no
up
down
no

[ ... ]

Как заскрипят они, кривой его фундамент
Разрушится однажды с быстрым треском.
Вот тогда глазами своими ты узришь те тусклые фигуры.
Вот тогда ты сложишь конечности того, кого ты любишь.
Вот тогда ты устанешь и погрузишься в сон.

Приходи на Нигде. Пиши в никуда. Получай — [ баны ] ничего.

Nowhere[cross]

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Враг или друг? [Star Trek]


Враг или друг? [Star Trek]

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

[nick]Spock[/nick][icon]https://i.pinimg.com/originals/b5/27/80/b5278049aaf2981a5a8f3daec1d11465.gif[/icon][fandom]Star Trek[/fandom][lz]Коммандер на звездолете "Энтерпрайз"[/lz]Дмитрий Хэвлок х Спок
https://i.gifer.com/4owJ.gifhttps://thumbs.gfycat.com/ZestyPowerlessAfricanjacana-size_restricted.gif

Им обоим давно стоило понять: неизвестно что, а главное - кого, можно встретить в космосе.

Отредактировано Matt Murdock (2020-05-14 14:07:33)

+2

2

- Ты серьезно улетаешь?
- Да.
- Ты с ума сошел? Это же огромный комок грязи и пыли, что ты там будешь делать?
- Для кого-то этот «комок грязи и пыли» стал домом, давай без вот этого вот…
- Да-да, и в песках Сахары кто-то живет, - приятель лениво поднял руки, якобы сдаваясь, и закатил глаза, - нет, ты пойми. Если за это круто платит – я хоть на Пояс подорвусь работать, только вот тебе там столько платить не будут, сколько через год работы здесь, поверь. Там ты и десять лет пахать можешь, никакой разницы. Всё, что есть в этом пространстве – принадлежит Земле.
- Фактически, это Объединенные Нации, - надулся Хэвлок, упорно поправляя своего товарища и явно его раздражая этим, - А «ОН» - это все люди, вне зависимости от того, где они живут.

Вот поэтому Хэвлок и улетел с Земли пару лет назад, хотя все пальцем у виска крутили, не понимая, как можно променять службу там на службу на пыльном Марсе, чей проект по озеленению растянулся на многие десятилетия, и конца и края этому не видать. Кажется, многие стали понимать, что второй Земли из него уже не получится – слишком много ресурсов надо в это вложить. Но Марс предпочитал, в первую очередь, вкладывать все ресурсы в корабли и оснащение армии. Земляне видели это и, вестимо, скалили клыки в ответ, да еще и с открытым посылом «смотрите, кто зарвался». Фактически ведь Марс и был производной от Земли, и должен был служить ей во благо, но внезапно у него появилось свое начальство, свои амбиции и, что хуже всего, своё мнение, которое особенно явно начало выражать молодое поколение.
Только вот Дмитрий родился чертовски упертым а еще упрямым, чтобы вестись на такие уговоры. Почему-то когда все были против него, он упорно не желал менять свою позицию, даже если из-за этого назревал конфликт. Словно находил в себе какие-то точки опоры, от которых отталкивался и которые не хотел в себе менять. Словно вот эти принципы и составляли его, Дмитрия Хэвлока.

Он всегда старался не зависеть от чужого мнения, и хотя бы это давалось ему без особых усилий. Куда большей проблемой было зависеть от кого-то эмоционально. Это не просто мешало жить зачастую, но даже работать. Дима очень хорошо ощущал настроение, царившее вокруг, поэтому ему достаточно было три месяца проработать на Марсе, чтобы понять, что к землянам там относятся с немалой долей презрения.

