no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » We are one [Lion King 2]


We are one [Lion King 2]

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Kiara & Kovu

https://funkyimg.com/i/351iU.gif https://funkyimg.com/i/351iV.gif
https://funkyimg.com/i/351jc.gif https://funkyimg.com/i/351ji.gif


All my patience has long since been drowned
My world has been turned upside down
All that I knew
All we know now
Nothing but grains in the sand
Hope fell apart
And all I could feel was my
Faint broken heart
So what’s left to lose but my mind

xD

[nick]Kiara[/nick][status]just a part of me[/status][icon]https://funkyimg.com/i/351jK.gif[/icon][sign]-[/sign][fandom]Lion King 2[/fandom][lz]Can I trust in my own heart[/lz]

Отредактировано Iago (2020-05-19 01:52:43)

Подпись автора

Miroir
Dis moi qui est le plus beau
Quitte а devenir mйgalo
Viens donc chatouiller mon ego
Allez allez allez

https://funkyimg.com/i/34XnD.gif

+2

2

[fandom]LION KING 2[/fandom][nick]Kovu[/nick][status]Блудный сын[/status][icon]https://funkyimg.com/i/351km.gif[/icon][lz]Сын мафиозного босса в попытках начать новую жизнь.[/lz]Промозглый серый день. Еще утром был ливень. Сейчас от него осталась только противная морось. Парень нахмурился, прикуривая, сильнее втягивая голову в плечи и поднимая воротник куртки ещё выше. Если это возможно. Вообще такая погода ему только на руку: его поведение не будет казаться таким странным, всем хочется спрятаться от непогоды. Человеку в принципе не свойственно обращать внимание на людей вокруг. При условии, если они не выглядят подозрительно. Не прячут лицо, например, при этом имея заметный шрам на щеке. Кову, к собственной досаде, был именно таким "подозрительным субъектом". И он действительно хотел скрыться.
   Только не от полиции. Хотя парень был почти уверен, что в местном отделении есть материалы и на него. Вместе со всей семьей. От нее Кову и скрывался. Хотел бы он, чтобы это было преувеличение. Но парень именно скрывался. Не иначе. Можно сказать, причина банальна до зубного скрежета: ему осточертел собственный образ жизни. Или, точнее, образ жизни его семьи. Кову нервно стряхнул пепел с сигареты и криво усмехнулся. Всё всегда упирается в семью. Как же иначе? Ведь семья превыше всего. «Девиз прям, как из какой-нибудь мыльной оперы про мафию». Можно было бы посмеяться, если бы действительно было "как". Мафиозная семья… Жаль, что это… явление не стало архаизмом, или хотя бы не сузило свое место обитание до Сицилии, например. Но нет. Они везде, в каждой точке мира. Тенью контролируют… буквально всё. «Что говорить о детях». Кову резко выдохнул сигаретный дым, наблюдая, как тот растворяется в воздухе.
   Детях, которым не повезло родиться в мафиозных семьях. Парень криво усмехнулся, оскалился, в глазах застыл почти звериный блеск. Ну, не всем. Его старший брат, Нука, чуть от радости не подпрыгивал, получая от матери очередное задание. Брюнет поморщился, стоило лицу Зиры мелькнуть в голове. Отчасти Кову было даже жаль их обоих. Одна "поставила" не на того сына, желая вырастить из младшего достойного приемника их, уже давно почившего, главу клана, Скара, которого считала идеалом. Другой так хотел одобрения матери… Но никак не мог его получить, просто потому что был не похож на того, неизвестного им человека. Кову же не нужно было ничего из этого. Он никогда не хотел быть, как Скар, копией которого, по рассказам Зиры, был. Что только всё усложняло. Никогда не хотел заниматься "семейным делом", даже когда был ребенком и не совсем понимал, чем именно промышляет его семейство. Конечно, ведь "наследного принца", — так издевательски называл его Нука. А Кову не видел смысла спросить. «Так и есть», — нужно было ограждать от дел, пока не придет время готовить его к принятию присловутого "наследия". Парню хотелось банального: свободы. Самому решать, кем быть и что делать. Ни от кого не зависеть и не быть чьей-то заменой.
   И в какой-то момент терпение лопнуло. Очередная ссора с Зирой. Кову уже не помнил причину, да и нет смысла ее вспоминать. Скорее всего, та была обычной для них, банальной. Он не хотел делать то, что требовала мать. В порыве злости он кинул что-то, вроде: "Я сбегу, и твоя империя рухнет!" Глупо и по-детски. Больше похоже на подростковый бунт, чем на решение взрослого человека, но у Кову сдали нервы. Он больше не собирался вариться в этом котле, не собирался осуществлять планы Зиры. Выходя из дома в последний раз неделю назад, он поклялся самому себе, что больше не возьмет в руки пистолет, из которого его учили стрелять с двенадцати лет.
   Кову хотелось бы сказать, что с прежней жизнью покончено. Только он достаточно хорошо изучил свою мать и знал: чтобы действительно освободиться, ему нужно быть как можно дальше от семьи. В идеале парню нужно было сесть на самолет и рвануть куда-нибудь в Мексику, но он был практически уверен в том, что люди матери отслеживают все аэропорты и вокзалы, а значит — далеко вырваться не получится, по крайней мере, точно не в другую страну. Кову бросил окурок на асфальт и придавил его ботинком. От злости получилось через чур сильно. Парень злился сейчас в большей степени на себя. Из-за своей импульсивности он не смог как следует всё продумать! А ведь размышлял об уходе из семьи уже достаточно долго, пожалуй, даже слишком долго. «И что из этого вышло…» Теперь ему приходится расхлебывать последствия собственной глупости. Решать, что делать дальше. И чем быстрее — тем лучше. «Скоро могут объявиться ищейки матери».
   Кову поднял воротник куртки еще выше, благо, морось еще не кончилась, и перешел через дорогу к ближайшему круглосуточному магазину. Неплохо было бы что-нибудь поесть.

