталым или больным, вероятно? Кто ещё в этой Школе не знает самого звездного ученика в лицо и по имени!

Безумно хочется съязвить, у него буквально язык чешется, а рот наполняется кислой слюной. Но Энджи глотает недостойный порыв и протягивает ладонь в ответ; его рукопожатие сильное, горячее, он будто и не здоровается вовсе, а проверяет оппонента на прочность.
Впрочем, проверка проходит весьма успешно. Новоиспеченную звезду не способна поколебать такая мелочь, и это вновь задевает Энджи. Я НЕ МЕЛОЧЬ, хочется заорать вунисон своим мыслям точно в улыбающееся лицо, но он в очередной раз каким-то чудом сдерживается.

— Тодороки. Энджи, — отрывисто подтверждает то, что блондин и без того знает. Нужно перестать прожигать оппонента взглядом и отпустить его ладонь, наконец, но он крепче сжимает пальцы, коротким рывком приближаясь к чужому лицу: — И я тебя уделаю, слышал?

Это не угроза, это (почти) спокойное обещание.

Может быть, не сегодня. Может быть, не завтра. Но — однажды!, однажды, Тодороки Энджи станет Номером Один и будет сиять даже ярче. Он уже почти это видит..,

когда наваждение проходит, и кривая улыбка самоуверенности сползает с лица.
На секунду Энджи растерян, потому что слишком замечтался. Тяжело думать о чём-то ином, когда смотришь в эти яркие голубые глаза. Но стайка старшеклассников уже ловко отбивает Тошинори и уводит прочь от пламенной угрозы. Собственные одноклассники шелухой скачут вокруг, взбудораженные и воодушевленные до неприличия.

Тодороки провожает противника-номер-один долгим мрачным взглядом, а после отправляется на подготовку со своим классом. Все эти дети его не волнуют, но они так уверенно и громко хвастаются своими будущими (и, вероятнее всего, нереальными) победами, что ему даже приходится прикрикнуть на окружающих пару раз. ДОСТАЛИ!!, лучше бы им заткнуться по-хорошему, пока он не выбил из них это дерьмо. И дураку понятно, что блистать сегодня будет только один, и этот единственный: он собственной персоной. Энджи так уверен в себе, что у него кончики пальцев нагреваются и время от времени вспыхивают короткими языками пламени, и нетерпение лишь подогревает их.

Система у соревнований простая. Двое на двое, победитель спарринга проходит дальше. Где-то высоко над полем висит турнирная таблица, но Тодороки даже не смотрит в неё. Он легко преодолевает своего первого противника, и его иконка в таблице перемещается дальше. И дальше. И ещё один раз.
Он уверен — знает, чувствует — что знаменитый «All Might», дурацкая кличка, к слову, делает то же самое. Побеждает маленьких перво- и второкурсников, чтобы встретить свою судьбу в финальном раунде.
Эти состязания проходят для развлечения и укрепления боевого духа, но Тодороки ощущает личный вызов. И делается лишь мрачнее от спарринга к спаррингу, все быстрее приближаясь к заветной цели.

И вот, наконец…

Пламя рвётся из волос, из-под формы, даже из-под ногтей, кажется. Он сохранил всю свою энергию и силу для этого момента. Уголок рта непроизвольности дергается и ползёт в угол щеки, расширяя оскал предвкушения, но Энджи силой себя одергивает. Ему хочется выглядеть круто! Ему хочется выглядеть опасно! Ему хочется выглядеть стильно.
Вскидывая указательный палец, он тыкает в добродушно-улыбчивого оппонента — и всё вокруг словно замирает и стихает на несколько секунд. Напряжение между ними можно мешать ложкой, так и кажется, будто молния полыхнёт.
— Тошинори Яги! Сегодня! — отпуская натянутые нервы, Тодороки дергается всем телом вперёд, следуя за своим кулаком, объятыми пламенем. Весь мир вокруг стирается, исчезая в скорости, в яростном огне, в пульсирующем желании быть лучше. — Сегодня я покажу тебе, кто здесь на самом деле Номер Один!

