no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Home, а place where I can go


Home, а place where I can go

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Donquixote Rosinante & Trafalgar D. Water Law
https://funkyimg.com/i/35bH7.png

Now tell me, how did all my dreams turn to nightmares?
How did I lose it when I was right there?
Now I'm so far that it feels like it's all gone to pieces
Tell me why the world never fights fair
I'm trying to find...
[indent]  [indent]  [indent]  [indent] H o m e

[indent]  [indent]  [indent]  [indent]  A place where I can go
[indent]  [indent]  [indent]   To take this off my shoulders
[indent]  [indent]  Someone take me home...

[icon]https://funkyimg.com/i/35bH8.png[/icon]

Отредактировано Donquixote Rosinante (2020-05-26 15:29:23)

Подпись автора

Portgas D. Ace | Yagi Toshinori | Iago | Famine | Khadgar

+1

2

I found no cure for the loneliness
I found no cure for the sickness
Nothing here feels like home

«Дофи плевать, а вот Роси – он ненавидит детей».

Я не испытывал жалости, когда выкидывал тебя в свалку мусора. Совесть меня тоже не мучила. Здесь – детям не место. Я вновь и вновь пытался бы вышвырнуть тебя отсюда, и не важно, как сильно калечил бы тебя, потому что хуже места даже не придумаешь. Я считал, что поступаю правильно. Все еще считаю…

Но, Ло, ты с самого начала был не обычным мальчиком. И ты видел места намного хуже этого. Мне понадобилось время, чтобы понять это. Тогда я смирился, думал, что тебя не спасти. Но мне всё ещё было не плевать. Почему-то, по какой-то непонятной причине я продолжал за тобой приглядывать.
Когда я узнал, то даже сам себя убедил, что дело именно в твоем тайном инициале в фамилии – «Ди». Тебе была предназначена иная судьба, куда более великая, чем та, которую ты собирался прожить. Рядом с Дофламинго нет ничего, кроме чистого безумия, насилия и смерти. Ты бы утонул в этом, исчез, это черное болото поглотило бы тебя без остатка. Кажется, об этом ты мечтал? Умереть, забрав с собой как можно больше людей.
Но знаешь, что я видел?

Что ты всё ещё был ребенком.

Потерянным, брошенным, растоптанным, но ребенком. Которому просто нужно немного любви и тепла.

Я убеждал себя, что ты должен исполнить свое предназначение и выступить против правительства. Против таких, как Дофламинго.

Но, кажется, я сам себе не признавался, что просто вижу в тебе – себя. Каким я был когда-то. И вижу в глазах брата, каким я мог бы стать.

Знаешь, Ло? Ни один ребенок не заслуживает остаться в этом мире в одиночестве. Как и не заслуживает смерти.

В какой момент я уже перестал размышлять о судьбе, знаках, инициалах? В какой момент мне стало важно просто спасти тебя? Вне зависимости от того, кем ты станешь и что тебя ждет впереди?


- О боже мой! Белая зараза! Быстрее, несите антисептики, здесь надо срочно все обработать! Охрана! Охрана! Поймайте мальчишку, он заразит весь город! Его нужно убить!
Росинант стиснул зубы с такой силой, что они скрежетнули. Чертовы ублюдки в халатах! Он думал, что доктора должны самоотверженно помогать любому и каждому! Неужели те тёмные времена, когда никто ничего не знал и не хотел знать, не прошли? А как же их злогребучая клятва кого-то там?
- Ублюдок, я тебе твои слова в #$%@ засуну, да так глубоко, что будешь отплевываться ими!
Уж не понятно, что насчет слов, но зубами «доктору» точно пришлось отплевываться. Потому что никто не смеет так отзываться от Ло! И никто не смеет заставлять его плакать! Чертовы бесполезные куски говна. Только и годятся на то, чтоб спустить пар, сломав им пару ребер.
Росинант без зазрения совести подрывает больницу. Ему плевать, они это заслужили. А когда находит зареванного Ло, берет подмышку и уверенно тащит с собой дальше.
Прости, Ло, потерпи еще немного.
Сложнее всего – оставаться спокойным. Вести себя уверенно, как неприступная скала. Снова и снова утешать мальчишку, уверяя, что в следующей больнице ему точно помогут.
Пожалуйста, Ло, не плачь так горько… я лишь хочу тебе помочь.
Росинанту самому хочется заорать, но нельзя. Поэтому он продолжает избивать докторов, взрывать больницы и сжигать всё, что попадалось на пути.