Отредактировано Matt Murdock (2020-07-25 10:37:05)

+1

3

Насколько тяжело может житься единственной дочери начальника полиции, который в молодом возрасте потерял отца и теперь проецировал на неё всю свою гипертрофированную опеку и заботу? Очень. Очень тяжело. Не поймите неправильно, Киара любила своего отца. Но это не нормально, когда у тебя есть «комендантский час». То есть, нормально, лет эдак до десяти-одиннадцати. Но не до шестнадцати же лет! Киаре запрещалось посещать сомнительные места. Запрещалось водиться с подозрительными людьми. Если она уходила на дискотеку или вечеринку, отец сам забирал её на машине. Самое стыдное – когда на полицейской.
Она помнит этот ужасно постыдный день, когда все развлекались, отмечали день рождения знакомого, но… за ней в два часа ночи, как по будильнику, приезжает полицейский на машине. А когда она его игнорирует – включает мигалки и в громкоговоритель выдает что-то вроде: «Киара, уже два часа, тебе пора домой. Забирайся в машину.»
Вы хоть представляете, насколько это стыдно?
Честно, отца можно любить бесконечно. И так же бесконечно ненавидеть просто за то, что он не дает ей быть собой. За то, что не доверяет. Что не верит в неё. За то, что когда она идет с новым знакомым на свидание, он пробивает о нём всю поднаготную, которую только может найти, пользуясь своей властью, и приставляет к тебе горе-следопытов, которые присматривают за тобой.
Он называет это, конечно же, проявлением отеческой любви и заботы. И клянется, что делает так только когда они разбирают опасные задания, и его семье кто-то угрожает. Но Киара готова поклясться, что чаще всего для этого нет никаких причин.
Кажется, единственный шанс избавиться от этого болезненного присмотра, переходящего все разумные границы – это доказать, что ты можешь позаботиться о себе сама. Поэтому, даже не смотря на возражения отца, она поступает в полицейскую академию. Заканчивает с отличием. Лучшая ученица, многообещающая, с большим будущим. И это почти без скидки на то, кто её отец. Нормативы сданы по максимуму, она правда способная! И ей кажется, что вот теперь-то всё изменится, но…

- Киара, я договорился, тебя примут в наш участок.
- Что?! Но я собиралась идти в Бруклинский!
- Зачем? До этого ближе, туда ехать два часа по пробкам.
- Я бы сняла квартиру!
- Глупости, зарплата стажеров не такая уж большая, чтобы тратиться на аренду. Будешь жить здесь.