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]Flame Hero[/status][fandom]BNHA[/fandom][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why you’re better[/lz]

Отредактировано Elijah Kamski (2020-06-30 17:23:48)

+2

4

Рукопожатие новичка крепкое и уверенное – равно как и он сам. Тошинори и не сомневался в нём, и с радостью ответил тем же, подумав, что если бы им довелось учиться на одном курсе, они могли бы стать хорошими друзьями (и не важно, что он в принципе легко находит общий язык со всеми и легко обзаводится друзьями, это другое). Даже когда первокурсник резко придвинулся ближе и бросил ему вызов, едва ли не сквозь стиснутые зубы, с его этим прожигающим взглядом, даже тогда, удивленно хлопнув глазами, Тошинори не изменил своего мнения. После секундного замешательства (честно говоря, ему давно никто уже не бросал вызов из учащихся школ, и бог его знает почему – из уважения, дружбы или правда считали, что все равно не победят), Яги вдруг совсем уж лучезарно улыбается и щурится довольно в ответ на улыбку Тодороки.

- С нетерпением буду ждать!

И это совершенно не было ни издевательством, ни насмешкой, ни даже язвительностью. Тошинори в принципе был не способен язвить, да и насмехаться – такое себе. А уж против любого рода издевательств он сам всегда выступал, защищая слабых. Его просто всегда восхищала сила духа, даже если там, за ней, скрывалась чрезмерная самоуверенность. Иногда лишь благодаря этой «самоуверенности» герои могли сделать невозможное. Если правильно ею распоряжаться, она может сыграть на руку. Но Тодороки Энджи был действительно сильным. Для только что поступившего. Так что их бой мог бы быть очень интересным!

Тошинори сам не замечает, как нежелание принимать участие в соревнованиях сменилось на «где тут у вас записаться, значит?». Все произошло естественно, в одну секунду, словно он изначально шел сюда именно для этого. Так же неожиданно, как на него налетели приятели, не позволяя им толком пообщаться, хотя Яги хотел еще поболтать. Но первокурсник был куда серьезней и сам уже смотался, не желая тратить время.
Ладно… нельзя же действительно всех и каждого сделать своим другом, да? И все же Тошинори тихо и грустно вздыхает: может, у них еще будет шанс?

Всемогущий сражается аккуратно, контролируя свою силу. Благо, чрезмерно её применять и не нужно: новички сплошь и рядом совершают одни и те же типичные ошибки: плохо следят за соперником, не могут предугадать действий, плохо оценивают обстановку и совершенно неосторожны и неосмотрительны. Кто-то боится атаковать и теряется в принципе, и тогда Тошинори, как очень наивный и добродушный человек, начинает подбадривать.Кто-то кидается сломя голову, совершенно не рассчитывая свои силы. Это было забавно. Это навевало воспоминания о том, каким он был три года назад. Тогда он только начинал овладевать своими силами, и то был слишком сильно, то вообще ничего не мог сделать. Как и эти новички, он совершал немало ошибок, совсем нелепых и глупых. Но тогда он все-таки победил…

Сейчас все шансы победить были у другого новичка. И когда мог, Тошинори с интересом следил за его боями: совершенно неудержимый! Это завораживало и восхищало одновременно! И все же было небольшое отличие от того, что все видели на вступительных. Хотя Яги еще толком не мог понять, что именно его смущает. Но азарт утянул с головой в это маленькое соревнование. И поэтому, когда начался финальный бой, все мысли ушли на второй план. Большинство зрителей (ученики, конечно), кричали Всемогущему что-то ободряющее, а он улыбался в ответ и складывал пальцы в простом знаке «мир».