Конфликт между Марсом и Землей был не просто фантазией, нагнетенной желтой прессой и кучкой недовольных людей, он действительно был масштабным и повсеместным, что Дмитрий увидел своими глазами и ощутил на собственной шкуре. Не важно, что он проработал уже два года. Ему мало кто доверял из марсиан, с ним неохотно шли на контакт, а уж о том, чтобы дружить с кем-то вроде него и речи быть не могло. Благо хоть субординация соблюдалась, и на том спасибо. Однако, без единой родной души Марс казался действительно пустынным местом, «комком грязи и пыли». Впрочем, Хэвлок не обижался. Он видел, из чего растет это презрение к Земле и понимал, что дело не в нём. Дело в самом мире, который создало человечество. Каждый день на Марсе появлялись истории и листовки о том, каким он однажды будет зеленым оазисом. И каждый день на Землю из космоса доставляли драгоценную воду в обход Пояса, в обход все того же Марса.

Львиная доля ресурсов доставалась именно Земле. И, познакомившись с теми, кто родился и рос на Марсе, Хэвлоку не составило труда понять, что этих людей… марсиан… попросту загнали в эту ловушку, где их планета постоянно в чем-то нуждалась и, в первую очередь, в лучшем вооружении.

Надо признать, своих успехов они добились. Корабли марсиан были намного современней, лучше и эффективней. Их системы ушли вперед и опережали те, что были установлены на кораблях Земли: брали качеством, а не количеством. Это была местная гордость. Служить в рядах армии Марса хотел чуть ли не каждый второй, хотя не так уж много вариантов было там, куда пойти работать.

И все же, энтузиазма Хэвлока хватило аж на два года. Море новых впечатлений и нового опыта не позволяли унывать или отвлекаться на самокопания. Он до сих пор помнит свой первый полет на Марс. Помнит, к с заданием летели с Марса до дальних планет, и как впервые испытал на себе нагрузку в 3g. Хотя, вообще-то, о последнем предпочел бы забыть, потому что его после этого банально вывернуло. И благо, что обед пропустил, но смешки коллег и шуточки продолжались еще пару месяцев с этим едким «землянин, что с него взять». А что Дима? Дима вроде как улыбался в ответ. Стыдно, конечно, но а что он сделает, если не привык?

Тем более, что сам он любил вспоминать о куда более приятных вещах. Например, о том, как впервые увидел бурю на Марсе. Это, честно говоря, было впечатляюще. Нет, он не псих, чтобы выходить наружу прям, но из укреплений все было видно просто прекрасно. А в какой-то момент не было видно вообще ничего. И такие бури могли длиться довольно долго. Еще он помнит, как пролетали совсем близко к Сатурну в момент, когда с обоих полюсов на нем были «короны» из северного сияния, а под ними бушевали бури мощней марсианских раз в сто.

Кажется, в тот момент его настолько захватил восторг от увиденного, что чуть не расплакался. И нет, вовсе не от досады. Просто так красиво было и спокойно здесь, вдали от всего, что аж глаза на мокром месте были. И это ему тоже потом припоминали.

В целом, Хэвлоку все равно нравилось работать. Пока ещё. Хотя очередное задание было ни о чем – долететь из пункта А в пункт Б и доставить какой-то груз, проследив за его сохранностью. На него было отправлено всего десять человек, что говорило о его не очень-то особой важности. Поездка должна была занять от силы месяц, а то и меньше. Но всё лучше, чем сидеть без дела – в работу погружаться Дима очень любил и делал это с большим энтузиазмом.