Это был не вопрос. Даже не диалог. Он просто ставит её перед фактом.
- Он просто заботится о тебе, - лишний раз спокойно напоминает мать.
- Я знаааааю, - обреченно вздыхает Киара, - всю жизнь заботится! Но мне уже не пять лет. Я могу попасть человеку в глаз из пистолета с расстояния в двадцать метров, знаю десять приемов удушения и…
- Киара…
- Я просто хочу сказать, что меня не надо так опекать!
- И все-таки, у твоего отца один из лучших участков в городе. Да и у него есть чему поучиться, используй это как шанс.
- Все будут говорить, что я просто пользуюсь званием своего отца, - она ворчит и обиженно скрещивает руки на груди. Но мать это будто нарочно реагирует и лишь смеется: «у тебя всё получится!».

Она знает, что спорить с отцом бесполезно. И понимает, что он правда – лучший. В его участке многие хотели бы работать. Там лучшие ребята, которых она знает еще с пеленок. И почти все из них до сих пор живы. Смертность среди полицейских тут минимальная из-за того, как отец ведёт здесь свои дела – он строг ко всем одинаково, но так же одинаково готов защищать каждого, словно он – часть его большой семьи. Он справедливый человек.

Киара надевает свое самое беспристрастное лицо в первый день и приходит в участок. Она не собирается подавать виду, что Симба – её отец. Но при первой же возможности, вместо «привет», приставленный к ней полицейский говорит «Эй, ты ж дочка Симбы, да? Свезло же мне…»
Инкогнито работать точно не получится…
- В смысле «свезло», - хмурится Киара.
- В том, что если ты налажаешь, на меня шишки будут сыпаться вдвойне. Но проблема в том, что поблажек я делать не собираюсь, а значит, моя карьера здесь точно под вопросом. Так что, чтобы ты знала, эти полгода тебе покажутся адом…
- Как будто мне нужны поблаж…
- Да шучу я, - наставник смеется, - расслабься, здесь Симбу уважают, а не боятся. Я рад, что нас поставили вместе.
- Хорошо… ладно! – Запал и гневную речь, которую девчонка подготовила, вдруг ушел в холостую. Такой реакции она точно не ожидала.
Зато ожидаемо было, что из всех проблем самой главной все еще будет оставаться отец. После окончания стажерских, когда она уже практически работала на правах полноценного копа, началась та самая подстава – при каждом срочном вызове, отец находил для нее занятие. Нудное. Безнадежное. Занятие.
- Киара, в твоих отчетах ошибка, исправь, иначе дело в суде не пройдет. А этим делом займутся Тимон и Пумба.
- Да ладно тебе, они же бездарности! Я лучше справлюсь!
- Киара, нельзя так отзываться о своих коллегах.
- Они хорошие люди. Но прямо сейчас Тимон ел чизбургер, закапал соусом клавиатуру, а потом час не мог выяснить, почему из всех букв у него работают только пять, а остальные залипли. Не удивлюсь, если у него в ящиках уже давно червяки и жуки завелись от такого «внимательного» отношения к рабочему месту.
- Исправь ошибки, - все с той же мерзкой и самодовольной улыбкой повторяет Симба, подвигая к ней папку, - ты же не ослушаешься приказа своего начальника?
Приходится стиснуть зубы. И слушаться.