Но это всего несколько секунд. После – его ясный синих глаз обращен к Тодороки. Это действительно стоящий соперник! С ним нужно быть внимательней. К тому же… Тошинори действительно было интересно посмотреть, на что тот способен. И не прогадал: первокурсник был настроен решительно и совсем не просто так кидался словами при первой встрече. Для него они имели вес – это можно было понять по одному лишь его взгляду, в котором отражались всполохи пламени. Тошинори завороженно смотрит на него, и сам не замечает, что губы расплываются в улыбке. В этом было всё: неподдельное признание его силы духа, желание сразиться и проверить уже на себе его способности, и просто какая-то непонятная радость.

Всемогущий срывается с места: сила и рефлексы помогают ему перемещаться крайне быстро.

- Увидим это вместе, после боя, Тодороки Энджи! – как будто он так просто сдастся! Рука сжимается в кулак, и Всемогущий замахивается, чтобы нанести удар, но намного раньше того момента, как оппонент окажется рядом. Он лишь своей силой заставляет воздух сжаться и устремиться в сторону Тодороки ураганный ветром, сбивающим пламя. Казалось бы, это так легко: но Энджи не сдается, его пламя разгорается лишь сильнее, и Тошинори уворачивается от удара в последний момент. Его обдает таким сильным жаром, что на секунду кажется, что чужая атака его задела. И все же нет. Он увернулся. Но не от второго удара. Попытался заблокировать, но приложил недостаточно силы, и его отшвырнуло. Это не смертельно, да и не серьезно. Он приземляется на ноги и бороздит землю, пока тормозит поодаль, вздымая клубы пыли.
Доли секунды – и Всемогущий снова срывается с места. Снова бьет и настолько втягивается в это сражение, что в какой-то момент сам ощущает, с какой силой сжимает кулак. И это то самое мгновение, когда он вспоминает о своей ошибке: и тогда видит перед собой глаза тех людей. Кулак сам по себе разжимается, не в состоянии ударить – он не должен использовать всю свою силу, из-за этого может кто-то пострадать…
И эта мысль медленным ядом просачивается глубже.

Тошинори вновь пропускает удар. На этот раз более серьезный. На этот раз н врезается в стену позади, крошит её и опускается на одно колено, упираясь кулаком в землю. Дышит тяжело и сам на себя ругается. Он же не хотел участвовать… зачем он сюда пришел?

Но все, что ему нужно – это поднять взгляд и увидеть Тодороки. То, с каким расстройством и даже презрением он смотрит на него, «Всемогущего» героя. Кажется, он рассчитывал все же, что бой будет проходить несколько иначе. И тогда… Тошинори улыбается.

Да, он мог совершить ошибку тогда: силу действительно нужно контролировать, когда ты в городе и вокруг снуют невинные прохожие.
Но нет чести в том, чтобы сдерживаться сейчас. Нет чести в том, чтобы считать соперника слабым и принижать его, поддаваясь. Всего несколько лет назад у Яги Тошинори вообще не было способностей. Но он старался изо всех сил, работал над собой. Совершенствовался каждый день – до сих пор продолжает. Этому миру чертовски нехватает героев, которые справились бы с тем, что происходит вокруг. И для этого нужно быть сильным. Он сам должен быть сильным, чтобы стать опорой для всего мира. Поэтому он не проиграет.
Тодороки Энджи должен понять, что это вовсе не предел. Ему еще столько предстоит испытать, если он хочет превзойти Всемогущего! Тошинори и сам продолжит двигаться вперед – это не предел, это лишь начало его пути. И если Тодороки когда-нибудь догонит его… если вырвется вперед… Разве это будет не прекрасный день? Но до тех пор Всемогущий не будет проигрывать. Никому.
Тошинори улыбается, смеется радостно и вытирает с подбородка кровь, когда поднимается на ноги.

- Я понял! Понял, почему твои бои до этого смущали меня! Тогда ты сдерживался. Что же. С моей стороны было не честно так же сдерживаться в бою с тобой. Прости, - он извиняется искренне, потому что правда считает, что вел себя неправильно, - но победа будет моей!