Только в этот раз обычное задание пошло не совсем по плану. В какой-то момент окна корабля начали облеплять какие-то светящиеся частицы, хотя по прогнозам никаких солнечных вспышек и других явлений не ожидалось. Система искуственной гравитации отключилась, а навигатор вовсе сошел с ума. Все признаки того, что они попали в выброс космической энергии, которая и ход корабля замедлила. Впрочем, об этом можно было сказать лишь по личным ощущениям.
Был бы это не марсианский корабль, а обычная машина с Земли, Хэвлок бы попросил включить дворники, потому что из-за частиц уже было не разглядеть, что находится вокруг. Система анализа данных выдавала несусветную чушь, в которой не сходились ни одни параметры.
- Что за черт? – среди всей команды ощущалось недоумение и раздражение. Никому не хотелось ломаться на корабле в открытом космосе и ждать тягача или помощи в починке – столько времени потратится в пустую, что и представлять не хочется. К тому же, они не настолько дружны были, чтобы хотеть провести вместе лишние пару недель, месяц а то и больше. Кто знает – сможет ли их корабль выдать верные координаты вместе с сигналом о помощи.
Но прежде чем возмущение переросло в открытые сердечные ругательства, свечение начало исчезать, а на смену ему в лобовое стекло прилетел астероид, да с такой силой, что корабль тряхнуло.
По всей обшивке слышались удары мелкого космического мусора как град в ненастный день.
- Что с системами? Нужен анализ хотя бы в ближайшем радиусе от корабля, чтобы понимать, во что мы влетели и сможем ли избежать более серьезных повреждений.
- Системы перезагружаются. Активация резервной копии, анализ… - пилот запнулся, когда корабль снова сильно тряхнуло от удара, а после уже его голос перестал отдавать спокойной сталью, - впереди скопление астероидов. Расчет траектории ухода. Меняем курс.
Трясло так, будто они сажали корабль в бурю, а то и хуже. То и дело системы выводили предупреждения, переключаясь на резервные дубликаты. Корабль заметно сбросил скорость и потерял свою былую маневренность.
- Как мы могли не заметить скопление астероидов? Вы проводили проверку систем до вылета?

Марсианские корабли чертовски надежные и прочные, но даже они не смогут выдержать прямое столкновение. Тем более, когда этот корабль не таких уж больших размеров.
Когда они облетели все опасные участки и полет стал спокойней, вся команда принялась действовать согласна протоколу, перезагружая и восстанавливая главные функции корабля.
- Не знаю, как мы не заметили астероиды… - тихо отозвался пилот, - но вот как мы не заметили этот корабль – вопрос намного интересней.
Дима выглянул в окно и, в принципе, был солидарен со всеобщим молчаливым охреневанием. Перед ними, не так уж далеко, находился огромнейший корабль совершенно незнакомой модификации. Никто из присутствующих никогда не видел подбного, да и не знал, какие на нем опознавательные знаки.
Марсиане косились в сторону землянина, а землянин просто молча офигевал. Нет. На Земле он тоже таких не видел. Хотя это вовсе не значит, что там нет сверхсекретных разработок.
- Невидимый режим?
- Поздно… и мы слишком близко…
- Ладно… хорошо… в любом случае, не думаю, что нам есть из-за чего переживать, - «если это Марс», рассуждал Дима, «то они не будут атаковать своих, а если Земля… то, по идее, они тоже не должны… но если это действительно секретная разработка, то лишние свидетели им могут быть не нужны, и это уже проблема». – Попробуй связаться хотя бы с какой-нибудь базой.
Если у них «на проводе» будет хоть кто-то, то они смогут подтвердить, что марсианский корабль был здесь, и что он был уничтожен намеренно. Его обломки найдут, и черный ящик тоже. Равно как и неопознанный объект, на который они случайно вышли.
- Не получается…
- Что значит «не получается»?
- То и значит, Хэвлок, я не могу поймать сигнал!
- Это поломка из-за астероидов?
- Нет… сигнал этого корабля мы ловим…
- И что… говорят?
- Запрашивают опознавательный код.
Дима усмехается нервно. Кто же в Солнечной системе может не узнать корабль Марса?

[nick]Dimitri Havelock[/nick][fandom]The Expanse[/fandom][lz]But it’s so hard to sign my own surrender; So hard to do what I’ve intended; So hard to leave what I’ve defended[/lz][sign]-[/sign][icon]https://funkyimg.com/i/34RUz.gif[/icon][status]If I could breathe[/status]