Впервые, когда отец не успевает среагировать, занятый делами, Киара убегает из-под его вечной опеки. Вызов на девятой улице из магазина: вооруженное ограбление. Патрулям прибыть на место.
Киара сбегает пулей, смахивая все отчеты махом в ящик. Приезжает с напарником на место одной из первых и чувствует себя… взволнованной. Она и раньше участвовала в операциях, но то были стажерские, где её всегда прикрывал наставник. Сейчас всё ощущалось совершенно иначе. Облажаться не хотелось. Да и нельзя было – иначе отец лишь больше уверится в том, что ей ничего нельзя поручать.
Припарковавшись поодаль, они тихо выходят из машины и осматриваются. Выстрелов и звуков драки снаружи слышно не было, поэтому можно было предположить, что грабитель все еще внутри. Напарника она оставляет у главного входа, через который им лучше не входить – зазвенит колокольчик, привлекая внимание, а если грабитель ломанется, то сюда же. Сама нашла служебный вход и зашла через него. Старалась как можно осторожней, но в темноте подсобных помещений все же наткнулась на пару коробок и чертыхнулась. Когда вышла в главный зал, то осторожно огляделась, высунувшись из-за одного из стеллажей. Увидела нескольких: один пожилой старик, копошащийся возле хлеба, одна женщина и еще один подозрительны тип с темной копной волос… не важно, что он будто никуда не торопился. Она автоматически занесла его в категорию преступников, просто потому что других вариантов не нашла. Поэтому, подкравшись сзади и… ладно, снова свалив случайно с полки моющее средство, она вынырнула из-за стеллажа и наставила на него оружие.
- Не с места! Медленно подними руки вверх, - тихо выдохнув, она нахмурилась чуть больше – что-то она слишком разволновалась. Нужно быть собранней и уверенней. Она всё делает правильно, как по учебникам!
Пожалуй, больше всего настораживало спокойствие парня. Будто для него это привычное дело. И она нутром чует, что это не с проста. А чутьё её редко подводило…
[nick]Kiara[/nick][status]just a part of me[/status][icon]https://funkyimg.com/i/351jK.gif[/icon][sign]-[/sign][fandom]Lion King 2[/fandom][lz]Can I trust in my own heart[/lz]

Подпись автора

Miroir
Dis moi qui est le plus beau
Quitte а devenir mйgalo
Viens donc chatouiller mon ego
Allez allez allez