- Ло! смотри, что я раздобыл! – Росинант бежит счастливый и бережно держит в руках пакет. Он пол дня бегал по деревне и выяснял, где там раздобыть самые вкусные сладости. Оказалось, что в одной лавчонке пекут потрясающие пироженки с кремом. Роси даже специально наказал изготовить самую свежую порцию, так что они еще были горячие. – Ни за что не угадаешь, что я тебе при… - одна ошибка и Росинант ошибся. Гравитация – та еще сука, но он с ней честно и отчаянно боролся аж пол минуты, прежде чем окончательно поскользнуться и свалиться всей своей тушей прямо на пакет.
- Прости, - виновато вздыхает Роси, протягивая Ло сплющенный пакет и утирая скупую мужскую слезу, скатившуюся по щеке. Он надеется только на то, что пирожные будут вкусные даже в сплющенном виде… но Ло, конечно же, не впечатлен. Да и не этого он заслуживает после такой тяжелой и утомительной поездки. Но Росинант правда старается! В следующий раз обязательно сделает все, как надо, а пока…
- Выяснил, что здесь город чисто пекарей, и что лечить они способны только хлеб от пережарки, знал бы сразу, что здесь работают такие ничтожества – не пошел бы сюда. Ничего, в следующей больнице мы точно найдем нормального врача. Просто подожди еще немного, ладно?
Хоть кто-то из них должен в это верить. И если Ло давно смирился, то Коразон мириться с этим еще не собирается. Он должен помочь мальчишке, чего бы ему это ни стоило. Даже если придется быть с ним жестоким и вновь и вновь заставлять его вспоминать прошлое… Но если бы он мог этого избежать – он бы обязательно выбрал другой путь. Но все, что он может – продолжать искать. Вслепую, на ощупь, лишь надеясь, что за очередной дверью он найдет лекарство для Ло.
А пока Коразон будет следить за тем, чтобы он хотя бы хорошо ел и спал. И чтобы знал, что о нем есть кому позаботиться, он не один. И пусть каждая ночь для него будет тихой и спокойной, потому что завтра… завтра Росинант снова поведет его в очередную больницу.
Скорей бы это закончилось… – он выдыхает всю усталость в звездное небо вместе с дымом сигареты. Чертовски хочется просто напиться. Но у них завтра долгая дорога.

[icon]https://funkyimg.com/i/35bH8.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Yagi Toshinori | Iago | Famine | Khadgar

+2

3

[nick]Trafalgar Law[/nick][icon]https://funkyimg.com/i/35bH9.png[/icon][status]заберу тебя с собой.[/status][lz]в моём аду для тебя нет места, так почему ты пришёл?[/lz]
«Запомни, Ло, всегда есть надежда..»

Ло помнит эти слова отчётливо ярко; до сих пор слышит в них искреннюю веру. Вот только у него этой самой веры не осталось ни грамма; он свою надежду оставил среди груды мёртвых тел – рядом с семьёй и друзьями. На его глазах Белый город чужими руками окрасился в красный [весь, без остатка] и он остался в этом багровом безумии совершенно один. Ло всего десять и впереди у него не больше, чем три года два месяца, а у ублюдков с автоматами и деньгами – долгая, счастливая жизнь. Разве это честно? Есть ли в этом мире вообще справедливость? Ло ответы на эти вопросы не ищет – не нуждается в них; у него времени ждать помощи нет – он всё сделает сам. Возьмёт в свои руки самый острый меч и будет пронзать всех и каждого на своём пути [потому что они все виноваты]. Только бы успеть.

Железная балка рассекает лоб и Ло проглатывает болезненный всхлип, не самым удачным способом приземляясь в кучу бесполезного [совсем не мягкого] хлама. Тело ноет от ушибов и усталости – хочется просто остаться лежать, но он упрямо поднимается, поворачивает голову в сторону окна, из которого его в очередной раз вышвырнули, и смотрит пристально-пристально. Где-то там, в глубине комнаты, сидит чёртов Коразон, курит свои чёртовы сигареты и, наверняка, тешит своё поганое эго тем, что снова оказался сильнее. Трафальгар сжимает руки в кулаки, пока кровь медленно стекает по лицу, и мысленно клянётся себе – скоро [совсем скоро] он отомстит заносчивому засранцу, за то что тот ни во что его не ставит.

