Даби ⋯ Dabi

Boku no Hero Academia ⋯ Моя Геройская Академия 

ВОЗРАСТ:

~ 19 лет [ unk. ]

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ:

Злодей, командир Передового отряда Лиги Злодеев.

http://sh.uploads.ru/DYRBJ.jpg http://s5.uploads.ru/EeGRr.gif http://s5.uploads.ru/5bPnq.jpg

「 нечего принести, кроме тени, выжженной на стене,
кроме письма, пеплом свернувшегося в конверте.
так и ходишь во мгле по колено в смерти,
по щиколотку в войне. 」

Твоя история

Выжженным именем и сожжённым прошлым, чтобы не осталось ничего, чтобы начать с чистого листа, чтобы первый шаг с пепелища, по груде обломков и на костях прожитых дней. Оставить только одно, отражением сжатых до максимума эмоций, названием собственного квирка: «Даби». И то, пожалуй, самое важное, то по собственной коже ожогами огрубевшими, стянутыми скобами, не скрывая неприглядного, отвратительного даже, следами такой же кремации, но неудавшейся, но уроком нещадным, хорошо запомнившимся, тщательно усвоенным. Его сила — беспощадным зверем голодным, что, кажется, готов сожрать и того, в чьих руках поводья. Треском и жаром, смрадом сожжённой плоти, обугленными костями, всем, до чего только дотянется. Протяни руку и жадное пламя сорвётся в тоже мгновение, слижет с урчанием всю спесь, весь гонор, все желания, и обрушится на мир сама преисподняя, затрещат постройки, дымом горелого поднимется к небу, пеплом и прахом осыпается землю.

Он мог бы прославиться жестоким и хладнокровным злодеем, убийцей — очень быстро, очень просто, не прилагая к тому особых усилий. Он мог бы, но за славой никогда не гнался, но успех не в поспешности и  не в неконтролируемой агрессии. Его имя не было выписано в газетах, ни разу не было озвучено в новостных сводках, его, казалось, и самого — не было. Так же нет и не-справедливости в этом мире: за этим следят герои, профессионалы — они защитят город, помогут нуждающимся, искоренят зло на корню. Об этом говорят из экранов телевизоров с улыбкой и непреклонной уверенностью. Они патрулируют города, продумывают эффектные появления, чтобы запомниться, прославиться, сместить с рейтингов выше-стоящего и ослепнуть от прожекторов, махая фанатам приветливо. Они — воплощение лицемерия, эгоизма, тонут в собственной алчности, совершенно игнорируя главное: там, за рамками шоу, куда не смотрят камеры — темно, дышать нечем, стены перемазаны кровью, переламывают кости, отнимают жизни. Там беззаконье, что скрадывается неблагоприятными районами, что обходят стороной так называемые герои. И вот ведь потеха — вас так много, профи, но вспомнят о главном единицы: на пьедестал возносится собственное я, собственные желания — не чужие жизни.

В конечном итоге, истина всегда остаётся одной: «Слабые — пища для сильных.»
И нужно лишь показать, насколько слабо так называемое геройское сообщество, сорвать маски обнажая неприглядную правду: вы не способны защитить даже себя, вы не способны защитить ничего и никого, но вознесены на пьедестал, прославляемые и обожаемые. Но упускаете очевидное и простую истину: сомнения в людских сердцах, как лесной пожар — начни с малого и оно разрастётся, не остановишь, не потушишь и останутся лишь угли, и никакие громкие слова уже не помогут.

И нужно лишь разрушить устоявшийся фундамент, во имя светлого будущего:
Хладнокровием, выжженной усмешкой от уголков губ и пренебрежением.
Расчётливыми шагами неспешными и компромиссами. Даже если это означает объединиться с неуравновешенным подростком, психопаткой, людьми, далёкими от его собственной цели. Пока то помогает достичь желаемого, отзывается эхом убеждений Пятна — всё нормально. Цель оправдывает средства, мир, шаткий, трещит по швам, неумолимо меняется и уже никогда не будет прежним.


«Контроль»
[indent] Он есть у каждого. В той или иной степени.
[indent] [indent] Он — обязан быть у каждого.
[indent] Даже у того, кто противится ему, кто отрицает его и ратует за свободу.

Даже у Даби — он есть.
Без него он бы не выжил. Без него он бы — стал горстью пепла, костями, что осыпаются от одного лишь дуновения ветра. И в этом самая большая его ирония. Даби претит установленный порядок правил. Претит навязанные «лучшие условия» и мир, построенный на лжи, тщательно выстроенный медиа, жадными до власти, желающими контролировать всё, всех и каждого: силой, красивыми речами и обещаниями, славой и страхом. Под красивой обёрткой нет ничего — гниль, что тошнотворным оседает на языке и ядом проникает глубже, отравляя кровь и лёгкие.
Даби не терпит контроль. Он памятью сломанных костей, шрамами и обожжённой кожей. Он шёпотом жёстким, холодом и властью ввинчивается в виски, въедаясь колким и болезненным, вгоняющим в агонию, что не утихает даже через неделю, у которой не было ни единого шанса утихнуть.