Подпись автора

Miroir
Dis moi qui est le plus beau
Quitte а devenir mйgalo
Viens donc chatouiller mon ego
Allez allez allez

https://funkyimg.com/i/34XnD.gif

+1

3

[nick]Spock[/nick][icon]https://i.pinimg.com/originals/b5/27/80/b5278049aaf2981a5a8f3daec1d11465.gif[/icon][fandom]Star Trek[/fandom][lz]Коммандер на звездолете "Энтерпрайз"[/lz]Космос огромен. Звезды, планеты. Галактики. Он не имеет границ. Их миссия доказать это. Точно узнать, что за пределами видимых небесных тел, окутанных непроглядной чернотой, есть кто-то, что-то еще. Нечто пока неизведанное и неизученное. Спок верил в успех миссии на 99%, 1% оставляя на непредвиденные обстоятельства, вроде гибели всего экипажа. Не значит, что ему хотелось подобного исхода событий — абсолютно нет, — но нельзя исключать все вероятности.
   Коммандер сидел в капитанском кресле и смотрел во тьму, изредка освещающуюся звездами. Тот же, кому в первую очередь полагалось сидеть в этом кресле — капитан Джеймс Т. Кирк — сейчас находился в медицинском отсеке. Но не по медицинским показаниям. Физически капитан, по словам доктора МакКоя, был полностью здоров. Джим, как он сам сказал: «пошел проведать» все того же доктора. Но, рассуждая логически, Спок прекрасно понимал, что с большой вероятностью — примерно 90–95% — этот визит скорее носит увеселительный характер. Проще говоря, капитан и доктор сидят сейчас в кабинете последнего и пьют. Спок не считал самовольную «отлучку» Джима — они оба знали, что Кирк не появится на мостике до завтрашнего дня — проблемой. Хотя коммандер и не видел смысла в подобном времяпрепровождении да и в общем не совсем это понимал.
   Просто сейчас наступило затишье. Ничего подозрительного или, выражаясь языком землян, интересного. «Энтерпрайз» больше недели — Спок мысленно подсчитал: «Звездная дата 16390.710382, значит, неделя и три дня». — фактически дрейфовал в космическом пространстве, не переключаясь на варп-скорость. Споку это казалось логичным: не имеет смысла самостоятельно искать себе неприятности. Хотя Джим не всегда прислушивался к этим словам коммандера, и тогда весь экипаж буквально носился по кораблю, пытаясь выбраться из сложившейся, затруднительной, а иногда, казалось, и вовсе безвыходной, ситуации. В такие моменты Спок сам готов был хвататься за голову или орать на капитана, чтобы у того в конце концов проснулось — или появилось — чувство самосохранения, потому что мозг у Кирка был, это вулканец мог утверждать со стопроцентной уверенностью. Ведь у Джима каждый раз получалось вытаскивать их. Но чаще всего времени на такие… профилактические меры не было.
   Поэтому сейчас, когда даже капитан решил расслабиться, Спок счел возможным просто наблюдать то, что происходит в космосе, не запрашивая сводки у мистера Сулу или у мистера Чехова. «Тоже своеобразное расслабление, хотя медитация, вероятно, оказалась бы действенней».
   Что ж, коммандер будет учиться на своих ошибках. Или, что маловероятно, поверит в закон подлости, который считает всего лишь «еще одним проявлением ненужных человеческих суеверий». Потому что, стоило ему принять решение «отдохнуть», в корабль ударила неизвестно откуда появившаяся звуковая волна. Спок подался вперед, будто пытался что-то разглядеть.
— Показания радаров? — голос был, как всегда отстраненно-спокойным, но внутренне Спок напрягся: впереди не было ничего подозрительного. Но это не значило, что этого «нечто» не было вне зоны их видимости. Да, «Энтерпрайз» пролетал мимо пояса астероидов, но Спок достаточно доверял и знал способности мистера Сулу, чтобы понимать: тот не допустил бы попадания корабля под град астероидов. И даже если допустить вероятность — все в тот же 1%, — что одна из каменных глыб задела обшивку, экипаж бы этого не заметил. «Энтерпрайз» был максимально защищен от внешних повреждений.
— Кроме астероидов, в пределах досягаемости — неизвестный сгусток энергии, который… только что исчез, и еще неопознанный летающий объект. Рассчетно он будет в зоне видимости в течение двух минут. Запрашиваю опознавательный код.
   Спок кивнул. Предпринимать что-то серьезное слишком рано: у них недостаточно информации, но нужно принять меры предосторожности.
— Мистер Чехов, все орудия в боеготовности?
— Так точно, коммандер.
   Кроме неопознанного объекта, Спока волновал неожиданно появившийся — одновременно с объектом, — и таким же образом исчезнувший сгусток энергии. Но вулканец не успел задуматься о том, что это могло быть...
— Это корабль, но его конструкция не подходит ни под один известный нам. Они отправили код, но, снова, его нельзя соотнести ни с одним из знакомых.
   «Что?» Спок приподнял бровь. Появилось желание подойти и проверить все самому, но на это не было времени. «Опять путешественники во времени?» Вероятность была, но, с другой стороны, в тот, единственный, раз, когда они сталкивались с подобным, предпосылки были другими. Спок хотел было вызвать Джима, но через секунду отказался от этой идеи: от капитана в том, даже предположительном, состоянии, в котором он находится, сейчас не будет никакой пользы.
— Свяжитесь с кораблем. Узнаем, что им нужно.
Спустя пару минут на экране появилось изображение. Это был мужчина, с виду одного возраста со Споком.
— Говорит коммандер USS «Энтерпрайз» Спок. Будьте любезны сообщить цель Вашего полета и пункт назначения.