https://funkyimg.com/i/34XnD.gif

+1

4

[nick]Kovu[/nick][status]Блудный сын[/status][icon]https://funkyimg.com/i/351km.gif[/icon][fandom]LION KING 2[/fandom][lz]Сын мафиозного босса в попытках начать новую жизнь.[/lz]Твою ж мать. Он хотел просто. Сходить. В. Магазин. За. Продуктами. Всего лишь. Неужели ему даже этого не дано сделать спокойно?! Без нежданных "сюрпризов" в виде грабителей-идиотов. Кову даже почти усмехнулся нелепости ситуации, услышав через пять минут как зашел: «Всем лежать! Это ограбление!» Как в чертовом фильме. Хотя… Да, его жизнь действительно была похожа на фильм. Плохо написанную, срежиссированную второсортную комедию с уклоном в детектив. С закадровым смехом. Потому что… «Ну что за долбанная ирония?» Если бы Кову был фаталистом, он бы, наверное, решил, что судьба-злодейка хочет вернуть его в семью, показать, где его место. Или наоборот, чтобы парень увидел, что будет, если стать "обычным человеком". Брюнет только мысленно, чтобы не привлекать к себе внимание грабителя, закатил глаза. Он никогда не был фаталистом, и не собирался придавать этому недоразумению значения. «Лишь бы этот идиот побыстрее свалил. Интересно, продавец уже вызвал полицию?» Кову не хотелось светиться, а прибытие копов означало гору бумажек: протоколы, показания… Он, конечно, мог бы назвать фальшивое имя, к тому же, на руках была пара левых удостоверений. Только сомневался, что сработает. Хотя Кову не светился в "семейных делах", это, увы, не меняло того, что каждый полицейский Нью-Йорка знал, чьим сыном он является… И парень был практически уверен, что каждый из них хотел бы арестовать его… хотя бы за что-то. Лишь бы нашелся повод. «Тогда я окажусь на крючке и у полиции…» И вот здесь Кову действительно повезло: им было не за что зацепиться. Вообще. Парень был чист, как говорится, кристально. И планировал таковым оставаться. А эта история, если копы все-таки явятся, грозила, как минимум, тем, что даст им повод… Потому что никто не поверит, что Кову оказался здесь совершенно случайно. «Я же не могу просто так зайти в магазин за продуктами». Но самым худшим исходом будет, если из-за этого "происшествия" Зира узнает, где он. И тогда всё. У Кову больше не будет возможности снова сбежать, потому что мать посадит его на "цепь": будет следить за каждым шагом. И уж точно не позволит выходить из дома без охраны. «Если вообще позволит».
   В первые несколько секунд в голове промелькнула мысль сбежать. Всё равно этого идиота не волновало ничего, кроме наличности в кассе, и он явно нервничал, а «значит пошел на это либо от отчаяния, либо по глупости. Что в данном случае одно и то же». Только… Кову бросил взгляд на потолок, где, предположительно, должна быть камера. И она, к сожалению, там была. Парень поморщился. Индикатор мигал, значит — запись идет. Возможно, это всего лишь обман, чтобы избежать мелких краж, но рисковать не хотелось. Если камера на самом деле не работает, у Кову, конечно, есть приличный шанс избежать и проволочек с полицией, да и не слышать лепетание этого горе-грабителя, но вот если она все-таки работает — его найдут так или иначе. А в том, что начнут искать, Кову был почти уверен: у него слишком приметная внешность. Парень мысленно поморщился. А из покупателей здесь, кроме него, было еще пару человек, которые, кстати, как ни странно, вели себя совершенно спокойно, будто им не угрожают пистолетом прямо сейчас. И если в случае с Кову подобная реакция была понятной хотя бы для него самого: парня с самого детства учили, как вести себя в подобных ситуациях, то в случае женщины и пожилого мужчины — нет. «У них что, отсутствует инстинкт самосохранения?» Но, в любом случае, они станут свидетелями, которые смогут его описать. «Смешно». Из размышлений Кову можно было бы предположить, что он сам — грабитель, который пытается скрыться от правосудия. Наверное, лучше бы так и было: брюнет бы точно не попался. А сейчас ему нужно разыгрывать из себя обычного робеющего паренька, которому угрожают пистолетом…
   …сразу двое. Кову глубоко вздохнул, на секунду прикрыв глаза. Он сегодня уже вспоминал о человеческих стереотипах, или еще нет?.. Видимо, продавец все-таки нажал на кнопку тревоги: девчонка явно была копом. Только еще «зеленым». Кову слышал упавший предмет за несколько секунд до ее "эффектного появления", но подумал, что это был еще один покупатель, которого он не заметил. И, конечно же, взяла на прицел того, кто показался наиболее подозрительным. «Предсказуемо». На этот раз Кову позволил себе усмехнуться: не привлекать внимания уже не имело смысла, девчонка итак хорошо постаралась, чтобы выдать саму себя. И все-таки поднял руки. «Нужно же быть порядочным гражданином».
— Видите, мисс, при мне нет оружия, — на этот раз, впервые за много лет, эти слова были правдой. Парень старался говорить тихо, но это не сильно спасало ситуацию: грабитель наконец понял, что происходит, или просто услышал приказной тон девчонки. В общем, он уже явно собирался сваливать. — Только, думаю, вам все-таки стоило бы направить ваш табельный пистолет на вон того мужчину, — брюнет кивнул в сторону преступника, который, кажется, стал дергаться еще сильней. И вероятность того, что он все-таки выстрелит, повышалась, — иначе он сбежит, или, что хуже, кто-нибудь пострадает, — окончание фразы Кову произнес без издевки, которая сквозила в словах до этого, и немного повернул голову вбок, чтобы видеть ту, с кем разговаривает. И почему-то девушка показалась ему… если не знакомой, то похожей на кого-то знакомого. «Вспомнить бы еще на кого…»

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » We are one [Lion King 2]