Его взгляд сосредоточенный, уверенный, а улыбка твердая и непреклонная. Его движения становятся быстрее, резче, и теперь за ним поспеть куда сложнее. Он раз за разом сбивает чужое пламя, предугадывая атаки и не позволяя тому коснуться его. И когда он снова сжимает кулак, то ощущает в ном привычную мощь, даже не смотря на страх, который прячет поглубже.

«Не важно, как тебе страшно – всегда улыбайся! Как будто хочешь сказать: «я в порядке!»

Кажется, друзьями вам уже не стать, да, Яги?

Удар приходится в грудную клетку с такой мощностью, что Тодороки вбивает в землю, и даже та идет трещинами, проседает, не выдерживая напора плотного, как бетон, воздуха.

В конце концов, это то, ради чего были устроены эти состязания, да? Показать разницу «до» и «после». Задать планку новичкам и дать им цель.

- Если хочешь быть номером один - стань сильнее, Тодороки Энджи! Тебе еще столькому предстоит научиться!

Яги совершенно не чувствует радости от победы. И от того, что сделал. Она горечью оседает на языке, но он все равно неловко улыбается каждому, кто подходит к нему с поздравлениями. И только когда он краем глаза замечает Энджи, взгляд становится немного виноватым: «вот и поговорили по душам…»

Интересно… может, он все же не будет сердиться на Тошинори?
[icon]https://funkyimg.com/i/35YCV.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Donquixote Rosinante | Iago | Famine | Khadgar

+3

5

Для большинства собравшихся здесь происходящее — лишь забава. Энджи прекрасно слышит, как ребята переговариваются между собой, и ему противно оттого, какие они слабаки: смеются, бодрятся, но ни один всерьез не рассчитывает победить.
Кроме него самого.
Неважно, что разница в возрасте велика или у старшеклассников оказалось больше времени для тренировок. Все это не имеет никакого значения, если ты знаешь свою настоящую силу. И Энджи знает.

— Хватит болтать! — яростно огрызается ответу, встречая открытой грудью шквалистый порыв ветра. Пламя сбивает с рук и плеч, давление воздуха режет глаза и треплет одежду, но прямо сейчас ему даже немного обидно. Неужели блондин в самом деле планирует победить его подобной глупостью?

«Не смей недооценивать меня!»

Тодороки яростно топает ногой, будто это как-то поможет его пламени разгореться вновь, но оно и без того уже горит с пущей силой, жадно колотится по воздуху и липнет к одежде, лижет траву вокруг ботинок. Возможно, это избавит противника от глупых мыслей о легкой победе?

Он снова нападает, выставив кулак вперёд, и хотя Тошинори без видимых усилий уворачивается от столь очевидного удара, Тодороки пользуется случаем и моментально усиливает горение пламени вокруг себя настолько, чтобы суметь обжечь даже на подобном расстоянии. Не сказать, что получается слишком успешно, потому что видимых результатов это не приносит; оппонент все ещё невредим и в полной боевой готовности, разве что слегка удивлён. Эмоции и мысли удивительно легко читаются в голубых глазах, и это открытие немного сбивает с толку.. Энджи лишь недовольно цокает себе под нос и торопливо перегруппировывается, не желая снижать скорости или упускать возможности для быстрой атаки. Ему не хочется затягивать представление, он способен победить за сотые доли секунд.

Новый удар отбрасывает Тошинори далеко назад, так что тот ударяется спиной и падает на колено, вытирая рукой окровавленный подбородок. Тодороки смотрит напряжённо и недоверчиво: и это всё? Всё, что умеет знаменитый выпускник ЮЭЙ? Непобедимый Олмайт и восходящая звезда среди героев? Какое разочарование.