+1

4

- Мы в зоне поражения орудий неопознанного корабля, - отчеканивает пилот дрогнувшим голосом. Его можно понять – они даже не успели проанализировать, что произошло, а в них уже целятся, да еще и непонятно кто.
- Приведи оружие в боевую готовность! – скомандовал Гэрри Олберт, бросившись к экрану, где красным сигналом была отмечена цель в виде их корабля.
Совершенно нелепый приказ, из-за которого Хэвлок нервно усмехнулся. У них корабль оснащен оружием, бесспорно. Но, даже не зная, с кем они имеют дело, можно легко предположить, что у противника пушки будут помощнее. Да хотя бы просто побольше. Марсианский, дай Бог, уничтожит часть, а вот их… их сотрут в пыль одним залпом.
На всей палубе чувствовались напряжение и паника. И, конечно, эта марсианская отличительная черта «идти до конца, за Марс!». Пусть даже никто не успел разобраться в ситуации.
- Это не лучшая идея. Наши орудия ничего не сделают им, а вот их, если они почуют угрозу с нашей стороны – вполне! – Конечно, на него глянули, как на типичного «землянина», с этой снисходительной усмешкой и презрением. Впрочем, ситуация сгладила недопонимание. Тем более, поступил входящий вызов.
- Хочешь мирных переговоров? Валяй. Уверен, это корабль Земли, вы найдете общий язык, - хмыкнул Гэрри, отступая назад.
Только вот когда на экран вышло изображение, дар речи потеряли абсолютно все. На мостике повисло молчание и всеобщее смятение. Марсиане начали молча переглядываться.

С экрана на них смотрел человек. Вроде бы… только очень странного вида и со странными манерами.

Все уже привыкли к тому, что энное поколение марсиан и астеров отличается от землян внешне в силу естественных физических особенностей тех мест, где они обитают. Можно было бы сказать, что этот процесс шел плавно и незаметно, но астеров от марсиан и землян отделяло огромное расстояние. Многие земляне до сих пор не бывали в космосе, а потому вид астеров для них с экранов новостей все еще был непривычен. Это и породило раскол между нациями. Хотя принято считать, что раскол начал именно Марс, решив отделиться. Но это уже не важно. Дмитрий предпочитал оставлять политику политикам. Ему все равно, кто ему платит. Для него человек, он и на Ганимеде человек.

И все же тот, кто сейчас с ними говорил, был не похож ни на землян, ни на астеров, ни на марсиан. Новые генетические изменения под влиянием особенностей космоса отпадали. Просто потому что… это было бы более массово, и они бы уже об этом знали. К тому же, странный вид был не только у этого человека, но и у всего корабля.
Что же. По крайней мере, было не заметно, чтобы к ним обращались с агрессией, это ведь хороший знак, да?

Значит, у них есть шанс договориться.