Даби — его самое яркое олицетворение:
Без постоянного контроля — не было бы и его. Он колючей проволокой по рукам и глотке, пробивая кожу насквозь и стягивая прочно, не позволяя сделать лишнего, не позволяя ему большего. Его сила — жаром самой преисподней. Сметает голубым пламенем — обманчиво холодным, завораживающим — всё на своём пути, безжалостно обращает в прах любого. Его сила — всегда лишь на половину, даже меньше: одно неверное движение, одна лишь мысль, чтобы пойти дальше и уже сам он почувствует столь въевшийся в сознание запах палённой плоти, собственной кожи, что слезает под беспощадным натиском до костей. Даби усвоил этот урок слишком хорошо ещё в детстве, когда выблёвывал желчь вместе с кровью, чувствуя непрекращающийся жар разъедающий, сводящий с ума.

Контроль — обоюдоострый меч.
И Даби слишком много знает о нём, чтобы не понимать, как устоявшиеся правила и мнимое благополучие вывернуть наизнанку, обратить против тех, кто слепо считает, что всё в их власти, что не обернётся — против. И Даби —

Смотрит на мир снисходительно, неприкрытой иронией, обманчивой безалаберностью:
[indent] его будто бы и ничего не волнует, ему будто бы просто в один момент стало скучно, не имеющий цели и желаний
[indent] — он нашёл то, что разожгло пламя и в обугленной душе тоже. Он смотрит так же на него, мальчишку, давящегося собственной агрессией и ошибками, что капканом ломают кости, пробивая осознанием действительность — ничего не говорит. Лишь уголки губ приподнимает в улыбке почти ласковой, лишь взгляд столь же голубых, что и его пламя, глаз темнеет — он жадно считывает чужие эмоции, смотрит пытливо, желая проникнуть глубже, вывернуть наизнанку, обнажить самое неприглядное, самое откровенное, что тот так тщательно пытается отрицать, скрыть даже от самого себя. Даби убеждён: не на всякую колкость нужно отвечать тем же — это не даст ничего кроме бессмысленной перепалкой.
И он лишь насмешливой нежностью объясняет ему, словно нерадивому ребёнку, что заплутал и не видит выхода, гуляет в потёмках, сбивая ноги, упрямый, не желающий сворачивать с намеченного пути:

— Ты — не дал повода не сомневаться в твоих способностях, — пренебрежением вкрадчивым, мягкостью лживой. Чужие пальцы — отпечатывают невидимые шрамы на обожжённой коже, что давно должна бы потерять чувствительность, что именно поэтому — никогда не, слишком хорошо запомнившая, не позволяющая забыть. Даби наблюдает за ним с нескрываемым интересом, потому что да: такого щенка, да к себе тащить — едва ли не самое неразумное, что можно было сделать, но.

Даби всегда
[indent] слишком хорошо
  [indent] [indent] умел различать чужой потенциал.

И никогда не доверял слепо тому, что видел, в чём пытались убедить — во что даже хотелось верить.

Хочешь чего-то добиться — иди к этому планомерно. Не бойся замарать руки, наберись терпения. И проверь, чтобы убедить, не гнушаясь методами, не боясь оступиться: кто слеп и слаб — не нужен, расходный материал, не более.

Даби, признаться честно, заскучал. А кто не рискует, тот не пьёт, так ведь? И он — решает рискнуть. Почему нет? У Шигараки тоже есть потенциал, но он скрыт за собственными подростковыми амбициями: тонет, захлёбываясь в бесконтрольных эмоциях и вздорном характере. Шигараки не думает — действует. И его методы порой слишком радикальны, слишком слепы и недальновидны. Почему бы не дать ему — им — ещё один шанс, раз заняться всё равно больше нечем и остальные кандидаты оказались откровенно слишком ни на что не годными?

— Тебя не должно волновать, как я отбираю «рекрутов», — усмехается, убирая руки в карманы штанов, — в конце концов: ты сам бездомной псиной сейчас шляешься по этим же подворотням, — жёсткой ухмылкой, обжигая холодом во взгляде, пронизывающим насквозь, что, впрочем, очень скоро вновь становится будто бы скучающим.

— Скажи мне вот что, герой, — ядом на последнем слово выплёвывая, приподнимая левый уголок губ в ухмылке, — ты правда веришь, что ваше славное сообщество — спасает? Как много ты видел за стенами своей убогой Академии? Задержись немного здесь и не спеши, поджав хвост, возвращаться к своим товарищам, друзьям, — коротким смехом: те, наверняка, вскоре и сами сбегутся, пытаясь найти своего сокурсника — а то вдруг, не дай боже, что случится с ним, несчастным — снова, — уверяю — ты узнаешь много нового. И, если и правда не так глуп — изменишь своё мнение.

СВЯЗЬ:

Лотару.

ЧТО СЫГРАЛ БЫ?

BNHA.

Подпись автора

AU:
'till everything burns [BNHA]
You know my name. [BNHA]
Inside the Fire [BNHA]


BREAKING THE SILENCE [BNHA]
sorry not [BNHA]

Сюжет:
I remember your name
— darkside;