Он может атаковать снова. Прямо сейчас оказаться перед лицом Яги и добить коротким и сильным ударом, закончить этот фарс. Может даже опалить его хорошенько, чтобы наверняка расставить точки над i.
Но не делает этого.
Сложно объяснить, но ему не хочется бить всерьёз, пока он не будет уверен, что оппонент сумеет отразить удар и остаться в живых. Все его предыдущие противники, конечно же, не могли этого сделать. Но он? Знаменитый Олмайт? Стоящий сейчас перед ним на одном колене с довольной светлой улыбкой, будто в эту самую минуту достиг просветления.

«Ну что за тупое лицо.»

На этом они могут закончить, и Тодороки успевает бросить взгляд на арбитра. Однако оппонент уже поднимается — и в нем нет слабости проигравшего. Напротив, он словно делается увереннее и сильнее. Энджи напрягается всем телом, следя за чем-то абсолютно новым в старшекласснике, чего не видел и не замечал раньше.

Так вот он какой, настоящий Олмайт?

«Покажи мне, на что способен.»

Он почти просит в своей голове. Все, чему его учили в гребаной Академии, это стратегии и разумному использованию своего ресурса. Но это никогда не было тем, чего ему хотелось на самом деле. Высвободить своё пламя и ударить изо всех сил, вот чего так отчаянно не хватает молодому Тодороки.

— Отлично! — раззадоренный, почти орет в ответ через все поле. Огонь стекается к спине, концентрируется между лопаток, чтобы дать большее ускорение. — Если эта победа так нужна тебе, то попробуй возьми!

Тошинори больше не будет сдерживаться, так что это означает лишь одно: самому Энджи тоже не нужно контролировать себя. Эта мысль такая сладкая и опьяняющая, что невидимый поводок дергается и разлетается на осколки. Пламя яростно бьет из-за его спины, толкая навстречу чужому удару, оставляет опалённые полосы позади него и вокруг, обжигает траву, рисует выжженные чёрные борозды на окружающих стенах, рвётся навстречу чужой силе.. Тодороки ощущает себя почти безумцем в максимальном использовании собственного квирка и думает лишь о том, что давно не имел возможности утонуть в необузданной первородной силе пламени.

. . .

К сожалению, все заканчивается предсказуемо.

Грудная клетка болит так, будто ее пробили насквозь, воздух втягивается в легкие со свистом, и первый вдох даётся мучительно тяжело, стесняя ноющие рёбра. Мир теряет краски и кружится, бесконечно кружится, а в ушах звенит так сильно, что звуки доходят с трудом.
Стадион рукоплещет, овации и радостные крики перемешиваются в адскую какофонию. Энджи растерян и тупо пялится в высокое небо, первые несколько секунд не осознавая себя или происходящего.

А потом картинки и звуки наваливаются разом, кружат и давят его, так что изнутри поднимается тошнотворный кислый ком. Осознание проигрыша, к удивлению, не настолько разрушающе, как можно было бы предположить. Тодороки просто… удивлён. Удивлён настолько, что садится в траве и долгое время просто смотрит за тем, как вокруг победителя скачут все, кому не лень. Несмотря на оглушающую победу, Тошинори Яги выглядит застенчиво и скромно, и Энджи не может этого понять… Возможно, ему досталось сильнее, чем кажется?

Все остальное происходит в каком-то тумане. Его забирают со стадиона и отводят в медпункт, где физическую форму довольно быстро исправляют с помощью целебного квирка. В груди теперь почти не болит, разве что в ушах все ещё шумит, звенит от чужих радостных криков, восторженных хлопков, карусели смеха и улыбок.
Чему они так радовались тогда? Ведь он проиграл. Высвободил  в с ю  свою силу, но все равно не добился победы.
Кулаки сжимаются против воли. Его тошнит от одной только мысли, что всех его усилий оказалось недостаточно.
— ..стань сильнее, Тодороки Энджи, — назойливо повторяет чужим голосом через звон и шумы в ушах. — Если хочешь быть номером один — стань сильнее.
За окном уже давно стемнело, но он упрямо откидывает одеяло и спускает ноги с койки. На сегодня его оставили в школьном медицинском отсеке, чтобы наблюдать после полученных травм.., будто он слабак какой-то…, признаться честно, в груди все ещё неприятно ухает на каждое резкое движение, но Тодороки игнорирует это и упрямо движется обратно к стадиону.