Спустя неловкие и очень долгие несколько минут молчания, которые, Хэвлок очень молился, будут приняты за сбой связи и задержку вещания, он сделал шаг вперед и все же заговорил.
- На связи Дмитрий Хэвлок. Это корабль Марса, MCRN Tullip, мы летим на Ганимед, у нас заказ на доставку груза, - уверенности, конечно, голосу Димы не хватало, но справлялся все равно достойно. В конце концов, это не самая стрессовая ситуация, в которой он умудрился побывать. Вспомнить хотя бы ту историю со случайным выстрелом во время построения. Но стоило ему скосить взгляд на пилота, как тут же запнулся. Мики пытался активировать оружие на корабле, но, к их всеобщему благу, ничего не вышло. Их корабль оказался поврежден чуть больше, чем они рассчитывали. У них не было навигации, оружия и бог знает, чего еще. Благо, что связь работала, но, видимо, не на большое расстояние, хотя убедиться в этом они еще не успели.
Теперь, когда Хэвлок знал, что никакую глупость его товарищи не смогут сделать, он почувствовал облегчение. Всего на секунду. Ведь раз у них нет оружия, то они не смогут и защититься в случае агрессии со стороны незнакомого корабля. Да, он сам говорил, что шансов у них нет, и все же так было бы спокойней.
Здесь стоило бы усмехнуться, что он думает как типичный землянин: «нам нужно такое же оружие и даже сильнее лишь для того, чтобы защищаться».

Что же, удачное время поменять историю и представление о землянах, да?

- Мы попали в зону астероидов, и наш корабль частично вышел из строя. Наша система навигации сбилась. Видимо, вместе с другими системами. Корабль не может опознать ваш… подтвердите название: UN «Энтерпрайз»? Это корабль Земли?

Самый важный вопрос, пожалуй, из всех, что здесь успели прозвучать. Каждый марсианин насторожился и затих, стиснув зубы в ожидании момента истины.

[nick]Dimitri Havelock[/nick][fandom]The Expanse[/fandom][lz]But it’s so hard to sign my own surrender; So hard to do what I’ve intended; So hard to leave what I’ve defended[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/34RUz.gif[/icon][sign]-[/sign][status]If I could breathe[/status]

Подпись автора

Miroir
Dis moi qui est le plus beau
Quitte а devenir mйgalo
Viens donc chatouiller mon ego
Allez allez allez