Когда лезвие вонзается в нежную плоть, Ло чувствует некое удовлетворение, понимая, что пусть немного, но приблизился к своей цели – собственноручно проводить на тот свет как можно больше никчемных людишек. Коразон был начальной ступенью на выбранном пути и выбор этот казался идеальным, вот только с местом удара мальчишка прогадал, а вопль мелкого сопляка, донёсшийся со спины, разрушил идиллию момента. Трафальгар раздраженно цокает языком, прекрасно осознавая, что пути назад больше нет. Первая кровь уже пролита и за это его [в лучшем случае] вышвырнут куда подальше, как вшивого дворового пса, в худшем – казнят в долгих муках; даже если удастся заткнуть рот тупому Баффало, чёртов Коразон молчать не станет. Ло долго смотрит, нахмурившись, на Росинанта, пока резко не срывается на бег, чтобы догнать непрошенного свидетеля. Если будет возможность продлить своё пребывание здесь хоть немного, он должен за неё ухватиться. Но Дофламинго зовёт его и, кажется, это действительно конец.

Семья Донкихот – не цель, а необходимое средство её достижения; в одиночку Трафальгар вряд ли сможет унести жизни хотя бы сотни человек, если только не обвешается гранатами снова. Но сотни – это мало; Мировая знать забрала жизни тысяч и Ло собирается отплатить сполна. А для этого ему нужно подспорье; не семья, не друзья – а сила. Ладони едва подрагивают от напряжения и взгляд бегает от Дофламинго до Росинанта, пока он ждёт свой приговор. Он был готов ко всему, но не к тому, что идиот Коразон его прикроет. Впервые за долгое время хмурый взгляд сменился искренним удивлением, смешанным с полным непониманием п о ч е м у. За два года в семье Трафальгар так и не нашёл ответ.

«Когда-нибудь кто-то обязательно протянет тебе руку помощи»

Время неумолимо летит вперед – это становится заметней, когда у тебя на часах обратный отсчёт. Ло смирился с неизбежной близостью собственной смерти, раз за разом считая белые пятна на своём теле. В его возрасте детям свойственно верить в чудеса, но только если ты прошёл ад на земле – уже ни во что не веришь. Поэтому когда Коразон говорит – Ло не верит, когда похищает с корабля и сообщает, что найдёт лекарство, – не верит. Коразон – ходячая катастрофа, что усиленно пытается прогнать его прочь; ход его мыслей для Ло остаётся лабиринтом без выхода – одни предположения и тупики. Просто не поддаётся пониманию, чего он хочет и чего добивается. Зачем пытается дать надежду?

Трафальгар упирается всеми силами, но Коразон непреклонен. Больничный стул и испуганный взгляд издалека – ничего не меняется. Никто не хотел помочь им тогда, когда еще была возможность предотвратить трагедию, никто не пытался разобраться в причинах и следствиях, просто закрывая глаза на плачевную ситуацию. Нет больных – нет проблем. Просто, не правда ли? Раньше дома Ло видел через родителей как ценна человеческая жизнь, но Мировая знать открыла ему глаза на то, что жизнь простых людей не стоит и белли, словно это и не люди вовсе, а так – декорация на фоне чужого величия. Ло смотрит на врача в углу и чувствует как горло сводит от горечи, не выдерживает и срывается и слезы – потому что все ещё больно_обидно_досадно, потому что

– .. я и не человек больше.

Надежды у Ло нет, она вся в чёртовом Коразоне. Так странно ощущается его упорство, отзывается теплыми волнами в душе. В голове всплывает фраза Сестры «кто-нибудь протянет руку» и Трафальгар устало вздыхает, когда видит очередное, совершенно не_эстетичное падение Росинанта. Коразон всё ещё странный до невозможности, но уже не бесит. Ло смотрит на него внимательно и когда тот протягивает ему руку [помощи], аккуратно хватает [её] пакет с пирожинами. Выглядит определенно не очень, Ло разглядывает пакет, пока старший пытается подняться на ноги и что-то бормочет про никчемных докторов, раскрывает его наконец и вдыхает манящий запах выпечки. Не всегда можно сразу разглядеть хорошее в неприглядном, но Ло пытается и на выдохе, едва слышно произносит:

– Спасибо, Кора-сан.

Не ясно за пирожные или старания – просто спасибо.