В ровном свете фонарей все кажется совершенно иным. Здесь так тихо и пусто. Даже не верится, что днём здесь бесновалась толпа, радуясь чужим победам и проигрышам.
Кулаки сжимаются сильнее.
Вмятина в стене, куда припечатало Олмайта. Глубокая рытвина в земле, знаменующая его победу над слабым противником. И все вокруг сожжено неаккуратными полосами, будто тут билась огромная огненная змея… Энджи недовольно цыкает себе под нос. Если бы он лучше контролировал свой квирк в тот момент, а не поддался шальному ощущению вседозволенности, то наверняка бы выиграл.
Впрочем, махать кулаками после боя — глупая затея. Если бы да кабы!, он проиграл и это факт. Опускаясь на колени, Тодороки упирается ладонями в землю и замирает в болезненной планке, иногда заменяя ее отжиманиями, а после снова и снова замирая напряженной струной, покуда руки не задрожат и дыхание в повреждённой груди не собьётся.

[nick]Todoroki Enji[/nick][status]future flame Hero[/status][fandom]BNHA[/fandom][icon]https://a.radikal.ru/a25/2006/d6/056c83d90774.png[/icon][lz]Stand up and show them why you’re better[/lz]

Отредактировано Endeavor (2020-07-02 16:57:54)

+2

6

Тошинори не знал, почему с ним это происходит именно сейчас, но логично было бы предположить, что это мандраж перед будущими экзаменами. Все ведь из-за этого переживают, да? Только он-то учился отлично, всегда получал золото за все состязания, всегда выходил победителем. Казалось бы, с чего переживать отличнику с идеальной репутацией? Да и свое обучение он не закончит вот так сразу, для него академия – лишь очередная пройденная ступень. А впереди еще столько всего, чему он должен научиться у своего наставника! У него есть бесспорная сила, но он овладел ею не до конца и знал это наверняка, в отличии от всех, кто смотрел на него.

Наверное… именно это его и смущало. То, как на него смотрели окружающие. И после выпуска в глазах других он станет настоящим полноправным героем… хотя сам он себя таким не ощущал. Да, он сильный, умный, самоотверженный, идеальный стандартный набор качеств, а что-то неуловимое все равно ускальзывало сквозь сжатые в кулак пальцы.

Он должен стать лучше.

Потому что того, что есть сейчас – не достаточно. И он это понимает. Он хочет, чтобы за его улыбкой скрывалась настоящая, несокрушимая сила, но сейчас он ощущает в себе лишь часть её. Ему ещё так многого надо достичь! И это не завышенные цели и ожидания, не самокритичность: он просто это знает. Что когда он выйдет за стены ЮЭЙ, начнется его основной путь, к которому он стремился.

Так всегда было: когда он думал о будущем, его взгляд становился твёрже и уверенней. Будто он собственными глазами видел его, мог протянуть руку и ощутить всю полноту того, другого мира. И тогда все остальное становилось неважно: просто иди к этому и ни за что не сворачивай с пути. У него нет права оступиться. Если не он, то кто?

Уверенный взгляд снова исчезает, и Яги хватается рукой за голову, растрепывая еще больше непослушные волосы. Не смотря на всю его целеустремленность, у него никогда врожденного самодовольства, а потому он никак не мог выкинуть из головы прошедший финальный бой. Может, все же не стоило с такой силой обрушиваться на парня? Он же новичок! Ну, в конце-то концов, можно было бы хотя бы не так очевидно… растянуть их бой? Чуть сдержать силу? (ну, постараться… но у него с этим явно все еще есть проблемы).