https://funkyimg.com/i/34XnD.gif

+1

5

[nick]Spock[/nick][icon]https://i.pinimg.com/originals/b5/27/80/b5278049aaf2981a5a8f3daec1d11465.gif[/icon][fandom]Star Trek[/fandom][lz]Коммандер на звездолете "Энтерпрайз"[/lz]Странности… А если точнее — непонятные, порой ставящие в тупик вещи присутствовали в жизни Спока постоянно, с момента поступления в Звездный Флот. Если не раньше, с детства. И они до сих пор имели место быть. Вулканец уже принимал их как некую константу. Подобный взгляд на увиденное, услышанное, на так или иначе возникающие… чувства помогал сохранять контроль. В крайнем случае внешний. Спок знал, что часть их миссии — открытия, наподобие обнаружения новой инопланетной расы. Как раз это чаще всего казалось его логичным и понятным: если бы не было ни единой предпосылки, их бы просто не отправили в эту экспедицию. Не имеет смысла искать что-либо, если этого «нечто» не может существовать с вероятностью 100%. Самыми неясными для Спока были и остаются эмоции. Большинство чувств иррационально, не имеют под собой веских оснований. Он думал так до сих пор, хотя и уже научился принимать некоторые из них как само собой разумеющееся. Например, печаль, горе или радость. Или счастье?.. Вулканцу определенно еще стоило учиться тому, чтобы отличать их оттенки. И он мог бы, если бы приложил достаточно усилий, возможно, прочел бы несколько книг. Если бы действительно считал подобные исследования необходимыми. Спок предпочитал проводить свободное от работы время более продуктивно: за медитацией или игрой с Джимом в шахматы.
   И хотя вулканец не обращался к теории вероятности или статистике, вполне обосновано сомневаясь, что кто-то из ученых анализировал подобные закономерности, но, видимо, пришло время, чтобы его озадачила их миссия. Потому что… Учитывая все свои знания и опыт, Спок мог с уверенностью в 98,3% утверждать, что на экране перед ним человек. Но вопросов этот факт создавал только больше. Тот был не из Звездного Флота. Такое заключение можно было сделать из-за отсутствия у мужчины выправки, а с формальной точки зрения — из-за обычной одежды. К тому же, корабль, даже если основываться на том небольшом участке изображения, которое предоставляла камера, также не принадлежал Звездному Флоту. Насколько коммандер помнил лекции со времен Академии, даже первые прототипы были не такими. У Спока даже не возникало вариантов, чьей планете или организации он мог бы принадлежать. Это создавало некоторые неудобства. Но то, что с первым помощником сейчас разговаривал именно человек, могло бы… успокаивать, но не настолько, чтобы выводить орудия из боевой готовности. Они не имели ни малейшего понятия, что это за люди, — если вулканец все-таки прав, — и что им нужно. А еще — откуда они появились. Где-то на периферии сознания все еще мелькала информация о появившемся на несколько секунд сгустке энергии. «Следует изучить этот вопрос позднее».
   Сейчас первостепенной задачей было понять, на какой корабль они наткнулись: мирный или враждебный. Спустя несколько секунд тишины Спок уже собирался спросить, работает ли связь, но человек наконец заговорил, представившись Дмитрием Хэвлоком. То, что он говорил дальше: название корабля, некий «Ганимед» — все это было не знакомо Споку и, судя по озадаченным лицам вокруг, остальному экипажу тоже. Старпом повернулся к энсину, который заменял его на научной станции, с намерением отдать приказ срочно проверить полученную информацию, но тот, видимо, уже успел это сделать. В ответ на вопросительный взгляд коммандера последовало качание головой. Спок едва заметно нахмурился. Нужно было проверить все самому, но на это не было времени. Переговоры имеют более важное значение.
   Когда Дмитрий Хэвлок переспросил название корабля, исказив его, вулканец нахмурился сильнее, но недостаточно, чтобы это привлекло внимание или вообще было заметно кому-то из людей. Старший помощник не мог утверждать, что человек не врет, но если он действительно не узнает корабль Звездного Флота… Что это могло значить? В голове коммандера уже начали мелькать возможные вероятности, «но все это лишь гипотезы», необходимо было получить больше данных. Хорошо, что этот Дмитрий Хэвлок, кем бы тот ни был, судя по спокойному, для людей, тону и тому, что он без возражений исполнил, хотя и в мягкой форме, но требование, был не против сотрудничества.
— USS «Энтерпрайз», — все также спокойно ответил Спок, сделав акцент на сокращении, внимательно следя за реакцией человека на экране, — корабль Звездного Флота, — он помедлил всего на секунду, а затем все-таки добавил, — организации Объединенной Федерации Планет, — коммандер практически чувствовал направленные на него вопросительные, во многом недоумевающие, взгляды экипажа. Не в правилах Спока было утверждать очевидное или то, что знал каждый. Но таким образом старпом хотел проверить одну из своих гипотез.
   Но даже если она подтвердится, еще оставались вопросы, которые необходимо было выяснить, чтобы решить: стоит ли доверять экипажу неизвестного корабля.
— Вы упомянули доставку груза. Ваш корабль выполняет торговые функции? Какова сущность груза? — ответ на этот вопрос, даже учитывая неизвестное название корабля и незнание о том, что такое «Ганимед», во много определит дальнейшие действия экипажа «Энтерпрайз» в целом и коммандера Спока в частности.

+1

6

«USS «Энтерпрайз».

Такое ощущение, словно время стало чем-то осязаемым, липким, словно желе, и замедляющим не только движения, но и ход мыслей. Или только Дмитрию так показалось? Неожиданно даже для того, чтобы просто повернуть голову, нужно было приложить титанические усилия.

«Организации Объединенной Федерации Планет».

Но нет. Он смотрит на своих коллег и видит на их лицах точно такое же выражение, которое, вероятно, должно было изображать и его. Словно по голове тебя ударили чем-то очень тяжелым, оглушая и выбивая почву из-под ног.