В погоне за несуществующим исцелением, Ло ненадолго забывает, что дни его догорают стремительно. И когда Кора-сан отчётливо произносит, что вот оно их спасение – нужно лишь сделать последний рывок, Трафальгар счастлив. Он уже смирился с близостью своего конца, но умирать страшно. Особенно, когда, наконец, чувствуешь, что не один. Трафальгар счастлив и в этот момент действительно верит радостной улыбке напротив. Вот только, кажется, они не успели.

Подпись автора

торжественно клянусь не брать новые эпизоды, пока не закончу хотя бы один с Эйсом.

fandom.
mercy mirror;

au.
Home. a place where I can go
friendly fire

+1

4

Коразону хочется возразить. Хочется хорошенько встряхнуть Ло за шкирку, чтобы из его головы выпали все дурные мысли, которые заставляют его смотреть на окружающий мир так, что сердце сжимается.
Потому что «ты больше, чем человек, Ло, ты – ребенок». И ты не должен смотреть на окружающих людей, как на своих заклятых врагов, которым так давно хочешь отомстить.

Только вот словами тут не поможешь. И Росинант это знал. Знал и когда вернулся к Дофламинго – тогда впервые горло сдавило настолько, что он не смог ничего сказать, а потом – не захотел. Но Ло… он все равно был для него маленьким лучиком, и неважно насколько разбитым он был. Росинанту было приятно с ним разговаривать. Даже не так – он хотел его забалтывать всякими глупыми мелочами, лишь бы тот не погружался обратно в свои мрачные мысли.

Ло, я знаю, что тебе было больно, но не весь мир такой.

И поэтому Росинант обязательно должен вылечить его. Ло должен жить.

Но со временем, даже он не выдерживает. Чертовски сложно продолжать улыбаться, когда изо дня в день повторяется одна и та же история: врачи убегают в панике, весь город становится на уши, а лекарства так и нет. Они путешествуют всего полгода, а Ло живет в этом уже несколько лет. И это разбивает сердце. По-настоящему разбивает. Росинант хочет спасти этого мальчишку, но пока всё, что делает – продлевает его агонию.
И абсолютно. Ничего. Не может. Сделать.
Он курит всё больше [и Ло всё чаще приходится его тушить], пока не находит утешения на дне бутылки. Такой трусливый и «взрослый» поступок. Его уверенность совсем немного, но дает трещину, пока мальчишка спит. И он боится, что не успеет… что не найдет лекарства.

Только вот…
Почти маниакальная приверженность цели оправдывается, когда Росинант слышит тихое «Кора-сан». Он искренне каменеет, выпучив глаза и раскрыв рот.
Он ведь не ослышался? Нет? ТОЧНО НЕТ?! Он не бредит? Ло действительно назвал его «Кора-сан»?!
Честное слово, у Коразона слезы на глаза навернулись.
- Ты… ты… ты назвал меня «Кора-сан»? Ло! – Росинант совсем не бесчувственный и не железобетонный, он сгребает мальчишку в свои объятья, не смотря на все его возражения, и счастливо, мужественно ревет в его шапку, краснея от счастья, потому что сердце заходится.
Потому что это всё точно было не зря.
Нет, он не ждал ничего такого. Не думал, что Ло когда-нибудь изменит к нему отношение, но когда это происходит, у Росинанта открывается второе дыхание. Теперь он точно уверен в том, что найдет способ вылечить Ло. Он весь мир перевернет ради этого мальчишки!

Но время против них. Ло слабеет на глазах. Только на этот раз Росинант не будет напиваться, ругать себя и жалеть. У него нет на это времени. Он просто хочет заставить Ло улыбаться. Правда, попытки рассмешить его оканчиваются, скорей, попранной самооценкой и уничижительными взглядами мальчишки. Мелкий негодник совсем не хотел помогать! Сидел надутый, как индюк, и только зенками своими хлопал.
Но Роси знал, что всё же… ему удалось до него достучаться. Это дорогого стоит.

- Знаешь, у тебя глаза изменились, - как-то замечает Роси, когда они останавливаются на отдых [а теперь он нужен всё чаще, потому что болезнь Ло становится хуже], - они будто бы стали красивей, - Роси наклоняется к нему, прищуривается и делает вид, что оценочно приглядывается. А потом просто тычет пальцем в щеку, - точно-точно, изменились! Тебе идет. А еще бы, уверен, тебе пошла бы улыбка, - Коразон хватает мальчишку за щеки и растягивает их в стороны. Выглядит жутко, особенно учитывая, как Ло с этого бесится. Роси смеется и убирает руки, сдаваясь.
- Извини, мне просто показалось, что щеки у тебя тоже изменились, хотел проверить. Кажется, надо для тебя еще пирожков и сладостей раздобыть, а то отощал, - Роси все шутит. Но на деле… даже не смотря на то, что болезнь брала своё, взгляд Ло действительно стал мягче. Коразон улыбается и убирает со лба мальчишки выбившуюся прядь коротких волос обратно под шапку. А ту, в свою очередь, натягивает ему плотнее на уши, потому что на улице заметно похолодало. Не хватало, чтобы тот вдобавок еще и простудился.