Что ему стоило выскользнуть из окружения поздравлявших его друзей и приятелей и подойти к Тодороки, протянуть ему руку, помочь подняться или хотя бы просто спросить, как он, не сильно ли Яги его повредил? По-человечески поступить…
Но опять момент упущен… Тошинори может перемещаться супербыстро, но так же быстро принимать решения в бытовых ситуациях – для него огромная проблема! А ещё без пяти минут про-герой! Внутри мешаются мысли, и он вечно путает, когда поступать «как надо», а когда – «как хочется». Понятия правильности стираются, как только он отходит от такой простой формулы, как «герой – злодей». Герой должен остановить и победить злодея. Это просто. Это очевидно. Это то, что решили уже задолго до него.
А как поступать, когда поверженный тобой соперник – вовсе не злодей, даже если обладает не очень дружелюбным характером?

Тошинори задерживается, чтобы потренироваться – это помогает справиться с волнением и отвлечься от мыслей и необоснованного (или все же обоснованного??) чувства вины. В медотсек ему заглядывать нет причин: те повреждения, которые он получил, незначительны, поэтому даже если очень хочется, то объективных поводов просто нет. Когда он освобождается – становится уже поздно. И единственный, кого он внезапно замечает, помимо охраны и засидевшихся учителей – это… Тодороки. Его ведь отправляли в медотсек после боя. Так что то, что он уже передвигается – хороший знак. Юная целительница прекрасно делает свою работу, но Яги знал, что её способности помогают не всегда.

О своих действиях он не задумывается – просто следует незаметно за Энджи и подсматривает издалека, совершенно неуверенный в том, как он должен поступить. По логике вещей, он все сделал правильно: провел честный бой, проявил должное уважение к сопернику, не сдерживаясь, но… Всё еще было жирное «НО»! Он не хотел, чтобы всё так обернулось! А как ему теперь поступить? Извиниться? За то, что честно выиграл, а не притворился, что проигрывает? Извиниться за то, что сильнее его? Спросить «как дела»? Самый нелепый вариант. Очевидно же, что не очень хорошо! Яги еще минут десять мялся, скреб пальцем стенку, за которой прятался, а потом уперся в нее лбом, закрыл глаза и набрал в легкие воздуха.

- Тодороки! Такой час поздний, а ты все занимаешься! – Тошинори показался с неизменной лучезарной улыбкой. Он старался выглядеть максимально дружелюбно и мило. Просто делал всё, на что способен и как умел, - но тебе разве не надо отдыхать после… - Яги осекся… если он скажет, что-то вроде «отдыхать после таких тяжелых травм», то будет выглядеть так, будто он бахваляется опять своей силой, а выносливость новичка принижает… да? Или нет? – После рекомендаций исцеляющей девочки? Я когда уходил от неё – каждый раз еле ноги волочил…

Тошинори. Просто. Смени. Тему. Пожалуйста.

Яги отбрасывает свой рюкзак и усаживается рядом на поле.

- Слушай, ты классно дрался! Тебе бы технику поднатаскать, да наблюдательность, и будет вообще круто! Вот этот весь огонь – я прям впечатлился, выглядело обалденно! Думал, ты меня все-таки поджаришь в какой-то момент, - и вот это он уже говорил искренне, неловко улыбаясь, - Не видел, чтобы в академию поступал кто-то с такой силой. Вступительные вообще на ура пролетел! Да и на соревнованиях до тебя никто из первокурсников не проходил аж до финала. Ты так хочешь стать героем?

[icon]https://funkyimg.com/i/35inh.png[/icon]

Отредактировано Yagi Toshinori (Вчера 11:50:08)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Donquixote Rosinante | Iago | Famine | Khadgar

+2


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » And even though I tried, it all fell apart