Нет…

Намного хуже.

Словно чем-то тяжелым ударили по твоей реальности, сотрясая все старые основы, а в новые ты еще не можешь поверить. Очень хочется проснуться. Но судя по нарастающей головной боли, Хэвлок не спит.
Может, астероиды пробили в их корабле брешь, и у них кислородное голодание? Нет, Дима проходил тренировки. Видел наблюдения. Люди ведут себя совершенно не так. Когда не хватает воздуха, у всех подопытных наблюдалась одна важная черта: они не боялись. Просто не осознавали опасность. Страх не был включен в эту парадигму, а Хэвлок как раз чувствовал где-то под ребрами зарождающийся страх. Человеку ведь свойственно бояться всего, о чем он не имеет понятия. Но сейчас масштабы этого страха были намного больше.

Если отбросить в сторону кислородное голодание [а корабль бы обязательно включил тревогу, если бы оно было], то остается лишь принять тот факт, что перед ними действительно Корабль Объединенной Федерации Планет. Это совершенно не те масштабы, с которыми они привыкли работать.
Во-первых, это значило, что они столкнулись с жизнью вне их солнечной системы. Точнее… эта жизнь столкнулась с ними… или нет? Надо будет уточнить у капитана, заработала ли система навигации…

Хэвлок выдохнул и на секунду закрыл глаза, потому что голова начала кружиться от одной лишь догадки, что система навигации всё это время работала корректно. И что местоположение, которое она указывала было верным. И что не просто так на карте не высвечивался ни один знакомый объект солнечной системы.

Молчание затянулось. Никто даже не пытался перешептываться. Все только смотрели друг на друга, словно резко потеряли способность говорить. Хэвлок же уцепился за единственное, что у него было – за их груз. Единственная частичка мира, которая осталась неизменной. Да, у них был груз и было задание. Надо сосредоточиться на этом, а не умирать в бездне загадок вселенной. Они не ученые. Они солдаты. Думать – не их задача… И как было бы хорошо, если бы это было правдой – мыслей у Хэвлока вечно целый рой, а уж эмоций и того больше, но зато он очень исполнительный. И да, сейчас он тоже должен выполнить порученное им задание, которое никто не отменял. В конце концов, так появляется хоть какой-то смысл в том, чтобы нанимать охрану для пересылки товара.

- Мы лишь охраняем груз. Никаких специальных распоряжений касательно него выдано не было, поэтому опасности он не представляет. Ганимед – средоточие медицины и плантаций. Так что, либо там безвредные медикаменты, либо усовершенствованные виды растений, - такая бесполезная информация, но такая нужная сейчас для него самого, да и, кажется, для остальных. Кусочек их привычного мира.

Хэвлок не знает, хорошо это или нет, что такой огромный и мощный корабль, что они видят, принадлежит не Земле… иногда ему казалось, что «баланс» сил хуже, чем преобладание одного над всеми другими. Потому что на данный момент гонка вооружений разрасталась лишь больше.

- Мы не представляем угрозы. Прошу снять наш корабль с прицела, а то мы тут чувствуем себя как муравьи под лупой в солнечный день, - Дима нервно усмехнулся. Дурацкая шутка, чтобы хоть как-то разрядить обстановку. Но, вообще-то, хотелось просто закрыть глаза, уткнуться лицом в ладони, а потом очнуться уже сразу на Ганимеде.

- Если это возможно, нам бы не помешала помощь… кажется, мы немного заблудились.

[nick]Dimitri Havelock[/nick][fandom]The Expanse[/fandom][lz]But it’s so hard to sign my own surrender; So hard to do what I’ve intended; So hard to leave what I’ve defended[/lz][icon]https://funkyimg.com/i/34RUz.gif[/icon][sign]-[/sign][status]If I could breathe[/status]

Подпись автора

Miroir
Dis moi qui est le plus beau
Quitte а devenir mйgalo
Viens donc chatouiller mon ego
Allez allez allez

https://funkyimg.com/i/34XnD.gif

+1


Вы здесь » Nowhere[cross] » [no where] » Враг или друг? [Star Trek]