Не смотря на то, что ни один врач в мире так и не смог им помочь, удача все же была на их стороне. На связь неожиданно вышел Дофламинго, сообщив о важной сделке и найденном фрукте. Честно говоря, меньше всего Росинант верил, что помощь может прийти именно от его брата. Пускай он даже не подозревал об этом. И теперь… Теперь Коразон улыбался по-настоящему и искренне. Потому что…
- Ло! Ло, ты спасен! Мы сделали это! Мы спасли тебя!
У них не было ни фрукта, ни хоть какого-то плана еще, но Росинант знал – он раздобудет его для мальчишки. Он в этом не сомневался ни секунды. Потому что это то, что он должен сделать, и другого варианта просто нет. Да и времени у них нет думать о других вариантах, поэтому их поиски лекарства, наконец, окончены.
С плеч словно спадает груз всего мира – дышать становится легче. Теперь, когда Росинант знает, что он должен сделать, он делает это быстро, не тратя времени на лишние раздумья. Возможно… даже слишком быстро… позабыв про свою неуклюжесть. Но на это тоже плевать. Главное – он выкрал фрукт. И теперь нужно было только найти Ло. Нужно было добраться до него. Как можно быстрее. И Коразон продолжает идти, когда ноги неуклюже проваливаются в снеге, на который падают капли крови. Это всё уже не важно – важен лишь мальчишка.

- Ло! Прости, я задержался, но… смотри, что у меня есть! – Росинант улыбается своей самой широкой и жуткой лыбой. – Это тот самый фрукт! Теперь тебе ничего не страшно, Ло! Ешь! Что значит не готов? ЖРИ Я СКАЗАЛ, ЧЕРТОВ МАЛЬЧИШКА! – Коразон запихивает фрукт прям ему в рот, потому что нечего тут еще привиредничать! Время поджимает, а он тут отнекиваться да отпираться начал. Нет уж! Коразон лично убедится, что Ло съест этот чертов Опе-Опе, а потом уже можно будет и отдохнуть.

Отдохнуть… как же…

Нет, Росинант, ты еще не всё сделал.

Ты не сделал главного – не спас его от своего брата.

Коразон бережно и тихо поднимает побитого мальчишку со снега и уносит его прочь, пока тот, чье место он занял, его не видит.

Нет, Росинант, так просто ты не сможешь уйти. Одного фрукта не достаточно. Ты должен убедиться, что он наверняка. Обязательно спасется. И что Дофламинго не доберется до него. Поэтому, сейчас не время отдыхать.
Он прячет Ло в сундуке с сокровищами и с улыбкой думает, что главное сокровище тут – этот мальчишка, к которому Росинант так сильно прикипел. Ему жаль вот так прощаться, но «это ради тебя, Ло. Другого выхода просто нет».
- Со мной все будет хорошо, малыш. Люблю тебя! – Коразон закрывает мальчишку в сундуке и придавливает сверху вещами потяжелее. Потому что знает – тот наверняка не будет сидеть тихо. У него горящий взгляд и пламенное сердце, которые никогда не позволят ему поступиться принципами. И которые, возможно, будут часто втягивать его в неприятности. Жаль, что Росинант уже не увидит этого. Но это не важно.

- Воинский номер… 01746… коммодор морского дозора Росинант…

«Прости, что лгал тебе… я не хотел, чтобы ты меня ненавидел…»

Роси вообще не хотел, чтобы, глядя на него, Ло вспоминал хоть что-то неприятное, что было в его жизни. Ему хотелось быть именно тем хорошим, что в ней было. Чтобы Ло обязательно вспоминал его с теплыми чувствами и с улыбкой. И чтобы знал, что есть такой человек в этом мире, который хочет о нем заботиться и любить его.

[icon]https://funkyimg.com/i/35bH8.png[/icon]

Подпись автора

Portgas D. Ace | Yagi Toshinori | Iago | Famine | Khadgar

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Home, а place where I can go